Аде услышать: Люблю



жүктеу 121.76 Kb.
Дата17.01.2019
өлшемі121.76 Kb.
түріРассказ

Игорь Журавихин

СНЕГ

(инсценировка одноименного рассказа К. Паустовского)

Действующие лица:

Татьяна


Варя

Потапов
ПРОЛОГ. ПОЕЗД


Потапов – Меня зовут Потапов Николай Захарович. Я моряк. При осаде Севастополя я был ранен. Провалялся в госпитале. А теперь еду домой. Пусть не надолго, но домой! К своему отцу. Он ждет меня в нашем маленьком доме, который стоит на горе, на самом выезде из городка. Я еду с войны. Что же такое война? Еще в детстве я начал замечать, что чем непригляднее выглядела действительность, тем сильнее я чувствовал все хорошее, что было в ней скрыто. Я догадывался, что в жизни хорошее и плохое лежат рядом. Часто хорошее просвечивает через толщу лжи, нищеты и страданий. И я пытался увидеть что-то хорошее даже в этой войне…Интересно, отец рояль настроил? Я еду домой, папа, еду домой!
СЦЕНА 1

Татьяна и Варя подходят к дому. Они в тулупчиках с чемоданами.
Варя – Мам, пойдем скорее.

Татьяна – Идем-идем, дочка.
В доме вся мебель накрыта тканью.

Варя любопытная стала все осматривать. А Татьяна напротив, осмотрела все грустным взглядом.
Варя – А что под тканью?

Татьяна – Мебель.

Варя – А почему она закрыта?

Татьяна – Чтобы не запылилась.

Варя – Смотри, тут фотографии какие-то. Моряк. Ух, ты! Это же настоящий корабль! (Берет модель крейсера). «Гро-мо-бой»».

Татьяна – Пожалуйста, положи на место. И ничего здесь не трогай.

Варя – Пойду, посмотрю – что там. (Уходит).

Татьяна – Господи, теперь это наш дом.
Выбегает Варя.
Варя – Там еще две комнаты. А из окна видно березовую рощу. (Убегает).

Татьяна – Какая я дура! Зачем уехала из Москвы, бросила театр, друзей! Надо было отвезти Варю к няньке в Пушкино – там не было никаких налетов – а самой остаться в Москве. Боже мой, какая я дура!
Выбегает Варя.
Варя – Мама, что с тобой?

Татьяна – Ничего, Варечка, ничего. Все хорошо. Ну как, ты все осмотрела?

Варя – Да. Мне тут нравится!

Татьяна – Это самое главное. Ну что, давай разбирать чемоданы?
Варя весело достает из своего чемоданчика одежду и игрушки. Татьяна достает платье.
Татьяна – Зачем я взяла это платье? Куда в этой глуши можно пойти?! Убери его подальше.
Отдает Варе платья, та уходит с ними.
А где мои ноты? Вот они!
Татьяна раскладывает ноты и начинает петь. Она поет и срывает ткань с мебели. Приводит дом в порядок. Вальсирует с макетом крейсера. Поправляет фотографии на стенах. Смотрит на фотографию моряка.
Татьяна – Какой серьезный моряк. Лейтенант. Где-то я вас видела, товарищ лейтенант, а вот где-когда не помню. (Отыгрывает за лейтенанта). Ну что же вы? Неужели так и не припомните, где мы встречались? Нет, не помню.

Варя (из-за кулис) – Мама, с кем ты разговариваешь?

Татьяна – С портретом!
Татьяна смеется и уходит. Свет гаснет. Остается луч света на фотографии моряка. Затемнение.
СВОДКА ВОЙНЫ
СЦЕНА 2

Входят Татьяна и Варя. Они пришли с улицы. Принесли елку.
Варя – А куда мы ее поставим?

Татьяна – Давай сюда.
Ставят елку.
Варя – Красивая!

Татьяна – Надо подумать – чем ее нарядить?

Варя – А вот у меня есть красный шарфик. Повешу его как гирлянду.

Татьяна – Еще можно снежинки из бумаги вырезать.

Варя – А я игрушки свои принесу.
Поют и украшают елку.
Татьяна – Готово. Только алой звезды не хватает.

Варя – Ее тоже можно вырезать из бумаги. Я сейчас принесу.
Варя убегает, но тут же возвращается.
Варя – Ой, я совсем забыла. Сегодня утром письмо пришло.

Татьяна – Какое письмо?

Варя – Вот.
Татьяна берет конверт, читает.
Татьяна – Потапову Захару Петровичу от Потапова Николая Захаровича.

Варя – Давай откроем!

Татьяна – Варя, ты разве не знаешь - читать чужие письма не хорошо?

Варя – Знаю. Просто интересно. А вдруг это тот самый моряк с фотографии.

Татьяна – Ладно, идем. Рано тебе еще о моряках думать.

Варя – Почему же рано, я уже взрослая.

Татьяна – Ножницы не забудь, взрослая ты моя, а то чем звездочку вырезать будем.
Уходят. Затемнение.
СЦЕНА 3

Ночь. Татьяна крадется с керосиновой лампой. Подходит к столу. Достает письмо. Решается его открыть. Начитает читать.
Татьяна - "Милый мой старик, вот уже месяц, как я лежу в госпитале. Рана не очень тяжелая. И вообще она заживает. Ради бога,

не волнуйся и не кури папиросу за папиросой. Умоляю!"


Татьяна оборачивается. Прислушивается. Продолжает читать.
"Я часто вспоминаю тебя, папа, и наш дом, и наш городок. Все это страшно далеко, как будто на краю света. Я закрываю глаза и тогда вижу: вот я отворяю калитку, вхожу в сад. Зима, снег, но дорожка к старой беседке над обрывом расчищена, а кусты сирени все в инее. В комнатах трещат печи. Пахнет березовым дымом. Рояль, наконец,

настроен, и ты вставил в подсвечники витые желтые свечи - те, что я привез

из Ленинграда. И те же ноты лежат на рояле: увертюра к "Пиковой даме" и

романс "Для берегов отчизны дальней". Звонит ли колокольчик у дверей? Я так

и не успел его починить. Неужели я все это увижу опять? Неужели опять буду

умываться с дороги нашей колодезной водой из кувшина? Помнишь? Эх, если бы

ты знал, как я полюбил все это отсюда, издали! Ты не удивляйся, но я говорю

тебе совершенно серьезно: я вспоминал об этом в самые страшные минуты боя. Я

знал, что защищаю не только всю страну, но и вот этот ее маленький и самый

милый для меня уголок - и тебя, и наш сад, и вихрастых наших мальчишек, и

березовые рощи за рекой, и даже кота Архипа. Пожалуйста, не смейся и не

качай головой.

Может быть, когда выпишусь из госпиталя, меня отпустят ненадолго домой.

Не знаю. Но лучше не жди".



Со дня на день в этот дом может приехать человек с фронта. Он будет ехать к своему отцу, а что увидит: совершенно незнакомых людей.
Затемнение.
СВОДКА ВОЙНЫ
СЦЕНА 4

День.
Татьяна – Варя, там есть деревянная лопата. Возьми ее, и расчисть, пожалуйста, дорожку к беседке над обрывом.

Варя – Зачем? Мы все равно туда не ходим.

Татьяна – Ну так будем ходить.
Варя пожимает плечами. Уходит.
Татьяна – А я пока займусь колокольчиком.
Снимает с двери колокольчик. Читает надпись.
«Я вишу у дверей – звони веселей».
Чинит язычок колокольчика. Колокольчик высоко звенит.
Динь-динь-динь.
Татьяна приносит подсвечник и вставляет в него витые свечи. Ставит подсвечник на рояль. Зажигает свечи. Татьяна достала ноты и тоже положила их на рояль. В это время входит Варя.
Варя – Зачем ты трогаешь чужие вещи? Мне не позволяешь, а сама трогаешь. И свечи, и ноты – все трогаешь.

Татьяна – Потому что я взрослая.
Татьяна и Варя уходят.

Затемнение.
СВОДКА ВОЙНЫ
СЦЕНА 5

Звонит колокольчик. Входит Потапов. Он рад, что вернулся домой. Звонит еще раз.
Потапов – Отец!
Проходит по комнате. Смотрит на модель крейсера. Видит свечи в подсвечнике.
Папа!
Входит Варя.
Потапов – Девочка, ты кто?

Варя – Мама!
Входит Татьяна.
Татьяна – Здравствуйте, Николай.

Потапов – Вы кто?

Татьяна – Меня зовут Татьяна, а это моя дочь Варя. Мы эвакуированные из Москвы.

Потапов – А где Захар Петрович?

Татьяна – Дочка, иди, поставь чаю.

Варя – Ну, мам!

Татьяна – Иди.
Варя уходит.
Татьяна – Николай, присядьте. Ваш отец…

Потапов – Умер?

Татьяна – Месяц назад.

Потапов – Как же так…

Татьяна – Не надо стоять…

Потапов - Простите меня. Я немедленно уйду.

Татьяна – Постойте. Это же ваш дом. Я уверена, ваш отец был замечательным человеком. Ему бы не хотелось, чтобы вы уезжали.

Потапов – Это вы починили колокольчик?

Татьяна – Да.

Потапов – И дорогу к беседке, и свечи и ноты тоже вы.
Входит Варя.
Варя – Чай готов.

Татьяна – Пойдемте чай пить.

Потапов – Мне только надо умыться.

Татьяна – Вот. Это колодезная вода. Варя, пойдем.
Татьяна и Варя уходят. Потапов раздевается и умывается. Входит Варя.
Варя – Мама сказала, вы мыло забыли.

Потапов – Кто же твоя мама?

Варя – Она думает, что она взрослая. А она совсем не взрослая. Она хуже девочка, чем я.

Потапов – Почему?
Варя улыбается и уходит.

Выходит Татьяна с чайником.
Татьяна – Умылись?

Потапов – У вас смышленая дочка.

Татьяна – Да, Варя такая. Иногда мне кажется, что она умней и находчивей меня.
Выходит Варя.
Варя – Тебе есть чему у меня поучиться.

Татьяна - Да, это точно.

Варя – А вы надолго к нам?

Татьяна – Варя, это дом Николая Захаровича. Это мы у него в гостях.

Потапов – Мой поезд уходит завтра утром.

Татьяна – Уже завтра?

Варя – А как же праздник?

Потапов – Какой праздник?

Варя – Сегодня же новый год!

Потапов – Ну вот, встречу его и поеду. Отпуск дали маленький. Большую часть времени занимает дорога. Надо возвращаться обратно. Сами знаете, что сейчас на фронте.

Татьяна – Да. Как же так получилось: жили, работали, пели, танцевали и вдруг война? Почему?

Потапов – Вы говорили, вас эвакуировали из Москвы. А кем вы там работали?

Татьяна – Певицей. В Москве я пела в театре. Я исполняла оперу: Верди, Пуччини, Моцарта. И, конечно, Чайковского. А вы любите оперу?

ПотаповЕсли честно, не очень люблю. Наверно, потому что первой оперой, которую мне показали, был "Демон" Рубинштейна. Помню, как жирный, с нахальным лицом актер лениво и как-то вразвалку пел Демона. Он играл почти без грима. Было

смешно, что на этого солидного человека с брюшком надели длинную черную

рубаху из кисеи, обшитую блестками, и привязали к спине крылья. Актер сильно

картавил, и когда он пел "Проклятый мир, презренный мир", я не мог

удержаться от смеха. Мама была возмущена и перестала водить меня в оперу.

Татьяна – Вам просто не повезло. Оперу надо не смотреть, ее надо чувствовать. Я, наверно, говорю смешно, но там, где кончаются слова, начинается музыка.

Потапов – Тогда спойте что-нибудь.

Татьяна – Я спою вам Рубинштейна. Романс «Ночь».
Татьяна поет.
Потапов – Мой отец был корабельным механиком, но, не смотря на это, любил музыку. Разложит ноты – увертюру к «Пиковой даме» - зажжет свечи и играет. Человек другой эпохи, давно ушедшего позабытого века.

Татьяна – Расскажите еще что-нибудь об отце.

Потапов – Отец часто брал меня с собой на рыбалку. Здесь недалеко есть пруды. И каждое утро отец ходил туда удить рыбу. И брал меня с собой. Мы выходили из дому очень рано. Подходили к пруду с первыми лучами восходящего солнца. Отец бесшумно закидывал удочки и закуривал. Табачный дым плыл над водой. Я набирал в ведро воды из пруда, бросал в эту воду траву и ждал. Красные поплавки неподвижно стояли в воде. Потом один из них начинал вздрагивать, пускал легкие круги, внезапно нырял или быстро плыл в сторону. Отец подсекал, леска натягивалась, ореховое удилище сгибалось в дугу, и в тумане над прудом начиналось бульканье, плеск, возня. Нельзя было разобрать, что это такое, пока отец не выволакивал на примятую траву тяжелого карася.

Он лежал на боку, отдувался и шевелил плавниками. Я пускал карася в ведро. Он ворочался там среди травы, неожиданно бил хвостом и обдавал меня брызгами. Я слизывал эти брызги со своих губ, и мне очень хотелось напиться из ведра, но отец не позволял этого. Потом с нашим уловом мы возвращались домой, и чувствовал себя рыцарем, возвращающимся с поле боя в свой родной замок.



Варя – А мы с вами пойдем на рыбалку? Нет, не сегодня. Сейчас же зима. Летом!

Потапов – Летом? Если…Бог даст, пойдем летом.

Татьяна – Николай, я могу отвести вас на могилу отца. Я знаю, где он похоронен.
Потапов, Татьяна и Варя уходят.

Затемнение.
СЦЕНА 6. КЛАДБИЩЕ
Татьяна, Потапов и Варя подходят к могиле.
Татьяна – Вы хотите побыть один?

Потапов – Нет.

Татьяна – Тяжело терять близких.

Потапов – Чем старше становишься, тем серьезней смотришь вокруг.

Варя – Человек похож на орех.

Татьяна – Что?

Варя – Орех. Например, грецкий.

Потапов – Почему?

Варя – Люди взрослеют и обрастают скорлупой. Поэтому кажется, что в мире так мало любви и добра. А на самом деле, взрослые просто боятся вылезти из своих панцирей, бояться, что их обидят. Я решила: я пока не хочу быть взрослой!

Потапов - Становится холодно. Пойдемте в дом. Надо готовится к празднику, ведь жизнь – это все-таки праздник! Да, Варя?

Варя – Да!
Уходят.
СЦЕНА 7.
На сцене Потапов. Выходит Татьяна.
Потапов – Ну, что?

Татьяна – Спит. Ждала-ждала, так хотела встретить Новый год, и уснула.

Потапов – Устала, наверно.

Татьяна – Конечно. Эта эвакуация, постоянные сводки войны – тяжело для ребенка. Тут вы еще!

Потапов – А что я?

Татьяна – Свалились как снег на голову. Варен отец нас бросил, когда она совсем маленькая была. Увидела вас, так сразу потянулась. Вы же настоящий, она эта в мужчинах всегда чувствует. Вот и на рыбалку с вами уже собирается. Ну что вы стоите?

Потапов – А что?

Татьяна – Вы как-то стол организуйте, шампанское откройте, новый год все-таки!

Потапов – Шампанское есть?

Татьяна – Нет, конечно. Ну, чай хотя бы. (Хочет уйти. Останавливается). Вы знаете, мне все кажется, что где-то я уже видела вас.
Татьяна уходит. Потапов достает сверток. Прячет его. Входит Татьяна. Она в вечернем платье.
Потапов – Вы очень…Вам идет.

Татьяна – Да? Спасибо. Ну, который час?

Потапов – Полночь.

ТатьянаТак давайте, наливайте скорее шампанское, то есть чай.
Потапов достает фляжку.
Татьяна – Это что?

Потапов – Фляжка.

Татьяна – Я вижу. Что это?

Потапов – Чай как-то не серьезно. Вот я решил…

Татьяна – Ладно. Скорей тост говорите.

Потапов – Тост? За мир, за побе…

Татьяна – Тихо! Молча, а то не сбудется.
Выпивают. Потапов долго смотрит на Татьяну.
Татьяна – Вы так на меня смотрите…

Потапов – Пытаюсь вспомнить, где мы с вами встречались.

Татьяна – Вы когда-нибудь смотрели на снег?

Потапов – Да, конечно.

Татьяна – Удивительно, как преображается земля, покрытая снегом. Словно чистый лист бумаги – бери и пиши, что хочешь.

Потапов – У меня для вас подарок.

Татьяна – Что?

Потапов – Сегодня же новый год – время дарить подарки.
Потапов дает сверток. Татьяна разворачивает.
Татьяна – Шкатулка!

Потапов – Она принадлежала моей матери, а сейчас я хочу подарить ее вам.

Татьяна – Спасибо!
Потапов делает шаг к Татьяне, она отходит от него.
Скажите, а почему вы стали моряком?

Потапов – Решил продолжить дело отца. Вот видите, крейсер «Громобой». На этом корабле плавал мой отец. А я рвался к морю с детства. Первый раз я видел его мельком в Новороссийске, куда ездил на несколько дней с отцом. Но этого было недостаточно. Часами я просиживал над атласом, рассматривал побережья океанов, выискивал неизвестные приморские городки, мысы, острова, устья рек.

Я придумал сложную игру. Я составил длинный список пароходов со

звучными именами: "Полярная звезда", "Вальтер Скотт", "Хинган", "Сириус". Я был владельцем самого большого флота в мире.

Татьяна – Что вы говорите?

Потапов - Я придумал список удивительных рейсов для своих пароходов. Не было

самого забытого уголка земли, куда бы они не заходили. Они посещали даже

остров Тристан да-Кунью.

Татьяна – Ну надо же!

Потапов - Я снимал пароходы с одного рейса и посылал на другой. Я следил за плаваньем своих кораблей и безошибочно знал, где сегодня "Адмирал Истомин",

а где "Летучий голландец".



Татьяна – Где же они сегодня?

Потапов - "Истомин" грузит бананы в Сингапуре, а "Летучий голландец" разгружает муку на Фарерских островах. Для того чтобы руководить таким обширным пароходным предприятием, мне понадобилось много знаний. Я зачитывался путеводителями, судовыми справочниками и всем, что имело хотя бы отдаленное касательство к морю. Ну, а потом военно-морское училище. И вот я уже моряк Черноморского флота.
Пауза.
Татьяна – Идите спать. Вам завтра рано вставать: у вас поезд.
Потапов уходит. Затемнение.
СЦЕНА 8

Рассвет.

Выходят Татьяна и Потапов. В руках у него чемодан. Татьяна пожимает Потапову руку.
Татьяна – Пишите. Мы теперь как родственники. Правда?

Потапов – Жалко с Варей не попрощался.

Татьяна – Ничего, я извинись за вас. Скажу, уезжали рано, не хотели ее будить.

Потапов – Спасибо вам.
Потапов разворачивается, чтобы уйти, но тут же поворачивается.
Я вспомнил, где мы встречались. Помните Крым в двадцать седьмом году. Осень. Я

шел по тропе в Ореанду. На скамейке около тропы сидела девушка. Ей было,

должно быть, лет шестнадцать. Она увидела меня, встала и пошла навстречу.

Когда мы поравнялись, я взглянул на нее. Она прошла мимо меня быстро, легко,

держа в руке раскрытую книгу. Я остановился, долго смотрел ей вслед. Этой

девушкой были вы. Я не мог ошибиться. Я смотрел вам вслед и почувствовал

тогда, что мимо меня прошла женщина, которая могла бы и разрушить всю мою

жизнь и дать мне огромное счастье. Я понял, что могу полюбить эту женщину до полного отречения от себя. Тогда я уже знал, что должен найти вас, чего бы

это ни стоило. Так я думал тогда, но все же не двинулся с места. Почему - не

знаю. С тех пор я полюбил Крым и эту тропу, где я видел вас только мгновение

и потерял навсегда. Но жизнь оказалась милостивой ко мне, я встретил вас. И

если все окончится хорошо и вам понадобится моя жизнь, она, конечно, будет

ваша.
Потапов уходит.
Татьяна - Боже мой, я никогда не была в Крыму! Никогда! Но разве теперь это

может иметь хоть какое-нибудь значение. И стоит ли разуверять его? И себя!


Татьяна машет Потапову вслед.

Затемнение.
Февраль 2015 г.

© Все авторские права сохраняются.

Любое использование текста возможно только с письменного согласия автора.


Журавихин Игорь Павлович

Тел: 8(903)008-01-64



E-mail: nemostudio@mail.ru





Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет