Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет23/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   35

Арби Сагаипов

(1940)
В конце семидесятых годов ХХ века в альманахе «Орга» был опубликован рассказ «Море разыгралось» молодого прозаика, скрывшегося под незнакомым псевдонимом «Дугин Арби». Он неожиданно привлек мое внимание и я прочитал его одним дыханием: рассказ стоил того. Он удивил меня необычностью сюжета, простотой изложения, ярким и образным языком, динамикой и краткостью, что редко бывает, к сожалению. И я сразу решил, что автор не случайный человек в литературе, что он уверенный в своем праве писать и серьезный сочинитель, что он, несомненно, одарен талантом природой.

Сюжет рассказа был прост и в то же время драматичен: молодой человек заплывает в море подальше от берега, чтобы набрать в бутылку чистой воды: надо было промыть рану незнакомой девушки. Незаметно он заплыл слишком далеко и, когда поплыл назад, начало штормить и, как ни старался он плыть к берегу, его относило в море. Силы на исходе, он в отчаянье, готовится к худшему. Тут появляется на берегу незнакомый человек, как позже выяснилось, его родственник, давно живущий тут, и показывает ему приемы борьбы с волнами и молодой человек, следуя его советам-движениям, на радость всем вы¬плывает на берег.

По прочтении рассказа мне вспомнились слова Николая Михайловича Карамзина: «Не надобно думать, что одни великие предметы могут воспламенять писателя и служить доказательством дарований его, – напротив, истинный писатель находит в самых обыкновенных вещах пиитическую сторону: его дело наводить на все живые краски, ко всему привязывать остроумную мысль, нежное чувство или необыкновенную мысль, обыкновенное чувство украшать выражением, показывать оттенки, которые укрываются от глаз других людей, находить неприметные аналогии, сходства, играть идеями…» (Собр. соч. в 2-х т. Т. 2. Л.: «Художественная литература», 1984. С. 89). Дугин Арби именно так и поступил в рассказе.

Вскоре на одном из семинаров молодых литераторов республики, в чеченской секции, которую вели мэтры чеченской литературы М. Мамакаев, М. Мусаев и др., меня познакомили с молодым писателем Арби Сагаиповым, который и оказался автором захватившего меня рассказа, скрывавшимся под псевдонимом Дугин Арби. Мы, как люди, занимающиеся одним делом – литературой и журналистикой, – и потому что я как нештатный корреспондент часто печатался в газете «Грозненский рабочий», где он работал, – быстро подружились, часто бывали (да и бываем!) в гостях друг у друга. Поэтому я и хочу, чтобы и вы узнали о нем побольше.

Родился Арби Сагаипов 19 января 1940 года в с. Хамби-Ирзе Ачхой-Мартановского района. Ему было всего четыре года, когда малышом был депортирован в Казахстан, в с. Сабардинка Молотовского района Акмолин¬ской области. Об этом жестоком времени А. Сагаипов вспоминал позже в своей биографии, написанной по моей просьбе:

«20 февраля 1944 года умерла моя мама. Я бежал за носилками (барма) и плакал, требовал вернуть мать назад. Меня утешили тем, что она заболела, что ее несут в больницу, скоро вылечится и вернется домой. Я и поверил.

А 23 февраля дядя Ахмад взял меня за руку и по снежной дороге повел куда-то. Падали снежинки, было холодно. Я быстро устал и стал требовать: «Ама, юхадахийта вай» («Ама, давай вернемся назад»). Ама часто произносил: «Дала мукълахь, юха а доьрзур ду» («Даст Бог, и назад вернемся»). Я радовался его словам, а он тянул дальше, и я не понимал его. (Но он не вернулся из выселения. В нашей семье Ама умер первым, за ним – наш отец Дуга. Позже младший дядя Хасан, все тети, моя младшая сестра Азман. Нас в семье в живых осталось совсем мало).

Меня и старшего брата Апти хотели забрать в детдом. Но самый старший брат Абу не разрешил сделать это, хотя у него своих детей было немало: «Лахь цхьаьна лийр ду» («Умрем, так умрем вместе»), – сказал он. Жили тяжело, особенно до 1949 года».

Там же, в с. Сабардинка, Арби Сагаипов пошел в школу. Учился с охотой, хорошо. В 1957 году вернулся в родные края и закончил школу уже в с. Самашки. В 1958 году поступил на национальное отделение историко-филологического факультета Чечено-Ингушского госпединститута, закончив который в 1963 году, сразу же был призван в ряды Советской Армии.

После демобилизации началась трудовая деятельность. Работал учителем в школе с. Ново-Александровка (Красноярский край), воспитателем в городском ПТУ №22 (Грозный), заведующим отделом Советской (ныне – Шатой) районной газеты «Ленинец» (1970). С этого времени вся его жизнь связана с журналистикой. Работал в республиканских газетах: литературным сотрудником в «Ленин¬ском пути», заведующим отделом – в «Комсомольском племени», затем – в «Грозненском рабочем». С 2001 года по 2004 годы – заместитель главного редактора, главный редактор республиканской газеты «Вести республики». С 2005 года начал выпускать собственную газету «Чечня». В настоящее время – редактор Гостелерадиокомпании «Вайнах».

Писать Арби Сагаипов начал еще в школе. Вот как вспоминал он позже о начале своего творческого пути:

«В 3-м классе я впервые стал писать стихи на русском языке (по-чеченски писать я еще не умел), сочинил целую «поэму» о недавно закончившейся войне. Тетрадь случайно попала в руки старших. Они посмеялись надо мной и, чтобы добить окончательно, решили пригласить судьей самого умного и грамотного в нашем селе Сабардинка человека – Петра Кржижановского: он жил через единственную в селе улицу. Послали звать меня самого. Было теплое время. Все собрались. Он пришел. Поздоровался. После взаимных расспросов, посмеиваясь, попросили его дать оценку.

Он попросил меня прочитать. Я отказался: было стыдно. Тогда он взял тетрадь и громко, с расстановкой прочитал. В целом поэма была о недавно завершившейся войне (в селе было много фронтовиков, и я жадно слушал их рассказы).

Наконец, чтение закончилось. Петр Петрович внимательно посмотрел на меня и без всякой насмешки произнес: «Из этого парня будет толк. Если он пошлет эти стихи в журнал «Пионер», даже могут напечатать».

Благодаря такому его выводу, я поверил в себя и действительно отослал их в «Пионер», откуда получил ответ, чтобы я их доработал. Но я тогда был мал, чтобы знать, чего от меня хотят. Зато запомнил два стиха, которые редакция выделила, как удачные:

Как чистая совесть моя,

Со мной комсомольский билет.

Серьезно писать, но уже рассказы (даже для детей) на чеченском языке Арби Сагаипов начал, когда учился в педагогическом институте. Только в печать они долго не могли пробиться, «пока однажды не попали к Магомету Мамакаеву. Он (в отличие от многих) их прочитал, тут же одобрил и попросил принести еще, если таковые имеются. Он стал печатать мои рассказы в альманахе «Орга».

Меня сразу же заметили, хвалили, в том числе и старшие коллеги-наставники, поощряли. Все отмечали меня за краткость изложения, образность, богатство языка. Абузар Айдамиров, например, на одном из семинаров молодых литераторов сказал: «То, что другой скажет на 200–300-х страницах, Арби Сагаипов говорит на двух-трех страницах». Особенно опекал меня М. Мамакаев. Он меня и определил в газету «Ленинский путь», хотя я не хотел, сопротивлялся, – вспоминает А. Сагаипов. – И не напрасно. Вопреки ожиданиям мэтра, именно работа в газетах погубила меня как писателя: газета забирает у человека все».

Именно с легкой руки М. Мамакаева рассказы Арби Сагаипова начали регулярно печататься в газетах: Ачхой-Мартановской районной «Знамя Ленинизма», республиканской «Ленинский путь» и «Чечне», альманахе «Орга». Вошли они и в коллективные сборники прозаиков (стихи он после первой «поэмы» не писал) республики «Полет ввысь» («Къоначийн ойланаш») (1973), «Весенние воды» («БIаьстенан хиш») (1977), «Эхо земли» («Лаьттан аз») (Ма¬хачкала, 1997).

Первый авторский сборник рассказов Арби Сагаипова «Выбор» («Киртиг тIехIоьттича») вышел в свет в 1987 го¬ду. Сейчас подготовлен к изданию второй под названием «Обманутые сказкой» («Туьйранах Iехабелларш»). Это говорит о том, что писатель продолжает работать, несмотря на все беды и трагедии, пережитые вместе с Чечней и ее народом.

Азим Юсупов

(1940)
Было это в феврале 1995 года. В Чечне повсюду, кроме как в Притеречье, за Терским хребтом, гремела война. Выехав из г. Грозный 30 декабря 1994 года в горное село Мескиты к друзьям – поэту Х. Сайдулаеву и своему односельчанину, директору местного колхоза им. А. Шерипова И. Хусаинову с целью отпраздновать вместе Новый год, я в разгар веселья из передачи телевидения узнал о кровавом штурме города. И тревога сжала мое сердце: что же будет теперь с моими родными, которые остались в самом пекле боев и уничтожения – на улице Первомайская?

На следующий день, 1 января, ушел я дальше в горы и через родное село Шуани приехал в пос. Новогрозный и остановился там у родственников беженцем: в город уже никого не пускали. Почти целых два месяца, ежечасно слушая по телевидению и радио сообщения об ужасах, творящихся в Грозном, я жил в неведении, не находя себе места. И, как только разрешили въезд в город, я через Хасав-Юртовский (Дагестан) и Шелковской районы приехал в конце февраля в с. Толстой-Юрт (Дойкур-Эвла) и остановился ночевать у своего коллеги – поэта, которого давно знал, – Азима Юсупова. Мы давно не виделись, у нас нашлось много тем для разговора и мы проговорили с ним о том, о сем всю ночь, тем более что она была тревожной – в селе часто постреливали. В эту ночь мы узнали друг друга еще ближе и подружились еще сильнее. Он даже посвятил впоследствии мне стихотворение, описав в нем эту ночь.

Следующим утром я уехал в Грозный и узнал, что, благодаря милости и заботам Всемудрого и Всемилостивого Аллаха, с семьей моей ничего худого не случилось. И в долгие зимние вечера при свете коптилки я писал стихи о войне и для памяти записал рассказ А. Юсупова о себе.

Родился Азим Юсупов в с. Дойкур-Эвла (Старый Юрт) Староюртовского района Чечено-Ингушской АССР 20 февраля 1940 года. Ему было ровно четыре года, когда в 1944 году его вместе с семьей депортировали в Киргизию. Среднюю школу он окончил в с. Крупское Сталинского района Фрунзенской области.

После окончания школы вернулся в восстановленную родную республику и начались рабочие «университеты» Азима Юсупова: в 1958 году закончил в Грозненском автомотоклубе водительские курсы и в Учебно-курсовом комбинате курсы бурильщика; с 1959 по 1963 годы служил в Советской Армии, где на курсах получил специальности электрика, тракториста, автослесаря, водителя высшей категории и т. д.

Вернувшись из армии, несколько лет А. Юсупов водителем проработал в конторах разведывательного бурения, промысловой геофизики, на картонажной фабрике, республиканской станции переливания крови и в других учреждениях.

В 1967 году поступив, в 1972-м А. Юсупов закончил филологический факультет Чечено-Ингушского госуниверситета. После него он работал вначале в республикан¬ской газете «Ленинский путь» (корреспондент), затем – в Чечено-Ингушском научно-исследовательском институте гу¬манитарных наук (старший научный сотрудник), сейчас ра¬ботает в Чеченской государственной филармонии и яв¬ляется членом художественного совета министерства культуры Чеченской Республики.

О начале своей литературной деятельности Азим Юсупов пишет в своей автобиографии, опубликованной в книге стихов и поэм «Родина, ты моя песня» (Элиста, 2005): «Читать и писать на чеченском языке я научился в школе по буквам, с которыми меня знакомил и учил читать старший брат Султан по чудом вывезенной в ссылку книге стихов «Цветущая республика» М. Актемирова. В 1955 году я впервые прочитал газету на родном языке – «Знамя труда». Я стал писать туда заметки и корреспонденции, которые печатались в ней.

Однажды, когда я шел на мельницу за намолотой мукой, я начал бормотать в ритм строки и неожиданно сложилось стихотворение «Партия». Считая его своим большим достижением, я немедленно послал в редакцию. Хотя критический ответ оттуда и охладил мой пыл, но я не смирился: переложил на стихи народную сказку «Храбрый заяц» и снова отослал ее в газету. Опять мой «шедевр» забраковали, как писали в ответе, «из-за примитивных рифм и несоблюдение ритмики стиха».

В письме были и советы, как писать. Следуя им и учась у именитых чеченских поэтов, книги которых выходили в г. Алма-Ата, я и стал серьезно относиться к писатель¬скому труду» (Рукопись (перевод – мой). С. 5, 6, 7).

Печататься Азим Юсупов начал по возвращении на Родину. Уже в 1957–59 годах его стихи были опубликованы в Грозненской районной газете «Заветы Ильича», в республиканской «Ленинский путь», в альманахе «Орга». Подборки стихотворений поэта напечатаны в семи коллективных сборниках молодых литераторов Чечни: «Час рассвета», «Утренние голоса», «При затмении солнца» и др.

Но собственных книг у Азима Юсупова не было до 2004 года. В том году он издал сразу три книги стихов, поэм и литературно-исторических исследований (ими писатель тоже занимается вот уже около сорока лет): «Вечер на Тереке», «Чечня и Лермонтов» (расследование о чеченцах – прототипах героев кавказских поэм М.Ю. Лермонтова «Черкесы», «Измаил-Бей» и др.) и «Тайна наскальной надписи» (историческое исследование о жизни и о потомках друга Л.Н. Толстого староюртовца Садо Мисербиева).

В 2005 году поэт выпустил сразу две книги стихотворений, поэм и песен (он уже около сорока лет работает с звездами эстрады Чеченской госфилармонии – пишет текс¬ты для песен): «Шашка и пандур» (в переводах на русский язык), в которую вошла большая поэма о дружбе Л.Н. Толс¬того и Садо Мисербиева, и «Родина, ты моя песня» (на чеч. яз.).

Уже много лет Азим Юсупов работает над эпическим романом в стихах в четырех книгах о трагедии Дады-Юрта и его героев «Мужчины Кавказа» («Кавказан кIентий»). Отрывки из первой книги были опубликованы в журнале «Орга» за 2008 год. Так что поэт все еще в строю и созидает новые произведения.

Азим Юсупов – член Союза писателей России и Чечни (2005) и член Союза журналистов (1973). За книгу «Чечня и Лермонтов», которая хранится в библиотеке музея-заповедника М.Ю. Лермонтова в г. Пятигорск, награжден лермонтовской юбилейной медалью, выпущенной к 190-летию со дня рождения поэта.

Шаид РАШИДОВ

(1940)

Помню, как в начале шестидесятых годов XX века все мы зачарованно слушали по радио и телевидению пленительную песню-монолог «Цветок, выросший в горах». Широко, раскованно, свободно лился голос ее первого исполнителя С. Магомедова, разнося прелесть мелодичных слов, вызывая сочувствие и сострадание к герою, ожидающему встречи с любимой (перевод - А.К.):

Цветок, увидев, выросший в горах,

Забилось сердце ревностью тупою,

И поселился в нем извечный страх,

Что так мы и не встретимся с тобою.


Это были стихи Шаида Рашидова.

Спустя некоторое время, сильный и неповторимый голос всенародного любимца В. Дагаева разнес по Чечено-Ингушетии (да и по всему миру) в частых гастролях слова, наполняющие каждое сердце сыновней гордостью за свою Родину и за свой народ и готовность служить им (перевод -А.К.):

Родина, мне силу слова дай

Чтоб воспел героев я достойных,

Славивших тебя в трудах и войнах,

Родина, мне силу слова дай.

Родина, дай силу слова мне,

Чтоб навек людей в тебя влюбило,

Чтоб тебя оно достойно было.

Родина, дай силу слова мне!

И это были стихи Шаида Рашидова. Его стихи всегда так стройны, изящны и безупречны по ритмике, чистоте языка, тонкостью мысли и так музыкальны, что многие быстро становятся песнями. Скажу честно, что я почти не знал в чеченской поэзии другого поэта, стихи которого становились бы популярными песнями, едва появляясь из-под его пера или же фазу после опубликования. Поэтому их и много в творчестве поэта - более трехсот.

Я знаю Ш. Рашидова давно. Много раз бывал в его родном селе Энгель-Юрте, в школе, где он много лет работал директором: организовывали и передавали по телевидению литературные вечера и встречи писателей с жителями, снимали на кинопленку будни учебные и торжественные утренники и т.д. Я много раз бывал у него дома (разумеется, и он у меня), ночевал в окружении книг его богатой библиотеки. Мы много и подолгу говорили с ним о литературе, обсуждали стихи (и не только свои). Особенно подробно я изучил его жизненный и творческий путь, когда в конце восьмидесятых годов XX в. готовил телевизионный очерк о поэте.

Родился Шаид Рашидов 15 октября 1940 г. в с. Энгель-Юрт Гудермесского района в семье служащего. Полгода спустя после рождения сына отец его ушел в июне 1941 г. добровольцем на фронт - началась Великая Отечественная война. О том, что он с достоинством и честью прошел многие километры фронтовых дорог говорит тот факт, что за мужество и отвагу, проявленные при взятии г. Будапешт, Рашид был представлен к присвоению высокого звания Героя Советского Союза, но не получил награды, как сын репрессированного народа. С войны Рашид вернулся только пять месяцев спустя после Победы в далекую Киргизию, где проживала его репрессированная семья. Грудь фронтовика украшали ордена Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени и многие медали.

Рос мальчик в с. Молотово Буденовского района Талласской области. Там же пошел в школу, закончил семь классов киргизской школы, а десятилетку - уже в г. Джалал-Абаде. Поэтому Ш. Рашидов хорошо знал киргизский и русский языки. В 1957 г. вернулся на родину и фазу же поступил на историко-филологический факультет Чечено-Ингушского государственного педагогического института, который закончил в 1964г. После-учительствовал вначале в Нижне-Герзельской, а затем - в Энгель-Юртовской средних школах. Вскоре стал заместите-лем директора, а затем и директором Энгель-Юртовской средней школы. Проработал в этой должности около тридцати лет, пока не был назначен заведующим отдела народного образования Гудермесского района.

Шаид Рашидов всегда активно участвовал в общественной и в культурно-просветительской жизни района - много раз избирался депутатом Гудермесского городского Совета народных депутатов, выступал со злободневными публикациями на страницах районной газеты «Красное знамя» (сейчас - «Гумс»), являлся бессменным руководителем литературного объединения молодых дарований «Родник», работавшего при редакции... Сейчас - помощник министра образования и науки Чеченской Республики.

«Писать стихи я начал в тринадцать лет, - вспоминает Шаид Рашидов. - Вначале писал на киргизском языке, а в четырнадцать лет мои стихи впервые были опубликованы в Буденовской районной газете. Писать на чеченском языке начал в 1956 г., когда в г. Алма-Ата начала выходить газета для чеченцев и ингушей «Знамя труда»: помню, послал их в редакцию без всякой надежды на публикацию. Но в редакции, оказывается, работали добрые и чуткие люди, болеющие за родную литературу: М-С. Гадаев, X. Эдилов и другие. Они напечатали мои стихи, и я благодарен им всю жизнь, что поддержали меня в те трудные годы и дали мне путевку в литературную жизнь. И было мне тогда всего-то шестнадцать лет!»

С 1958 г. стихи Ш. Рашидова стали регулярно печататься на страницах районных и республиканских газет, альманаха «Орга», коллективных сборников молодых литераторов Чечено-Ингушетии. В 1967 г. первая поэма молодого поэта «Курган Пота» получила первую премию на республиканском конкурсе Союза писателей Чечено-Ингушетии, посвященном пятидесятилетию Октябрьской революции. Его стихи были опубликованы и в сборниках «Сто песен» и «Песни вайнахов». И, наконец, подборки их увидели свет в фундаментальных изданиях «Антологии чечено-ингушской поэзии» (г. Грозный, 1981 г.) и «Антологии чеченской поэзии» (г. Москва, 2003 г.).

Шаид Рашидов плодотворно и успешно работает в поэзии. Свидетельство тому-его книжки стихов и поэм, выходившие в свет одна за другой: с 1968 по 1995г. были опубликованы на чеченском и русском языках в городах Грозный и Москве сборники поэта «Утренняя роса» (1968 г.), «Звездная ночь» (1971 г.), «Мечта» (1975г.), «Земля отцов» (1979 г.), «Огонь в горах» (1986 г.), «Исток» («Современник», 1988г.), «Мои тополя» (1989 г.), «Слезы матери» (1995 г.), «Поле жизни» и другие. И во всех сборниках были главные, сквозные темы - Родины, любви, верности и доброты, как, например, в стихотворении «Кто знает?..» (перевод -А.К.):

Уходит день... Спеши без суеты

Сейчас всех осчастливить словом добрым.

Вдруг завтра день окажется особым

И не успеешь это сделать ты.

Растает ночь... Ты поспеши опять

В ту ночь всех осчастливить добрым словом.

Быть может, не успеешь ночью новой

Ты это сделать, человек - как знать!

Спеши всегда сердца добром смирять,

Так, будто утром рано умирать!

Большой и вынужденный перерыв в публикациях и изданиях поэтических книг у Шаида Рашидова (как, впрочем, у всех чеченских писателей) наступил в 1995 г. Причина тому - жестокие войны (первая и вторая), прокатившиеся по многострадальной чеченской земле. Не до публикаций было, надо было выживать: все ужасы войн поэт пережил со своим народом, не покидая родного села.

Но и в эти тяжелые годы Шаид Рашидов не переставал творить, черпая в литературе силы жить и даря надежду людям. Да, он творил уже работая под грохот обстрелов, при свете пожаров и стонах раненых, погребении убитых, потому что был верен заветам великого A.M. Горького, который писал: «Как всякое дело, литература требует непрерывной работы, непрерывного совершенствования. Писатель - свидетель на извечном суде правды с кривдой, а судья - история - его лучший друг, в справедливость которого он, безусловно, верит, и скрыть от него ничего не хочет, даже - не может. Писателя судит по заслугам не критика, а история культуры, главным творцом которой является народ».

В 1995-2000 г. ТТТ. Рашидовым написано множество стихов о чеченских войнах, многострадальной Родине. Создано около семнадцати поэм, обработано более пятнадцати народных легенд и сказаний. Подготовлены к печати два объемистых сборника стихотворений и поэм: «Песни» и «Судьба».

В последние годы Шаид Рашидов начал работать и в прозе: он написал повесть «Тайна» и сейчас трудится над большим многоплановым романом «Линии судьбы», в котором расскажет о пережитом им самим и его народом, о людях, встречавшихся ему на жизненном пути, о любви и о верности. Повесть «Тайна», переведенная на русский язык поэтом Хавасом Акбиевым, уже увидела свет (журнал «Вайнах», 10 и 11 номера за 2003 г.) и тепло встречена читателями: я был свидетелем того, как люди искали номера журналов, в которых была опубликована повесть, читали ее, не отрываясь, пересказывали друг другу, то восхищаясь, то возмущаясь. Это ли не высшая оценка творчества писателя? Будем надеяться, что будет издан и так же высоко оценен и роман «Линии судьбы» писателя. Потому что, как пишет он в своем стихотворении «Имя» (перевод - А.К.):

Нам настоящее имя дает

В жизни один только мудрый народ.

Даже со смертью не смогут ни годы

Имя стереть, и ни времени бег:

Если ты жил для добра, для народа,

С гордостью скажут:

Он был - Человек!

И еще об одной грани творчества Шаида Рашидова: он много работает как переводчик. Он перевел и сделал достоянием чеченского читателя немало произведений поэтов русского, украинского, казахского, осетинского и других народов. И переводил их с таким же мастерством, как писал свои стихи и поэмы. В этом Ш. Рашидов всегда руководствовался требованиями известного чеченского писателя и литературоведа Магомета Сулаева, высказанными им в статье «Соперник, а не раб». Он писал: «Хороший переводчик - это не ремесленник и не копировщик, а художник, который не фотографически отображает подлинник, а творчески воссоздает его на другом языке... Чтобы хорошо перевести какое-либо произведение, необходимо усвоить и понять время писателя, его мироощущение, знать его творчество, его жизнь и его страну. Переводчик, как некогда образно выразился великий Иоган Вольфганг Гете, должен "поехать в страну поэта", чтобы суметь доподлинно доставить его на свою родину».

И не только Ш. Рашидов переводит других, а и его самого переводят на многие языки народов бывшего Советского Союза. Так, его стихи на украинском языке были опубликованы в Киеве и Херсоне, русском - в Москве, казахском - в Алма-Ате, таджикском - в Душанбе и других городах и странах.

Шаид Рашидов, вопреки годам своим, еще молод душой, полон новых замыслов и творческих планов. И нет никакого сомнения в том, что он еще долго будет радовать читателей и обогащать родную литературу своими новыми стихами, песнями, поэмами, повестями, романами. Потому что источниками его вдохновения всегда были и остаются до сих пор: наша прекрасная Родина-мать Чечня, ее трудолюбивый, добрый и мудрый народ, неповторимая природа. Эту сыновнюю верность отчему краю он ярко выразил в своем стихотворении «Сквозь синюю вечность» (перевод - А.К.):

Красивы они, чужедальние страны -

Сумеют пленить нас на день ли, на час,

Но радовать вечно аул,

Как ни странно,

Родной будет лишь,

Где очаг не погас;

Где в Сунжу несет свои бурные воды

Строптивый Аргун,

Что не терпит оков;

Где лучшие в мире небесные своды

Над милой Чечней -

Колыбелью отцов.

Творчество Шаида Рашидова год от года набирает силу. Пожелаем же ему: «Лет до ста писать без усталости, лет до ста расти да без старости, год от года расти - духу бодрости». Это не я желаю ему, а пожелал великий В. Маяковский еще в тридцатые годы XX в.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет