Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет17/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   35

Юсуп Сулейманов

(1933–1985)
Бывая часто в Веденском районе, я любил подолгу в одиночестве бродить по горным дорогам, зачарованный неописуемой природой этого чудного уголка Чечни. Находившись, устав, я часто ночевал там у друзей. Почти всегда я останавливался у своего гостеприимного друга Саида Гацаева в с. Дишни-Ведено.

Однажды летним чудесным утром, провожая меня на автобус в город, Саид неожиданно сказал: «А давай-ка зайдем к Юсупу Сулейманову. Он живет недалеко, да и по пути нам. Хочу познакомить тебя с этим поэтом и журналистом».

Сказано – сделано: мы пошли по узенькой тропинке и буквально минут через десять вошли в типичный сель¬ский двор, засаженный фруктовыми деревьями. Нас встре¬тил худощавый мужчина, невысокого роста, с маленькими усиками, внимательными глазами, в домашней одежде. Он что-то пилил и, если бы не слова Саида, я не подумал бы никогда, что это и есть тот, о котором я много слышал и стихи которого часто читал на страницах альманаха «Аргун», газеты «Ленинский путь», коллективных сборников.

После этого мы встречались на семинарах молодых литераторов, которые заканчивались всегда поэтическими вечерами в читальном зале национального отдела Республиканской библиотеки им. А.П. Чехова. Там участники семинара выносили на суд товарищей и читателей, которых всегда собиралось много, свои произведения. На одном из таких вечеров к трибуне вышел, помню, Юсуп Сулейманов и, едва видный за ней, начал читать свою поэму «Рассказ чинара». Поэма была хорошей, полной философских размышлений, но длинноватой и нравоучительной для такого вечера. Да к тому же читал автор монотонно, без всяких эмоций, так, что его прервали, не дослушав до конца. Но, повторяю, поэма была мастерски написана, в чем я убедился, прочитав ее позже в печати.

Так я познакомился (к сожалению, до близкого знакомства не дошло) с этим скромным человеком и талантливым поэтом. Восстановить же его подробную биографию и творческий путь мне помогли уже после смерти односельчанин и друг Юсупа Сулейманова Шаарани Хасаров и писатель-переводчик Хамзат Юнусов, много лет проработавший с ним после университета в Веденской районной газете «Колхозная жизнь» (сейчас – «Новая жизнь»).

Родился Юсуп Сулейманов в крестьянской семье 21 ав¬густа 1933 года в одном из красивейших уголков Чечни – в горном селе Дишни-Ведено. Видимо, окружающая красота, очищающая и возвышающая душу и окрыляющая мысли, и является причиной того, что именно в этом селе выросли такие талантливые чеченские поэты, как Шайхи Арсанукаев, Саид Гацаев, Юсуп Сулейманов и др. Ведь, как совершенно правильно писал великий русский писатель Н.В. Гоголь: «Родник поэзии есть красота. При виде красоты возбуждается в человеке чувство похвалить ее, песнесловить и петь. Хвалить такими словами, чтобы и другой почувствовал красоту им восхваляемого» (Собр. соч. в 7-ми т. Т. 6. М.: «Художественная литература», 1978. С. 188. Завещание).

Видимо, поэтому Юсуп Сулейманов много писал о неповторимой красоте природы своего края (его стихи никогда не переводились на русский язык, сделал это впервые я):

И снова весну я вижу:

В цветении сад мой весь

И тополь в хвалу – я слышу –

Поет ему звонко песнь;

А ветер кого-то ищет

На пестрых лугах – в цветах…

Так сердце счастливо дышит

Весной, и жить хочется так!

Это будто о Юсупе Сулейманове писал Н.В. Гоголь дальше: «Поэт только тот, кто более других способен чувствовать красоту… Потребность поделиться своими чувствами воспламеняет его и превращает в поэта» (Там же. С. 387). Именно так и произошло, по-видимому, и с нашим поэтом.

Юсуп Сулейманов рано лишился родителей и сироту воспитывал дядя. Ему шел одиннадцатый год и он учился в третьем классе, когда в 1944 году был депортирован в далекий и неведомый Казахстан. Жили они, терпя холод, голод, бесправие, лишения в с. Кокжиде Джалагашского района Кзыл-Ординской области. Там он продолжает учебу в школе, которая неожиданно была прервана – его отправили учиться в фабрично-заводское училище (это тогдашние прототипы современных специальных профессионально-технических училищ). По окончании ФЗУ Юсупа Сулейманова направляют на работу в угледобывающие шахты г. Караганда, где он и трудится до самого возвращения на Родину в 1957 году. Не имея возможности продолжить учебу, юноша стал усиленно заниматься самообразованием и делал это довольно успешно.

По возвращении в родные края Юсуп Сулейманов сразу же стал работать журналистом в редакции возрожденной Веденской районной газеты «Колхозная жизнь» и трудился он там, безвыездно живя в родном селе, до конца дней своих, до 1985 году, когда умер, чуть-чуть перешагнув пятидесятилетний юбилей, который, впрочем, как и последовавшие за ним, так и не был отмечен…

Писать стихи Юсуп Сулейманов начал, еще живя и работая в Казахстане. Случилось с ним это в те тяжелые годы не неожиданно, а потому, как пишет литературовед Ян Парандовский, что «поэзия нисходит на душу, как надежда, как весна. Мир внезапно предстает обновленным, голубым. Поэты расцветают рано, иногда до тридцатилетнего возраста они дают все, что могут дать» («Алхимия слова». М.: «Правда», 1990. С. 31).

Так случилось и с Юсупом Сулеймановым: только с 1957 года его стихи и поэмы стали регулярно печататься в газетах: районной «Колхозная жизнь», республиканской «Ленинский путь», в альманахе «Аргун», в коллективных сборниках.

Первый собственный сборник стихотворений и поэм Юсупа Сулейманова вышел из печати в 1970 году – «Песни гор». После этого большие подборки его стихов печатались в коллективных сборниках: «По зову молодости», «Утренние зори» и, наконец, посмертно крупный сборник стихов и поэм Ю. Сулейманова «Не останусь в пути» был опубликован в 1990 году. В него вошли наиболее значимые поэмы «Голос веков», «Рассказ чинара», «Рассказ пастуха» и др.

Основные темы произведения были традиционные для всей чеченской поэзии: Родина, природа, любовь. Характер его сочинений был философский, нравственно-нравоучительный, назидательный. Язык чистый, богатый красками; ритмы и размеры – классические, четкие; это видно и в стихах, которые я привожу в своем переводе, как приложение к разговору о творчестве поэта.



Илман Абзаилов

(1933)
Имя Илмана Абзаилова я узнал впервые в начале семидесятых годов ХХ столетия, когда прочитал стихи его, опубликованные в республиканской газете «Ленинский путь» и в альманахе «Аргун». Познакомился же я с ним в 1962 году на очередном семинаре молодых литераторов, проводимом Союзом писателей, когда я еще работал в аэропорту, а он – подчитчиком в редакции. Это был своего рода помощник корректора, читавшего набор (гранки), а подчитчик следил по оригиналу материала, правильно ли набраны слова текста. Ошибок же в те годы, особенно в чеченском тексте было много, потому что его набирали тоже русские наборщицы: чеченка среди них была только одна, да и она работала по сменам.

Почти два года проработали мы вместе, а позже – часто встречались и деловые отношения перешли в приятельские и они продолжаются до сих пор, хотя видимся мы теперь от случая к случаю: он – в селе, я – в городе, да и годы, и здоровье…

Родился Илман Абзаилов 4 апреля 1933 года (по логике вещей) или 1935 – по записи в паспорте. Первый вариант, по нашему мнению, вернее, потому что автор пишет в своей автобиографии о том, что «будучи учеником четвертого класса 23 февраля 1944 года был депортирован в Киргизскую ССР и жил там в селе Карабалта, где в вечерней школе №9 при сахарном заводе, днем работая, окончил семь классов».

Жизнь не баловала мальчика-спецпереселенца: она была трудной; о ней поэт писал впоследствии в стихотворении «Тайны жизни» (перевод – мой):

Меня испытывала, жизнь,

Ты, все давая по-немногу:

То яд тянула мне – травись,

То без вины карала строго.


Была мне мачехой в судьбе,

Без жалости ломала, била…

И все ж спасибо, жизнь, тебе,

Что на крылах своих растила…

Одиннадцатый класс Илман Абзаилов закончил уже по возвращении на Родину в Шалинской средней школе №2, затем получил и высшее образование.

Трудовую деятельность И.Абзаилов начал в очень юном возрасте – одиннадцати-тринадцати лет отроду, помогая семье, он начал работать учеником медника и жестянщика в кузнице механической мастерской Карабалтинского сахарного завода, затем – откатчиком вагонеток со шлаком теплоэлектроцентрали завода, еще позже – бригадиром интернациональной строительной бригады до 1957 года – до возвращения из ссылки.

Дома уже, в с.Белгатой, работал И.Абзаилов и заведующим сельской библиотекой, руководителем местного клуба, был нештатным корреспондентом Шалинской районной газеты до 1961 года. В том году переехал в город Грозный, начал работать подчитчиком в редакции газеты «Ленинский путь», вырос до корректора. В 1969 году перешел работать корректором и переводчиком на чеченский язык в Чечено-Ингушское республиканское книжное издательство, позже – в редакцию альманаха «Орга», где ему посчастливилось трудиться под руководством известнейшего чеченского писателя Магомета Мамакаева – мэтр был в те годы редактором этого издания. С 1975 года И.Абзаилов снова стал трудиться в сельском хозяйстве, так как врачами ему запрещена была малоподвижная сидячая работа. В 1969 году принят в члены Союза журналистов СССР.

Писать стихи И.Абзаилов начал еще в Киргизии, но в печать они попали довольно-таки поздно. Случилось это так. «В конце 1958 года Союз писателей республики меня пригласил на семинар молодых литераторов, - вспоминает поэт. – Секцией поэзии, куда входил я, руководили поэты Арби Мамакаев, в те годы консультант Союза писателей, и Нурдин Музаев, секцией прозы - Магомед Мусаев и Магомет Мамакаев. На одном из заседаний обсуждали мое стихотворение, посвященное М.Ю.Лермонтову. Подводя итоги, А.Мамакаев посоветовал мне убрать посвящение и доработать последние строки. И отобрал его для публикации в альманахе «Орга».

Так, с легкой руки А.Мамакаева стихи молодого поэта попали в печать и с тех пор регулярно публиковались на страницах республиканской газеты «Ленинский путь», альманаха «Орга», коллективного сборника молодых литераторов «Голоса молодых», репертуарных сборников, «Антологии чечено-ингушской поэзии» и так далее.

Результатом творческой деятельности Илмана Абзаилова стали три сборника стихов: «На берегах Аргуна» (1970 год), «Золотые руки» (1972) и «Молния на рассвете» (1974). Был подготовлен к изданию и четвертый сборник, но выходу ее помешали начало развала СССР и последовавшие события. Сейчас он и пятая книжка стихов последних лет находятся в рукописи.

В аннотации к книжке «На берегах Аргуна» ее редактор Шайхи Арсанукаев так пишет об основных темах поэзии И.Абзаилова: «Яркими поэтическими образами молодой поэт всем сердцем воспевает Родину и жизнь. В творчестве его так же большое место занимает любовная лирика и природа».

Подтвердим это отрывками из стихов И.Абзаилова. О родине в стихотворении «В горах мои думы» он пишет (перевод – мой):

Кавказские горы – родная земля –

Стоите всегда устремленные ввысь,

Как с вами легко мне,

Все ровно деля,

В трудах и заботах вести свою жизнь.
Седые Кавказские вечные горы,

Качавшие в детстве мою колыбель,

Со мною вы всюду –

И в счастье, и в горе,

И в очарованье далеких земель.

А вот о природе (стихотворение «На берегу Аргуна»; перевод – мой):

Кончается лето, и осень все ближе,

Приметы ее на природе везде:

И дни все короче, и солнце все ниже

Все чаще скрывается в старом гнезде.


Как кони под седлами, встали вершины

В высь к звездам готовы умчать и меня,

И ночь, словно бурку накинув на плечи,

Стоит, как джигит, у Аргуна Чечня.

Не смотря на преклонный возраст и одолевающие блезни, поэт все еще активен в творчестве и надеемся, что он еще не раз порадует читателей своими новыми книжками. Нужна только помощь со стороны Союза писателей Чеченской республики в издании их.


Анатолий Передреев

(1933–1987)
Для того, чтобы «бытие стало стихотворением, оно должно сначала войти в самого поэта, в его жизненное поведение. Ценность стихотворений Анатолия Передреева, конечно, не в самой по себе мысли, остроту и емкость которой он стремился показать. Ценность их – в подлинности и живой правде того творческого поведения, которое в нем воплощено, дышит в каждой его строке» (Кожинов В.В. Как пишут стихи. М., 1970).

«Вместе с Анатолием Передреевым входили в литературу его сподвижники и друзья… Вместе они создали основу целого направления, или, вернее, периода в развитии отечественной поэзии, получившего позднее название «тихая лирика». С середины шестидесятых годов (ХХ века) это направление, во многом родственное «деревенской прозе», стало основным средоточием движения русской поэзии» (Кожинов В.В. Предисловие к книге Ст. Куняева «Путь». М., 1982).

«Собственно литературный талант сейчас как-то затерялся среди других способностей. Его путают с умом, образованием, изощренностью, сложностью, актуальностью. Но все это другое по сравнению с истинным талантом: способностью цельно и выразительно запечатлевать самую жизнь… И к таким талантам я отношу Анатолия Передреева» (Урнов Д. О талантах. «Литературная газета». 26 июня 1989).

Это все об Анатолии Передрееве – самом чеченском русском поэте, которым Чечня может по праву гордиться: он был одним из самых талантливых писателей Чечни. Хотя был рожден далеко, но с детства жил, вырос, закончил школу, стал известным поэтом именно здесь, в г. Грозный, в родительском доме на тихой, зеленой, тенистой улице им. Хрусталева, что в Октябрьском районе, о котором поэт писал:

В этом доме думают, гадают

Обо мне мои отец и мать,

В этом доме ждет меня годами

Прибранная чистая кровать.

В черных рамках – братьев старших лица

На беленных глиняных стенах…

Не скрипят, не гнутся половицы,

Навсегда забыв об их шагах…

Родился Анатолий Передреев в г. Саратов в 1933 году. Восьми лет от роду по эвакуации в связи с приближавшимся фронтом с родителями попал в г. Грозный и с этого времени вся его жизнь и все его творчество были связаны с Чечней. Он даже был женат на чеченке, жену его звали Шемой. У них росла дочь Лена. Хотя и на бытовом уровне, но знал и чеченский язык. Поэтому, когда критик однажды на совещании по переводам, на котором присутствовал Анатолий, сказал о том, что можно создавать хорошие переводы, и не зная языка подлинника, и привел в пример чеченских поэтов, переведенных А. Передреевым, поэт уверенно возразил: «А почему вы думаете, что я не знаю языка? У меня жена – чеченка». Ей, Шеме, посвящена почти вся лирика А. Передреева, в которой – самые светлые чувства, самые нежные слова, самая горячая преданность:

Что с Чечнею, с этим Грозным

Породнило нас?

Как своим дышал я звездным

Воздухом, Кавказ!..

И поставил все на карту

До последних дней

На крестовую дикарку

Из страны твоей…

Анатолий Передреев прошел трудный и сложный жизненный путь. Всю жизнь он искал свое место, менял профессии, мотался по стране, пока окончательно не осел в шестидесятых годах ХХ века в г. Москва, не прерывая надолго связи с Чечней, Грозным, с чеченскими писателями. И всегда страдал из-за своего гордого, независимого, сложного и тяжелого характера. И при всем при этом он оставался интеллигентным, общительным и очень одаренным человеком.

Бывший друг Анатолия Передреева, поэт, журналист и переводчик, уроженец Чечни Виктор Богданов (подробнее о нем см. в книге Кусаев А.Д. «Говорит и показывает Грозный». Грозный, 2008) по моей просьбе поделился своими воспоминаниями о нем. Он пишет: А. Передреев «в Чечне оказался в годы войны. Учился в мореходной школе в Се¬вас¬тополе. («Я ехал в город Севастополь… учиться», – напишет он позднее). Служил в Советской Армии. В войну потерял четырех братьев. Эта трагедия всегда сидела в нем. И не давала покоя его душе. Он работал на строительстве Братской гидроэлектростанции – моряк из него не получился. Тогда к Братской ГЭС были прикованы взгляды всей страны.

В г. Братск приезжали самые известные артисты, политики, писатели и поэты, художники Советского Союза. Однажды приехали поэты Николай Асеев и Борис Слуцкий. На литературном вечере предоставили слово и рабочему ГЭС Анатолию Передрееву. Он прочитал свои стихи, и Н. Асеев с Б. Слуцким сразу обратили внимание на его редкое дарование. Рекомендовали его в Москов¬ский литературный институт Союза писателей СССР им. А.М. Горького, который он и окончил успешно.

В институте А. Передреев учился на одном курсе с известным русским поэтом, будущим единомышленником в поэзии Николаем Рубцовым, и многое сделал в его становлении. Об этом литературный критик В. Обатуров писал в предисловии к книге Н. Рубцова «Стихотворения»: «Становлению молодого поэта помогали друзья: Глеб Горбовский в Ленинграде, Станислав Куняев и Анатолий Передреев – в Москве». По окончании института А. Передреев был введен в редакционную коллегию журнала «Наш современник».

Поэт в Анатолии Передрееве проснулся рано, еще в школе. Позже в стихотворении «Я учился писать» он так об этом писал:

Я учился писать…

Мимо школы – колонны, колонны

Колыхались рекой

И впадали в невидимый фронт…

Я учился писать,

Строки в стих все ложились с наклоном,

И скрипело стальное

Защитного цвета перо,

Я учился писать…

В Братске, где на литературном вечере он прочитал стихотворение «Три старших брата», его талант заметили и сразу по достоинству оценили: его стихи начали публиковаться в газетах «Литературная газета», «Литературная Россия» и «Грозненский рабочий», в журналах «Литературная учеба», «Наш современник», в ежегодных альманахах «Дни поэзии», в коллективных сборниках творческого объединения молодых талантов при редакции республиканской газеты «Комсомольское племя» – «Звезды в ладонях», «Зовут нас горизонты» и др.

При жизни было издано всего три авторских сборника стихов Анатолия Передреева в Москве: «Судьба» (1969), «Равнина» (1971) и «Стихотворения» (1986). Он так и умер в 1987 году пятидесяти четырех лет от роду, не дождавшись издания своего сборника в ставшем уже для него родным городе Грозный.

Творчество Анатолия Передреева дорого и ценно для нас сегодня не столько тем, что он наш именитый земляк, сколько тем, что он своими переводами сделал неоценимо много для пропаганды чеченской и ингушской литературы, в частности поэзии. Переводил он немного, но делал это так мастерски, с таким хорошим знанием оригинала и особенностей языка, стиля и образного строя национальной поэзии, что каждое произведение, переведенное им, становилось шедевром, жемчужиной, сияло как алмаз. Ни один из русских поэтов не делал это с таким блеском, как он.

Переводил он стихи Джемалдина Яндиева, Магомета Сулаева, Мусбека Кибиева, Хасмагомеда Эдилова, но особенно охотно – Магомета Мамакаева, с которым, несмотря на большую разницу в возрасте, крепко дружил и о котором писал, что он не пророк, но поэт Кавказа.

Литературовед Г.И. Яблокова писала об их дружбе: «Магомет ценил его (А. Передреева. – А.К.) талант и относился к нему особенно бережно, опекая, как старший товарищ, помогал решать и творческие, и бытовые вопросы. Они много и плодотворно работали вместе» (Яблокова Г.И. У истоков книги. Грозный: «Книга», 1990. С. 41).

«Их часто видели вместе на улицах Грозного, – пишет далее Г.И. Яблокова, – Магомет – плотный, коренастый, с густыми, кустистыми бровями, с пристальным взглядом небольших глаз, а рядом Анатолий – высокий, тонкий, как тростинка, светлые волосы непослушно вьются по голове, всегда заняты разговором, что-то оживленно обсуждают, погружены в свои дела и заботы» (Там же. С. 42).

О мастерстве А. Передреева как переводчика говорят и слова, сказанные Д. Яндиевым о переведенном им своем стихотворении «Жеребенок», которое было опубликовано в «Литературной газете»: «А. Передреев в своем переводе сказал о жеребенке то, что я думал, но выразить, как он, не смог».

Таким сложным, но талантливым человеком был поэт Анатолий Передреев. А это случалось довольно-таки час¬то. Он однажды взял даже для перевода мои стихи, но не успел сделать этого – помешала неожиданная смерть.

Ямлихан ХАСБУЛАТОВ

(1935)

Я встретился с этим непоседливым, неугомонным и суматошным человеком, когда в середине шестидесятых годов XX в. был в числе других молодых литераторов приглашен на телевизионную передачу редактором художественных программ поэтом и журналистом Виктором Богдановым. Когда мы проводили так называемый редакционный тракт, в комнату вошел молодой человек плотного сложения, с очень броскими и запоминающими чертами лица: пышная шевелюра, густые, лохматые брови, прищуренный взгляд пытливых глаз, аккуратно подстриженные усы, высокий лоб и вечно растрепанная прическа: он ни на минуту не оставлял в покое свои волосы - вечно ерошил их растопыренными пальцами. Он сразу же остановил на мне несколько удивленный и изучающий взгляд прищуренных, но зорких глаз. Виктор, почувствовав его нетерпение, представил нас друг другу: «Знакомьтесь: это - Ямлихан Хасбулатов, редактор нашей редакции и поэт. Он готовит передачи на чеченском языке. Так что, Адиз, готовься: уж Ямлихан - то тебя в покое не оставит - такие, как ты, ему нужны для передач».

Но после этого мы встречались редко, лишь на различных мероприятиях, проводимых Союзом писателей республики, когда меня в октябре 1972 г. пригласили на должность заведующего отделом художественных программ Грозненской студии телевидения, в котором продолжал работать редактором Я. Хасбулатов состоялось близкое знакомство. С того дня проработали мы с ним бок о бок около пятнадцати лет и, конечно же, не только близко познакомились, но и подружились (дружили и наши семьи) и дружба эта продолжается и по сей день. И, естественно, я не только хорошо знаю жизненный и творческий путь самого Ямлихана, но и его семью, родственников - братьев, сестер и других. Да и кто не знает сегодня этих высококультурных, интеллигентных, широко образованных исследователей, ученых, просветителей: Русламбек Хасбулатов -всемирно известный авторитетный, уважаемый ученый-экономист, доктор экономических наук, общественный и государственный деятель; Асланбек - кандидат исторических наук, профессор, автор многих книг по дореволюционной (1917г.) истории Чечни, заведующий кафедрой Чеченского Государственного университета; Зулай -кандидат исторических наук, доцент ЧГУ; Бекхан-доктор филологических, ректор Чеченского Государственного педагогического института и т. д.

Ямлихан Хасбулатов - самый старший - презрев все злато и блага мира, посвятил себя капризной и не очень-то богатой невесте - Музе поэзии и не менее опасной профессии - журналистике. Впрочем, это, может быть, и к лучшему- он прекрасный и признанный поэт, неравнодушный и беспокойный публицист.

Родился Ямлихан Хасбулатов 7 августа 1935 г. в Грозном, где его отец Имран работал начальником отдела кадров завода «Красный молот». Вскоре после рождения сына он был назначен директором совхоза «Ермоловский». Ямлихан был учеником второго класса одной из грозненских школ, когда в 1944 г. попал в список «врагов народа» и стал спецпереселенцем в Северо-Казахстанской области Казахской ССР. Там окончил школу в районном центре Полудино и в 1955 г. - кооперативный техникум, но уже в г. Алма-Ата, куда переехала семья. Более года проработал в системе потребкооперации, учась на заочном отделении журналистики Казахского государственного университета. Вскоре был принят на работу в начавшуюся издаваться в 1955 г. чеченскую газету «Знамя труда». После ее закрытия в связи с возвращением чеченцев на родину, Я. Хасбулатов организовал радиоредакцию при казахском радио и готовил передачи для чеченской диаспоры. Они выходили в эфир до 1963 г., покуда Ямлихан не вернулся в родной Грозный.

Дома сразу же стал корреспондентом республиканской газеты «Ленинский путь», затем - в 1966 г. - редактором Грозненской студии телевидения, еще дюжину лет спустя - ее главным редактором. В начале 90-х годов прошлого века ушел на пенсию, но продолжал работать в кругах писательской организации Чечни. Это благодаря его упрямству и активной деятельности, в самые тяжелые для чеченского народа дни 2000 г. был возрожден и расширен Союз писателей Чеченской Республики и Я.Хасбулатов утвержден его председателем.

Первые шаги в поэтическое творчество Ямлихан Хасбулатов сделал в середине пятидесятых годов XX в. И с первых же строк он заявил четко и ясно, что главные герои его поэзии - Родина, человек-созидатель, природа и история. Поэтому его стихи отличаются всегда глубиной содержания, восторженными интонациями, философскими раздумьями. Об этом очень точно сказал в своей аннотации к книжке Я. Хасбулатова «Ночная песня» великий поэт Кавказа Расул Гамзатов: «Чеченский поэт Ямлихан Хасбулатов известен как тонкий и проникновенный лирик. Внешне в его стихах те же приметы, что и у других кавказских стихотворцев. Но, вчитавшись, убеждаешься, что поэзии его присущ свой неповторимый философский ключ, с помощью которого он открывает тайны природы и человека».

Подтвердим сказанное строками из стихотворения Ямлихана Хасбулатова «Первый хлеб» (обработка-А.К.):

Хлеб пахнет солнцем, пахнет летом.

Что наши мысли без него?

Ты должен быть его поэтом -

Нет в мире выше ничего.

Вкус хлеба - что ни говори, -

Награда самая большая

Нам, от зари и до зари -

Потевшим ради урожая!

Писать стихи Я. Хасбулатов начал еще в школе. «Было это давно, когда мы жили в самом суровом краю Казахстана в с. Полудино Полудинского района Северо-Казахстан-ской области, - вспоминает поэт. - Как-то глубокой осенью нас, учеников, отправили на заготовку дров для школы. Так бывало каждый год. Когда мы возвращались, вдруг разыгралась метель, и мы заблудились. Но никто не растерялся - к такому мы были привычны. Вместо страха, глядя на эту снежную картину, мне неожиданно вспомнилось стихотворение А.С. Пушкина «Буря» и в голове начали складываться строки. И постепенно, строка за строкой, родилось мое первое стихотворение. «Потом таких стихов было написано много, а первое было опубликовано в газете «Знамя труда» по рекомендации Hyp дина Музаевав 1956г.

С тех пор поэтический талант Ямлихана Хасбулатова креп и мужал год от года. Его стихи часто печатались на страницах республиканских газет и альманахов Чечено-Ингушетии, коллективных сборников молодых писателей республики. В переводах на русский язык его произведения публиковались в журналах Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону: «Дружба народов», «Москва», «Нева», «Дон», «Современник», в газетах «Литературная Россия», «Литературная газета» и других изданиях..А делали поэзию достоянием русского читателя многие известные широко поэты бывшего Советского Союза, такие как Олжас Сулейменов (он даже опубликовал два стихотворения Я. Хасбулатова в своем переводе в своей нашумевшей «Глиняной книге»), Яков Козловский, Наум Гребнев, Юрий Паркаев, Семен Ботвинник и другие. И переводы их были, надо сказать, прекрасными, точными, близкими к оригиналу. На многие стихи Я. Хасбулатова были написаны песни, которые звучали по телевидению, радио, с эстрады. Помню, как трогала патриотические сердца первая песня на его стихи «Голос гор» в прекрасном исполнении Султана Магомедова, как широко и вольно лились ее слова (перевод - А.К.):

О, древний голос гор,

О, вечный голос гор,

Лети, благую весть

Везде распространяй

О человеке, что

Смертям наперекор

Достоинством своим

Мой славил отчий край.

В тебе живет народ

И вся моя страна,

И сокола полет,

И Терека вол на!

Первый поэтический сборник Ямлихана Хасбулатова «Надежда» вышел из печати в 1969 г. Затем поэт в разные годы выпустил в городах Грозный, Москва, Алма-Ата, Ереван, Махачкала и других около двадцати сборников стихов и поэм на чеченском, русском, казахском, аварском, армянском и других языках. В их числе такие, как: «Высокое имя» (1972 г., 1985 г.), «Песня голубя» (1974 г., 1984г.), «Нестареющие струны» (1977 г.), «Тяжесть земли» (3985 г.), «Ночная песня» (1995 г.) и другие. В 1997 г. в Москве вышел из печати последний небольшой сборник его «Звездное окно». Стихи Я. Хасбулатова были опубликованы в сборниках «Сто песен» и «Песни вайна-хов». Они вошли и в фундаментальные издания «Антология чечено-ингушской поэзии» (г. Грозный, 1981 г.), «Антология чеченской поэзии» (г. Москва, 2003 г.) и, наконец, - в объемную «Антологию поэзии народов Северного Кавказа» (г. Пятигорск, 2003 г.), в которой собраны лучшие произведения известных поэтов всех народов Северного Кавказа. Чего еще может желать поэт?

В поэзии Ямлихана Хасбулатова последних лет (1995-2003 г.), естественно, занимают большое место стихи и поэмы о трагических событиях (истребительных войнах) в жизни многострадального чеченского народа. Он пишет много и уже подготовлены к печати два объемистых сборника поэзии и публицистики, издать которые поэт, к сожалению, не имеет возможности по известным всем нам причинам. Многие стихи его последних лет афористичны, как, например, четверостишие из последнего сборника «Звездное окно»:

О, брат мой, дела здесь лихие:

За боль, за обиду одну

Россия воюет с Россией,

Чечня убивает Чечню!

Составитель и редактор этого сборника В. Ленцов так пишет об этом и других стихотворениях поэта: «В творчестве известного чеченского поэта и журналиста сквозной темой проходит сыновняя тревога за великую и прекрасную Родину, за родной город Грозный, превращенный в руины, за разоренные села. На стихи Я. Хасбулатова слагались и слагаются песни, в которых славится мужество и доблесть сынов родного края, их верность любви и высокая ответственность. Он - певец, прославляющий красоту неповторимой жизни и вечной доброты человеческой...»

Стихи Ямлихана Хасбулатова всегда ритмично выстроены, изящны, легки, пронизаны солнцем, теплом, верой, надеждой. У них богатый и чистый язык, точные и свежие рифмы, яркие и оригинальные образы. Это результат прекрасного, безупречного знания им родного языка, устной народной мудрости и жизни народа. Это результат большой любви поэта к родному слову, родному краю, родной природе. Об этой преданности и пишет он в стихотворении «Чечня, ты - песня» (переложение - А.К.):

Кавказ! Твой славлю древний голос,

Орлиный взлет, и горный взгляд,

И бука ствол, и хлебный колос,

И ночи светлый звездопад;

И солнце вечное над нами,

И гор гряду - как связь времен...

Чечня в тебя сильней с годами, -

Как в песню жизни, я влюблен!

К сожалению, о творчестве Ямлихана Хасбулатова в чеченском литературоведении и критике или ничего не написано, или написано слишком мало в сравнении с большим вкладом, вносимым им в чеченскую литературу. Хотя известно, что литературная критика, оценка произведений является своеобразной школой мастерства для писателя. Ведь недаром писал великий В.Г. Белинский: «Литературная критика, анализ творчества писателя -это стимул к росту его мастерства. Похвала, если она заслужена, и тактичная критика, если имеется повод для нее, вдохновляют писателя на литературные поиски. Литературная критика - это профессиональная учеба для творческого человека. Она показывает, что хорошо и отчего надо избавляться в дальнейшем. Литературная критика-это обязательно сотворчество».

Лучше не скажешь. И, будем надеяться, что чеченские литературоведы наконец-то «вспрянут ото сна» и будут воздавать должное каждому писателю. Ямлихану Хасбулатову - в том числе.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет