Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет34/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

Малика Дагалаева

(1961)
Было это в 2005 году в актовом зале нового здания Гудермесской районной газеты «Гумс» – там проходило юбилейное заседание литературного объединения «Шовда», посвященное двадцатипятилетию создания его при редакции. Вел его, как и первое, бессменный руководитель Народный поэт Чеченской Республики Шаид Рашидов. В зале я видел и ветеранов объединения, ставших сегодня известными в Чечне писателями, Анзора Мата¬ева, Сайд-Магомеда Косумова, Шамиля Насуханова, Хава¬са Акби¬ева и др., которых хорошо знаю, и молодых. Все они вы¬ступали с воспоминаниями, читали стихи, рассказы.

– Теперь слово тебе, Малика, – говорит Ш. Рашидов, обращаясь к миловидной, строго одетой, застенчивой жен¬щине. – Но прежде я поздравляю тебя с первой книгой. Расскажи о своей работе над ней.

Я был знаком с этой книгой, читал ее и радовался за автора: «Он сделал уверенный шаг в чеченскую литературу», – думал я. Хотелось познакомиться, тем более что из аннотации я узнал, что она моя односельчанка. И надо же было именно на этом заседании этому случиться! В тот же день она подарила мне и свою книжку.

Из аннотации и из бесед с ней впоследствии я узнал о ее жизненном и творческом пути, главное содержание которого – поиск человеческого счастья. Родилась Малика Дагалаева 9 марта 1961 года в старинном чеченском селе Шуани Ножай-Юртовского района Чечено-Ингуш¬ской АССР, о котором она позже писала в одном из своих стихотворений (перевод – мой):

Качая в горной колыбели,

Где родники мне песни пели,

Меня взрастило Шуани.

Ночей бессонных было много,

Беспечной юности тревоги

Текли тут… Где теперь они?

Дальше обычный путь ее поколения: окончила школу в с. Нойбера в 1979 году, Гудермесское педагогическое училище в 1982 году, национальное отделение филологиче¬ского факультета Чеченского государственного университета – в 1994 году, и с тех пор вот уже более четверти века работает учительницей вначале в средней школе с. Энгеной Ножай-Юртовского района, затем в с. Новый Энгеной Гудермесского района. Сейчас сотрудничает в Гудермесской районной газете «Гумс»: пишет корреспонденции, зарисовки, очерки.

Как сама позже вспоминала Малика Дагалаева, писать стихи она начала, когда еще училась в школе, в пятнадцать лет. В газетах (в Ножай-Юртовской «Маяк коммунизма», Гудермесской – «Гумс», республиканской – «Ленин¬ский путь» («Даймохк») и альманахе «Орга» ее первые стихи начали публиковаться с 1983 года. Были они напеча¬таны и в коллективных сборниках молодых литераторов республики «При солнечном затмении» и «Афоризмы».

В последние годы в ней проснулся вкус к прозе. Ее рассказы появлялись в журналах «Нана», «Орга», в газетах «Гумс» и «Слово народа» (Ножай-Юрт). Она – автор повести «Серая весна» (о трагической любви чеченских Ромео и Джульетты XXI века и смерти героя от рук главной героини, его любимой).

Малика Дагалаева издала и два авторских сборника стихотворений, афоризмов, рассказов и повести: «Точка счастья» (Нальчик, 2003) и «Серая весна» (Махачкала, 2006). Подготовлен к изданию новый сборник поэзии и прозы «Языком сердца».

О творческих особенностях Малики Дагалаевой поэт, прозаик, журналист А. Медигов так пишет в предисловии к книге «Серая весна»: «М. Дагалаева – одна из тех литераторов, которые достигают поэтических высот. С ее произведениями не впервые знакомятся сегодня в Чечне – они публикуются уже более четверти века. И ценность их в том, что ее стихи, рассказы написаны простым, понятным каждому языком, что они созвучны времени. И в то же время они показывают, что молодая поэтесса находится всегда в поиске нового, своего – слова, образа, содержания... В народе правильно подмечено, что поэзия – родник, который никогда не иссякнет. Каждое новое имя в литературе подтверждает это. Пополнила этот родник чеченской поэзии и новая, свежая, светлая струя творчест¬ва Малики Дагалаевой».

Пожелаем же ей, члену Союза писателей, члену Союза журналистов России и Чечни, чтоб эта струя стала большим потоком, пополняющим неиссякаемую реку чеченской литературы.

Тем более что для нее характерен постоянный поиск новых форм и свежих образов. Она из тех людей, которые не могут не писать. А потому можно быть уверенным в том, что читатели вновь и вновь станут свидетелями ее растущего таланта. Сегодня трудно представить чеченскую литературу без ее имени.

Малика Дагалаева очень серьезно и критически относится к собственным произведениям, а потому старается постоянно совершенствоваться.

У Малики Дагалаевой свой особый мир поэзии и свое видение окружающего бытия. Она старается принести в чеченскую литературу новые свежие образы художественного слова. Ближе всего ей лирика, хотя можно назвать в ее поэтическим «арсенале» немало произведений, в которых автор демонстрирует свои более широкие возможности самовыражения – в стихах гражданского и героического звучания.

Ваха-Хаджи Амаев

(1963)
У меня есть выработанные годами привычки и приемы работы над своими произведениями: задумав написать о ком-либо очерк (будь то писатель, художник, ученый, рабочий), я вначале читаю, изучаю и анализирую все доступное мне написанное о герое и все, что написано им самим. И только после этого приступаю к творчест¬ву.

Так я поступил и с Ваха-Хаджи Амаевым. И, должен сказать, что меня потрясло его творчество и я не выражу даже сотой доли своего восхищения им, если просто скажу, что я залпом прочел сборник рассказов «Один день» и что я снова и снова, с все возрастающим интересом, увлеченностью и восторгом читал его «Неоконченную повесть», опубликованную в 1995 году в журнале «Вайнах». Они пленяли новизной сюжетов, богатством фантазии автора, выразительностью и яркостью языка, жизненностью событий и героев: они сразу оживали в моем воображении, я болел, переживал и тревожился за них, будто всех их я знал, все они мои хорошие знакомые, что свидетельствовало об огромном таланте автора.

Такое бывает, когда удачно найден сюжет и образ. Потому что образ, как пишет Ян Парандовский в книге «Алхимия слова», – «самый существенный элемент произведения, быть может, единственный, которому ничто не угрожает – ни время, ни мода. Меняются течения и направления, темы и сюжеты, мотивы и настроения, меняются условности, определяющие выбор слов и версификацию, но образ остается всегда в непосредственной ли форме, в метафоре ли, в сравнении. Образ – кровь произведения» (М.: «Правда», 1990. С. 205).

Ваха-Хаджи Амаев и находит именно такие образы. Прошло много дней с тех пор, как я прочитал рассказы его, но до сих пор, как о живом, думаю о маленьком мальчике из рассказа «Жестокость», которого в вагоне везут с матерью в ссылку; сидя рядом с матерью и больным братишкой, который вскоре умирает, малыш находит небольшое отверстие в дощатой стенке вагона и одним глазом смотрит наружу, а когда показывается солнце, ловит его лучик. Но солдат-охранник, стоящий снаружи на буферной площадке, заслоняет мир. И однажды мальчик хочет попросить солдата не делать этого, в ответ на что, солдат штыком выкалывает ему глаз, когда он в очередной раз прильнул к отверстию.

Или сюжет рассказа «Один день»: муж на войне, дома – в Чечне – его мать и молодая беременная жена. Солдата-чеченца в чем-то начинают подозревать и он просится в намеченную кровопролитную атаку. В их селе размещены красноармейцы, прибывшие, якобы, «на маневры» и они вечно пьяные. Солдат-чеченец первым поднимается в атаку – и погибает. В тот же день пьяному офицеру приглядывается его жена и он, грязно ругаясь, пытается ее обесчестить. Она чудом вырывается, убегает из дома в холодный зимний день и, спрятавшись на кладбище, рожает мальчика, который тут же умирает от переохлаждения. Все это происходит в один день. Чудовищная несправедливость!

Положа руку на сердце, скажите, кого оставит равнодушным эти мастерски нарисованные картины трагедий? А впрочем, все рассказы Вахи-Хаджи Амаева такие потрясающие. Хотя сам он все эти трагедии пережить не мог, а мог только слышать об этих событиях: он родился около двадцати лет спустя после Великой Отечественной войны и депортации. Свидетелем всего описываемого его сделал большой талант рассказчика и мастерство.

Родился Ваха-Хаджи Амаев 22 октября 1963 года в с. Аллерой Ножай-Юртовского района Чечено-Ингушетии. В 1970 году начал учебу в Аллероевской средней школе, которую закончил в 1980 году, а в 1985 году – национальное отделение филологического факультета Чечено-Ингуш¬ского госуниверситета. Года два-три проработал учителем в школе. В 1988 году, помню, я пригласил его редактором в редакцию художественных программ Грознен¬ской студии телевидения, где был главным редактором национальных программ. Журналистом он был старательным, ищущим, тем более что это тогда поощрялось – по стране шла перестройка и начали появляться первые признаки рыночной экономики: даже на нашем телевидении стала размещаться реклама. В.-Х. Амаев готовил телепередачи «Кто мы? Откуда мы?» – об истории чеченского народа и духовно-нравственных ценностях вайнахов и «А ну-ка, парни!» – о воспитании и развитии молодежи. Они тоже появились в наших телевизионных программах впервые, благодаря перестройке.

Работать в журналистике В.-Х. Амаев продолжал до самой первой чеченской войны, которую пережил тяжело. Поэтому до начала второй войны уехал с семьей за границу и живет сейчас во Франции.

Писать рассказы Ваха-Хаджи Амаев начал еще в школе и впервые его произведения были опубликованы в середине девяностых годов ХХ века вначале в Ножай-Юртовской районной газете «Маяк коммунизма» (сейчас – «Слово народа»), а вскоре – в республиканской печати, в альманахе «Орга», в 1991–1996-е годы – в газете «Васт» («Образ»), журнале «Вайнах» и другой периодике.

Вошли они и в коллективные сборники молодых литераторов Чечни: «Впереди было еще полночи», «В пору солнечного затмения», «От подножия гор…», «Антология чеченского рассказа» и др. В 1990-х годах вышел в свет его прекрасный сборник рассказов «Один день», а в 1995 году в журнале «Вайнах» была опубликована бесподобная повесть – едкая сатира на годы правления первого чеченского генерала, прототипа главного героя Императора – «Неоконченная повесть».

Я помню с каким восторгом приняли и как высоко оценили ее читатели и критики. Она поставила писателя в один ряд с другими выдающимися прозаиками Чечни.

Известный литературовед Э. Минкаилов писал: «В чеченскую литературу жизненную правду принесло в восьмидесятые годы (ХХ века. – А.К.) творчество Ваха-Хаджи Амаева, Султана Яшуркаева и др. Если бы надо было определять моменты, когда писатель опередил свое время, я бы выбрал… так же и «Неоконченную повесть» В.-Х. Амаева» (Минкаилов Э. О чеченской литературе и устном творчестве. Грозный, 2007. С. 100).



Шарип Цуруев

(1963)
«Поэзия его созвучна времени, отражает события, происходящие сегодня. В его стихах довоенного времени – синь безоблачного неба, яркое весеннее солнце, любовь и утверждение жизни на земле.

Но в его творчество вдруг врывается война (чечен¬ская. – А.К.) со всей своей грязью и жестокостью. И поэт воспринимает ее как личную и всенародную трагедию. «Что есть война? – задается вопросом поэт. И сам же отвечает: «Разборка подлецов». И в своей поэзии он показывает всю страшную суть и всю бессмысленность войны, навязанной чеченскому народу. «Ни в одной стране мира из-за кучки подлецов, преступивших закон, не страдает целый народ, как чеченский», – пишет поэт».

Эти слова написаны одним из поклонников поэзии известного чеченского поэта, литературоведа, журналиста и переводчика Шарипа Цуруева. И эти слова, идущие от души, заслужены им.

Родился Шарип Цуруев 20 января 1963 года в с. Герзель Гудермесского района. Предки его выходцы из горного села Шуани. Учился он в Герзельской средней школе. В 1981–83 годах служил в рядах Советской Армии. В 1988 году окончил русско-вайнахское отделение филологического факультета Чечено-Ингушского госуниверситета, который, как видим, является главной кузницей писателей и журналистов Чечни начиная с 1957 года.

По окончании университета Шарип Цуруев работает сначала преподавателем в школе в Грозном, затем работает в Чечено-Ингушском научно-исследовательском институте гуманитарных наук, некоторое время возглавляет коллектив Гудермесского педагогического училища и преподает в Чеченском государственном пединституте.

В девяностые-двухтысячные годы Шарип Цуруев работает заместителем главного редактора журнала «Орга», главным редактором газеты «Даймохк», чуть позже – главным редактором литературно-художественной газеты «Васт» («Образ») (1992–1994 годы). С 2005 года Ш. Цуруев – главный редактор газеты «Учитель» («Хьехархо»).

Стихи писать Шарип Цуруев начал еще в школьные годы. Об этом так пишет журналист и литературовед А. Гайтукаев: «Выделяющийся среди ровесников любо¬знательностью и прилежанием в учебе, мальчик рано увлекся ли¬тературой и историей родного края. Мир же поэзии поразил его воображение яркостью красок, тон¬костью выражения чувств и возможностью выразить себя» (Газета «Гумс», 27 января 2003, на чеч. яз.).

Главное, мир поэзии увлек его – этой возможностью самовыражения, ибо Шарип Цуруев, раз прочитав, сразу запомнил написанное известным русским писателем В.В. Вересаевым: «Нужно спросить себя: как я это чувствую, как я вижу? Писатель, когда пишет, не должен думать ни о своих учителях, ни даже о своем стиле. Если он видит, если он чувствует, – он скажет что-нибудь свое, оригинальное… Искусство писать – есть искусство видеть, есть искусство чувствовать всеми своими органами, всеми нервными окончаниями и ничего больше» (Собр. соч. в 4-х т. Т. 1. М.: «Правда», 1990. С. 64).

Шарип Цуруев и выработал в себе способность все видеть и все чувствовать по-своему – одним словом, выработал свой почерк. Поэтому своеобразно он и выразил свое отношение к Родине в стихотворении «Чечне» (перевод – мой):

Ищу во власти темноты,

Но не могу найти дорогу.

Казалась близкой к сердцу ты,

Но оказалась, что – далекой.

И только спину видел я,

Как от меня шла вдаль тропою…

Первые стихи Шарипа Цуруева появились в печати, когда ему было четырнадцать лет. Печатались они вначале в районных газетах: Ножай-Юртовской «Маяк коммунизма», Гудермесской – «Красное знамя». Поэтического мастерства молодой поэт набирался на заседаниях республиканского литературного объединения «Пхьармат» («Прометей»), членом которого он стал в 1978 году, а в 1986 году – старостой. Ш. Цуруев также посещал заседания литературного объединения «Шовда» при редакции Гудермесской районной газеты, руководимого известным чеченским поэтом Шаидом Рашидовым. Из этого гнезда выпорх¬нуло немало сегодня хорошо известных писателей: Умар Саиев, Хож-Бауди Борхаджиев, Руслан Юсупов, Малика Дагалаева, А. Асхабов и др. И Ш. Цуруев, на мой взгляд, один из самых одаренных из них. Несколько позднее его стихи появились и на страницах республиканской газеты «Ленинский путь», альманаха «Орга» и т. д.

В девяностые годы ХХ века и вначале XXI века стихи Шарипа были опубликованы в ряде коллективных сборников молодых писателей: «Утренний час», «При солнечном затмении», «Возвращение», «Антология чеченской поэзии» и др. Вышли из печати и два автор¬ских сборника поэта: «Останься, Чечня» в 1992 году и «Поверь, Отчизна» – в 2002-м. Его перу принадлежат десятки очерков, интервью с известнейшими деятелями науки и культуры, ведущими политиками, газетные публикации, более семи¬десяти литературно-критических статей, исследований, эссе и т. д. Некоторые поэтические произведения переведены на русский, балкарский и осетинский языки. Поэт и сам занимается переводами. Так, он перевел на че¬ченский язык стихи Д. Кугультинова, Р. Гамзатова, Ю. Кузнецова, Ф. Алиевой и др. В 2009 году Ш. Цуруев перевел на чечен¬ский язык поэму Народного поэта Кабардино-Балкарии С. Гуртуева «Чеченская война» («Орга». 2009. №6).

В 1987 году в Тбилиси проходил Всесоюзный фестиваль молодых поэтов. Чести стать его единственным участ¬ником от Чечено-Ингушетии удостоился молодой поэт Шарип Цуруев, который к тому времени уже заявил о себе, имел свое имя в семье литераторов и журналистов.

За «Поэму абсурда» Ш. Цуруеву присвоено 1-е место на республиканском литературном конкурсе, проведенном региональным отделением партии «Единая Россия». В 2005 году стал лауреатом ежегодной премии журнала «Вай¬нах» в номинации «Литературоведение и фольклористика».

Творческая индивидуальность и талант члена Союзов писателей и журналистов России и Чечни Шарипа Цуруева наиболее ярко всегда проявляется в поэзии. О нем много и тепло писали в печати, говорили по телевидению и радио. И создавая этот небольшой очерк о нем, мы, естественно, пользовались этими материалами.

Отвечая на вопрос: «Что нужно творческой натуре для вдохновения?», Ш. Цуруев сказал: «Признание его заслуг. Не надо скупиться на похвалу поэту, писателю, актеру, музыканту, живописцу, да и любому мастеру своего дела, если он того заслуживает. Все хорошее, что можно сказать о человеке, мы зачастую оставляем для поминальных речей, а он нуждается в нашем теплом участии при жизни».

Саид-Хасан Тагаев

(1963)
Я всегда тщательно слежу за публикациями журналов «Орга», «Нана» и «Вайнах» по всем жанрам. И всегда радуюсь каждому новому имени и каждому новому произведению писателей, читаю их. Одним из событий этого ряда была публикация в журнале «Орга» частей из нового романа чеченского писателя, хорошо известного в республике Саид-Хасана Тагаева. Я сразу начал читать его и все больше увлекался по мере развития сюжета, что говорило о мастерстве писателя и о добротности произведения.

Однажды при встрече автор, которого я давно знаю, как прозаика, поэта и публициста, спросил меня:

– Читал?

– Что это тебя вдруг в мистику потянуло? У тебя же совсем другая тема… – вопросом на вопрос ответил я.

– Значит, читал, – обрадовался он. – И правильно понял: ты второй мне говоришь об этом. К сожалению, не все поняли, что роман – действительно мистический и что он первый в истории чеченской литературы такой. Эх, и долго же я вынашивал его, пробуя свое перо на стихах, рассказах, повестях.

Да, долго, поэтому роман «Горизонт в лунном свете» получился хорошим, не то, что те вирши, которые пишутся быстро, как правильно замечено в русской пословице: «Быстро робят – слепых родят». Возможно, подспудно эта идея жила в писателе с детских лет. С первыми сказками и рассказами о приведениях, первых детских ночных игр-испытаний на храбрость, которые особенно популярны у сельских ребят…

Саид-Хасан Тагаев родился 4 января 1963 года в с. Ни¬халой Шатойского района ЧИАССР. Учился сначала в местной школе, затем в с. Шатой, где и закончил десятилетку в 1984 году. Поступил на русско-вайнахское отделение филологического факультета Чечено-Ингушского гос¬университета и окончил его в 1990 году перед самым началом смутных времен. Развал СССР С.-Х. Тагаев встретил, работая учителем в школе на своей малой Родине. Но вскоре стал журналистом, вначале газетно-журнальным (работал в «Даймохке», «Радуге»), затем телерадио¬жур¬налистом (в 1995–1996 годах трудился на радио ГТРК «Вай¬нах», сейчас – на телевидении Чеченской государст¬венной телерадиокомпании «Грозный»).

Писать Саид-Хасан Тагаев начал со стихов, первые из которых сложил еще будучи учеником восьмого класса. Правда, стихи он писал недолго и уже в десятом классе перешел на прозу – рассказы, хотя он и сейчас продолжает работать в поэзии. А о том, что делает поэт это с высоким мастерством, говорит тот факт, что многие стихи тут же перекладываются на музыку и его песни часто звучат с эстрады, по радио и телевидению в исполнении вокально-инструментального ансамбля «Нохчо».

Рассказы и повести Саид-Хасана Тагаева печатали (и печатают!) газеты: районные «Ленинец», «Голос гор» (Шатой), «Ленинский путь» (Грозный), альманах «Орга», журналы «Орга», «Вайнах», «Нана», «Радуга», передаются по телевидению и радио. Входили они и в коллективные сборники литераторов Чечни: «Впереди еще было полночи» (1988), «Чеченская повесть» (2006; здесь опубликована его большая повесть «Тайна белого грота»), «Час рассвета» и др.

И, наконец, апофеозом творческой деятельности Саид-Хасана Тагаева стал многоплановый, многоперсонажный, объемный, мистический роман «Горизонт в лунном свете», который почти полностью с небольшими сокращениями был опубликован в журнале «Орга» в 2006 году (о нем-то и шел разговор вначале нашего очерка). Этот роман, по словам автора, первая часть задуманной им трилогии. События в нем разворачиваются и происходят в горных селах и в равнинных городах Чечни. Все они связаны с главным героем Солт-Ахмедом, представителем поколения, прошедшего все тяжелейшие испытания советской эпохи.

Творческие успехи Саид-Хасана Тагаева были отмечены членством в Союзе писателей и Союзе журналистов России и Чечни и премией журнала «Вайнах» «за лучшее произведение года в прозе» в 2006 году.

Писатель и сегодня в строю, активно работает в прозе, поэзии, журналистике, и мы уверены, что он не один год будет еще радовать читателей своими новыми произведениями. А сочинять он, слава Всевышнему, умеет превосходно.


Машар Айдамирова

(1963)
О прошедших двух чеченских войнах не пишет только ленивый. Пишут о них много, пишут разное и по-разному. И это естественно, потому что у каждого свое видение войны, свои трагические случаи, памятные на всю жизнь. Как правило, все поступки героев этих рассказов, повестей, стихов, поэм неожиданные, неординарные, спон¬¬¬танные. И, как правило, всегда они продиктованы дол¬гом чести, милосердием, необходимостью спасти невинного…

Я прочитал почти все публикации о войне – и документальные, и художественные – и воспринимал их по-разному: одни трогали меня, запоминались, другие, в которых я чувствовал фальшь, оставляли равнодушным, третьи удивляли неожиданными поворотами судеб героев.

Но ни одно произведение, написанное о войне, не тронуло меня, как рассказ Машар Айдамировой «Судьба», опубликованный в журнале «Вайнах» в 2004–2005 годах. Я прочел его, не отрываясь, тем более что он небольшой. Меня до глубины души тронул самоотверженный поступок чеченской девушки, спасшей от задержания на блок-посту (а значит, от неминуемой смерти) парня, совершенного незнакомого ей, заявив, что он отец ее детей. Когда солдат не поверил ее словам, крикнула при всех дерзко?

– А хочешь, я его поцелую?

– Ну, целуй! – сказал солдат.

И она поцеловала незнакомого парня во имя его спасения. И люди поняли ее поступок и молчаливо одобрили ее – в войну и не такое случалось, и поблагодарили за мужество. И спасенный был благодарен ей и решил, что она и есть та, которую он искал в жизни. И по возвращении домой послал сватов в ее дом…

Машар Айдамирова – дочь Абузара Айдамирова, Народного писателя Чечено-Ингушской АССР – родилась в с. Мескиты 8 марта 1963 года. Закончила Мескитинскую среднюю школу в 1980 году и несколько лет проработала учительницей начальных классов, прежде чем поступила на национальное отделение филологического факультета Чеченского государственного университета, которое и окончила в 1991 году. И после университета она продолжала преподавать в школе до начала первой чеченской войны.

Трудовую деятельность возобновила после второй чеченской войны, но уже в периодической печати. В 2005 году была избрана депутатом Народного собрания Парламента Чеченской Республики первого созыва. Она «За¬служенный учитель ЧР».

Писать Машар Айдамирова начала еще в школе: она была активной и, может быть, наиболее одаренной участ¬ницей школьного литературного кружка, занятия которого вел вначале преподаватель родного языка и литературы, директор и писатель – ее отец Абузар Айдамиров, а позже – тоже преподаватель и директор, и тоже известный поэт и публицист Хасан Сайдулаев. Одним словом, было у кого учиться языку и писательскому делу.

Естественно, первые публикации были в Ножай-Юртовской районной газете «Маяк коммунизма», затем – в альманахе «Аргун», республиканской газете «Ленинский путь». А с 2000 года рассказы Машар Айдамировой регулярно печатаются в журналах «Орга», «Вайнах» и «Нана».

И, наконец, все это вылилось в собственные книги: вначале вышел в свет первый сборник рассказов Машар Айдамировой «Долгая дорога в ночи» (2004) на русском языке, затем большое литературоведческое исследование «Абузар Айдамиров: жизнь и творчество» (2007) на чеченском языке и в 2008 году – книга рассказов «Спой колыбельную, нана» на русском языке.

Кроме писательского творчества М. Айдамирова увлекается живописью и музыкой. Она сама иллюстрировала многие книги отца и свои сборники рассказов. Некоторые ее рассказы переведены на французский и немецкий языки. К ним созданы иллюстрации в жанре комиксов французским художником Регисом Безанниром.

Рассказы М. Айдамировой эмоционально насыщены, они – как сплошная боль терзаемого войнами народа. И написаны мастерски, ярко. О них так пишет ее коллега У. Юсу¬пов в предисловии к книге «Спой колыбельную, нана»: произведения писательницы трудно читать, «потому что ужасы войны и страдания людей показаны в них с такой достоверностью, что читателю волей-неволей приходится пропускать эту боль через свое сердце. Она призывает каждого сделать все, чтобы спасти народ. Язык ее произведений лаконичен, но не беден».
Члену Союза писателей России и Чечни Машар Айдамировой еще писать и писать. И, надеемся, ее собрание составит в конце концов не менее шести больших томов, как у отца. Тем более что фантазии и умения ей не занимать.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет