Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет22/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   35

Хусейн САТУЕВ

(1939-1995)

Когда я вспоминаю одного из самых близких друзей, с которым делил хлеб-соль, горести и радости жизни, в душе звучат его строки:

Мой народ - упрямый, непокорный –

Закален был духом поколений.

Горы воспитали в нем отвагу,

Наделили мужеством его.

Как бы ни была судьба жестока,

Не вставал позорно на колени.

Гор сыны сражались - век от века –

За свободы полной торжество.


Это Хусейн Сатуев - известный чеченский поэт и переводчик.

Поэзия была его жизнью, его сутью, его судьбой. С первой, написанной в далеком детстве, строки и до последнего дня. О поэзии он мог говорить часами - страстно, вдохновенно. О чем бы он ни заводил разговор, пафос и смысл его выступлений всегда сводился к литературе, к высокому призванию и ответственности поэта перед историей, народом, Родиной. Происходило это потому, что был X. Сатуев стихотворцем от Бога, фанатично преданным любимому делу, неутомимым в работе. И потому еще, что он был истинное дитя природы, которая сама является непревзойденной, высокой, прекрасной поэзией. Слияние, соприкосновение этих двух взаимодополняющих явлений рождали в душе поэта стихи, отточенные ритмически, емкие по содержанию, богатые по образному строю, изящные по языку и стилю. У него был свой почерк, который трудно было спутать с другими.

Например, вот такие строки из стихотворения «Утро на Мартане»:

В любимой Чечне все - родное до боли:

И гордые горы, и клекот орла.

Родная земля, я приемлю любое,

Лишь только б чинара, как прежде, росла.

Я счастлив! Тобою дано это право,

И хочется мир весь прижать мне к груди.

Разлиться бы солнцем -

И камни расплавить,

И души расправить,

Что ищут пути!

И другая - верная, неизбывная, неутоленная любовь была у X. Сатуева - любовь к земле. К ней он относился бережно и трепетно, по-крестьянски. Всегда что-то сажал: кукурузу ли, дерево ли, тыкву - полол, поливал, обрезал, прививал, лелеял, как члена семьи. И делал это, как заправский пахарь или садовод-профессионал. О земле он говорил, как о живом существе, беседовал с ней уважительно, доверительно, трогательно. И огород, и небольшой садик его всегда были в идеальном порядке и отвечали на заботу щедрыми урожаями.

И третья любовь была у X. Сатуева - любовь к детям: всю жизнь отдал он школе, пропаганде родной литературы, обучению юных односельчан чеченскому языку. И делал это горячо, увлеченно, убежденно, потому что учительство было его вторым призванием. Потому что сам - до тонкости и прекрасно - знал родной язык, творчество писателей, многих из которых знал, ценил, считал своими учителями, уважительно говорил о них.

Хусейн Сатуев родился 11 апреля 1939 г. в старинном, известном своими боевыми и трудовыми подвигами чеченском селе Алхан-Юрт. Хусейну не было и пяти лет, когда, объявленный предателем, со всем чеченским народом он был переселен в продутые ветрами степи Казахстана и Киргизии. Познал голод и холод, рано приобщился к труду - дети в те трагические годы взрослели быстро. Выжил, пошел в школу. Окончил ее уже на родине, в 1958 г., и сразу же поступил на филологический факультет Чечено-Ингушского государственного педагогического института, который закончил в 1963 г.

Но проработал в школе родного села, куда был направлен учительствовать, недолго: призвали в ряды Советской Армии, три года (до 1965 г.) прослужил на кораблях Северного Флота в Баренцевом море, о котором X. Сату-ев-поэт писал впоследствии в стихотворении «На Севере»:

Я прежде знал лишь горы и долины,

Теперь дорог немало за спиной.

И для меня, как сердце, неделимы

Седой Кавказ и Север голубой.

Отслужив, вернулся домой - снова стал учить детей в родном селе. Несколько лет проработал литературным консультантом Союза писателей ЧИАССР. Но затем вернулся в школу и трудился, пока в 1994 г. тяжелая болезнь не свалила его.

Умер Хусейн Сатуев, после тяжелой и продолжительной болезни, в 1995 г. - в самый разгар жестокой и истребительной русско-чеченской войны, пятидесяти шести лет отроду...

Писать стихи Хусейн Сатуев начал еще в школе, но поэзией серьезно занялся уже в студенческие годы, когда понял, что это - его призвание. Первые его стихи были опубликованы на страницах газет: Урус-Мартановской районной - «Ленинское знамя», республиканской - «Ленинский путь» и в альманахе «Орга» (в 1959 г.) - и сразу же обратили на себя внимание читателей и критики. О его поэзии так писал Магомед Сулаев в своей статье по итогам VII съезда Союза писателей Чечено-Ингушетии в 1977 г.: «Нам нужны стихи и лирические, и гражданские, отмеченные энергией мысли, в которых бы герой нашего времени встал во весь свой могучий рост. Именно этому требованию отвечает поэзия X. Сатуева. Его стихи воспринимаются как монологи-раздумья человека, достигшего духовной и нравственной чистоты. Есть в них и мудрость, и печаль, и боль, идущие от жизненного опыта, из глубины души писателя-патриота, поэта-романтика и - в то же время - реалиста, понимающего призвание человека и несовершенство мира. Его поэзия -результат осмысления святого пронзительного чувства: каждый из нас отвечает за все».

В подтверждение сказанному, приведем лишь несколько строк из стихотворения X. Сатуева «Песня мужества»:

Понимаю, что перегружаю

Сердце, не приемлющее зла.

Бурями исхлестанный; мужаю,

Чтоб гроза другого не сожгла.

И о близких,

И совсем о дальних -

Беспокоюсь, их мечты храня.

Я хочу, чтоб не было печальных –

Ни при звездах,

Ни при свете дня.

В разные годы X. Сатуев выпустил на чеченском и русском языках (в переводах С. Вольского, И. Минтяка, В.Богданова и др.) - в Грозном и Москве более десятка сборников стихов и поэм на чеченском и русском языках: «Дитя гор» (1967 г.), «Утренняя звезда» (1969 г.), «Напевы матери», «Знамя отцов», «Дань без края», «Весенние напевы», «Познание красоты», «Азбука жизни» и др. Многое он так и не успел издать: он был очень трудолюбив, и я видел в его кабинете множество папок с неопубликованными рукописями. Особенно ему удавались крупные формы. Его поэмы: «Алхан-Юрт» (о подвигах односельчан в борьбе с деникинцами в годы гражданской войны), «Раненая песня» (о судьбе народного певца Б. Сулейманова), «Азбука жизни», «Город сказок», «На берегах Мартанки» и другие - заняли достойное место в литературе Чечни. Стихи X. Сатуева были широко известны во всех республиках бывшего Советского Союза- по публикациям в различных газетах и журналах: «Сельская молодежь», «Нева», «Аврора», «Дон», «Литературная Россия»; в коллективных сборниках: «Братство» (Украина, г. Херсон), «Возвращение» (Казахстан, г. Алма-Ата), «Слово о Калмыкии» и других. В 1979 г. X. Сатуев был принят в Союз писателей СССР.

Хусейн Сатуев был не только великолепным поэтом, но и отличным переводчиком. В своих переводах он проникал в самую суть оригинала, сохранял его дух, образный строй, что было под силу только большому мастеру и неравнодушному читателю. Благодаря ему зазвучали на чеченском языке: «Железная дорога» и отрывки из поэмы «Кому на Руси жить хорошо?» Н. Некрасова, поэма Н. Сергеева (Г. Штанько) «Солнце в крови» (о Герое Советского Союза X. Нурадилове), стихи русских поэтов А. Пушкина, Ю. Лермонтова, В. Шефнера, О. Берггольц и др. В его переводе была поставлена на сцене Чеченского государственного драматического театра пьеса А. Островского «Женитьба Бальзаминова».

О высоком мастерстве поэта говорит и то, что многие стихи X. Сатуева быстро становились песнями. К ним писали мелодии, и исполняли их прекрасные чеченские певцы: В. Дагаев, М. Айдамирова, С. Магомедов и другие. Его поэзия всегда отличалась мелодичностью, богатством, чистотой и точностью языка.

Хусейн Сатуев был поэтом-патриотом. Он гордился своим народом - мудрым и трудолюбивым, своей отчей землей - щедрой и прекрасной, родными традициями - добрыми и непреходящими. Об этом и была его поэзия. Особенно ярко его патриотизм проявился в стихотворении «Поклон очагу»:

Тот, кто жил в этом мире,

Огонь не храня,

Свое имя развеял

Словно прах среди скал.

Гордость горцев всегда

Начиналась с огня:

У огня моих предков

Я счастье познал.

Его сегодня нет с нами. Но поэт не умирает никогда - он живет в своих стихах, во всем том хорошем, что он сделал при жизни. А Хусейн Сатуев был не только поэтом, но и человеком -добрым, ранимым, честным. Таким он и будет жить среди нас. Всегда.



Яраги Цуев

(1939)
Яраги Цуев родился в сентябре 1939 года в с. Алхан-Кала Грозненского района ЧИАССР. Пяти лет от роду будущий педагог (закончил историко-филологический факультет Чечено-Ингушского госпединститута), журналист, поэт, фольклорист (член Союза писателей России и Чечни с 1992 года) и воспитатель (много лет работал в системе профтехобразования Чечено-Ингушетии) Яраги Цуев живым прошел почти все круги ада вместе со своим народом: депортацию и ссылку 1944–1957 годов, преследования только потому, что так называемому «отцу народов» Сталину мешали все люди, в пятом пункте анкет которых стояло криминальное слово – чеченец; наконец, последние две чеченские войны – трудное и трагическое для Чечни время.

Думается, что стихи его будут близки читателям – его землякам, родным по крови, взглядам, поступкам, ибо для них открыты не только двери дома поэта, но и его душа, ум и сердце.

Надо сказать, что особенно много для развития и пропаганды творчества Я. Цуева сделали и его переводчики Абдула Садулаев и Ия Николаенко, часто работающие вмес¬те, чтобы раскрыть перед читателями и мысли, и чувства автора, и национальный колорит стихов, бережно относясь к народным – исламским и фольклорным – образам его поэзии.

Стихи, рассказы и повести Я. Цуева печатаются в республиканской периодике с семидесятых годов прошлого века. Изданы и книги его произведений: «Раны любви» (повести и рассказы) на чеченском языке, «Любовь и ненависть», «Войди в мой дом» (стихи и поэмы; Баку, 1998) и «Народная мудрость» (пословицы, поговорки, приметы и притчи чеченцев) на русском языке.

Подготовлены к печати новые книги поэзии и прозы, которые станут, несомненно, хорошим подарком читателям Чечни. Стихи и рассказы Я. Цуева обращены к своей любимой Родине – Чечне, которая, мы знаем, вынесла всю боль, всю горечь военных испытаний 1994–2001-х годов.
Сердцу

О, светись, мое сердце, светись,

Доброты не стесняйся, не бойся,

Доброта и любовь – это жизнь,

Доброте, мое сердце, откройся.

Слушай песни – их юность поет,

Слушай зрелость – в ней века горнило,

Слушай старость – в ней мудрость живет…

Сердце-Солнце, в тебе моя сила.

Ты светись, мое сердце, светись,

Для любви, для добра, для народа,

Но живи ты, стучи и борись

За вершину всего – за Свободу.

За Чечню, где мы все родились,

За язык, что отцами дается.

И со всеми людьми поделись

Ты огнем и Свободой, как Солнце.

Чага Гайрбеков

(1939)
Был отпуск – начало яркой, теплой, солнечной осени, и был я, томившийся в городе, не зная, как разнообразить отдых. Решение пришло неожиданно: «А поеду-ка я в родные края, где у меня множество друзей, и проведу-ка у одного из них – поэта и журналиста, которого знаю давно, – денек-другой!». Решено – сделано. В молодости это происходит быстро: сел на автобус, поехал в с. Зандак, откуда меня друзья доставили в с. Чеччел-Хе, которое на первый взгляд рядом, вон оно лежит на противоположном склоне горы, хоть рукой протяни, но ехать пришлось все-таки в объезд – прямой дороги не было. Правда, я не пожалел об этом: уж очень красива тут природа.

Хозяин встретил нас радушно. Сразу же зарезал барана. Женщины быстро приготовили вкуснейшую еду, после которой, проводив своих друзей, мы почти до утра просидели, говоря о литературе, читая и обсуждая стихи, рассказывая друг о друге. Утром мы навестили общих друзей в селах Симсир, Байтарки, Тати-Хутор, походили по прекраснейшим горам, речкам, долинам. Узнали новых людей. Три или четыре – счастливые часов не наблюдают – дня прошли незаметно. Я уехал в родное село. С тех пор я часто встречался с этим поэтом, следил за его творческими успехами, пропагандировал по радио и телевидению, и продолжаю дружить до сих пор. Люблю его стихи. И с удовольствием перевожу их на русский язык. Делаю это не только потому, что они нравятся мне, а потому что – хороши. Вот строки из стихотворения «Очаг предков» (перевод – мой):

Вместе с солнцем мысли пробуждая,

И руками сердца гладя мир,

Я горами взглядом пробегаю,

Синевой, что полнит неба ширь.

Как в кольчуги, вы в леса одеты,

Горы, миру родники даря…

Как богатство, принимаю это –

Сын такой земли не беден я.

Творчество поэта, переводчика, публициста Чаги Гайр¬бекова пленяет не внешними красотами, а глубиной содержания, что дается большим трудом. Пушкиновед Александр Цейтлин писал, что, по мнению великого поэта, «вдохновение должно находиться в постоянном взаимодействии с трудом. Без участия труда творчество делается продуктом одного только непостоянного и бессильного «восторга»; без вдохновения оно превращается в ремесленничество. Признание такого синтетического действия двух факторов имело для поэта огромное принципиальное значение: оно открывало широкую дорогу непрерывному и упорному творческому труду. Пушкин более чем какой-либо иной писатель его поры ценил значение вдохновенного труда» (Цейтлин А. Мастерство Пушкина. М.: «Советский писатель», 1938. С. 56).

Именно труд и, конечно же, природный дар сделали поэтом Чагу Гайрбекова, который родился в с. Чеччель-Хе, что в Ножай-Юртовском районе Чечни, 25 декабря 1939 года. Ему не было еще и пяти лет, когда его с родителями депортировали в Казахстан. Попал он в самое суровое место республики – в заброшенное, затерянное в бескрайней степи с. Свобода Булаевского района Северо-Казахстанской области, в котором не было ни людей, ни электричества, ни школы – ничего. В этом забытом и Богом, и властью месте они выживали целых пять лет, пока весной 1949 года семья не переехала в колхоз им. А. Стаханова в том же районе. Здесь он начал учиться в начальной школе на казахском языке, дальше (до окончания шестого класса) учился в школе Карагандинского зерносовхоза на русском языке, ежедневно проходя двадцать четыре километра на уроки туда и обратно.

В 1949 году в семью пришла новая беда: за стычку с казахом-бригадиром колхоза арестовали и осудили на восемь лет отца и началось «хождение по мукам» мальчика Чаги: помогая матери, он пас лошадей, косил и собирал сено, был учетчиком на колхозной ферме, почтальоном трех сел, библиотекарем в школьной библиотеке, прицепщиком, помощником комбайнера и т. д.

В общем, прошел «полный курс рабочих университетов». И длилось это до тех пор, пока в 1954 году семья не переехала к родственникам сначала в с. Терек-Сай (Джалал-Абадская область Киргизии), где Чага закончил девять классов, затем в г. Таш-Кумыр (Ошская область), где наконец-то закончил среднюю школу в 1959 году. И только тогда, проведя в ссылке более пятнадцати лет, вернулся на Родину.

В 1959 году поступил и в 1963 году закончил с отличием национальное отделение историко-филологического факультета Чечено-Ингушского госпединститута. Вместе с ним учились молодые люди, позже ставшие известными чеченскими писателями, – Магомед Дикаев, Ахмед Дакаев, Саид Гацаев и др.

После института, сразу же отслужив в Советской Армии, продолжил трудовую деятельность: работал учителем и завучем Даттахской средней, директором Гилянинской и Чеччель-Хинской восьмилетних школ, инструктором отдела пропаганды и агитации Ножай-Юртовского райкома КПСС, ответственным секретарем и восемнадцать лет – редактором Ножай-Юртовской районной газеты «Маяк коммунизма» (сегодня – «Слово народа»), заведующим отделом образования Ножай-Юртовского района и т. д.

Писать Чага Гайрбеков начал еще в школьные годы, выучившись, как он позже вспоминал, читать и писать на чеченском языке по письмам двоюродного брата, который успел окончить несколько классов дома, и по брошюре «Положение о выборах в Верховный Совет…» в переводе Ю. Дешериева. Каким образом она попала в Казахстан, – уму не постижимо – да еще на чеченском языке! Привез ее из соседнего областного центра г. Петропавловск Чаге его учитель – казах Кахраман Нургалиев, которому он благодарен за это всю жизнь. Шлифовал он свои познания в родном языке и по газете «Знамя труда», которая начала издаваться на чеченском в г. Алма-Ата в 1955 году.

Печататься Чага Гайрбеков стал только в конце шестидесятых – начале семидесятых годов ХХ века. Его стихи публиковались в районной газете «Маяк коммунизма», в республиканской «Ленинский путь», альманахе «Орга». В 1973 году вышел первый поэтический сборник «Утро Родины», вторая книга стихов, переводов и каламбуров «Дороги судьбы» увидела свет только тридцать пять лет спустя – в 2008 году. Причиной тому, во-первых, скромность автора, во-вторых, те страшные и трагические события, происшедшие в Чечне и мире: распад Советского Союза, парад суверенитетов, две кровопролитные и разрушительные войны, прокатившиеся по нашему краю и которые коснулись каждую семью… Хотя Чага Гайрбеков не переставал творить, не до издания книг было! Да и сейчас он, несмотря на свои годы – ему за семьдесят все-таки! – продолжает работать учителем в школе и творить в поэзии.

Свое жизненное и поэтическое кредо Чага Гайрбеков выразил в стихотворении «Что нужно мне?» (перевод – мой):

На вопрос: «Что мне нужно для счастья?»

Я б ответил – как в жизни ведется:

«Мира б людям земли – не напастей

И в безоблачном небе бы – солнца.

А на поле бы всем – урожая,

А в садах бы – тяжелые фрукты,

Чтобы ночь, бедой не угрожая,

Стала каждая звездною бухтой…
Чага Гайрбеков

(1939)
Был отпуск – начало яркой, теплой, солнечной осени, и был я, томившийся в городе, не зная, как разнообразить отдых. Решение пришло неожиданно: «А поеду-ка я в родные края, где у меня множество друзей, и проведу-ка у одного из них – поэта и журналиста, которого знаю давно, – денек-другой!». Решено – сделано. В молодости это происходит быстро: сел на автобус, поехал в с. Зандак, откуда меня друзья доставили в с. Чеччел-Хе, которое на первый взгляд рядом, вон оно лежит на противоположном склоне горы, хоть рукой протяни, но ехать пришлось все-таки в объезд – прямой дороги не было. Правда, я не пожалел об этом: уж очень красива тут природа.

Хозяин встретил нас радушно. Сразу же зарезал барана. Женщины быстро приготовили вкуснейшую еду, после которой, проводив своих друзей, мы почти до утра просидели, говоря о литературе, читая и обсуждая стихи, рассказывая друг о друге. Утром мы навестили общих друзей в селах Симсир, Байтарки, Тати-Хутор, походили по прекраснейшим горам, речкам, долинам. Узнали новых людей. Три или четыре – счастливые часов не наблюдают – дня прошли незаметно. Я уехал в родное село. С тех пор я часто встречался с этим поэтом, следил за его творческими успехами, пропагандировал по радио и телевидению, и продолжаю дружить до сих пор. Люблю его стихи. И с удовольствием перевожу их на русский язык. Делаю это не только потому, что они нравятся мне, а потому что – хороши. Вот строки из стихотворения «Очаг предков» (перевод – мой):

Вместе с солнцем мысли пробуждая,

И руками сердца гладя мир,

Я горами взглядом пробегаю,

Синевой, что полнит неба ширь.

Как в кольчуги, вы в леса одеты,

Горы, миру родники даря…

Как богатство, принимаю это –

Сын такой земли не беден я.

Творчество поэта, переводчика, публициста Чаги Гайр¬бекова пленяет не внешними красотами, а глубиной содержания, что дается большим трудом. Пушкиновед Александр Цейтлин писал, что, по мнению великого поэта, «вдохновение должно находиться в постоянном взаимодействии с трудом. Без участия труда творчество делается продуктом одного только непостоянного и бессильного «восторга»; без вдохновения оно превращается в ремесленничество. Признание такого синтетического действия двух факторов имело для поэта огромное принципиальное значение: оно открывало широкую дорогу непрерывному и упорному творческому труду. Пушкин более чем какой-либо иной писатель его поры ценил значение вдохновенного труда» (Цейтлин А. Мастерство Пушкина. М.: «Советский писатель», 1938. С. 56).

Именно труд и, конечно же, природный дар сделали поэтом Чагу Гайрбекова, который родился в с. Чеччель-Хе, что в Ножай-Юртовском районе Чечни, 25 декабря 1939 года. Ему не было еще и пяти лет, когда его с родителями депортировали в Казахстан. Попал он в самое суровое место республики – в заброшенное, затерянное в бескрайней степи с. Свобода Булаевского района Северо-Казахстанской области, в котором не было ни людей, ни электричества, ни школы – ничего. В этом забытом и Богом, и властью месте они выживали целых пять лет, пока весной 1949 года семья не переехала в колхоз им. А. Стаханова в том же районе. Здесь он начал учиться в начальной школе на казахском языке, дальше (до окончания шестого класса) учился в школе Карагандинского зерносовхоза на русском языке, ежедневно проходя двадцать четыре километра на уроки туда и обратно.

В 1949 году в семью пришла новая беда: за стычку с казахом-бригадиром колхоза арестовали и осудили на восемь лет отца и началось «хождение по мукам» мальчика Чаги: помогая матери, он пас лошадей, косил и собирал сено, был учетчиком на колхозной ферме, почтальоном трех сел, библиотекарем в школьной библиотеке, прицепщиком, помощником комбайнера и т. д.

В общем, прошел «полный курс рабочих университетов». И длилось это до тех пор, пока в 1954 году семья не переехала к родственникам сначала в с. Терек-Сай (Джалал-Абадская область Киргизии), где Чага закончил девять классов, затем в г. Таш-Кумыр (Ошская область), где наконец-то закончил среднюю школу в 1959 году. И только тогда, проведя в ссылке более пятнадцати лет, вернулся на Родину.

В 1959 году поступил и в 1963 году закончил с отличием национальное отделение историко-филологического факультета Чечено-Ингушского госпединститута. Вместе с ним учились молодые люди, позже ставшие известными чеченскими писателями, – Магомед Дикаев, Ахмед Дакаев, Саид Гацаев и др.

После института, сразу же отслужив в Советской Армии, продолжил трудовую деятельность: работал учителем и завучем Даттахской средней, директором Гилянинской и Чеччель-Хинской восьмилетних школ, инструктором отдела пропаганды и агитации Ножай-Юртовского райкома КПСС, ответственным секретарем и восемнадцать лет – редактором Ножай-Юртовской районной газеты «Маяк коммунизма» (сегодня – «Слово народа»), заведующим отделом образования Ножай-Юртовского района и т. д.

Писать Чага Гайрбеков начал еще в школьные годы, выучившись, как он позже вспоминал, читать и писать на чеченском языке по письмам двоюродного брата, который успел окончить несколько классов дома, и по брошюре «Положение о выборах в Верховный Совет…» в переводе Ю. Дешериева. Каким образом она попала в Казахстан, – уму не постижимо – да еще на чеченском языке! Привез ее из соседнего областного центра г. Петропавловск Чаге его учитель – казах Кахраман Нургалиев, которому он благодарен за это всю жизнь. Шлифовал он свои познания в родном языке и по газете «Знамя труда», которая начала издаваться на чеченском в г. Алма-Ата в 1955 году.

Печататься Чага Гайрбеков стал только в конце шестидесятых – начале семидесятых годов ХХ века. Его стихи публиковались в районной газете «Маяк коммунизма», в республиканской «Ленинский путь», альманахе «Орга». В 1973 году вышел первый поэтический сборник «Утро Родины», вторая книга стихов, переводов и каламбуров «Дороги судьбы» увидела свет только тридцать пять лет спустя – в 2008 году. Причиной тому, во-первых, скромность автора, во-вторых, те страшные и трагические события, происшедшие в Чечне и мире: распад Советского Союза, парад суверенитетов, две кровопролитные и разрушительные войны, прокатившиеся по нашему краю и которые коснулись каждую семью… Хотя Чага Гайрбеков не переставал творить, не до издания книг было! Да и сейчас он, несмотря на свои годы – ему за семьдесят все-таки! – продолжает работать учителем в школе и творить в поэзии.

Свое жизненное и поэтическое кредо Чага Гайрбеков выразил в стихотворении «Что нужно мне?» (перевод – мой):

На вопрос: «Что мне нужно для счастья?»

Я б ответил – как в жизни ведется:

«Мира б людям земли – не напастей

И в безоблачном небе бы – солнца.

А на поле бы всем – урожая,

А в садах бы – тяжелые фрукты,

Чтобы ночь, бедой не угрожая,

Стала каждая звездною бухтой…



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет