Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет28/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   35

Хасан Гапураев

(1950)
С этим человеком я впервые познакомился в годы перестройки, которая началась в 1985–1987 годах с баламутной, прямо скажем, книжечки М.С. Горбачева «Новое мышление для нашей страны и для всего мира», переведенной на все языки мира и положившей начало развалу СССР и других многонациональных республик Европы, Азии, Америки, Африки. Тогда стали возможными для печати и исследований темы, ранее запрещенные, начался пересмотр истории, национальных героев и т. д. и т. п. Люди, считавшиеся раньше преступниками, в действительности оказывались славными сынами народа и – наоборот.

Тогда-то журналист и издатель М. Заурбеков, сын преданнейшего мюрида великого Баматгирея-Хаджи и знаменитого шейха Али Митаева, решил исследовать подлинную историю этих неординарных личностей. Баматгирей-Хаджи (в народе его звали Овдой) вместе с девятью другими известными духовными лидерами Чечни и Ингушетии начала ХХ века (Кана-шейх, Элах-молла, Юсуп-шейх, Батал-Хаджи и др.) был сослан в ссылку в г. Калуга, якобы за покровительство знаменитому абреку Зелимхану Харачоевскому. А шейх Али Митаев, который немало сделал для установления, защиты и упрочнения Советской власти в Чечне, был обвъявлен злейшим врагом социалистического строя, предательски арестован, заключен во внутреннюю тюрьму Управления НКВД по Рос¬товской области – в те годы центр Северо-Кавказского края – и после изощренных допросов расстрелян.

Имена их только в годы перестройки и гласности начали возвращаться к народу. Об этом написано стихотворение Х. Гапураева «Родина зовет», в котором сказано (перевод – мой):

Всегда возвращаемся мы из забвенья –

Нам свят, непреложен природы закон:

Чеченец привязан к горам от рожденья,

Поэтому к ним отовсюду влеком.

Не раз собирал он пожитки в путь – было,

Страдал не однажды в нужде и беде.

Но все ж на чужбине не сыщешь могилы

Чеченцев – их кладбищ не будет нигде.

Для изучения этих дел в города Калуга и Ростов-на-Дону М. Заурбеков и направил сотрудников своей газеты «Зори Ислама» Хасана Гапураева и Аднана Тимирханова. Они собрали огромный документальный материал в архивах тех городов и по возвращении их я с ними подготовил цикл телевизионных передач об этих удивительной судьбы людях. Здесь-то я и познакомился впервые с журналистом (а оказалось – и писателем, переводчиком) Хасаном Гапураевым и узнал о нем, можно сказать, все: человек он разговорчивый, общительный, дружелюбный, открытый.

Родился Хасан Гапураев 17 ноября 1950 года в г. Аральск Казахской ССР в семье спецпереселенца. Ему было четыре года, когда родители переехали в с. Карабалта Фрунзенской области Киргизии поближе к родственникам. Оттуда в 1957 году семья вернулась в родное село Автуры.

В том же году Х. Гапураев начал учиться в Автурин¬ской восьмилетней школе. Среднюю школу закончил в 1968 году уже в райцентре – с. Шали. Сразу поступить в высшее учебное заведение не удалось. И только в 1987 году ему улыбнулось счастье – он стал студентом филологического факультета Чечено-Ингушского государственного университета.

Трудовая деятельность Х. Гапураева началась еще в школе. Он, учась в восьмом классе, летом выращивал табак, а в девятом и десятом классах, занимаясь в первую смену, во вторую – работал и весовщиком, и центрофуговщиком на Аргунском сахарном заводе. Так что к окончанию школы он уже имел некоторый жизненный опыт.

В 1969 году по протекции редактора альманаха «Орга» великого Магомета Мамакаева, который стал его литературным опекуном, Х. Гапураев был принят на работу в Урус-Мартановскую районную газету «Ленинская правда» (сейчас – «Маршо»), откуда через месяц перевелся в Шалинскую «районку» «Знамя коммунизма» (сейчас – «Зама»). С тех пор вся жизнь и все творчество писателя, публициста, переводчика Х. Гапураева связаны с журналистикой. Он работал в различных изданиях Чечни и России: в республиканских газетах «Ленинский путь», «Грозненский рабочий», «Комсомольское племя», в которых писатель и журналист печатался довольно-таки часто; он был специальным и собственным корреспондентом региональных газет «Северный Кавказ» (Нальчик), «Новое дело» (Дагестан), «Даймохк» (Чечня), первым заместителем главного редактора «Вестей республики», главным редактором газеты «Чеченский парламент». Сейчас он – главный редактор газеты «Чечня: народ и власть» органа Общероссийской Общественной Комиссии по борьбе с коррупцией в Чеченской Республике. За успехи в творчест¬ве уже в 1974 году он стал членом Союза журналистов СССР, с 1991 года – России.

Писать Хасан Гапураев начал, как все одаренные люди, еще в школе, когда был назначен редактором стенгазеты. Первый рассказ «Не плачь, Хадижат» был опубликован в районной газете в 1970 году, а в 1973 году по рекомендации редактора М. Мамакаева в альманахе «Орга» напечатан детский рассказ «Патроны».

Вдохновленный таким вниманием и признанием Х. Гапураев еще серьезнее и активнее стал заниматься творчест¬вом. «В семидесятые-девяностые годы ХХ века, – вспоминает писатель, – мною были сданы в разные издательства свои произведения: «Пятая дверь» о шариатском суде во главе с Сугаип-муллой, который работал в с. Шали еще на заре Советской власти; повести: «Встречная отара», «Огонь в очаге», «Волчонок» и др. Были подготовлены в печать два сборника стихотворений, три романа, которые я хранил до лучших времен. Плодотворностью своей и в литературе, и в журналистике я удивлял всех».

«Война нанесла мне невосполнимый, казалось бы, урон, – рассказывает писатель далее. – Все мои произведения были уничтожены. Но, благодаря хорошей памяти я их, в основном, восстановил. Более того – я перевел на чеченский язык Святой Коран и Тафсир».

Надо добавить к сказанному: Х. Гапураев не только восстановил старые сочинения, но и новые написал. Об этом говорит хотя бы такой факт: за последние три-четыре года (2004–2008) он издал 8 книг, такие, как «Мухаммад» (с.I.в.), «Дорога в рай», «Талисман», «Время без мести», «Без мандата», «Сила любви», «Миссия мира» (совместно с Д. Аб¬дурахмановым) и др. Сейчас трудится над романом «Эвлияаш» и «Летучий отряд мюридов» (о жизни и деятельности Али Митаева). Собрал ряд книг наших шейхов и богословов, известных в свое время, продолжает поиски в архивах Калуги, Ростова, Владикавказа, Твери, Новгорода и Соловецких островов, где был известный лагерь смерти. В 2009 году дагестанское книжное издательство выпус¬тило в свет его роман «Слово острее кинжала», а в г. Рос¬тов-на-Дону подготовлены к выпуску в свет книги: «Спрут», «Счастья кажется мало», «Рейды в тыл врага», «Войной встревоженный Кавказ» и др.

Высоко оценив вклад в чеченскую литературу Х. Гапураева, в 2006 году он принят в Союз писателей России и Чечни.

Как видим, сделано Х. Гапураевым немало, и он еще полон сил, энергии, задумок и жажды творчества.



Нурди Пашаев

(1950)
«Мужчина в двух случаях обязательно должен преклонить колени: перед Богом и родной матерью, – пишет Народный поэт Чеченской Республики А. Хатуев в преди¬словии к книге Нурдина Пашаева «Веяния времени». – Но разве можно не поклониться и родной земле? Поэт преклоняется также перед всем прекрасным на земле. Сердце поэта бьется в груди своей Родины и своего народа. А Нурдин Пашаев из тех поэтов, чье сердце открыто для хорошего, кто гордиться очагом предков, родным языком, национальными героями, терпением и воспитанностью людей труда».

Ярким подтверждением сказанному служат строки из стихотворения Нурдина Пашаева «Герой родины» (перевод – мой):

Когда друзья сказали парню: «Стой!

Ты не спеши идти с врагом сражаться.

Один ведь ты у матери родной

И надо б дома с ней тебе остаться»,

Ответил он: «И Родина одна,

И мне святее матери она!»

Родился Нурдин Пашаев 15 июля 1950 года в с. Талды-Булак Чуйского района Фрунзенской области Киргизской ССР в семье спецпереселенца. Ему было ровно семь лет, когда он вернулся в родное село отца – Цацан-Юрт, что в Курчалойском районе, где и окончил среднюю школу в 1967 году. Затем, уже работая, в 1981 году закончил курсы повышения квалификации при украинском институте инженеров водного хозяйства, а в 1987 году – национальное отделение филологического факультета Чечено-Ингушского государственного университета.

Рабочий путь Нурдина Пашаева начался сразу же после окончания школы в совхозе «Автуринский». В 1969–1971 годах служил в рядах Советской Армии. После демобилизации он в 1971-м году пришел рабочим на Аргунский комбинат строительных материалов и строительной индустрии (АКСМ и СИ), или как его называли еще – «Аргунводпром». Воздвигнут он был в конце семидесятых годов прошлого столетия, когда в Аргуне начался бум строительства промышленных, машиностроительных, пищевых, сельскохозяйственных предприятий и жилья, который превратил бывшее с. Устрада-Эвла в город. Там он вырос до начальника цеха, проработав более двадцати семи лет, пока комбинат не был полностью разрушен в ходе первой чеченской войны. В 1997 году Нурдина Пашаева, как знатока языка, пригласили преподавать родной язык и литературу в среднюю школу №1 с. Цацан-Юрт, где он работает и сейчас.

Писать стихи Н. Пашаев начал рано, еще в школе. Поэтического мастерства набирался в творческом объединении «Прометей» молодых писателей Чечни. Впервые его произведения были опубликованы в 1975 году. И с тех пор они регулярно печатались (и печатаются) в республиканской периодике. Входили они и в коллективные сборники молодых литераторов Чечни: «Рассвет» (1988), «Все – тебе», «Огонь негасимый» и др.

Своеобразным итогом более чем тридцатилетней поэтической деятельности Н. Пашаева стала изданная в 2008 году книга «Веяния времени» на чеченском языке. В нее вошли лучшие стихи поэта, баллады «Свет молнии», «Светящиеся души» и большая поэма «Дни, превратившиеся в песни» (о героической защите с. Цацан-Юрт от деникинских полчищ в 1919 году, когда погибло более четырехсот сельчан и более трехсот ополченцев из соседних сел).




Зайнап Сулейманова

(1950)
С именитым чеченским поэтом, фольклористом, этнографом, педагогом Ахмадом Сулеймановым я познакомился как только стал работать редактором чечено-ингушского радио. Было это в 1967 году. Несмотря на большую разницу в возрасте, мы быстро и крепко подружились с ним. Я часто и с радостью ездил в г. Урус-Мартан, где Ахмад Сулейманов много лет работал директором во второй средней школе. Записывал с ним передачи, писал о нем и о школе в газеты, нередко ночевал у него. И каждый раз он устраивал мне тогда встречи с учениками, среди которых было много литературно одаренных девочек и мальчиков. Школа была образцово-показательной по изучению чеченского языка и родной литературы, там даже выходила литературная стенгазета «Шовда», где печатались произведения только учащихся.

На одной из таких встреч А. Сулейманов еле уговорил прочитать свои стихи одну из девочек: она была такой тихой, скованной и застенчивой, что подруга вывела ее вперед чуть ли не за руку. Услышав фамилию юной поэтессы, я спросил у Ахмада Сулеймановича:

– Не твоя ли это дочь?

– Да, моя дочь, – с гордостью ответил он. – Но стихи пишет сама, я ее даже не редактирую, чтобы сама доходила до всего.

Так я впервые узнал и услышал стихи Зайнап Сулеймановой. В тот год она была десятиклассницей, а сейчас стала известной чеченской поэтессой, прозаиком и фольклористкой-сказочницей. И с первых же шагов в литературу основными темами ее произведений были: Родина, героизм ее сыновей, созидательный труд, природа и лю¬бовь. Как, например, в стихотворении «Ты, душа моя, Чечня» (перевод – мой):
Как солнце золотое,

Отчизна для меня.

Его ярчайший лучик

Чечня, моя Чечня.

Приволен, словно море,

Моей Отчизны вид.

И родником светлейшим

Моя Чечня шумит.

Или:

Осень серая являет



В грусть-тоске себя…

Осень, кто же заставляет

Все рыдать тебя?

Зайнап Сулейманова родилась в выселении в 1950 году в с. Аксаковка Урджарского района Семипалатинской области Казахской ССР. Ей было семь лет, когда с отцом вернулась в его родное село Алхазурово Урус-Мартановского района. Там она и пошла в первый класс, но закончила учебу в Урус-Мартановской средней школе №2 в 1966 году. Одновременно окончила и музыкальную школу по классу пианино. В том же году поступила на национальное отделение филологического факультета Чечено-Ингушского госпединститута.

Закончив его, Зайнап Сулейманова несколько лет преподавала в школе, затем более двадцати лет (до развала СССР и начала суверенизации бывших братских стран) проработала в Чечено-Ингушском республиканском книжном издательстве, где выросла из корректора до редактора отдела художественной литературы. С девяностых годов ХХ века З. Сулейманова дома, занимается литературным трудом.

Благо ей не привыкать – ведь начала она писать первые стихи еще в школе. О том, как в ней развился талант литератора, она так рассказывала в интервью газете «Молодежная смена» (10 марта 2004):

– Свое первое стихотворение я написала в 13 лет, а публиковаться начала в четырнадцать в газетах – урус-мартановской районной «Ленинская правда», республиканской «Ленинский путь», альманахе «Аргун».

– Сыграло ли в этом роль то, что Вы дочь известного поэта?

– Многим из того, что я сегодня могу, умею и люблю заниматься, я обязана, в первую очередь, Всевышнему, во вторую – своему отцу. Это он хотел, чтобы я стала продолжателем его дела. Меня же больше привлекала журналистика.

В доме отца всегда собирались его друзья: писатели, поэты, как молодые, так и более опытные, уже известные в народе. Они приходили к нему, чтобы слушать его, общаться друг с другом. Ведь это был очень мудрый и интересный человек. Богатство его внутреннего мира притягивало к себе все больше и больше людей. И, естественно, это общество, все эти творческие вечера не могли не сказаться на выборе моей будущей профессии.

Помогали мне в этом и советы, и поддержка старших наставников и учителей, уже признанных и почитаемых чеченских писателей.

Помнится, как-то в 7 классе на республиканской олимпиаде среди школьников я читала свое собственное стихотворение «Ласточка». И вдруг то ли от волнения, то ли от застенчивости, прервав чтение, я начала плакать прямо на сцене. Тем временем Халид Ошаев, который был одним из членов жюри, подошел ко мне, погладил по голове и успокоил: «Все волнуются, деточка. С кем не бывает? Ты продолжай».

В школе я училась хорошо, и кое-что писала в старших классах для газеты. С десятого класса много печаталась в газетах».

Все это в результате вылилось в то, что стихи и поэмы Зайнап Сулеймановой были опубликованы во многих кол¬лективных сборниках молодых литераторов Чечни: «Час рассвета» («Сатасаран сахьт») (1977), «Утренние голоса» (1986), «Напевы Родины» (1985), «От подножья лет» и др. Гордится поэтесса и тем, что ее стихи вошли и в коллективный сборник «Антология чеченской поэзии», изданный в Стамбуле нашим соотечественником Рафиком Оздамиром.

Вышли в свет и три собственные книги стихов и поэм Зайнап Сулеймановой: «Надежда» (1980), «Мое завтра» (1983) и «Пять поэм» (1992), куда вошли лучшие поэмы поэтессы: «Ханпаша Нурадилов», «Подвиг Хаваджи» (о Герое Советского Союза Х. Магомед-Мирзоеве), «К солн¬цу тянущиеся сердца» (о героях Гражданской войны в Чечне), «Легенда» (о любви) и «Старый рассказ» (о ней же).

Поэзия Зайнап Сулеймановой всегда получала хорошие отзывы читателей и коллег. Так, доктор филологических наук ученый-языковед Кати Чокаев писал: «В росте мастерства стихотворного творчества З. Сулеймановой большое место занимает хорошее знание русской поэзии. Служит этому и хорошее знание ею и чеченского устного народного творчества. И то, что, как и другие известные поэты, она своим мастерством исправляет и улучшает его. А это большое творческое достижение» (Газета «Ленинский путь». 12 сентября 1980).

Народный писатель Чеченской Республики М. Ахмадов пишет: «Зайнап Сулейманова удивила нас чистыми, светлыми образами своей любовной лирики. Было опасение, что ее поэзия останется в этих рамках, но, к радости нашей, ей под силу и другие грани творчества. Доказательством тому является героическая тематика ее поэм о подвигах героев Великой Отечественной и Граждан¬ской войн».

Писатель Сайд-Селим Саидов так сказал о ее творчест¬ве: «В поэзии Зайнап Сулеймановой всегда присутствует солнце. Стихи ее изнутри излучают свет, весеннее тепло, они согреты душевным теплом».

И еще две грани ее таланта: Зайнап Сулейманова много писала для детей – стихи, рассказы, сказки и чеченские народные сатирические рассказы и юмористические прит¬чи, мечтая издать отдельную книгу «Чеченский юмор» (материал накоплен большой – более пятисот страниц машинописного текста).

Вернемся еще раз к интервью газете «Молодежная смена»:

– Когда написана первая сказка для детей? Как Вы пришли к этому?

– Опять же с легкой руки отца. Было это в 1987 году (уже второй год выхода в свет детского журнала «Стела¬Iад»).

У отца жили две живые белочки, подаренные ему лесником. Они были очень забавными, мы постоянно наб¬людали за ними, как за детьми. И отцу как-то пришла такая мысль: «Почему бы тебе не написать о них рассказ для журнала «СтелаIад»?». И я написала все, как есть, не добавляя, не искажая ничего, о жизни, о поведении этих двух прекрасных существ. Получился интересный рассказ, который понравился многим: и детям, и редактору журнала, и главному моему рецензенту – отцу. Назывался он «Две белки» («Ши тарсал»).

Вот так было положено начало детскому жанру.

– С тех пор и сотрудничаете со «СтелаIад»?

– Да, с тех самых пор я пишу в этот журнал, и у них накопилось достаточно много моих произведений. Многие из них были потеряны во время войны, и мне пришлось их восстанавливать заново. Редактор этого журнала доволен моими произведениями и желает, чтобы я писала чаще. Редакцией мне присуждена детская премия за сказку для детей «Волк-Али и мул-Солта» («Борз-Iелий, Вир-Солтий»), опубликованную в №7 за 2002 год. Она получила широкий отклик у читателя. Ведь дети – это самый искренний, самый благородный читатель.

– Сюжеты ваших произведений (сказок, рассказов) Вы придумываете или берете из жизни?

– Конечно же, жизнь подсказывает мне сюжеты. Например, в рассказе «Чип» (Чип – имя черепашки) в лице главных героев выступили мои племянники. Мы были беженцами и жили в Баку. А черепашку подарил им русский мальчишка, живший по соседству. Так что это было событие, действительно имевшее место. И так всегда: с каждым рассказом, сказкой связана какая-то история, увиденная мною воочию или рассказанная кем-то.

– Какова тематика, кто персонажи Ваших сказок?

– Я сама очень люблю животных, птиц, природу. Они и есть персонажи моих сказок: обезьяна, осленок, лесные птицы, черепашка. Их взаимоотношения и судьбы – вот тематика моих произведений, которые направлены на то, чтобы развить у ребенка самые лучшие, самые добрые качества (10 марта 2004).

«Поэты приходят на смену друг другу, сказочники сплетают радугу из мечтаний всех людей, живших и живущих на земле», – говорила Раиса Ахматова. Так пусть же этот праздник всегда озаряет небо над нашей головой, вселяя в наши страждущие души надежду, веру и любовь строками стихов, рассказов и сказок Зайнап Сулеймановой. Да будет так.

Лема Ибрагимов

(1951)
Каждый раз, когда я читаю его произведения, я не перестаю поражаться, удивляться и восхищаться многогранностью его писательского дара, разнообразием жанров, в том числе и тех, которых он впервые вводит в чеченскую литературу. Это, во-первых. Во-вторых, я не устаю завидовать белой завистью широте его знаний, глубине ума, неустанности поиска, трудолюбию редкому, неиссяка¬емос¬ти фантазии, оригинальности и неповторимости его поэтических находок, свежести мыслей, образов, афорис¬тичности стихов и т. д.

Вот прочитайте первое попавшее на глаза и, думаю, вы согласитесь со мной:

Из Москвы каждым летом

Самолетом прилетала ты.

И когда по белу трапу

Вниз спускалась ты,

Я любил с тобой вместе

Самолеты всей земли.

Дальше возникает вспышка картин войны и самолетов, что везут «не тебя мне, а бомбы» и неожиданный конец стихотворения:

От тебя давно нет писем

Да и вести никакой.

Самолеты, минометы

Между мною и тобой.

Этот удивительный талант дан скромному, тихому и очень трудолюбивому человеку – Леме Ибрагимову – поэту, прозаику, переводчику, языковеду и исследователю литературы, больше известному читателям как Канташ.

Однажды я спросил его: «А почему – Канташ?» – «А так меня называла бабушка моя, вырастившая меня, – ответил он. – Мудрая она была женщина, и всем, что во мне есть хорошего, я обязан ей. В память о ней я ношу этот псевдоним, как талисман».

Родился Лема Ибрагимов 9 октября 1951 года в ссылке в Казахстане, в селе близ г. Алма-Ата (сейчас – Алматы). Там же пошел в школу. В 1960 году семья вернулась в родное село Гойты, где Лема и закончил школу в 1970 году. В том же году поступил на лечебный факультет Кубанского медицинского института в г. Краснодар. На пятом курсе бросил учебу, поняв, как он писал позже, что «профессия врача не мое призвание», а что его призвание – литературное творчество.

С того времени, изучая жизнь, Лема Ибрагимов перепробовал множество профессий, исходил немало дорог и по России и по Чечне. Работал в геологоразведке, служил в Советской Армии (1978–80 годы), закончил филологический факультет Чечено-Ингушского государственного университета.

После университета одно время работал преподавателем и завучем в Гойтинской средней школе, телевизионным журналистом в Государственном Комитете по телерадиовещанию (1990–1998); был главным редактором журнала «Орга» (1999–2002), журнала «Гоч» («Перевод») (2004–2006). С 2006 года – старший научный сотрудник Академии наук Чеченской Республики. Тема его научного исследования (кандидатской диссертации) – «Национальное своеобразие чеченской литературы». Об историографии своей темы Л. Ибрагимов уже опубликовал ряд статей в журналах республики. Об одной из них – «История и литература» – редакция писала:

«Потаенного в истории очень много. Настоящее с его потерями и приобретениями является продолжением прош¬лого. Вот снятием потаенности в истории и занимается автор исторического произведения. Таким образом, историческая художественная литература становится действенным средством национального самопознания. Этим проблемам и посвящена статья старшего научного сотрудника АН ЧР Л.М. Ибрагимова “История и литература”».

Писать Лема Ибрагимов начал рано – еще в школе, но очень требовательный к своему творчеству, не спешил публиковать свои стихи, и впервые они увидели свет довольно-таки поздно: в 1990 году на страницах Веденской районной газеты «Колхозная жизнь» (сейчас – «Новая жизнь»). Стихи и его остроумные афоризмы, сочинять ко¬торые очень любит Л. Ибрагимов, с тех пор регулярно печатались и печатаются в журналах «Нана», «Орга», «Вайнах», на страницах газет.

С 1990 по 2008 год вышли в свет сборники стихов и афоризмов Лемы Ибрагимова: «Толкование наблюдений» («Зерийн тидарш») (1992), «Психография» (1993), «Афоризмы» (1994), сборник стихов «Эх, мир» («Маржа дуьне») (2005), «Драматургия» (2008) и т. д.

О своеобразии творчества Лемы Ибрагимова литературовед, кандидат филологических наук Юрий Вероль¬ский писал в рецензии на книгу «Афоризмы» (1994): «Афористичность, умение в малом количестве слов выразить важную мысль – есть характерное свойство фольклора, особенно его малых форм. В мудрости и красоте народных пословиц и поговорок – начало мудрости народа.

Чеченский афоризм восходит к пословицам и поговоркам древности, к сурам Корана, – продолжает ученый. – Он веками шлифовался в народной речи, в назмах и илли. Но все это были или фольклорные афоризмы, или афоризмы индивидуально-авторские. Настоящий же сборник – это сборник афоризмов, созданных автором в качестве самостоятельных жанровых образований».

«…Выход этой книги, – подытоживает Ю. Верольский, – знаменует собой продвижение чеченского афоризма на просторы общечеловеческой культуры».

Много делает Лема Ибрагимов и для развития чечен¬ского языка и литературы, обогащения его словарного сос¬тава и ее жанров. Он старается ввести и утвердить в языке новые слова, в литературе – новые жанры, расширить круг чтения чеченцев. Лема Ибрагимов впервые ввел в чеченскую литературу такие жанры, как психография, реминисценции, написал первое чеченское либретто для оперы – «Либретто восстания» («ГIаттаман либретто») (правда, ставить его и играть было некому и негде). Он составил и издал в труднейших условиях военного и послевоенного времени фундаментальные собрания – «Антологию чеченской поэзии (2003) и «Антологию всемирной поэзии» (на рус. яз.; 2008), «Смысловой словарь чеченских фразеологизмов», «Словарь старых и исчезающих слов чеченского языка», «Словарь технических терминов» (совместно с доктором филологических наук К. Чокаевым), книгу «Чеченские пословицы» и т. д.

О главной работе Лемы Ибрагимова, составленной им фундаментальной «Антологии чеченской поэзии», Председатель Совета Учредителей Благотворительно-Культурного Фонда «Солнце», доктор экономических наук, профессор Джамалдин Курумов, который спонсировал издание этого труда, писал: «Лема Ибрагимов (Канташ) – из¬вест¬ный поэт, драматург, филолог, авторитетный среди писателей и поэтов Чеченской Республики человек – совершил научный и гражданский подвиг. На протяжении десяти лет (самого смутного времени в истории Чечни. – А.К.) он работал над составлением «Антологии чечен¬ской поэзии» и вынес рукопись из огня.

Эта рукопись, перетянутая бечевкой, в нескольких мес¬тах обожженная, напоминала израненное сокровище. Тем ценнее представляется вклад всех людей, принявших учас¬тие в ее составлении и сохранении…

Впервые за всю историю чеченской литературы выходит в свет «Антология чеченской поэзии» на родном языке. Безусловно, это большое событие в общественной и литературной жизни Чеченской Республики.

Не сомневаемся, что данная книга внесет свой весомый вклад в дело воспитания подрастающего поколения в духе высокой нравственности, этики, морали и любви к своей Родине» (М., 2003. С. 4).

Трудолюбию его можно только позавидовать, потому что Лема Ибрагимов девизом всей своей творческой жизни сделал слова: «Тот, кто не хочет работать, ищет причины, а тот, кто хочет работать, находит возможности». Двигает его на эту огромную работу боль и тревога за настоящее и будущее чеченской литературы и родного языка.

Об особенностях творчества, исканий и тревог Лемы Ибрагимова очень точно сказано в «Характеристике», данной ему Лулой Жумалаевой в бытность ее ответственным секретарем журнала «Вайнах» в 2003 году:

«В век высоких технологий и переосмысления фундаментальных общенациональных гуманитарных основ становится совершенно очевидной истина, что без планомерного расширения лексической и понятийно-смысловой базы языка нохчи и расширения жанрово-содержательной составляющей литературы наш этнос не сможет интегрироваться в мировое цивилизованное сообщество, и, как следствие, будет обречен на положение третьесорт¬ной республики.

Член Союза писателей России и Чечни Ибрагимов Ле¬ма, более известный в литературных кругах под псевдонимом Канташ, давно и заслуженно пользуется авторитетом среди своих собратьев по перу. Его творческой манере присуща философичность и неординарность, свежесть и первичность умозаключений, глубина проникновения в таинства Бытия, аналитичность, афористичность, новизна образов.

Ему, кстати, принадлежит одна из первых разработок чеченской национальной идеи, нашедшей немало своих сторонников и подражателей. У Канташа – свой давний и преданный круг поклонников – и не только из числа литературной и научной элиты, но и широкого читателя».





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет