Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет26/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35

Алвади Шайхиев

(1947)
Мы с Алвади Шайхиевым знакомы и дружим (кстати семьями) так давно, что кажется это тянется с самого детства. Впрочем, мы, хотя и не подружились тогда, встречались, оказывается, и в далекие годы на чужбине в Киргизии. Дело в том, что я жил и рос в с. Исфана, а он – в го¬роде угольщиков Сулюкта, лежащем в восемнадцати километрах от нас. В нашем селе было большое и очень глубокое озеро, где мы весной, летом, ранней осенью проводили целые дни, купаясь, загорая. Рядом с ним был большой сад, больше похожий на лес с полянками – ведь горы Тянь-Шань были рукой подать. Здесь каждым летом разбивались палаточные пионерские лагеря для детей горняков Сулюкты. Их приезжало много за три смены, и мы играли с ними каждый день в футбол. Так вот в одной из смен в одной из команд, как выяснилось, когда много позже мы стали вспоминать жизнь в Киргизии, каж¬дый год против меня играл и Алвади Шайхиев. Так что можно считать, что мы действительно знакомы с дале¬кого детства. Дружба эта продолжается у нас и до сих пор.

Само собой понятно, что я хорошо знаю и жизнь, и творчество Алвади Шайхиева. Родился он 12 апреля 1947 года в ссылке, в с. Октябрьское Мирза-Акинского района Ошской области Киргизской ССР. Там же в шесть лет пошел в первый класс киргизской школы – другой в селе не было. Но вскоре родители переехали в шахтерский город Сулюкта, где он пошел снова в первый класс, но уже русской школы.

В 1957 году семья возвращается в родное село отца – в Замай-Юрт Ножай-Юртовского района. Десять классов А. Шайхиев заканчивает в с. Ножай-Юрт в школе-интернат в 1964 году. После школы он несколько лет работает учителем в Замай-Юртовской восьмилетней школе, поступив на заочное отделение филологического факультета Чечено-Ингушского государственного педагогического института, затем устраивается заведующим отделом культуры и писем Ножай-Юртовской районной газеты «Маяк коммунизма». В 1971 году переходит на работу в редакцию республиканской газеты «Ленинский путь», где я в те годы заведовал отделом культуры и быта. Там мы и познакомились впервые.

В 1973–1974 годах Алвади Шайхиев служит в Совет¬ской Армии. Там по поручению командования подразделения он пишет документальную книгу об истории полка, где служил, «50 лет на боевом посту», которая издается в 1975 году в г. Москва. После демобилизации он работает до самого начала смутных 1990-х годов в редакции массово-политической литературы Чечено-Ингуш¬ского книжного издательства. Работал он и заместителем главного редактора журнала «Вайнах» и главным редактором журнала «Ичкерия», и в Хасав-Юртовской районной газете, когда жил там беженцем. Сейчас – редактор отдела поэзии журнала «Вайнах».

Писать стихи Алвади Шайхиев начинает еще в школе. Но его первые стихи увидели свет только в начале семидесятых годов прошлого столетия на страницах газет «Маяк коммунизма», «Ленинский путь» и альманаха «Аргун». О первых шагах в литературу молодого поэта литературовед Хасан Туркаев пишет так: «Этапное значение в творчестве А. Шайхиева имел семинар молодых писателей в 1964 году. Стихи, прочитанные им на поэтическом семинаре, которым руководили именитые уже поэты Раиса Ахматова и Магомет Мамакаев, всеми были единодушно высоко оценены, констатировав факт, что в чеченскую литературу пришел талантливый поэт. Вскоре в альманахе «Аргун» была опубликована большая подборка стихотворений А. Шайхиева с предисловием самого Ма¬гомета Мамакаева» (Дыхаев В.А., Туркаев Х.В. Чечен¬ская советская литература. Учебник для 9-10 классов. Грозный, 1978. С. 110. Перевод с чеченского мой).

Вскоре в переводах на русский язык стихи Алвади Шайхиева перешагивают границу республики (а с хорошими переводчиками он знакомится и на Шестом Всесоюзном совещании молодых литераторов, проведенном Союзом писателей СССР и ЦК ВЛКСМ, участником которого был от Чечено-Ингушетии, и в годы учебы на Высших литературных курсах при Московском литературном институте им А.М. Горького). Его стихи публиковались в те годы в так называемых Всесоюзных «толстых» журналах «Нева», «Звезда», «Дон», «Молодая гвардия», «Аврора» в городах Махачкала, Москва, Ленинград, Ростов-на-Дону, а также в газетах «Литературная газета», «Литературная Россия» и др.

Первая персональная книжка стихов «Чувство» («Синхаам», на чеч. яз.) Алвади Шайхиева вышла в 1969 году. После нее за сорокалетнюю творческую деятельность он выпустил более десяти книг стихов, поэм, беллетристики в городах Грозный и Москва: «Трава-мурава», «Пламя любви», «Совесть», «Башни мужества», «Огонь в очаге», «Молодость Ясси» (на чеч. яз.), «Башни чести», «Ночные птицы», «Заповедь» (на рус. яз.).

И все они получали хорошую оценку читателей и литературной критики. Так, о книге А. Шайхиева «Огонь в очаге» литературовед Ю. Айдаев писал в статье «Чечено-Ингушская литература 1975 года»: «Главная тема его творчества – любовь к матери – Родине, преданность жизни, борьбе за человека, утверждение в жизни принципов морали. Дело отцов находится в надежных руках, их традиции живут, их знамя несут вперед сыновья» (Грани жизни. Грозный, 1976. С. 13).

И еще, продолжал Ю. Айдаев, книгу А. Шайхиева «пронизывает гражданская мысль. Она концентрирует в себе ответственность человека за Родину. Отсюда и боль поэта за жизнь и раны всей планеты, его действенный гуманизм, проникнутый заботой о главном властелине земли – человеке» (Там же. С. 14).

Член Союза писателей СССР с 1976 года и Союза журналистов СССР с восьмидесятых годов ХХ века Алвади Шайхиев продолжает литературную и журналистскую деятельность, работая в редакции журнала «Вайнах» и сегодня.



Маша Амаева

(1947)
Это было в 1967 году. По всей стране шел фестиваль самодеятельного народного творчества, посвященный пятидесятилетию Великой Октябрьской социалистической революции. Предварительные просмотры проходили по районам республики. Песенным творчеством особенно славился Ножай-Юртовский район, где были истинные исполнительские таланты Б.Эльмурзаев, Б.Оздамиров, М.Бушуев, И.Салманов и другие, а танцевальным искусством – Шатойский район, где гремел танцевальный коллектив «Орлята» районного Дома культуры, руководимый признанным балетмейстером Х.Алиевым. В те годы даже поговорка ходила по Чечено-Ингушетии: «Хочешь услышать прекрасные песни – поезжай в Ножай-Юрт, хочешь увидеть настоящие танцы, - поспеши в Шатой».

Я, работавший в те годы редактором чеченских музыкальных программ на радио, впервые поехал записывать новые песни в фонд и готовить передачи о первом туре музыкального фестиваля в Ножай-Юртовский район. Надо сказать, что в семидесятые годы ХХ столетия художественная самодеятельность Чечено-Ингушетии была на невиданном подъеме, считалась лучшей на Северном Кавказе и гремела не только во всем Советском Союзе, но и во всем мире: наши самодеятельные коллективы с триумфом гастролировали по Европе, Азии, Америке и даже Африке и Ближнему Востоку.

В 1967 году я впервые и записал песню «Зандакский цветок» тогда еще почти неизвестной молодой певицы – солистки Зандакского Дома культуры Маши Амаевой, сопровождала она себя сама – девушка прекрасно играла на гармони. После первой же передачи по радио песня стала сразу же народной, а певица настолько популярной всеобщей любимицей, что отныне ее называли не иначе, как «Цветок из Зандака». Слова песни были незамысловаты, по-детски наивны, просты, запоминались сразу же. Чувствовалось, что сочинены они еще очень юным созданием (перевод – мой):

Эй, цветок, прелестный, вырос ты,

Эй, цветок, чудесный, вырос ты,

В Зандаке гордом

На склоне горном

Как символ красоты.


Эй, чеченец, глянь на горы ты,

Эй, чеченец, глянь на горы ты:

Вставая с солцем

Там строят горцы

Счастливый край мечты!

Тогла, услышав имя певицы – Маша и имя-отчество ее отца – Иван Иванович:

- Она, что, русская? – удивился я. – А по-чеченски говорит чисто и поет без акцента. Как это?

- Нет, чеченка, - ответили мне. – А как случилось, что она стала Марией Ивановной, сама она тебе объяснит.

И она мне объяснила все много позже, когда стало возможным говорить правду о войне и депортации. Она показала мне газетные вырезки об отце – ветеране войны и о своей судьбе.

Отец Марии Амаевой – Ималу Идаралиевич ушел на Великую Отечественную войну добровольцем и воевал мужественно. «Однажды, - пишет журналист А.Давлетукаев, - к нему подошли командир роты, замполит и особист.

- Мы хотим принять вас в ряды Коммунистической партии Советского Союза, как достойного и храброго бойца, в этой боевой обстановке, - сказал комроты.

- Представьтесь, пожалуйста, - обратился к нему замполит.

- Ималу Идаралиевич, - приняв стойку «смирно», отчеканил Ималу.

- Как, как, Ималу Идаралиевич? – переспросил он. – И не выговоришь, и непонятно. Нет, давай ты отныне будешь Иваном Ивановичем. Согласен? – командир вопросительно устремил свой острый взгляд на бойца.

- Да, - махнул рукой Ималу». Так стал чеченский парень из Зандака Иваном Ивановичем. На фронте такое бывало нередко.

Свои лучшие стихи посвятила Маша Амаева ветеранам Великой Отечественной войны, видя лица всех их в лице своего отца. Вот, например, пронзительные строки из стихотворения «Памяти ветерана», посвященного отцу (перевод – мой):

Ни детских игр, ни детства вам не дали –

Их не могли народ с Отчизной дать.

Вы с ними вместе тяжело страдали,

Как могут только взрослые страдать.


А в жизни горьких вам дорог хватало

Виски седые –

След лихих годин:

Не старость их снегами обметала,

Легла не старость нитями морщин.

О выселении чеченцев Ималу узнал только после демобилизации, вернувшись в родное село, откуда быстро под угрозой ареста уехал в Киргизию. Там он застал одну жену Бусу: семеро их детей и еще девятнадцать родственников умерли от голода и холода, и сама Бусу похоронила их. Они уже не ожидали услышать детского голоса в своем приюте, но все же он зазвенел: родилась девочка, которую назвали Маржан. И по традиции, чтоб не сглазить ее и уберечь от болезней, мать дала ей новое имя – Маша. «Маша по-чеченски означает «паутинка». «Пусть это божье создание будет паутинкой в этой жизни, которая продолжит мой след на земле, - думала она – паутинка-Маша – дочь Ивана и Бусы. Наша дочь будет живуча, как паутинка», - так хотела Буса. Никто не стал возражать, даже Иван Иванович, отец. Так чеченка из Зандака стала Марией Ивановной.

Родилась, как она сама пишет, «Маржан – Мария Ивановна (Маша) Амаева 11 января 1947 года в селе Кочкар-Ата Джелал-Абадского района Ошской области Киргизской ССР в семье служащего». Там же пошла в первый класс и по окончанию его в 1958 году переехала с семьей на родину отцов – в с.Зандак Ножай-Юртовского района. Учебу продолжила тут и по окончании школы поступила в Чечено-Ингушское культурно-просветительское училище на отделение вокала, так как еще с детства хорошо пела и играла на гармони. Этот талант перешел к ней от родителей, людей музыкально одаренных. Училище закончила в 1975 году, а в 1986 году поступила на заочное отделение биологического факультета Чечено-Ингушского государственного университета им.Л.Н.Толстого и в 1993 году закончила уже ЧГУ.

Трудовой путь Маша Амаева начала после окончания культпросветучилища, работая в родной школе учительницей – вела уроки пения – и художественным руководительницей самодеятельного коллектива сельского Дома культуры. Продолжалась эта работа до окончания университета, после которого Маша Амаева вначале была методистом районного методического кабинета отдела народного образования, а позже – трудилась учительницей биологии в Грозненской средней школе №53 и заведовала детским садиком в гор.Грозном.

Творческая и исполнительская деятельность Маши Амаевой началась очень рано. Она училась только во втором классе, когда отец вытащил ее на сцену, чтобы подать пример и открыть дорогу другим девочкам в самодеятельность. Уже с пятого класса слова к своим песням писала и музыку сочиняла сама Маша. И с каждой песней, с каждым годом росло исполнительское и поэтическое мастерство ее. И с тех пор пение и сочинение стихов стало делом всей ее жизни, которое дало ей силы выжить и победить в одно время даже тяжелую болезнь.

Однажды шестиклассница М.Амаева послала по совету отца стихи в республиканскую газету «Ленинский путь». И одно из них «Голубые глаза» было опубликовано! С того дня ее стихи часто публиковались в районной и республиканской газетах, в альманахе «Орга», коллективных сборниках молодых литераторов и получали хорошую оценку читателей и литературной критики. С 2000 года стихи ее регулярно печатаются в газетах, в журналах «Орга», «Нана» и других.

Лучшим признанием М.Амаевой настоящей поэтессой стало издание ее книжек: первая – «Жизненный путь» вышел из печати в 1992 году, вторая – «Цветок любви» - в 1996-м, третья – «Будь счастлива, Чечня» - в 2010-м. Подготовлена к печати и книга прозы – рассказы, повести – «Советы матери». И во всех в них главные темы: любовь к жизни, природе, матери, война и ветераны ее. И, конечно же, родина, родные горы, как в стихотворении «Чечне» (перевод – мой):

С каждым днем, моя Чечня,

Ты становишься чудесней.

Как цветок зандаксий, я

Славлю горы звонкой песней.
Сколько б стран не знала я

Распрекрасных на планете,

Для меня ты, мать-Чечня,

Лучшая на целом свете.

С 2002 года Маша Амаева является членом Союза писателей Российской Федерации и Чеченской Республики. Признание получили и ее песенное и педагогическое творчество: в 1965 году она награждена Бронзовой медалью Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) СССР, в 1965-м стала лауреатом Всесоюзного конкурса самодеятельного творчества народов СССР, в 1967-м – лауреатом Всесоюзного смотра народного творчества СССР. И в том же году получила звание Заслуженной артистки ЧИАССР, а Всесоюзная фирма «Мелодия» выпустила пластинку с десятью ее песнями.

Вот такая она, поэтесса и певица Маржан –Мария (Маша) Амаева, «Зандакский цветок», который и сегодня продолжает писать и петь.



Руслан Супаев

(1947)
Поэт и драматург (член Союза писателей России и Чечни с 1992 года) Руслан Супаев родился 2 декабря 1947 года в Казахстане в семье спецпереселенца. Там же пошел в школу, но закончил ее в с. Урус-Мартан по возвращении семьи на родину предков в 1964 году. Сразу же поступил на юридический факультет Ростовского государственного университета. По окончании его вернулся в г. Грозный и до самого начала первой чечен¬ской войны работал в следственных органах и в прокуратуре. Продолжал работать в этих сферах и после второй чеченской войны до ухода на пенсию в 2007 году.

Писать Руслан Супаев начал еще в школьные годы. Пе¬чататься стал с семидесятых годов прошлого столетия (аль¬манах «Аргун», газета «Ленинский путь», коллективные сборники молодых литераторов Чечни). Сейчас продолжает активно публиковаться в журналах «Вайнах», «Орга», «Нана».

Руслан Супаев – автор сборников стихотворений и поэм на чеченском языке: «Линии судьбы» (1971), «Песня встреч и разлук» (1985), «Камни вайнахов. Драматиче¬ская поэма» (1991), «Избранное» (1993, переиздание – 2003), куда вошли поэмы автора «Камни вайнахов», «Раны минаретов» и др. Всего больших исторических поэм Р. Супаевым написано около десяти.

Любимейшие темы поэзии Р. Супаева – история народа, его героическое прошлое и природа родного края, сыновняя любовь к ней и гордость за нее.

Р. Супаев и сегодня в строю и продолжает создавать свои неповторимые стихи и поэмы.

Стихотворение Р. Супаева «Постарели» даю в своем пе¬реводе, потому что никогда не читал его стихи на русском языке – они не переводились.

Постарели

Не жалея себя, работал

Для тебя он в горах, труд ценя.

Выливал там потоки пота

Он на землю твою, Чечня.

Напрягали последние силы

Здесь чеченцы, считая дни,

И мечтою одной жили –

Молодеть. Но старели они.

Все конец на земле имеет,

Превратится и старость в прах.

Нам за беды воздать сумеет

Милосердный всегда Аллах.
Хасан Сайдулаев

(1947)
Высокие обрывистые берега глухо шумящей внизу в каменистом русле реки Ясси. Поросшие лесами горы. Склоны их в белопенных садах по весне и «в багрец и золото одетые» осенью. Белые, опрятно побеленные – по традиции – и краснокирпичные, спесивые – новые веяния – дома в зелени деревьев по склону горы, которые, как альпинисты, карабкаются вверх – до самой вершины. Старая мечеть на центральной площади – небольшом клочке ровной земли. Родник и рядом место вечерних сборов мужчин – пхьоьха. Вьется змейкой центральная улица вдаль, быстро проносятся машины, автобус стоит в ожидании пассажиров. Дворец культуры. Средняя школа. Библиотека…

Это село Мескиты, что в Ножай-Юртовском районе. Красиво здесь, всеми красками радуги играет природа, как само вдохновение, как сама поэзия. Поэтому недаром об этих местах пишут восторженные слова поэты.

Падают серебряные звезды

В травы тихой ночью, как роса,

И в зеленый бархат листьев весны

Кутают легко луга, леса.

И до дна родник и чист, и ясен,

Словно голос древних гордых гор,

Звуки колыбельных песен Ясси

Не смолкают в сердце с детских пор, –

так писал я однажды после долгой прогулки с поэтом по улочкам его родного села, по склону горы, лесу и долине реки Ясси, когда мы, усталые, вернулись домой и за вечерним чаем долго говорили о литературе, о стихах, как всегда, когда встречаются друзья и коллеги.

Недаром такие места всегда пропитаны поэзией там всегда рождаются поэты и песенники – исполнители и пропагандисты песни. Так, и в этом селе выросли извест¬ные поэты – Абузар Айдамиров (он свою литературную деятельность начинал с поэзии), Хасан Сайдулаев, Умар Саиев, звезды чеченской эстрады Ильман Салманов (его чудесный, незабываемый голос звучит во мне до сих пор – я хорошо знал его), Кока Межидова, Илес Абдулкаримов и мн. др. И каждый из них оставил свой след в чеченской литературе, в педагогике или искусстве.

Хасан Сайдулаев родился 18 мая 1947 года в г. Ош, областном центре Киргизской ССР. В школу пошел там же, а закончил ее уже дома – в с. Ишхой-Юрт, потому что в с. Мескиты в те годы еще средней школы не было, в 1966 году. После школы несколько лет работал в школе, и в 1970 году поступив, в 1975 году закончил национальное отделение филологического факультета Чечено-Ингушского государственного университета.

После университета снова вернулся на работу – в начале корреспондентом Ножай-Юртовской районной газеты «Маяк коммунизма», а затем в родную среднюю школу с. Мескиты. Начинал учителем, вырос до заведующего учебной частью, позже, когда ее именитый директор писатель Абузар Айдамиров ушел на пенсию, стал директором. В этой должности он продолжает трудиться вот уже на протяжении более двадцати лет.

Писать так же, как и все одаренные Всевышним и природой люди, Хасан Сайдулаев начал рано. Первые стихи его увидели свет в Ножай-Юртовской районной газете. Ему повезло с мудрым и требовательным наставником – им был Абузар Айдамиров. Видимо, поэтому так быстро расцвела и набрала силу поэзия Хасана Сайдулаева. В конце семидесятых годов ХХ века его стихи заняли уже привычное место на страницах республиканской газеты «Ленинский путь», альманаха «Орга» и других изданий.

О росте поэтического мастерства и популярности Х. Сайдулаева говорит и такой факт: в 1984 году в числе наиболее перспективных молодых писателей Союзом писателей Чечено-Ингушетии он был направлен делегатом на VIII-й съезд молодых писателей Советского Союза, где его стихи были одобрены ведущими писателями России.

Стихотворные подборки были изданы и в коллек¬тив¬ных сборниках молодых литераторов Чечни: «Утренние голоса», «Нана – Чечня», вошли в фундамен¬тальную «Антологию чеченской поэзии» (М., 2003) и т. д.

В середине семидесятых годов ХХ века талант Хасана Сайдулаева окреп настолько, что одна за другой стали вы¬ходить его книжки стихотворений и поэм. Так, были из¬даны сборники: «Утренний свет» (1974), «Голоса жиз¬ни» (1978), «Верность Родине» (1981), «Очаг, приглашающий друзей» (1987), «Звонкие берега» (1991). И, наконец, после пятнадцати лет молчания, на которые пришлись две разрушительные войны в Чечне, увидела свет в 2005 году новая объемная книга стихотворений, поэм и рассказов Х. Сайдулаева «Судьба мечты» (Ма¬хач¬кала). Сейчас у поэта, прозаика и журналиста готова к изданию еще одна вместительная книга поэзии и публицистики «Искры, высеченные из сердца». Дело за малым – найти спонсора.

Вся поэзия, проза и публицистика Хасана Сайдулаева, особенно стихи и поэмы, философски раздумчивые, яркие, образные, мастерски написанные, – величальная песня Родине, Человеку, Природе и Любви. Создавая свои про¬изведения, поэт всегда помнит завет, оставленный молодым литераторам великим русским писателем Ни¬колаем Васильевичем Гоголем, который писал в своем «Зବвещании», что «долг писателя – не одно доставление при¬ят¬ного наслаждения уму и вкусу; строго взыщется с него, если от сочинений его не распространится какая-нибудь польза душе и не останется от него ничего поучительного людям» (Собр. соч. в 7-ми т. Т. 6. М.: «Художественная литература», 1978. С. 188).

Хасан Сайдулаев – член Союза писателей и член Союза журналистов России и Чечни.



Зайнди Байхаджиев

(1948–2003)
В горном Ножай-Юртовском районе Чечни есть село Балансу (чеченцы называют его – Булан-хите), ползущее вверх по склону горы от дороги из Хасав-Юрта в с. Ножай-Юрт, петляющей по высокому обрывистому берегу реки Яман-Су. Красивый уголок природы. Почти что на самой вершине и стоял родительский дом Зайнди Байхаджиева, одаренного поэта и журналиста. К нему я всег¬да шел пешком от дороги по змеистым улицам села. Сразу же после приветственных слов мы выносили в ореховый сад маленькие стульчики, садились на них, а часто устраивались прямо на траве в тени и начинались долгие беседы о житье-бытье, о литературе, о новых стихах и т. д. Мы всегда находили тему для разговора.

При очередной нашей встрече среди прочих новых он прочел мне стихотворение – пейзажную зарисовку о своем селе – «Тысяча пуговиц…», в котором были и такие строки (перевод – мой):

Небо пуговицы-звезды

Застегнуло на груди,

На хребте кусты в час поздний,

Как видения в пути.

Свету радуясь, деревья

Не влезают в окна чуть…

В огоньках дома деревни –

Улицы, как Млечный путь…

Он очень любил и село, и горный край, хотя и родился Зайнди Байхаджиев и детские годы его прошли вдалеке от этих мест. Он родился 10 января 1948 года в Киргизии.

Будущий поэт учился уже, был переведен в третий класс, когда семья вернулась на Родину, и школу Зайнди Байхаджиев заканчивал в селах Ножай-Юрт и Балансу в 1965 году. Тогда же поступил на национальное отделение филологического факультета Чечено-Ингушского государственного пединститута, которое закончил в 1970-м.

После института работал одно время преподавателем школы в родном селе, но тяга к творчеству, к журналистике взяла верх и Зайнди Байхаджиев стал литературным сотрудником вначале в районной газете «Маяк коммунизма», затем в республиканской «Ленинский путь».
Талант, данный ему Всевышним и природой, проснулся в Зайнди Байхаджиеве рано – еще в школьные годы. Его стихи впервые увидели свет сначала в районной газете, затем в «Ленинском пути», альманахе «Орга» и т. д. Вошли они в коллективные сборники поэзии молодых литераторов: «Напевы Родины», «Рассветный час», «Утренние голоса» и др.

О поэзии Зайнди Байхаджиева один из литературоведов в 1985 году в предисловии к коллективному сборнику молодых литераторов «Напевы Родины» писал: «Жажда восхищаться миром, удивляться его красоте – это было главной причиной создания Зайнди Байхаджиевым первых своих стихотворений. Дальнейшее показало, что поэт беспрерывно работает над поиском новых тем, новых мыслей, умножая талант, данный ему природой.

Годы не охладили в его стихах и песнях порывы юнос¬ти, но они дали ему мудрость смело смотреть в глаза жизни (перевод – мой):

О месяце прошедшем не грущу –

Бессчетно мчат за комом

Жизни ком.

И я не полноты в годах ищу,

А храбрость,

Чтобы не был страх знаком.

Вскоре начали выходить и авторские сборники стихов Зайнди Байхаджиева: «Достоин жить» (1981), «Крылатые звезды» (1987), «Достоинство» («ЮьхькIам») (1990). Между 1991–1998 годами З. Байхаджиев издал две книги: поэму «Чеченский характер» («Нохчалла») и большую повесть «Площадь Свободы», само название которой говорит о ее содержании и теме: борьба за свободу, митинги, первая чеченская война и т. д.

К сожалению, талант Зайнди Байхаджиева увял в расцвете сил: он умер в 2003 году пятидесяти пяти лет от роду. А ему бы еще жить и жить на радость литературе и читателей, которых у него много.

Начало второй чеченской войны в 1999 году Зайнди Байхаджиев встретил в родном селе и, никуда не выезжая, вынес все ее тяготы. После завершения боевых действий жизнь его осложнилась и эти сложности он уже не вынес – сердце поэта остановилось, – он умер, сделав лишь малую толику того, что мог сделать в чеченской литературе. Хотя и сделанного им достаточно для того, чтоб имя З. Байхаджиева навечно было вписано в чеченскую литературу.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет