Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет15/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   35

Абузар АЙДАМИРОВ


(1929-2005)

В 1972г. произошло событие, значение которого для чеченской литературы и чеченского народа трудно было переоценить: наконец-то увидел свет чеченский вариант романа Абузара Айдамирова «Долгие ночи». Его экземпляры расхватали мгновенно, читали залпом, берегли как зеницу ока. Потому, что во-первых, люди хорошо знали, с каким трудом пробился роман к читателю: его десятки раз давали на рецензию то литературоведам, то историкам, то партийным работникам, единицы из которых робко рекомендовали роман в печать, другие (в большинстве), резко критикуя, обвиняя автора во всех смертных грехах, решительно отвергали. Во-вторых, читатели не надеялись, что такой крамольный, сточки зрения коммунистической идеологии, роман переиздадут. В-третьих, это был первый правдивый документальный рассказ о добровольно-принудительном переселении после Кавказской войны XIX в. обманутых чеченцев, ингушей и других народов Северного Кавказа в Турцию, о первой крупнейшей депортации чеченцев - первом акте операции «Чечня без чеченцев». При чтении некоторых жестоких, натуралистических эпизодов о страданиях людей на чужбине, издевательствах над беззащитными горцами читатели (даже мужчины!) часто не могли сдержать слез.

Историческое прошлое родного края стало с первых же шагов писателя главной темой его творчества. О причинах этого выбора литературовед и главный исследователь творчества А. Айдамирова К. Гайтукаев в своей книге «Писатель и его герои» писал так: «Оскорбленное чувство национального достоинства писателя искало и находило нравственную опору и поддержку на дальних и близких подступах истории родного народа, в его почти беспрерывной героической борьбе за свою свободу и независимость. Он скрупулезно, по крупицам, собирает архивные материалы, устные предания, легенды о великих земляках: имаме Мансуре, БейбулатеТаймиеве, Алибеке-хаджи Зандакском, Зелимхане Харачоевском, Асланбеке Шерипове и многих других, в судьбах которых природа наиболее полно реализовала особенности чеченского национального характера, вайнахской философии жизни»

Поэтому, добавим от себя, произведения (особенно исторические) и получились такими точными, достоверными и убедительными, способствовали пробуждению истинной национальной гордости и самосознания, воспитанию преданных родной земле и родному народу патриотов. И потому еще, что А. Айдамиров родился и вырос в самой гуще народа, всегда жил его заботами и тревогами, его надеждами и радостями.

Абузар Айдамиров родился 29 октября 1929 г. в с.Мескеты Ножай-Юртовского района, расположенном на высоком берегу Яссы, на склоне горы. Его отец, Абдулха-ким, был арестован чекистами, когда мальчику не было еще и четырех лет. О нем в посвящении к своей книге «Один день судьбы» он пишет: «После проведенных в ГУЛАГе восьми лет (1933-1941 г.), снова изгнанный с Родины как враг народа, испытавший в степях Казахстана бедствия и лишения, но никогда не терявший мужества, достоинства, терпения и сострадательности, мой отец, Аб-дулхаким, умер 14 апреля 1949 г. и похоронен в с. Успе-новка Жанги-Жолского района Ошской области Киргизской ССР».

А. Айдамиров успел закончить в родном селе начальную школу до дня депортации (23 февраля 1944 г.). Жил с семьей в Казахстане, потом переехал в Ошскую область Киргизии, где в Ляйлякском районе, кстати, рос и я. Работал, потому что надо было выживать, умудрился закончить школу, а в 1957 г., после возвращения на Родину, поступил на филологический факультет Чечено-Ингушского государственного педагогического института. Закончил его. Вернулся в родное село, стал учителем, затем директором Мескетинской средней школы, в которой проработал многие годы до ухода на пенсию.

В эти годы А. Айдамиров много сил, труда, знаний и опыта отдает просветительской работе, воспитанию молодежи и общественной деятельности. И его успехи в этом благородном деле не остались незамеченными: за заслуги в обучении и воспитании молодежи он в 1981 г. награжден орденом Трудового Красного знамени, его много раз избирали членом Ножай-Юртовского райкома КПСС, депутатом районного Совета, а в 1989 г. - народным депутатом СССР.

Начало творческой деятельности А. Айдамирова относится к середине пятидесятых годов XX века: первый его рассказ был опубликован в газете «Знамя труда» в г. Алма-Ата в 1955 г. Он много писал и по возвращении в Чечено-Ингушетию: в 1961 г. издает первую свою повесть «Сердце матери», а в 1962 г. - сборник стихов «В родных горах». Я хорошо помню эту небольшую книжку, потому что автор именно мне доверил подстрочный перевод на русский язык для вступления в Союз писателей СССР, членом которого Абузар Айдамиров и стал вскоре после этого.

После первых книг появилось множество новых сборников повестей, рассказов и очерков А. Айдамирова: «Свет в горах», «Подвиги Генарсолты», «Материнское сердце», «Один день судьбы», «След на земле», «Возвращение в горы», «Подъемы», «По горным аулам», «Дорогой славы», исследование «Хронология истории Чечено-Ингушетии».

Первый крупный исторический роман «Именем свободы» Абузар Айдамиров опубликовал в 1968 г. И сразу попал в центр внимания и страстных поклонников, и ярых хулителей. Но не сдался, а продолжал творить. Поэтому и появилась его знаменитая и восторженно отмеченная трилогия: «Долгие ночи» (1972 г.), «Молния в горах» (1989 г.) и «Метель» (2000 г.) и сборник сочинений «Один день судьбы», в который вошли повести «Один день судьбы», «Сыновья свободы» и «Пленник из Калуги».

К. Гайтукаев писал: «Перед А. Айдамировым, как, впрочем, и перед другими его коллегами по перу стояла задача (и до сих пор остается актуальной) - раскрыть причины трагической судьбы маленького народа, оказавшегося, в силу его геополитического положения, на перекрестке хищнических аппетитов больших государственных образований. Эти причины связаны также и с особенностями его национального характера. Именно этим объясняется обращение писателя к историческому прошлому и настоящему, к историческим и политическим деятелям. Отсюда и его интерес к жанрам исторического очерка, повести, романа-эпопеи».

Нелегкой была судьба романа А. Айдамирова «Долгие ночи», переведенного на русский язык (перевод был осуществлен вскоре после издания его на чеченском языке). Снова- многочисленные рецензии и судьи: историки, литературоведы, партийные деятели. Снова - одни робко «за», другие – большинство - решительно «против». Автора обвиняли в отсутствии чувства интернационализма, обостренных националистических устремлений. А это было страшное обвинение в семидесятые-восьмидесятые годы.

- Ты представляешь, до какой нелепости могут доходить эти придирки? - возмущался однажды при встрече со мной Абузар (а встречались мы множество раз: то я записывал очередную телебеседу с Абузаром Айдамировым, то снимал телевизионный очерк о нем, а то и просто заезжал к нему в свободные минуты). - Ты помнишь, в конце романа, доведенные до отчаяния несложившейся жизнью на чужбине, обездоленные и обманутые чеченцы пытаются силой пробраться назад - в Россию. Но попадают в согласованную западню: вперед и дут-русские расстреливают, назад пятятся - турки убивают, потому что ни здесь, ни там они никому не нужны. Там и ранят главного героя романа, лидера чеченцев - Арзу. И вокруг него, умирающего, естественно, суетятся его товарищи-чеченцы. Так вот, заведующий отделом пропаганды Чечено-Ингушского обкома КПСС Тацитов недоумевал при очередной нашей беседе об издании романа: «Почему не нашлось у Вас места русскому человеку рядом с раненым Арзу, чтобы именно он подхватил падающего чеченца и сказал слова утешения ему?» Да как же это могло быть, говорю ему, если русские в это время добивали других, рвущихся на Родину горцев? Надо же, каким видит наш идеолог интернационализм: одной рукой убивает, другой -гладит раны!

Естественно, роман снова был отвергнут. Он расходился в рукописи. Лично мне А. Айдамиров подарил один машинописный экземпляр, в переплете с золотым тиснением, с дарственной надписью. Я хранил его, часто перечитывая, давал читать только самым проверенным друзьям и приятелям.

За выдающийся вклад в развитие чеченской литературы Указом Президиума Верховного Совета ЧИАССР от 24 ноября 1974г. А. Айдамирову присвоено почетное звание «Народный писатель Чечено-Ингушетии». Эту высшую оценку своего творчества он не только заслужил, но и выстрадал. Потому что, о чем бы ни писал Айдамиров: о любви и долге («Сердце матери»), о тунеядцах, лентяях («Подвиги Генарсолты» о лучших людях горного края («След на земле») - он всегда остается для читателей летописцем истории чеченского народа.

Над каждым своим произведением А. Айдамиров работал тщательно, придирчиво, серьезно, много раз переписывал, перерабатывал их, с каждым разом оттачивая стилистику, добиваясь точности языка и документальности описываемых событий. Я не раз бывал свидетелем этой титанической работы. Особенно тщательно работал он над историческими романами (в частности, над второй частью трилогии «Молния в горах»).

По этому поводу К. Гайтукаев писал, что писателем «...был собран большой документальный материал о восстании в Чечне в 1877-1878 г. и о том резонансе, которое оно получило в официальных кругах и в среде российской демократической общественности. Фактическую основу книги подчеркивают многочисленные указания на документы, воспоминания участников и военные мемуары. Кроме того, автор широко привлекает местные легенды, семейные предания потомков предводителя восстания». Этими словами литературовед вводит нас в творческую лабораторию А. Айдамирова и раскрывает некоторые приемы его работы и секреты мастерства творца. Думаю, начинающим (и не только!) есть чему поучиться.

С пользой для себя, для литературы, для читателя.


Шайхи АРСАНУКАЕВ

(1930)

Если провести опрос среди чеченцев разных поколений на тему, что они знают об этом поэте, в подавляющем большинстве, вам ответят: «Шайхи Арсанукаев? Знаем, он написал стихотворение «Ненан мотт». Мы его в школе еще учили». Хотя поэт и до, и после него написал много стихов, поэм, повестей, даже роман в стихах, но все запомнили его по этому стихотворению.

Да что винить молодых, если даже вниманием старших: литературных критиков, литературоведов и исследователей он не избалован. И прав литературовед Э. Минкаилов, когда пишет, «что критики и исследователи литературы не балуют Ш. Арсанукаева вниманием. Пока о нем не написано ни одной значительной работы, в которой была бы дана оценка его многогранного творчества».

Это невнимание к столь яркому таланту объясняется просто: скромный до невообразимости, стеснительный, как ребенок, Ш. Арсанукаев сам не умел напрашиваться на внимание, а уверенные в себе литературоведы не изменяли проверенным классикам (никогда не ошибешься!). Хотя, как писал известный литературовед кандидат филологических наук К. Гайтукаев: «В сознательном стремлении избежать громких деклараций на злобу дня, ярких фраз или необычных рифм, рассчитанных на внешний эффект, и было заключено то индивидуальное своеобразие, что отличало Ш. Арсанукаева от других поэтов».

Я прочитал все, что написано поэтом, а многие стихи и отрывки из поэм он прочитывал мне еще задолго до публикации, но, каюсь, тоже считаю Ш. Арсанукаева творцом одного главного произведения -стихотворения «Не-нан мотт» потому что оно волнует каждого, не оставляет равнодушным, вселяет чувство гордости, уверенности и надежду в каждого. А если еще сказать о том, что оно было написано и опубликовано в семидесятые годы XX столетия, когда чеченский язык был дискредитирован как «бедный, невыразительный, бесперспективный», когда говорить на нем считалось чуть ли не дикостью и преступлением, а изучение- непрестижным когда даже в семье общаться на нем стало неприлично, а на русском языке -верхом образованности и культуры, когда многие чеченцы высокомерно заявляли, что ни им, ни их детям родной язык не нужен, то станет ясно, что это требовало от поэта не только таланта, но и определенного мужества. Его же трудно было предполагать в Ш. Арсанукаеве - человеке скромном и тактичном, добром и общительном, честном и чистом, как ангел. Но оказалось, что, несмотря на мягкий и покладистый характер, поэт был упрямым и принципиальным во всем, что касалось поэзии, языка, чести и достоинства своего народа.

Стихотворение «Ненан мотт» так и не было переведено на русский, поэтому, чтобы у читателя создалось хотя бы приблизительное представление о жемчужине Ш. Арсанукаева, привожу отрывок из него в своем переводе:

Послушав его, согласишься, не споря,

Что всем, кому дорог, кто в душу проник,

Он глубже по мысли глубокого моря

И выше гор снежных -Чеченский язык.

И меда он слаще, своей чистотой

Сравниться с водой родниковой лишь вправе. И Лермонтов слушал его, и Толстой, и Услар его, восхищенный им, славил. Звенел он веками (что годы ему?), Народу опорой служа своему. :

Об этом начальном периоде творчества поэта X. Туркаев писал в семидесятых годах XX в: «Лирический герой Ш. Арсанукаева, прислушиваясь к безмолвному говору родных гор, всем существом ощущает себя частицей прошлой (трагической, но полной героизма) истории Чечни. Да, радостных и спокойных дней в истории чеченцев было мало. Однако никакие повороты судьбы не сломили гордый и свободолюбивый дух ее предков».

Горный Веденский край, простодушие, доброта и трудолюбие жителей которого под стать красоте и щедрости природы, взрастил целую плеяду литераторов, оставивших яркий след в чеченской литературе. Одним из них является Шайхи Арсанукаев, человек, наделенный «высоким даром поэта», автор знаменитого стихотворения «Не-нан мотт», очень популярного в свое время. Его многие знали наизусть, оно непременно цитировалось или читалось полностью на различных вечерах, уроках, встречах, лекциях, конференциях, посвященных родному языку, для которого оно стало своеобразным гимном и величальной одой. Любовь к родному языку была выстрадана поэтом во многих испытаниях, выпавших на его долю с первых же шагов жизни и творчества в далеком и красивом горном селе.

Родился Шайхи Арсанукаев в с. Дышни-Ведено в августе 1930 г. Здесь же учился в школе, но закончить ее не успел: был изгнан с родной земли со страшным ярлыком неприкасаемого - «спецпереселенец». На чужбине, в с. Батнай Новопокровского района Семипалатинской области Казахстана, закончил учебу, а в 1955 г. - Семипалатинский финансовый техникум. Работал до возвращения на родную землю старшим инспектором по бюджету. Дома продолжил образование на филологическом факультете Чечено-Ингушского Государственного педагогического института, по окончании которого стал заместителем редактора веденской районной газеты «Колхозная жизнь». Позже перешел в Чечено-Ингушское книжное издательство старшим редактором. Затем редактировал литературно-художественный альманах «Орга». Стал членом союза писателей СССР, избирался в члены Правления Союза писателей Чечено-Ингушетии, а в 1986 г. возглавил его, проработав в этой должности до 1997 г. В настоящее время работает старшим преподавателем кафедры чеченской литературы и фольклора Чеченского государственного университета.

Стихи Шайхи Арсанукаев начал писать рано (как это обычно бывает в судьбе одаренного природой человека) -еще в школьные годы, но впервые они были опубликованы только в 1957 г. на страницах республиканской газеты «Ленинский путь» и альманаха «Орга», с напутственным словом его тогдашнего редактора, корифея чеченской литературы, М. Мамакаева. И вообще, надо сказать, Шайхи очень повезло: у истоков его творческого пути стояли мудрые, отзывчивые, щедрые на помощь, болеющие за будущее чеченской литературы наставники: М. Мамакаев, А. Мамакаев, М. Сулаев, 3. Муталибов и другие. Так, благодаря 3. Муталибову, который в шестидесятые годы XX в. работал директором книжного издательства республики, увидел свет первый стихотворный сборник поэта «Родник любви», изданный в серии «Библиотечка молодого поэта». И в нем уже были заявлены главные темы и главные герои его творчества: человек, любовь, история. Был заявлен и почерк поэта - четкая ритмика, стройность и изящество повествования, точно выверенное слово.

Что непреложно и вечно в умении петь?

Что же для пенья, поэт, тебе надо иметь?

Доброе сердце, чтоб людям обиды прощать,

Жаркое сердце, чтоб греть, и гореть,

и любить,

Смелое сердце, чтоб слабых всегда

защищать,

Сердце большое, чтоб землю в него всю

вложить!

(Ш. Арсанукаев, «Доброе утро»)

Творческий путь Ш. Арсанукаева можно разделить на три больших этапа. Первый (длиной приблизительно в десять лет) - начало и конец семидесятых. Второй - с 1971 по 1981 г. Он знаменателен тем, что в 1971 году вышел в свет первый сборник поэта «Вершины» в переводе на русский язык, куда вошли все лучшие произведения, изданные им на чеченском языке в первом периоде творчества в сборниках: «Утро в горах» - 1965 г., «Родник любви» -1967 г., «Искорка огня»-1969 г., «В пути»-1970 г. Кроме этого, на втором этапе творчества Ш. Арсанукаева, увидели свет еще два его сборника - на чеченском языке («Голубые дороги»- 1973 г., «Закон высоты» - 1975г.) и один - нарусском («Песнь родника»-1977г.). «На втором этапе своего творчества, - пишет К. Гайтукаев, - Ш. Арсанукаев продолжает разрабатывать темы, определившиеся в качестве характернейших для первого этапа. Это, прежде всего, тема Родины, тема детства, войны и мира, тема любви и верности».

1982 по 2000 г - третий этап в творчестве поэта. Он характеризуется наибольшей зрелостью его поэзии, переходом к созданию наиболее значимых, крупных эпических произведений: исторических поэм, повестей и романа в стихах. Это такие, как «Ханкала», «Захар», «Меч Тимура», «Ших. сын Ушурмы», «Линии судьбы» и другие. В этот же период в Москве вышел очередной его сборник «Голубые вершины» (1983 г.). Об этом этапе творчества поэта К. Гайтукаев писал: «Эволюция поэзии Ш. Арсанукаева характеризуется дальнейшим расширением тематических и жанровых границ и углублением ее содержания. Новый этап характеризуется также усилением в творчестве поэта патриотических и гражданских мотивов».

Подтверждением тому - первая же эпическая поэма Ш. Арсанукаева «Ханкала», о которой литературовед пишет следующее: «Тема борьбы с иноземными захватчиками развернута шире. В поэме сделана попытка восстановить картину сражения, происшедшего между чеченцами и многотысячным войском крымского хана около трех веков тому назад. Рассказывая об этом историческом событии, поэт руководствовался вполне современными актуальными идеями: храбрость и мужество, проявленные в правом деле, побеждают силу, а сила народа - в дружбе и сплоченности».

В своих эпических произведениях Ш. Арсанукаев широко использует мотивы чеченской устной народной мудрости, ее приемы, образы, символику, а порою - и композиционный строй героических песен-илли. Это происходит даже в таких сугубо документальных произведениях, как «Захар» (о трагической судьбе двух друзей-партизан: русского Николая Козуба и чеченца Зяудина Ахматханова -Захара), «Линии судьбы» (огероических подвигах чеченских воинов в годы Великой Отечественной войны), «Выбор судьбы» (о событиях XVI в., когда налаживались первые политические и экономические связи чеченцев с Россией).

О поисках автора в трудный период создания эпических произведений очень точно сказал литературовед Э. Минкаилов: «Перед поэтом стала весьма сложная задача воспроизвести военные и исторические события большой давности. Тонкий лирик, мастер пейзажных зарисовок впервые обращается к такой проблеме. Какой угол зрения на нее выбрать? Как писать? Эти вопросы встали перед ним. Он решил идти от фольклора - и не ошибся. До Ш. Арсанукаева чеченские писатели еще не обращались к такому далекому прошлому. Но поэт сумел воссоздать эпоху, отдаленную от нас многими годами и даже веками, достаточно колоритно. Примечательными, в этом смысле, являются языческий праздник Матери-земли (в поэме «Меч Тимура» - А.К.), обряд выбора бяччи (вождя) и некоторые другие эпизоды, которые в чеченской литературе изображены впервые».

Стихи, поэмы, повести, романы Ш. Арсанукаева пленяли не только тематикой, но изяществом и чеканностью строк, яркой образностью, отточенной рифмой, чистотой языка и стиля. Поэт не любил вычурности, внешней броскости и загадочной закрученное™ стиха. Мастерство его было безупречно. Поэтому его произведения всегда охотно переводили на русский язык известные поэты: Ирина Озерова, Геннадий Гусаков, Ия Николаенко и многие другие. Это неограниченно расширяло круг его читателей и делало его творчество достоянием всех любителей поэзии бывшего Советского Союза и Европы. Стихи поэта переводились и печатались в так называемых толстых журналах: «Дон», «Витчизна» (Киев), «Подъем», «Пуналиппу» (Рига), «Дружба народов» и других. Его произведения переводились на немецкий, финский, турецкий, грузинский, украинский и другие языки народов Европы и Азии. В свою очередь, и сам Ш. Арсанукаев немало времени отдал переводам. Благодаря ему на чеченском языке зазвучали стихи А. Пушкина, Н. Некрасова, А. Блока, Л. Украинки, Т. Шевченко, К. Хетагурова и других поэтов. А переведенное им стихотворение Т. Шевченко «Завещание» было опубликовано, на чеченском языке в антологии одного стихотворения поэта «Завещание», изданной в 1988 году в Киеве на всех языках мира.

Многие стихи Ш. Арсанукаева стали популярными песнями: они так и просятся на музыку, потому что совершенны ритмически, сцементированы точной рифмой, пленят богатым, чистым и звонким языком и образностью, широким использованием стилистики устного народного творчества.

Его талант и трудолюбие по достоинству оценены народом и временем: Ш. Арсанукаев - член Союза писателей с 1970 г., заслуженный работник культуры Чечено-Ингушетии, а с 1985 г. - народный поэт Чечено-Ингушетии.

В стихах Шайхи Арсанукаева «бьется всегда неподдельное чувство сыновней любви к родной земле, гордости за свой народ и его героическую историю - историю борьбы за свободу, - писалось в одной из рецензий на его поэтический сборник. - Вся его поэзия пронизана тревогой за настоящее и будущее планеты и человечества. Поэтому в своих стихах, поэмах и романах он и затрагивает всегда темы масштабные, обращается к глобальным проблемам в его отзывчивое, ранимое и чувствительное сердце вмещается весь мир со всеми тревогами, трагедиями, радостями, надеждами. Смысл его поэтических размышлений и исканий - прошлое и настоящее родины, радость и тайна бытия». Это ярко выражено в его стихотворениях: «Я-планета», «Землетрясение», «Гимн равенству», «Молилась мама». Особенно примечательно в этом смысле его стихотворение «Молилась мама», где поэт вспоминает с беспредельной сыновней любовью о матери, которая:

- За человека грешного просила,

За всех людей,

Чтоб отреклись от зла.

В ее мольбе была такая сила,

Что и глухого б убедить могла.

Просила мать,

Чтоб не было на свете,

Ни помысла,

Ни слова о войне,

Просила, чтобы сыты были дети

В окольной и далекой стороне.

Я давно знаю и уважаю Шайхи Арсанукаева, горжусь дружбой с ним, люблю его поэзию. Характер у него удивительно мягкий, миролюбивый; он никогда не позволит себе - ни словом, ни жестом - обидеть или оскорбить человека, а терпеливо выслушает каждого и поможет. В жизни он - стеснительный, скромный и отзывчивый, общительный и доброжелательный, талантливый и трудолюбивый. То же - и в творчестве. Свою главную задачу в поэзии он видит в воспевании мира, согласия, добра, что идет, видимо, и от его характера, очень человечного и доброго. Свою ненависть ко злу и несправедливости, жестокости и равнодушию поэт демонстрирует почти во всех стихах, поэмах, повестях, романах. Об этом он хорошо сказал в своем прекрасном стихотворении «Время»:

Как и прежде, красивы цветы,

И в горахродники говорливы,

Гор и старцев раздумья святы,

Что, как время, всегда терпеливы.

Бессловесное время не тронь

Ни наветом, ни жестом, ни местью:

Ведь огонь, как и прежде, огонь,

Честь во все времена будет честью.

Злобно зло и добра доброта.

Нам завещано предками всеми,

Что в любые века и лета

Люди сами в ответе за время!

Или в чудесном «Монологе Земли», в котором она обращается к человеку, как мать к сыну:

Я - мать твоя, неси мне ласку в дар

И не топчи в безумстве сапогами.

Лед недоверия растопит сердца жар,

Отступит тьма, день встанет в мирном гаме.

Вглядись в меня. -Уже пришла пора

Тебе понять, о чем сказать должна я:

Ты создан жить для Счастья и Добра,

И злобу, и жестокость проклиная...

О Шайхи Арсанукаеве- человеке и поэте- можно говорить и писать много. Он и сегодня в строю: продолжает писать, находясь всегда в гуще людей, в шуме жизни, творя летопись бесчеловечных и жестоких войн и трагедий. Как он пишет сам в стихотворении «Шум жизни»:

С годами я истину вывел свою:

Снисходят стихи, лишь покой отвергая,

От жизни сбежав, ни о чем не спою,

И выдана жизнь мне не будет другая.

Я только с народом покой обрету –

Не в тихой глуши, а в грохочущем мире.

Шум жизни наполнит дыханьем мечту,

И станет она человечней и шире.

Закончить этот небольшой очерк о творчестве Ш. Арсанукаева хочется словами Э. Минкаилова: «В современной чеченской литературе творчество Ш. Арсанукаева занимает одно из ведущих мест. С начала 60-х г. он создает поэтические произведения, которые стали приметны в современной чеченской поэзии. Ценя достижения своих предшественников, он продолжил лучшие традиции творчества основоположников и классиков чеченской литературы. Все это способствовало бурному расцвету таланта поэта».

Только добавим от себя: Большого таланта, Щедрого творчества.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет