Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет21/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   35

Эдуард МАМАКАЕВ

(1939)

Однажды весенним вечером после прогулки по берегу Терека мыс Эдуардом сидели в комнате-кабинете его отца, который скрупулезно, до мельчайших деталей восстановил сын в музейном комплексе Арби Мамакаева в том виде, какой он имел в начале сороковых годов XX в., до ареста поэта. На столе я увидел среди других две книжки: «Избранное» - отца, сборник стихов и поэм «Осенний дождь» - сына. «Вот уж поистине преемственность: талант отца продолжился в сыне, - подумал я. - Чем не творческая династия?»

- Наверно, очень трудно быть поэтом, сыном поэта? Наверно, нелегко утвердить свое имя в литературе после всеми признанного и ставшего классиком человека-творца? - спросил я у Эдуарда, не ожидая получить ответа.

- И трудно, и легко, - после некоторого раздумья ответил Эдуард. - Трудно стараться быть непохожим на отца, найти свою тропу и себя в поэзии, в которой, кажется, давно и все и обо всем написано, и надо найти что-нибудь новое (слово, образ, поворот мысли), чтобы увлечь и удивить читателя. Поэтому в минуты творчества я стараюсь забыть всю поэзию (и отцовскую - тоже), чтобы она не тяготела надо мной. Легко потому, что есть у кого учиться, на кого равняться. А для того, чтобы совсем отличаться от отца, я много и с радостью пишу для детей. И, впрочем, слава отца меня не смущает и не пугает: у него свой путь в литературе, а у меня - свой. Общее у нас только одно в поэзии: неистощимая любовь к отчему краю, его народу и к его природе. О них же, что бы ни писал, все идет из сердца... Вот такой разговор о поэзии получился у меня с Эдуардом Мамакаевым. А для того, чтобы убедиться в его словах о непохожести поэтических почерков их, я открыл обе книги и на выбор прочитал отрывки из стихов о Родине (переводы - А.К.):

Как прекрасны предгорья,

В чьих объятиях вырос,

Что на счастье, на горе

В наши судьбы явились.

Словно нарты, на страже

Гор седые вершины -

С ними людям не страшен

Ни набег, ни вражина.


Это-отец, Арби Мамакаев.
И нану я, как Родину, люблю,

И Родину люблю, как нану, с детства.

Но чем измерить к ним любовь мою,

Что только лишь в мое вместится сердце?

В гранитный берег бьющейся волной

Мечтаю, прибежав издалека, я,

Словно в объятиях матери родной,

С тобою слиться, ширь родного края!

Это - сын, Эдуард Мамакаев. Вот и сравните - похожи ли? Сами увидите- ничуть, хотя один начал очень рано -в годы детства чеченской литературы, а другой - поздно, в годы расцвета и возмужания ее.

Родился Эдуард Мамакаев 28 апреля 1939 г. в Грозном, где в то время его отец работал диктором Чечено-Ингушского радиокомитета. После ареста его мальчик жил с бабушкой. Когда осенью 1943 г. опубликовали в печати и передали по радио сообщение «о преступных деяниях врагов народа, немецко-фашистских шпионов», в числе которых клеймился позором «министр идеологии намеченной создать свободной Чеченской Республики Арби Мамакаев» с грозным приговором - «их ждет только позорная смерть», сердце бабушки не выдержано. Мальчика забрала к себе тетушка, водившая с мужем отары в калмыцко-ногайских степях-бурунах. Но вскоре туда пришла война, и им пришлось бежать на правый берег Терека. И началась скитальческая жизнь пятилетнего ребенка. Дажев ссылку в 1944 г. его вывезли с совершенно чужими людьми.

«Я шел домой от приятеля, когда вдруг на моем пути появилось чудо на колесах, - вспоминает Э. Мамакаев. - Это был студебеккер, я видел такие за Тереком. Ломая изгородь, он въехал в чужой двор, я - за ним. Из него выскочили военные, поднялся шум и крик, раздался плач, мольбы летели к Богу. Когда машина уже выезжала, один солдат, увидев меня, выпрыгнул из кабины, схватил за шиворот и бросил в кузов прямо на головы людей. Взрослые старались объяснить, что я чужой, но их никто и слушать не хотел».

К счастью, Эдуард попал к хорошим людям: ему всю жизнь везло на них. Он рос и учился в Нуринских степях Джезказганской области Казахской ССР. Окончив там школу, в 1958 г. вернулся в родные края, где после четырнадцатилетней вынужденной разлуки встретился с отцом и матерью, которые жили в ссылке в Карагандинской области Казахстана. Но побыть с отцом Эдуарду довелось всего полтора (месяца-в августе 1958 г. Арби Мамакаев скончался.

Э. Мамакаев поступил на национальное отделение историко-филологического факультета Чечено-Ингушского госпединститута, после окончания, которого перепробовал множество профессий: с 1962 г. - учитель Надтеречной средней школы, в 1965 - избран секретарем Надтеречного райкома комсомола, затем - ответственный секретарь районной газеты, собственный корреспондент республиканской газеты «Ленинский путь». С 1980 г. Э. Ма-макаев на разных партийных и советских должностях, заведующий бюро научно-популярного общества «Знание», с 1990 г. - заведующий отделом культуры Надтеречного района.

Все эти годы Э. Мамакаев работает над восстановлением былого вида дома деда, где родился и вырос отец, и созданием в нем литературно-мемориального музея поэта. Он открывается в 1988 г. Сейчас он является филиалом Национального музея Чеченской Республики, а Э. Мамакаев - бессменным его директором.

Вся эта большая и многолетняя работа в образовании и культуре не осталась незамеченной и неоцененной: Эдуард Мамакаев по праву носит почетное звание «Заслуженный работник культуры ЧИАССР» и высшую награду Министерства культуры России - медаль «За достижения в культуре», а музей А. Мамакаева удостоен высшей награды за успехи в пропаганде культуры и образования Российской Федерации - медали А. Сахарова.

Тяга к поэтическому творчеству пробудилась в Э. Мама-каеве довольно-таки рано. Отом,как это было, он вспоминал впоследствии: «Мне много рассказывали о таланте отца люди, хорошо знавшие его. Они внушали мне мысль, что я должен продолжить его дело. И это побуждало меня еще в детстве хотя бы в чем-то отличаться от сверстников. Ни физических, ни материальных данных у меня для этого не было, поэтому я решил удивить их художественным (я хорошо рисовал, да и сейчас рисую) и литературным даром».

Первое стихотворение в восемь строк «Я люблю вас, горы!» Э. Мамакаев написал в пятом классе и показал его своей классной руководительнице. Вскоре - после ее редактуры ее - стихи напечатали в школьной стенгазете. Три года спустя уже в восьмом классе Эдуард отправил свои стихи на русском (вначале все писатели нашего поколения писали на нем - писать и говорить на чеченском спецпереселенцам было запрещено) языке в алма-атинскую областную газету. И они были опубликованы.

Серьезно же заниматься поэзией Э. Мамакаев стал в годы учебы в институте. Его стихи регулярно печатались на страницах районных и республиканских газет, альманаха «Орга», коллективных сборников молодых л итераторов Чечено-Ингушетии, часто звучали по телевидению и радио. Многие из них, переложенные на музыку, становились популярными песнями и исполнялись как самодеятельными артистами, так и звездами эстрады республики. Наиболее известными из них были: «Родина - мать», «Альбика», «Виноградная лоза», «Твоя косынка», «Зов пондара» и другие, которые изредка исполняются и в наше время.

Писать стихи Э. Мамакаев не переставал никогда, потому что, как говорил поэт и литературовед Евгений Долматовский: «Эта болезнь настолько заразительна, что если раз прицепится к человеку, то не отпустит (лечение - бесполезно) никогда». И всегда относился к творчеству серьезно и ответственно. Он говорил мне однажды о причине этого: «В поэзии мой путь был трудным, потому что во всем и для меня, и для читателей эталоном стихотворчества был Арби, ниже которого нельзя было опускаться. Тогда не стоило бы и писать: если бы я сочинял плохо, говорили бы, что я позорю отца, а творил бы лучше, сказали бы, что хочу затмить его. И мне приходилось то подтягивать, то сдерживать себя».

Первое стихотворение в восемь строк «Я люблю вас, горы!» Э. Мамакаев написал в пятом классе и показал его своей классной руководительнице. Вскоре - после ее редактуры ее-стихи напечатали в школьной стенгазете. Три года спустя уже в восьмом классе Эдуард отправил свои стихи на русском (вначале все писатели нашего поколения писали на нем - писать и говорить на чеченском спецпереселенцам было запрещено) языке в алма-атинскую , областную газету. И они были опубликованы.

Серьезно же заниматься поэзией Э. Мамакаев стал в годы учебы в институте. Его стихи регулярно печатались на страницах районных и республиканских газет, альманаха «Орга», коллективных сборников молодых литераторов Чечено-Ингушетии, часто звучали по телевидению и радио. Многие из них, переложенные на музыку, становились популярными песнями и исполнялись как самодеятельными артистами, так и звездами эстрады республики. Наиболее известными из них были: «Родина - мать», «Альбика», «Виноградная лоза», «Твоя косынка», «Зов пондара» и другие, которые изредка исполняются и в наше время.

Писать стихи Э. Мамакаев не переставал никогда, потому что, как говорил поэт и литературовед Евгений Долматовский: «Эта болезнь настолько заразительна, что если раз прицепится к человеку, то не отпустит (лечение - бесполезно) никогда». И всегда относился к творчеству серьезно и ответственно. Он говорил мне однажды о причине этого: «В поэзии мой путь был трудным, потому что во всем и для меня, и для читателей эталоном стихотворчества был Арби, ниже которого нельзя было опускаться. Тогда не стоило бы и писать: если бы я сочинял плохо, говорили бы, что я позорю отца, а творил бы лучше, сказали бы, что хочу затмить его. И мне приходилось-то подтягивать, то сдерживать себя».

Первый поэтический сборник для детей «Белолобый» Э. Мамакаева вышел из печати в 1971 г. В том же году был издан еще один - «Звезды не умрут». Затем к читателям пришел и третий - «Дети и солнце», и четвертый в переводе на русский язык «Солнце-птица, не спеши садиться». И, наконец, в 1987 г. увидел свет последний объемный сборник стихов и поэм Э. Мамакаева. адресованных и детям, и взрослым - «Осенний дождь». Подборки его стихов вошли также в «Антологию чечено-ингушской поэзии» (г. Грозный, 1981 г.) на русском и фундаментальную «Антологию чеченской поэзии» (г. Москва, 2003 г.) на чеченском языке.

Помимо стихов Э. Мамакаевым написано немало художественных очфков, рассказов, одноактных пьес, которые ставились самодеятельными артистами, создан ряд теле-и киносценариев документальных фильмов. Сейчас в московских издательствах находятся подготовленными к печати три сборника стихов и поэм его (два - на чеченском, один - на русском). Он - член Союза писателей СССР с 1992 г., Союза журналистов - с 1968 г.

Все стихи Э. Мамакаева написаны очень простым, чистым и образным языком, как и положено писать настоящему поэту. Посудите сами (перевод - А.К):

А снежинки синие,

Словно мотыльки,

Ткет морозец инеем

Тополям платки.

Птичкам же не до смеху:

Все бело кругом –

Боязно им по снегу

Бегать босиком.

И еще об одной черте поэта и человека Эдуарда Мамакаева не могу не сказать - о душевной доброте и щедрости его, непосредственности и искренности. Двери его дома всегда гостеприимно распахнуты для всех. Достаточно сказать только об одном: в годы первой чеченской войны (1994-1996) и дом его, и музейное строение были превращены в общежитие для беженцев из г. Грозного, для всех страждущих. И Эдуард и его семья делали все, чтобы они ни в чем не нуждались. Он неутомим и в организаторской работе: то конкурс самодеятельных артистов проводит, то литературные чтения, то юбилейные торжества своих знатных земляков, то выставки и экскурсии.

И при всем при этом находит время писать прекрасные стихи. Поэзия его многотемна, разножанрова, образна, легка, полна нежности, света и солнца. Э. Мамакаеву одинаково удаются и лирические стихи, и юмор (басни, эпиграммы, послания), и маленькие поэмы, и детские стихи. Но мне больше нравится его лирика - раскованная, искренняя, окрыленная, - когда поэт создает такие жемчужины о любви (перевод - А.К.):

Ах, как заснуть сегодня мне, Коль выйдя из-за облак Луна присела на окне, Приняв твой милый облик? Совсем мне стало не до сна, Когда я сник в сомненье: То ли манит меня луна, То ли твое виденье?

И таких находок немало в поэзии Эдуарда Мамакаева, потому что, как пишет литературовед К. Гайтукаев: «Настоящая лирика поэта - это стихи, написанные для души. Это стихи тихие, камерные, трепетные, искренние и неожиданные. Над ними поэт работает долго, тщательно, влюбленно. И они никогда не будут длинными, унылыми письмами графоманов к любимой, которым цена копеечной марки на конверте и прямой путь по почте адресату, а никак не к читателю. Это - не поэзия и совсем уж не лирика».

А лирика Э. Мамакаева и есть именно камерная, искренняя и неожиданная. И ему веришь и его тревогой и грустью проникаешься, когда читаешь его пронзительные строки (перевод - А.К.):

Ах, почему все чаще плачет сердце,

Хотя едва лишь вьюги замели?

То навсегда уносят юность, детство,

Летя куда-то с плачем журавли.

То старость надвигается сурово,

То мимо мчатся стаи светлых дней,

Что никогда не возвратятся снова

Строкой весной летящих журавлей...

Но поэзия Э. Мамакаева будет возвращаться к читателю каждый год то новым цветком весны, то курлыканьем журавлей, то криком новорожденного. В этом и есть бессмертие истинного таланта. И настоящей поэзии.
Жамалдин МАХМАЕВ

(1939)

Почитатели его таланта, часто даже коллеги по перу, говорили в шутку (а выходило, что всерьез), увидев идущего по улице Жамалдина Махмаева: «Вон, идет отец Маликат, хорошей и умной девочки». Именно, отец, а не автор, потому что в своих стихах и поэмах поэт нарисовал их главную героиню такой живой и яркой, что она воспринималась как реально существующая. Она вошла в нашу жизнь, как типичная юная жительница села. Поэтому Ж. Махмаев никогда не обижался на шутку, понимая, что в ней -высшее признание его творчества и поэтического таланта. Его произведения о Мали-кат литературовед Г.И. Яблокова считала «веселыми, поучительными и искренними искорками детской жизни». Высоко оценивал детскую поэзию (да и все творчество) Ж. Махмаева и литературный исследователь и критик Ю. Айдаев, который в своей статье «Чечено-Ингушская литература: поиски, находки и проблемы» писал: «Мальчишки и девчонки в стихах поэта всегда смышленые, любознательные, добрые и озорные, словом, как дети в жизни. Все они разные по характеру, но в то же время похожие друг на друга одним большим желанием - быть лучше, чем есть, сделать людям что-то хорошее, полезное. Их главный принцип в жизни: «Не тот человек, кто делает красивое безобразным, а тот - человек, кто делает безобразное красивым».

Этого в своем творчестве всегда и добивался Жамалдин Махмаев. О детях он пишет, не назидая и поучая, не как о несмышленышах, а как о взрослых - серьезно и уважительно. Как, например, в поэме «Маликат» (перевод - А.К.):

Маликат несет в лукошке

Кости - псу, цыплятам - крошки.

Дома все дела решит,

К речке по воду спешит.

Мама дочкою гордится:

Ей помощница растет...

Ох, и вкусная водица

И целительна, как мед!

Биография Жамалдина Махмаева типична для людей его поколения, рано познавшего лишения и беды, несправедливость и труд. Поколения, не сломленного тяжкими испытаниями, а выжившего наперекор им. Выжившего, благодаря надежде и упорству, жажде жизни и тяге к знаниям. Поколения, равно возмужавшего и поумневшего, благодаря талантам, заложенным в них Всевышним и природой, рано нашедшего свой путь и занявшего свое место в жизни.

Я впервые познакомился с Ж, Махмаевым вначале семидесятых годов XX в., когда работай заведующим отделом культуры и быта республиканской газеты «Ленинский путь». Еще ближе я узнал его на семинарах молодых литераторов республики и на встречах (к счастью, очень частых в те годы) с читателями. Позже, работая на чечено-ингушском телевидении, я часто бывал на уроках родного языка и литературы, которые вел поэт в школе с. Бердыкель, гостил у него дома. Он был частым гостем телевизионных литературных передач, которые я готовил и вел.

Человек он очень скромный, тихий, спокойный. Страшится неосторожно сказанным словом, жестом, поступком создать впечатление, что он хочет выделиться, привлечь к себе внимание. Когда однажды я попросил его написать о себе, Ж. Махмаев, рассказывая свою биографию, каждую фразу ее сопровождал стеснительно-извинительными вопросами: «А, может, это не нужно, неважно и не интересно? Не посчитаешь за нескромность?» и т. д. Я не посчитал и поэтому жизненный и творческий путь поэта восстанавливаю по его записям.

Родился Жамалдин Махмаев 14 марта 1939 г. в с. Бердыкель Грозненского района Чечни. Пяти лет от роду был как враг народа вывезен в Казахстан. Рос в пос. Амангельды Чуйского района Джамбульской области, в котором и окончил десятиилетку в казахской школе. В 1957 г. вернулся в родное село, где одно время работал в колхозе «Советская Россия», а с 1958 г. - сотрудником грозненской районной газеты «Заветы Ильича». Еще через год окончил учительские курсы и, поступив на заочное отделение Чечено-Ингушского государственного педагогического института, стал работать преподавателем начальных классов.

Но тяга к журналистике не давала покоя, и Жамалдин Махмаев в 1962 г. становится заместителем редактора многотиражной газеты сельхозуправлений - органа Чечено-Ингушского обкома КПСС. После закрытия ее служил в Группе советских войск в Германии. Демобилизовался, был приглашен в республиканскую газету «Ленинский путь». Проработал в ней свыше трех лет и снова вернулся в школу и с 1968 г. вот уже в течение почти что сорока лет учит и воспитывает детей. За эти годы, конечно же, глубоко и всесторонне изучил характеры и психологию детей, особенности их восприятия мира и образ мышления. Поэтому-то и пишет о них так проникновенно и с такой любовью, что юные герои его произведений становятся близкими друзьями читателей и начинают жить среди нас своей жизнью. Как, например, девочка Арузат из стихотворения «Дорога» (перевод - А.К.):

«Почему берут в пилоты, -

Размышляет Арузат, -

Только мальчиков с охотой,

А девчонок не хотят?

Ну, нечестно это слишком!

Стану - в том мечта моя -

В удивленье всем мальчишкам,

Летчицей, как Ляля, я!»

В том же, что сеял (и сеет!) Ж. Махмаев «разумное, доброе, вечное» с большой любовью, высокопрофессионально и с требовательностью к себе и другим, говорят глубокие знания его учеников, отзывы коллег, сельчан и оценка общественности, публикации о нем в районной и республиканской печати. Говорят об этом и многочисленные награды и поощрения, полученные им «за добросовестную работу»: в 1965 г. Ж. Махмаев отмечен медалью «XX лет победы в Великой Отечественной войне», в 1981 г. - орденом «Знак почета», в 1985 г. - медалью «Ветеран труда». С 1983 года он носит почетное звание «Учитель - методист», с 1984 г. - «Заслуженный учитель Чечено-Ингушетии», с 1989 г. - «Отличник народного просвещения Российской Федерации». Просветительско-педагогическую деятельность Ж. Махмаев с прежним задором, энтузиазмом и увлечением продолжает и сейчас, хотя и годы уже не те, и время не то...

Поэтический дар в Жамалдине Махмаеве проснулся очень рано даже по меркам чеченской литературы: в тринадцать лет он опубликовал уже в районной газете свои первые стихи, написанные на казахском языке (на нем он писал, во-первых, потому, что он стал его вторым родным языком, а во-вторых, потому, что негде было, да и кто бы стал печатать иначе стихи спецпереселенца?). То, что поэзия станет делом всей его жизни, будущему поэту предсказал его первый учитель-казах.

- Было это так, - вспоминает Ж. Махмаев. - Однажды, в 1952 г., когда я учился в пятом классе, по математике, которую я очень любил и знал отлично, нам задали на дом очень трудную задачу. Ни я, ни мой друг Солтан-Хамит - тоже отличник не смогли решить ее. Не справился с ней даже бухгалтер колхоза, имевший хорошее образование. Я из упрямства бился над этой задачей все время и на третью ночь решил-таки ее... во сне! Мгновенно проснувшись, я быстро записал решение и снова заснул. На уроке, когда наш добрый, но очень строгий учитель спросил: «Ну, кто решил задачу?» Все виновато промолчали. Тогда я встал и отдал ему свою тетрадь. Он долго проверял ее и, наконец, спросил удивленно: «Ну, как же ты решил ее?» -«Понимаете, во сне», - сказал я. Все вокруг засмеялись, а учитель надолго задумался, а потом сказал уверенно: «Акын боласын! - Поэтом станешь: фантазии и упорства в тебе много!»

Прорицателем оказался этот скромный сельский учитель: через год уже стихи юного поэта были опубликованы в Амангельдинской районной газете, в 1954 г. - в республиканской «Пионер Казахстана», журнале «Болдырган» («Росток») и других изданиях. Еще год спустя Жамалдин Махмаев участвовал в республиканском фестивале молодых дарований с киноповестью из детской жизни «Счастье за горизонтом». Его отметили как лучшее произведение члены конкурсной комиссии, в которую входили известные в те годы казахские литераторы - ответственный секретарь Союза писателей Казахстана Габит Мусрепов, прозаик Аким Ашимов и другие. Его киноповесть даже была рекомендована к постановке. Но автор не получил ни премии, не увидел ни постановки, потому что по указанию НКВД, произведение спецпереселенца было странным образом утеряно: шел только еще 1955 г. - до конца ссылки оставалось еще два года!

Вернувшись на родину, Жамалдин Махмаев стал писать стихи и рассказы для детей уже на родном языке. Они регулярно печатались на страницах газет: районной - «Заветы Ильича», республиканской - «Ленинский путь», в переводах на русский язык - в «Грозненском рабочем», «Комсомольском племени». Они публиковались в альманахе «Ор-га», коллективных сборниках молодых литераторов Чечено-Ингушетии, а в переводах - в ежегодно выпускаемых в 80-90-е гг. XX в. сборниках для детей «Родничок», «Добрый дождь», «Песенка в горах», «Выше всех хочу летать» и других. Последняя большая подборка стихов Ж.Махмаева и отрывков из поэм была опубликована в «Антологии чечено-ингушской поэзии», изданной в Грозном в 1981 г., но в фундаментальной «Антологии чеченской поэзии» (г. Москва, 2003 г.) места для этого плодотворного и истинно чеченского поэта почему-то не нашлось.

За долгие годы поэтического творчества Жамалдином Махмаевым издано немало сборников стихов, поэм, рассказов, народных притч. Я хорошо помню его первую книжку стихов для детей «Маликат», изданную в 1969 г., вызвавшую широкий резонанс и доброжелательные отклики читателей и литературной критики. Все они отмечали редкостный дар Ж. Махмаева писать для детей и о детях с такой искренностью и любовью, с таким знанием психологии и проникновением в характеры своих героев, как умели делать это немногие писатели. Он владеет мастерством прививать детям любовь к труду естественно, не назидательно, что превращает ее в романтику и радость,

любознательность и необходимость. Происходит это потому, что поэт в своем творчестве для детей всегда следует заветам и урокам одного из лучших детских писателей Аркадия Гайдара, который не уставал повторять: «Манерой разговора с детским читателем должны быть: серьезность и общественная значимость, любознательность, а порой и трагичность затрагиваемых писателем тем и вопросов. Обязательно - включение юных героев произведения в главные события и заботы, которыми живет страна , достоверность интонации, сдержанный лиризм, мягкий юмор. Одним словом, все то, что завоевывает сердца читателей. Слащавость, подделывание под детство и фальшь - это насмешка над детской литературой».

Ж Махмаев счастливо избегает всего этого в своем творчестве, потому что пишет всегда для детей, как учил великий A.M. Горький, также серьезно, как для взрослых, «но только еще лучше». Судите сами по строкам из поэмы «Маликат» (перевод - А.К.):

Знает Ама, что чудес

В мире много: где-то страны,

И моря, и океаны

Неувиденные есть.

Но милей их всех на свете

Ей леса и горы эти,

Где красив весны наряд

И орлы легко парят.

Многогранное творчество Жамалдина Махмаева год от года набирало силу, от произведения к другому росло и крепло его писательское мастерство. Об этом говорят разножанровые книжки, изданные в разные годы плодовитым автором: вслед за сборником «Маликат» (1969 г.) в 1970 г. из печати вышел второй - «Маликат в школе». И надо сказать, что они сразу же были переведены на русский язык и в те же годы изданы - впфвые в истории чеченской литературы - массовым тиражом - по пятьдесят тысяч экземпляров каждый сборник!

Затем увидели свет так же хорошо принятые читателями и литературной критикой сборники детских рассказов, стихов и поэм: в 1975 г. - «Я Солса, сын Соски» (романтический пересказ чеченских народных сказаний о нарт-орстхойцах), «Веселый букварь» (1980 г.), «Портрет мамы» (1981 г.), «Мои маленькие друзья» (1986 г.) и другие. Сборник «Веселый букварь», дополненный первыми в чеченской литературе поэтическими играми, загадками, шарадами и методической статьей для учителей начальных классов, был переиздан в 1992 году. Кроме того, в газете «Защитник Отечества» в 1997 году была опубликована большая поэма Ж. Махмаева «Неизвестный герой» из времен Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Писать Ж. Махмаев не переставал и в смутные времена

1991 -1999-х гг., и в тяжелейшие годы второй чеченской войны, начавшейся в 1999 г. Используя свой богатейший педагогический опыт, он написал учебники чеченского языка для 5, 6, 7 классов, роман-репортаж «Дыхание дракона», большую литературную сказку для детей в стихах «Трудные дороги Висрана», цикл очерков-воспоминаний о чеченских писателях, многих из которых он хорошо знал, а с живыми дружит и до сих пор. К сожалению, весь этот клад до сих пор не издан по известным нам причинам, хотя эти произведения достойно пополнили бы и обогатили бы чеченскую литературу.

Счастливо сбылось предсказание скромного казахского учителя, который увидел в чеченском мальчике будущего большого писателя, спасибо ему за это. Зато, что в те трудные годы поддержал, окрылил и дал уверенность юному Жамалдину. За то, что мы имеем сегодня в чеченской литературе прекрасного, талантливого и признанного всеми писателя, творца - неутомимого и неистощимого на фантазию - Жамалдина Махмаева: отца Маликат, Солсы и других добрых, любознательных, веселых и трудолюбивых героев, полюбившихся и взрослым, и детям, как зоркий пограничник из стихотворения Ж. Махмаева «Старший брат». Стихотворение написано в форме письма младшего брата школьника старшему, воину-пограничнику (перевод - А.К.):

... Ты хранил всегда надежно

Нашей Родины границу.

И за нас не беспокойся –

Здесь порядок и покой.

Я ведь тоже пограничник:

В боевой игре «Зарница»

Важный пост мне доверяют –

Охранять аул родной.

Ж. Махмаев, несмотря на годы, и сегодня в строю: пишет, учит, живет полноценной жизнью. Да будет так много лет. Аминь!



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет