А. Н. Смирнова «боян бо вещий…»



жүктеу 114.18 Kb.
Дата25.09.2018
өлшемі114.18 Kb.
түріСборник

Ярослав Мудрый. Проблемы изучения, сохранения и интерпретации историко-культурного наследия : сборник материалов Всероссийских научно-практических конференций, Ярославль, 2008–2013 [Электронный ресурс] / Управление культуры мэрии г. Ярославля, МУК «Централизованная система детских библиотек г. Ярославля», Центральная детская библиотека имени Ярослава Мудрого. – Ярославль : ЦДБ им. Ярослава Мудрого, 2013. – эл. опт. диск (CD-ROM).

УДК 94(47).026; ББК 63.3(2)41; Я 76; ISBN – 978-5-91722-140-3
А. Н. Смирнова
«БОЯН БО ВЕЩИЙ…»:

ОБРАЗ ЛЕГЕНДАРНОГО ПЕВЦА В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ
Ежегодно экспозицию «Слово о полку Игореве» посещает более 20 000 человек. Наблюдения в течение нескольких последних лет позволили прийти к заключению, что среднестатистический взрослый посетитель, не имеющий специального образования, обычно после школы не перечитывает это произведение. И, как следствие, имеет весьма туманные представления о героях «Слова». В большинстве случаев вспоминают князя Игоря, имя которого звучит в названии поэмы, иногда Ярославну, и, что может показаться с первого взгляда случайным, – называют Бояна, легендарного певца, упоминаемого в зачине и далее, в тексте поэмы, всего 7 раз.

Почему читатели запоминают Бояна наряду с главными героями «Слова»? Возможно, в культурном сознании русского человека этот образ занимает особое место. Для проверки этого предположения обратимся к тексту поэмы и к истории ее изучения.

Автор «ироической песни» создает яркий поэтический образ Бояна, наделяя его эпитетами «вещий», «соловей старого времени», «Велесов внук». Первый из них, как объясняет Ф. И. Буслаев, имеет глубокое значение: «В языческие времена поэт почитался человеком знающим, мудрейшим, потому и назывался вещим, а следовательно был вместе и чародеем» [6].

Творя песнь, Боян «растекашется мыслию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы» [28]. «Вещие персты Бояна», перебирающие струны, уподобляются десяти соколам, пущенным на стадо лебедей. Он скачет соловьем по мысленному древу, летает умом по подоблачью, рыщет по тропе Трояна через поля на горы.

Образ легендарного певца обретает в «Слове» не только поэтические, но и мифологические черты, потому что «слово есть вместе и действие, поступок человека, так и поэзия получает название от понятия о деле» [6]. Бояна можно сравнить с древнегреческим Орфеем, с героем финского эпоса «Калевала» Вяйнемёйненом, который своим поэтическим словом «напевает» «мысленное древо»:

Начал старый Вяйнямёйнен,

Начал петь весьма искусно

И напел златую ёлку –

Верх и ветви золотые,

Поднялась вершиной в небо,

Головой уперлась в тучи... [16].

Боян своими песнями тоже умел выращивать таинственное мысленное древо, создавать мифические миры и картины, в которые органично входили события народной жизни, военных походов. Не случайно в примечании к «Слову» в Екатерининской копии имя Бояна толковалось как «разскащик, словесник, вития» [12], происходящее от слова «баять», что значит «говорить»; а Ф. И. Буслаев связывал имя Бояна со словом, с речью, с роком, то есть с судьбой [6]. Упоминание о таких творящих мир певцах сохранила и русская былина «Вавило и скоморохи», а образ мысленного древа перекликается с описанным в древней скандинавской поэзии мировым древом – ясенем Иггдрасиль.

По мнению В. П. Адриановой-Перетц, «отраженное» упоминание Бояна, утратившее богатство и красочность образов «Слова о полку Игореве», мы находим в «Задонщине». В этом памятнике 80-х гг. XIV в. Боян превращается в «гораздого гудца в Киеве», «который пел «славы» князьям, сопровождая пение игрой на гуслях» [1].

Открытие «Задонщины» состоялось лишь в 1852 г., а до этого времени поэтико-мифологические образы «Слова» оставались единственным источником представлений о древнем поэте. Поэтому дальнейшая жизнь этого персонажа в культуре складывалась в первую очередь в художественном, поэтическом сознании. Е. В. Барсов подметил, что «воззвание к Бояну за поэтическим вдохновением» в «Слове» подобно «обращениям к музе в классической поэзии» [3, с. 307]. Как и для автора «Слова», для поэтов XIX в. Боян был славянским Орфеем.

Эту мысль очень емко выразил Н. Ф. Грамматин:

Озлясь, что мыслию он соколом парил,

Сатурн одно его лишь имя пощадил;

Но славы тем его усугубил сиянье;

И гусель вторится Бояна рокотанье [10].

В 1808 г. С. Н. Глинка написал «Пролог с хорами и балетами» – «Боян, русский песнопевец древних времен». Боян изображен в пьесе как выразитель патриотического духа – на Олимпе, с золотой лирой в руках, в окружении муз, древнегреческих и римских богов, Гения России, русских князей-героев [8].

Для В. А. Жуковского Боян – также певец-гражданин, зовущий соотечественников на подвиг:

О радость древних лет, Боян!

Ты, арфой ополченный,

Летал пред строями славян,

И гимн гремел священный [13].

А вот в стихотворении К. Ф. Рылеева Боян предстает «певцом унылым» в момент лирических размышлений о судьбе своего творчества, «вещего гласа», который «умолкнет невозвратно», «как эхо дальное в безмолвной ночи час», «веков в пучине необъятной»; но в то же время у поэта остается и «последняя искра надежды» – «жить хоть именем в преданье» [27].

Боян, перебирающий струны и воспевающий минувшие подвиги, упоминается в думах Рылеева «Рогнеда» и «Владимир Святой»; в стихотворении А. И. Одоевского «Дева 1610 года» [25], в поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» [26].

Поэтическая ассоциация «А. С. Пушкин – Боян» возникает в стихотворениях В. К. Кюхельбекера, написанных в разные годы: «Царское село» (1818) и «19 октября 1836 года». В первом автор предвидит на челе «огненного, чувствительного певца любви и доброго Руслана» «венец Арьоста и Парни, Петрарки и Баяна» [20], во втором он обращается к Пушкину, описывая его творчество в духе Бояновой поэзии: «его златые струны рокочут», «твои живые, вещие мечты»… [21].

Итак, образ Бояна прочно вошел в поэтический арсенал XIX в. Не удивительно, что имя древнего певца порой приобретает значение нарицательного. В этом значении, как правило, во множественном числе, оно встречается в произведениях В. Т. Нарежного «Песнь Владимиру киевских баянов», А. Х. Востокова «Светлана и Мстислав: Богатырская повесть», А. С. Пушкина «Руслан и Людмила», М. Н. Языкова «Баян к русскому воину при Дмитрии Донском», «Песнь Баяна при начатии войны», «Услад», «Песнь барда во время владычества татар в России», А. С. Хомякова «Вадим». Баяны здесь выступают и как эпические поэты, повествующие о минувшем, и как героические, зовущие на подвиг, и как лирические, услаждающие своих слушателей.

Реминисценции, связанные с образом Бояна: живые струны, вещие персты, певец, рыскающий зверем «в леса» и вьющийся птицей «в небеса», поэт, творящий чудеса силой своего слова на ратном поле, – находим в стихах Ф. Н. Глинки, А. П. Катенина [9; 18], в поэме А. С. Хомякова «Вадим» [29], в повести В. Т. Нарежного «Кий и Дулеб» [24].

Эхо «рокотанья гусель» Бояна достигло серебряного века. «Певцом волшебно-сладострастным», «вещим сердцем», «творцом волшебных песнопений» называет легендарного певца Иннокентий Анненский [2].

Современной литературе чужд и романтический патриотизм XIX столетия, и модернистская эстетика серебряного века. В историческом романе «Детство Баяна» В. Бахревского главный герой предстает вещим певцом-кудесником, учеником жрецов и служителем бога Велеса. Удивительно, но детский писатель интерпретирует в популярном сегодня жанре фэнтези поэтико-мифологические мотивы, связанные с образом Бояна и описанные еще Ф. И. Буслаевым [4].

Мы имеем все основания предположить, что богатая «литературная жизнь» Бояна не только укоренила его образ в общественном сознании, но и повлияла на область научного познания. Так, Вс. Миллер считал, что Боян – это лишь поэтическая условность, символ: «В начале «Слова» Боян введен как поэтическое украшение, а не как историческое лицо» [23].

И в то же время с самого момента опубликования «Ироической песни» утверждение, что Боян – реальное историческое лицо, нашло немало сторонников. Поначалу характеристики Бояна размыты, неопределенны: «славнейший в древности стихотворец русский… когда и при котором государе гремела лира его ни по чему узнать нельзя» [15]; «Мы не знаем, когда жил Боян и что было содержанием его сладких гимнов» [17].

Называя Бояна «славяно-русским Гомером», «дружинным песнотворцем», Е. В. Барсов приводит два основных доказательства его реального существования. Первое – определенность характеристики Бояна: «Автор «Слова» определенно указывает, каких князей прославлял он и какую эпоху обнимало его песнотворчество… от Ярослава Владимировича и оканчивалась Олегом Святославичем, то есть относилась к половине XI и началу XII века» [3, с. 300]. Второе – бытование имени Боян на Руси: «В наших летописях упоминается и «улка Бояня» (в Новгороде), и «волость Боян» (в Можайском княжестве) и т.д. Отдельного внимания заслуживает замечание Е. В. Барсова об упоминании «пустоши Бояновой» и «Бояновской земли» в межевых книгах Спасо-Ярославского монастыря, издаваемых И. А. Вахрамеевым [3, с. 338].

Точка зрения Е. В. Барсова нашла подтверждение в историко-археологических находках ХХ в., которые свидетельствуют о широкой распространенности имени «Боян» в Древней Руси. Оно упоминается в граффити на стене Софийского собора в Киеве (запись о покупке княгинею «Всеволожей» «земли Бояней») [7], в берестяных грамотах – долговых списках второй половины XI в. (№ 526) и второй половины XII в. (№ 509, 516) и т.д. А. А. Зализняк замечает, что имя «Боян» «может быть истолковано как производное от bojati(sę) со значением «тот, которого боятся», «наводящий страх»; но возможно также, что это лишь славянское переосмысление иноязычного имени» [14].

Итак, Боян, вошедший в русскую культуру как русский Орфей, в исследованиях ХХ в. обретает плоть и кровь. В настоящее время можно считать общепризнанным положение о том, что Боян – имя собственное, принадлежащее поэту-певцу, предшественнику автора «Слова», возможно, жившему в XI в.

Однако исследование характера поэтического творчества Бояна пока не достигло столь однозначного результата. Народный певец, придворный поэт, эпический поэт, скальд – вот неполный перечень взглядов на этот счет [11]. Появляются и новые – самые разнообразные версии. Например, участник группы «Друзья экспозиции «Слово о полку Игореве» «ВКонтакте» Алексей Макаревич выдвинул гипотезу, что легендарный певец был клириком. В ее основе – предположение Л. В. Кулаковского о том, что Боян играл на многострунном инструменте [19], гуслях-псалтыри, по уточнению автора гипотезы, а также образные параллели, обнаруженные им в библейских текстах и в «Слове», описании творчества Бояна [22].

Образ Бояна стал частью самой культурной и общественной жизни. На рубеже XIX – ХХ вв. его имя послужило распространенным названием для музыкальных обществ, самых разнообразных журналов и даже судов военного и гражданского флота. В 1907 г. баяном был назван ныне всем известный музыкальный инструмент. В 1967 г. появился камерный оркестр Росконцерта «Боян» [30].

Итак, возвращаясь к вопросу, почему читатели запоминают Бояна наряду с главными героями «Слова о полку Игореве», можно выделить следующие положения:

– поэтико-мифологические черты образа Бояна в поэме, дающие широкие возможности для интерпретации в художественной культуре;

– богатая литературная жизнь образа «славянского Орфея»;

– доказательство реального существования Бояна в научных исследованиях ХХ в.;

– продолжение научных изысканий о легендарном певце, столкновение версий и гипотез;

– присутствие имени Бояна в культурной и общественной жизни.

«Жизнь имени в преданье» продолжается уже целое тысячелетие. Уже в XXI в. в Интернет-сленге появилось словечко «боян» (или баян, байан), обозначающее повторно опубликованную шутку или информацию, «бородатый» анекдот.

Явления и процессы, происходящие в современном русском языке и в Интернете, можно оценивать по-разному, и это не входит в наши задачи в рамках данного сообщения. Примечательно, что один из примеров употребления жаргонного словечка «баян» являет собой пародийную параллель поэтической ассоциации В. К. Кюхельбекера, вновь связывая имена Бояна и А. С. Пушкина: «Пушкин – наше всё, медвед (то есть Интернет-сленг) – баян (то есть устаревшая шутка)!» [5]. Имена лишь двух гениальных русских поэтов – Бояна и Пушкина – вышли за пределы изящной словесности в область сначала живой разговорной речи, а затем и Интернет-сленга. И это свидетельствует ни о чем ином, как о значимости имен в пространстве национальной культуры.

Думается, это и есть последнее подтверждение высказанного в начале предположения – действительно, образ Бояна занимает особое место в культурном сознании русского человека.


Список литературы
1. Адрианова-Перетц, В. П. «Слово о полку Игореве» и «Задонщина» [Электронный ресурс] / В. П. Адрианова-Перетц // Фундаментальная электронная библиотека. Русская литература и фольклор. – URL : http://feb-web.ru/feb/slovo/critics/s62/s62-131-.htm.

2. Анненский, И. Ф. Кантата «Рождение и смерть поэта» / И. Ф. Анненский // «Слово о полку Игореве» : 800 лет : сборник. – Москва : Советский писатель, 1986. – С. 426.

3. Барсов, Е. В. «Слово о полку Игореве» как художественный памятник киевской дружинной Руси : в 3 т. / Е. В. Барсов. – Москва : В Университетской типографии, 1887. – Т. 1. – С. 307, 300, 338.

4. Бахревский, В. А. Детство Баяна / Владислав Бахревский ; худож. Александр Чаузов. – Москва : Белый город, 2010. – 64 с.

5. Баян [Электронный ресурс] // Луркоморье. – URL : http://lurkmore.to/Баян.

6. Буслаев, Ф. И. Эпическая поэзия // Исторические очерки русской народной словесности и искусства : в 2 т. / Ф. И. Буслаев. – Санкт-Петербург : Изд-е Д. Е. Кожанчикова : Типогр. Товарищества «Общественная польза», 1861. – Т. 1 : Русская народная поэзия. – С. 5–6.

7. Высоцкий, С. А. Киевские граффити и «Слово о полку Игореве» // «Слово о полку Игореве» и его время : сборник научных трудов / под ред. Б. А. Рыбакова. – Москва : Наука, 1985. – С. 200–217.

8. Боян, русский песнопевец древних времен : пролог с хорами и балетами на случай открытия нового императорского театра в Москве, 1808, 15 апреля / соч. С. Глинки ; муз. Д. Н. Кашина. – Москва : [б. и.], 1808.

9. Глинка, Ф. Н. Усладова лира [Электронный ресурс] / Ф. Н. Глинка // Лучшие русские поэты и стихи. – URL : http://er3ed.qrz.ru/glinka.htm.

10. Грамматин, Н. Ф. Надписи к портретам русских писателей / Н. Ф. Грамматин // Поэты 1790–1810-х годов. – Ленинград : Советский писатель, 1971. – С. 328.

11. Дмитриев, Л. А. Боян [Электронный ресурс] / Л. А. Дмитриев // Энциклопедия «Слова о полку Игореве» : в 5 т. / Рос. академия наук, Ин-т русской литературы (Пушкинский дом) ; ред. кол. : Л. А. Дмитриев, Д. С. Лихачев, С. А. Семячко, О. В. Творогов (отв. ред.). – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 1995. – URL : http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/.

12. Дмитриев, Л. А. История первого издания «Слова о полку Игореве» : материалы и исследования / Л. А. Дмитриев. – Москва ; Ленинград : Изд-во академии наук СССР, 1960. – С. 326.

13. Жуковский, В. А. Певец во стане русских воинов [Электронный ресурс] / В. А. Жуковский // Фундаментальная электронная библиотека. Русская литература и фольклор. – URL : http://feb-web.ru/feb/zhukovsky/texts/zh0/zh1/zh1-225-.htm.

14. Зализняк, А. А. Древненовгородский диалект / А. А. Зализняк. – 2-е изд., переработанное с учетом материала находок 1995–2003 гг. – Москва : Языки славянской культуры, 2004. – С. 361.

15. Ироическая пѣснь о походѣ на половцовъ удѣльнаго князя Новагорода-Сѣверскаго Игоря Святославича, писанная стариннымъ русскимъ языкомъ въ исходѣ XII столѣтія съ переложеніемъ на употребляемое нынѣ нарѣчіе. – Москва : В Сенатской Типографии, 1800. – С. 2.

16. Калевала / [авт. предисл. М. С. Шагинян ; пер. с фин. Л. Бельский ; худож. Галлен-Каллела]. – Москва : Художественная литература, 1977. – С. 199.

17. Карамзин, Н. М. Пантеон российских авторов // Сочинения : в 3 т. – 5-е изд. / Н. М. Карамзин. – Санкт-Петербург : Изд-е А. Смирдина, 1848. – Т. 1. – С. 653.

18. Катенин, А. П.  Певец [Электронный ресурс] / А. П. Катенин // Русские поэты XIX века : первая половина. – URL : http://www.prosv.ru/ebooks/lib/12_Rus_poeti_19v/2.html.

19. Кулаковский, Л. В. Песнь о полку Игореве. Опыт воссоздания модели древнего мелоса / Л. В. Кулаковский. – Москва : Советский композитор, 1977. – С. 32–33.

20. Кюхельбекер, В. К. Царское село [Электронный ресурс] / В. К. Кюхельбекер // Лучшие русские поэты и стихи. – URL : http://er3ed.qrz.ru/kyuhelbeker.htm#date19-1837.

21. Кюхельбекер, В. К. 19 октября 1836 года [Электронный ресурс] / В. К. Кюхельбекер // Лирикон : сборник русской поэзии. – URL : http://liricon.ru/chto-esli-v-osen-dnej-stolknus-s-lyubov.html.

22. Макаревич, А. На каком инструменте играл Боян? [Электронный ресурс] / А. Макаревич. – URL : http://vk.com/topic-36462977_26933118.

23. Миллер, В. Ф. Взгляд на Слово о полку Игореве / В. Ф Миллер. – Москва : Типография Ф. Б. Миллера, 1877. – С. 125.

24. Нарежный, В. Т. Кий и Дулеб // Славенские вечера : в 2 ч. / В. Т. Нарежный – Санкт-Петербург : [б. и.], 1826.

25. Одоевский, А. И. Дева 1610 года [Электронный ресурс] / А. И. Одоевский // Lib.ru / Классика. – URL : http://www.azlib.ru/o/odoewskij_a_i/text_0040.shtml.

26. Пушкин, А. С. Полное собрание сочинений : в 16 т. / А. С. Пушкин. – Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1937–1959. – Т. 4. – С. 7.

27. Рылеев, К. Ф. Боян [Электронный ресурс] / К. Ф. Рылеев // Библиотека поэта : сборник русской поэзии. – URL : http://www.biblioteka-poeta.ru/duma-vi-boyan/ryleev-k-f.

28. Слово о полку Игореве / подгот. текста, перевод и комментарии О. В. Творогова // Библиотека литературы Древней Руси. – Санкт-Петербург : Наука, 1997. – Т. 4 : XII век. – С. 254–268.



29. Хомяков, А. С. Вадим [Электронный ресурс] / А. С. Хомяков // Lib.ru / Классика. – URL : http://az.lib.ru/h/homjakow_a_s/text_0060.shtml.

30. Энциклопедия «Слова о полку Игореве» : в 5 т. [Электронный ресурс] / Рос. акад. наук, Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом) ; ред. кол. : Л. А. Дмитриев, Д. С. Лихачев, С. А. Семячко, О. В. Творогов (отв. ред.). – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 1995 // Фундаментальная электронная библиотека. Русская литература и фольклор. – URL : http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан 010 000, г
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №21 хаттама
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №2 хаттама
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №6 хаттама
2013 -> Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан 010 000, г
2013 -> Тақырыптың өзектілігі
2013 -> «Алаш» либералдық-демократиялық қозғалысы идеологиясының маңызд


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет