2. в греческом языке существует три слова для обозначения понятия «слово» «эпос», «логос» и


Взгляды Горация на поэзию и творчество («Послание к Пизонам», «Наука поэзии»)



жүктеу 1.87 Mb.
бет12/12
Дата09.09.2017
өлшемі1.87 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

54. Взгляды Горация на поэзию и творчество («Послание к Пизонам», «Наука поэзии»).

С самого начала своей литературной деятельности Гораций выступает как сторонник содержательной поэзии и как мастер стиха, виртуоз метрической формы. Он становится в оппозицию как к безыдейности неотериков, так и к архаистическому преклонению перед древними поэтами Рима, и ориентация на греческих.

Раннее творчество Горация имеет агрессивно-полемический характер; отливается оно в форму ямбографии или сатиры. Ямбографические стихотворения под заглавием «Эподы». Эподом называлась в античности одна из строфических форм — двустишие, в котором второй стих короче первого. Первые эподы создавались ещё в то время, когда двадцатитрехлетний Гораций только вернулся в Рим, после битвы при Филиппах 42 г. до н. э.; они «дышат ещё не остывшим жаром гражданской войны». Другие были созданы незадолго до публикации, в конце войны между Октавианом и Антонием, накануне битвы при Акции 31 г. до н. э. и сразу после неё. Сборник также содержит «юношески пылкие строки», обращенные к недругам поэта и «пожилым прелестницам», домогающимся «молодой любви».

Гораций начинает с политической поэзии, с пылкого протеста против непрекращающихся гражданских войн (7-й эпод).

2-й эпод прославляет прелести сельских занятий, любовные стихотворения.

Гораций предпочитает выбирать противников, представляющих общественную опасность. Стремление подняться над субъективизмом неотериков;

На пути Горация, как лирического поэта, «Эподы» являются первым шагом к строго классическому стилю.

Гораздо более продуктивным оказывается Гораций в области сатиры.

проблема индивидуального счастья становится отныне центральной для всей поэзии Горация.

Счастье, по Горацию, — в «золотой середине» (это выражение ему и принадлежит), в довольстве малым, как источнике внутренней независимости и господства над страстями, в безмятежном и умеренном наслаждении благами жизни.

Ложные пути к счастью, погоня за мнимыми благами — основной объект сатиры Горация; она направлена против суетных стремлений, корыстолюбия, жажды почестей, тщеславия, непостоянства, зависти. Тон сатиры оказывается смягченным , издевка заменяется иронией, поэт хочет сговорить правду, смеясь».

Сатиры свои Гораций называет «Беседами» некоторые сатиры построены как рассуждения на морально-философские темы — о недовольстве судьбой и корыстолюбии, об обхождении с друзьями и т. п

Гораций отстаивает право сатирика на свободное обличение пороков

Сознательность творчества — характерная черта Горация. Будущий автор «Науки поэзии» Наметившийся в эподах переход к лирике размышления определил собою на ряд лет творческие интересы поэта. В 23 г. он выпускает три книги лирических «Стихотворений» (Carmina); античные комментаторы называют их иногда одами, и это греческое наименование укрепилось в позднейшей литературе о Горации.

Язык Горация, как и сюжет его стихотворений, чаще всего прост и ясен. Если и встречаются некоторые неясности или погрешности, то это вызвано обычно трудностями адаптации латинского языка под греческие лирические размеры.

В «Сатирах» Гораций не нападает на изъяны своих современников, но только демонстрирует их и высмеивает; изменять поведение людей или «наказывать» их Гораций не мыслит. Гораций не «брызжет яростью», но обо всем говорит с веселой серьёзностью, как человек доброжелательный. Он воздерживается от прямых порицаний, приглашает к размышлению о природе людей, оставляя за каждым право делать собственные выводы. Он не затрагивает актуальную политику и далек от личностей, его насмешки и поучения имеют общий характер.

Оды отличаются высоким стилем, который отсутствует в эподах и от которого он отказывается в сатирах. Воспроизводя метрическое построение и общий стилистический тон эолийской лирики, Гораций во всем остальном идет по собственному пути. Как и в эподах, он использует художественный опыт разных периодов и часто перекликается с эллинистической поэзией. Древнегреческая форма служит облачением для эллинистически-римского содержания.

По форме, содержанию, художественным приемам и разнообразию тем «Послания» сближаются с «Сатирами», с которых поэтическая карьера Горация начинается. Гораций сам указывает на связь посланий с сатирами, назвав их, как раньше «Сатиры», «беседами» («sermones»); в них, как до этого в сатирах, Гораций использует дактилический гекзаметр. Комментаторы всех периодов считают «Послания» значительным шагом в искусстве изображения внутренней жизни человека; сам же Гораций даже не причислял их к собственно поэзии. 13 г. - 4-ая книга из «Од» - посвящена Августу

2-ая книга «Посланий» - посвящ вопросам лит-ры. Сост из 3-х писем: Августу, второе и «Послание к Писонам».

идеи


• поэт должен быть образованным человеком, мыслителем

• поэзия – не развлечение


«Наука поэзии» не покоится на каких-либо глубоких философских основах. Произведение Горация относится к типу «нормативных» поэтик, содержащих догматические «предписания» с позиций определенного литературного направления. Поэзия вообще, поэтическое произведение, поэт — этот ход изложения у Горация. Свободная форма «послания» позволяет ему остановиться лишь на некоторых вопросах, более или менее актуальных, с точки зрения борьбы литературных направлений в Риме. «Наука поэзии» — как бы теоретический манифест римского классицизма времени Августа.

С самого начала своей деятельности Гораций вел борьбу против безыдейных направлений. Как теоретик, он осуждает «бессодержательные стишки и звучные пустячки» и подчеркивает основополагающее значение содержания: «мудрость — основа и источник истинного литературного искусства». Гораций требует философского образования для поэта. Отсутствие внимания к форме — это то, чем страдала древняя римская литература. Идеал — «мешать полезное с приятным». Поэтому Гораций признавал за поэзией как учительное, так и развлекательное значение и считал техническую выучку столь же необходимой для поэта, как и талант

Эстетика «Наука поэзии» — классицистическая. Произведение должно быть простым, целостным и гармоничным. Асимметрия, отступления, описательные экскурсы, манерность — все это нарушения канона красоты.

Из отдельных поэтических жанров Гораций подробно останавливается только на драме. Устанавливаемый им канон предполагает трагедию классического типа. Тенденции позднейшего времени к отрыву хора от действия, к развитию повествовательной стороны и к сильным зрительным эффектам Гораций отвергает. К эллинистическим теориям восходит известное правило о том, что трагедия должна состоять из пяти актов; оно стало впоследствии одной из основных норм трагедии европейского классицизма.

Кодекс классицизма- горацианское послания

Гораций очень скоро был признан «классиком Значение Горация в том, что он, стоя; на пороге новой эпохи, относившейся с более повышенным интересом к внутреннему миру человека, оставался на почве античного материализма и сохранил оптимистическое миросозерцание, выработанное прошлым.



55. Римская элегия. Элегии Овидия.

Этимология слова «элегия»» неясна. Древние считали, что оно имеет греческое происхождение и означает «плач» или, возможно, «хвала»: и то и другое входило в погребальный отряд.


Не случайно в новых языках прилагательное «элегический» синонимично словам «грустный», «печальный», «меланхолический» и им подобным.
Формальный признал элегии – стихотворный размер «элегический дистих»: гексаметр, чередующийся с производным от него пентаметром.
В Риме первые сборники элегических поэтов появляются лишь в эпоху Августа: в 29г. До н. э. книгу своих элегий на темы любви публикует Проперций, спустя некоторое время – Тибулл. В течение всего лишь десятилетия с небольшим выходят в свет остальные сборники этих авторов, а также «Любовные элегии» Овидия.
Обстоятельный рассказ о любовных переживаниях, которые автор представляет как свои собственные, становятся неотъемлемой чертой римской элегии конца I в. до н. э. Тибулл и Проперций защищают свое право на любовь как главную ценность в жизни. Когда они говорят «жизнь», следует понимать – «поэзия», и когда они отстаивают жизнь, отданную любви, они ратуют за право творить по собственному усмотрению, без каких – либо ограничений со стороны.
Литературная деятельность Тибулла и Проперция – не что иное, как реакция поэта на попытки правящих кругов вторгнуться в духовный мир поэта и посягнуть на свободу его творчества.
Художественные средства выражения и ученый реквизит для своих произведений римские элегики черпали у поэтов – александрийце, облекая в уже найденные литературные формы собственный жизненный опыт, личные чувства и переживания.
Традиционное противопоставление римской элегии и греческой имеет прямое отношение к проблеме происхождения литературного жанра римской любовной элегии. Согласно знаменитой теории, любовная элегия у римлян появилась в результате разрастания александрийской эротической эпиграммы в большое стихотворение, написанное элегическим дистихом. Определенный вклад греческой эпиграммы в становлении римской элегии сомнений не вызывает, но чрезмерно акцентировать этот момент было бы ошибкой.
Альбий Тибулл родился в Лации, в зажиточной семье римского всадника. Находясь в Риме, Тибулл сблизился с Мессалой и стал членом его литературного кружка, в который входили Лигдам, Сульпиция, молодой Овидий и другие поэты. Он был дружен с Горацием, посвятившим ему несколько стихотворений.
Под именем Тибулла до нас дошло несколько книг, из них только две, безусловно, принадлежат ему. В 1-ю книгу входят 10 элегий, 5 из которых посвящены замужней женщины.
Во 2-ой книге воспевается другая женщина, выведенная под именем Немесиды.
В сравнении с другими поэтами эпохи Августа Тибулл уделяет мало внимания прославлению Рима, хотя эта тема в его произведениях все же присутствует.
В элегиях Тибуллла легко обнаруживаются следы влияния греческих, прежде всего александрийских поэтов.

Выделяется три периода его творчества:

1) 20 г до н.э. – 1 г н.э. Слава, сборники элегий. Последняя стадия совершенства римской элегии, начинается путь обратно, превращение в игрушку. Овидий берет условное имя Коринна, но тут же оговаривается, что это собирательный образ. Сразу игра. Себя он называет не влюбленным, а игроком в любовь. Сборник любовных элегий называется «Любови». Нет истинного чувства. Пародия на Катулла. Из субъективного и искреннего появляется обобщение. «Любовные послания героини» - большая доля искренности. Этот период – 3 дидактические новеллы. «Средства для лица», «Наука любви» и «Средства от любви».

2) 1-8 гг Понимает, что попадает в опалу. Пишет две монументальные мифологические поэмы «Метаморфозы» и «Фастф» от фаст-календарь. Задача описать все 365 дней и праздники, пишет только 6 книг, потом в ссылку.

3) 8-17 гг. «Скорбные элегии» и «Послания с Понта». Это субъективные элегии, не понимал, почему в опале.

не был склонен идеализировать прошлое

хотел восстановить старинную мораль и гражданскую былую доблесть

в своих ранних «песнях любви» он выступал, как изнеженный эпикуреец, самый яркий представитель римской любовной элегии.

Дошедший до нас сборник «Любовных стихотворений» в трех книгах . мы снова встречаемся с серенадой, с наставлениями сводни, с корыстолюбивыми красавицами и соперником-воином, но Овидий отличается совершенно иным отношением к действительности и к литературному материалу и иными стилистическими приемами, чем его римские предшественники. Он не согласен в идеологической политике империи это — официальное преклонение перед прошлым и лозунг возрождения старинных добродетелей: к брачному законодательству Августа Овидий относится с нескрываемой иронией. «Влюбленный поэт» выступает уже вне отрыва от современности, не на фоне сельской идиллии или мифа, а в обстановке светской жизни Рима и римской улицы. Это приводит к «снижению» жанра; идеализованная любовь элегии огрубляется или становится предметом иронической игры. Овидий не претендует на изображение серьезного и глубокого чувства

Другое значительное, отличие Овидия от его предшественников состоит в том, что Овидий переносит в поэзию принципы декламационного («риторического») стиля. Это выражается, прежде всего, в нескончаемых вариациях одной темы. Целая элегия (I, 9), величиной в 46 стихов, построена на «обыгрывании» мысли, что влюбленный представляет собой воина на службе у Амура; Овидий нередко берет отдельный мотив, намеченный кем-либо из более ранних поэтов, и расширяет его помощью декламационной обработки до размеров большого стихотворения. Безнадежное «ненавижу и люблю» Катулла получает шутливо-игровое развертывание, а «смерть воробья» того же Катулла разбухает в большую элегию о скончавшемся попугае Коринны (поэтесса)

Декламационный стиль стал преобладающим в литературе периода империи, и творчество Овидия открывает в этом отношении новый этап развития римской поэзии.

В своем следующем сборнике «Героини»- Все письма в сущности на одну тему: разлука». тоска, одиночество, муки ревности, горестные воспоминания о начале несчастной любви, мысли о смерти, мольба о возвращении. В этой области поэт оказался большим мастером; как художественное раскрытие психологии любви,

Римской элегии изначала свойственна была претензия на «учительную» роль в сфере любви (стр. 402). Овидий делает из этого последовательный вывод и завершает свою деятельность певца любви «дидактическими» произведениями. «Наука любви» представляет собой пародийно-дидактическую поэму в стиховой форме элегии .Овидий дает своей первой части тот же заголовок — «нахождение» предмета любви; вторая часть — как добиться любви, третья — как эту любовь удержать. Наставления даются сперва для мужчин (кн. 1 — 2), затем для женщин (кн. 3). Изложение мифологическими повествованиями, бытовыми сценками, но никогда не подымается над уровнем «шаловливой любви», временных связей между знатной молодежью и полупрофессиональными гетерами.

Книгу «Скорбных стихотворений» (Tristia) в элегическом размере. Прекрасная элегия (I, 3) описывает последнюю ночь, проведенную в Риме; другие содержат рассказы о невзгодах пути, о бурном плавании, обращения к жене и друзьям, которых он даже не рискует называть по имени.


56. Мифологическая поэма Овидия «Метаморфозы». Жанровое своеобразие, композиция, стиль.

«Метаморфозы» - мифологическая поэма. Жанр поэмы Овидий определил сам: «песнь вечная», «кармен перпетуум». Это название очень важно. Римляне не создали философии, попытка Цицерона не удалась. Овидий считается несерьезным автором из-за первого периода творчества. Но он задумывается о проблеме вечности жизни во вселенной. Жизнь вечна благодаря превращениям – эпикуры и пифагорейцы. Его герои сохраняют душу, но меняют материальную оболочку. Овидий пытается все греческие мифы подверстать под превращения – 250 сюжетов. Берет и связанные с родственниками превращенного и с местом превращения. Идея превращения связана с идеей движения. В ней много глаголов, нет затянутости (повторов, ретардации). Композиция: 15 частей, каждая посвящена одной теме. Ни одна из тем не заканчивается с концом части. Внутри они состоят из разного: элегии, послания, речи, диалоги, новеллы. Ни одна новелла не заканчивается с главой. Этим показана взаимосвязь всего в мире. Использует минимум художественных средств. Отбирает самое главное, тоже для идеи движения. Медея собирается сварить зелье, надо за травой облететь 14 областей Греции, каждая область характеризуется одной деталью (Этна-вулкан). Уже в самом начале мы встречаем философское основание, в 15 песне выступает сам Пифагор. Овидий был знаком с христианством. Начало поэмы напоминает Библию. кн 1: сотворение мира из Хаоса. описание четырех веков, потопа, превращение Дафны в лавровое дерево.

век золотой народился, все круто и справедливо, безопасность, мир, не было войны, не путешествовали, земля все сама приносила, реки текли молока, струились реки нектара…

Сатурн → в тартар низвергнут → миром владел Юпитер → серебряный век → хуже

разделил он четыре времени года → мерзкая погода → дома → медный век – суровее, склонен к ужасающим браням, но не преступный → железный век – худший, все справедливое пропало → обманы, коварство, насилье, война, вражда

кн 2: миф о Фаэтонте, сыне Солнца, попросившем у отца его колесницу и чуть не сжегшем землю – пожар.

кн 3: о Нарциссе, отвергшем любовь нимфы Эхо, но влюбившемся в свое собственное изображение

кн 4: новелла о несчастной любви Пирама и Фисбы, получившая огромное распространение в европейской литературе

кн 6: сказание о Ниобе, гордившейся своими детьми и потерявшей их за высокомерную похвальбу

кн 7: о ревнивой любви Кефала и Прокриды

кн 8: несчастный полет Дедала и Икара, идиллия Филемона и Бавкиды

кн 10: сказание об Орфее и Эвридике, любовные мифы, рассказываемые Орфеем

кн 11: преданная любовь Кеика и Галькионы

Заключительная книга содержит изложение учения Пифагора о переселении душ.

• эпическая поэма в гекзаметре

• состоит из 15 книг, 250 сказаний, имеющих своим финалом превращение

• Овидий задумал «непрерывную поэму» - от сотворения мира, превращения хаоса в космос, к историческим временам до новейшей «превращения» Цезаря в комету, вышел сборник

• методы объединения:

1. по циклам (аргосские мифы, фиванские, аргонавты, Геракл, Эней и его потомки)

2. по сюжету - близкие или контрастные

3. «рамочный» метод, одно предание внутрь другого как рассказ кого-либо

• стремится именно к пестроте и разнообразию повествований, избегает однообразия (меняется величина, подробность изложения, тон и настроение)

• чередует грустные и веселые картины, трогательные и ужасные, возвышенные и смешные

• любовные темы: идиллическая жизнь бедной и благочестивой старой четы

• боевые сцены, сражения

• драматические монологи (Медея), «словесные состязания» (спор Аякса и Одиссея об оружии Ахилла).

• стиль короткого, напряженного и эмоционально окрашенного повествования

• В последних частях поэмы Овидий переходит от греческих сказаний к италийским и римским



Поэма состоит из 15 книг. Это увлекательное, живо написанное произведение с массой персонажей, с постоянной сменой места действия. Овидий собрал около 250 мифов о превращениях. Разрозненные мифы с различными героями соединены здесь в единое целое. Для придания единства произведению поэт пользуется различными приемами: он объединяет мифы по циклам (фиванский, аргосский и др.), по сходству персонажей, по месту действия. Часто придумывает связующие звенья между разнородными легендами. Как искусный рассказчик, он пользуется приемами рамочной композиции, вкладывая повествование в уста различных героев. Поэма начинается с рассказа о сотворении мира из беспорядочного хаоса, а кончается философским заключением Пифагора. Пифагор говорит о вечной изменчивости и чудесных превращениях, происходящих в окружающей природе, призывает не употреблять в пищу мясо живых существ. Подобно своим предшественникам (Вергилию, Лукрецию), Овидий стремится дать философское обоснование избранной им темы. Однако у него это заключение не влияет на все произведение в целом. Овидий сосредоточивает внимание на образах действующих лиц, на их приключениях и переживаниях, на описании той обстановки, в которой происходит действие.
«Метаморфозы» воспроизводит заглавие, данное Парфением. Овидий задумал не сборник сказаний, а связное целое, «непрерывную поэму», в которой отдельные повествования были бы нанизаны на единую нить. Это — прежде всего хронологическая нить. Поэма движется от сотворения мира, которое является первым «превращением», превращением первозданного хаоса в космос, к историческим временам, вплоть до новейшей официально признанной «метаморфозы», «превращения» Юлия Цезаря в комету. Выдержать видимость хронологического расположения материала возможно было лишь в начале поэмы (сотворение мира, четыре века, потоп и т. д.) и в ее заключительных частях, со времени Троянской войны. Римским мифам специально посвящены «Фасты». Овидий поставил перед собой ту задачу, над которой в свое время начал работать Проперций, создание серии повествовательных элегий о преданиях и обрядах римского культа, как древнеримского, так и позднейшего, эллинизованного. Это произведение должно было быть проникнуто духом официальной идеологии, которую поэт прежде отвергал, и Овидий собирался посвятить его Августу. Основное содержание «Фастов» — сказания, связанные с римскими праздниками. Мифы греческого происхождения и италийский фольклор чередуются здесь с рассказами из римской истории, как легендарной, так и более поздней, вплоть до событий современности. Особенно подчеркнуты дни, являющиеся памятными для императорского дома. В некоторых случаях сказания «Фастов» дублируют сюжеты «Метаморфоз»; на этих примерах отчетливо видно различие между изложением эпической поэмы и взволнованным, неровным стилем элегического повествования. Несмотря на желание прославлять старину, Овидию лучше всего удаются шутливые и любовные темы.
Соединение фантастики с реальностью характерно для всей поэмы Овидия. Его герои, с одной стороны, сказочные мифологические фигуры, с другой - обыкновенные люди. Повествование не усложнено никакими глубокомысленными рассуждениями. Так, в рассказе о Фаэтоне подчеркнуты простые, понятные всем черты внутреннего облика: самоуверенность молодости, мудрость и нежная заботливость зрелости. Эта доступность, легкость и поэтичность рассказа обеспечили поэме Овидия широкую популярность в древнее и новое время. С античной мифологией в увлекательном изложении Овидия читатель нового времени знакомился обычно по этой широко известной и любимой уже в средние века поэме. Многие рассказы дали материал для многочисленных литературных произведений, опер, балетов и картин: описание четырех веков и рассказ о любви Аполлона к нимфе Дафне, превратившейся в лавровое дерево (I кн.), миф о красавце Нарциссе, влюбившемся в собственное изображение, и нимфе Эхо (III кн.), о гордой Ниобе, оскорбившей Диану (VI кн.), о полете Дедала и Икара (VIII кн.), о скульпторе Пигмалионе, создавшем статую прекрасной женщины и влюбившемся в свое создание (X кн.), о нежных супругах Кеиксе и Галькионе (XI кн.) и др.

Превращения в "Метаморфозах" - обычно результат вмешательства богов в судьбу героев. Иногда они вызваны несправедливой злобой божества или являются заслуженной карой за проступок действующего лица. Подчас, спасаясь от грозящей беды, персонажи поэмы сами молят богов об изменении своего внешнего облика. Так, нимфа Дафна, которую преследует влюбленный Аполлон, обращается к своему отцу, богу реки Пенею, с просьбой о помощи:



Описания Овидия чрезвычайно наглядны, он видит рисуемую картину во всех подробностях. Эта наглядность описаний дала возможность художникам эпохи Возрождения снабдить издания "Метаморфоз" серией живописных иллюстраций.
Богатство античной мифологии позволило Овидию изобразить в поэме самые различные персонажи. Перед читателями проходят герои различного возраста и пола: юноши, скромные девушки, старики и старухи, зрелые, умудренные жизнью мужи. Наряду с богами и царями выступают и простые смертные: кормчий Главк, старики Филемон и Бавкида, юные влюбленные Пирам и Тисба, скульптор Пигмалион и др. Их чувства, как и характер персонажей, различны: тут и жестокий деспот Терей, и самовластный надменный Пенфей, бесхитростная юная Каллисто, надменная богиня Юнона. Герои Овидия - это в сущности его современники, но как бы перенесенные в сферу мифа, опоэтизированные и облагороженные.
Каталог: study
study -> 1. Эпоха романтизма. Основные черты романтического художественного мира
study -> Новая история (7 класс)
study -> Вопросы к экзамену по дисциплине «Основы творческой деятельности журналиста»
study -> Курсовая работа по литературе стран изучаемого языка студентки III курса факультета международных отношений группы л-301
study -> Учебно-методическое пособие (для специальности рэнгм) Ижевск 2005 (075) ббк 26. 325. 31
study -> Страноведение и лингвострановедение. Вопросы к экзамену на зимнюю сессию (1курс)
study -> Интервью по телефону. Напишите справку/бэкграунд по теме, используя интернет-источники


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет