Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет5/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Сайд БАДУЕВ


(1903-1943)

О нем написано и сказано столько, что, кажется, ни добавить, ни убавить ничего невозможно. Подробнейшие литературно-критические изыскания, научные монографии, версии, воспоминания, размышления. .. Впечатление такое, что каждая фраза, строка, слово (не говоря уже о повестях, пьесах, рассказах, поэмах, стихах, написанных им) исследованы, изучены, прокомментированы. Это и понятно: признанный классик литературы. Талант. Основоположник. Мастер. Наиболее читаемый и цитируемый в свое время писатель. Учитель. Наставник.

«Придя в чеченскую литературу в период ее зарождения, С. Бадуев привнес в нее принципиально новые и важные темы, и артерии литературных жанров наполнились свежим, мастерски сказанным словом молодого писателя. Анализ его творчества позволяет проследить, как конкретно происходило становление писателя-реалиста, зрело его мастерство, отшлифовывалась и сверкала всеми гранями таланта его гражданская позиция (X. Туркаев. «Путь к художественной правде»).

И такую оценку С. Бадуев заслужил всем своим творчеством, талантом, отданным, без остатка, своему народу, делу его просвещения. Заслужил потому, что был большим мастером (сюжета, повествования, композиции, конфликта), неистощимым на поиски и находки. Заслужил потому, что в любом конфликте он находил такие грани, повороты, слова, что герои его оживали перед нами, становились нашими современниками, близкими нам людьми. Заслужил потому, что умел живописать словами. А такое под силу только большому таланту и неравнодушному человеку. Способствовало этому и прекрасное знание психологии людей и жизни народа.

Может быть, я слишком пристрастен, субъективен и впечатлителен, но, положа руку на сердце, скажите: кто из нас не проникался ненавистью к извергу в человеческом облике Кульдевичу и его бесчувственным приспешникам, жалостью к жертвам их издевательств: безвинно сосланному в Сибирь и умершему там бедняку Хонмурду, к ослепшей от горя и слез жене его Бано, обесчещенной и сгоревшей заживо дочери Залубе (повесть «Огненная гора»)?

Кто из нас оставался безучастным к страданиям Бусаны и Бешто, счастье которых было принесено в жертву амбициям бесящегося жиру Хизара и его сыновей (повесть «Бешто»)? Кто из нас не проклинал несправедливость, царящую в мире, читая страшные строки о мучительной смерти от голода и холода обездоленной женщины Зайны и двух ее малолетних беспомощных сыновей Имрана и Хасана (рассказ «Имран»)?

Кто из нас не сочувствовал трагической судьбе Кулсум, ставшей жертвой бездумных юношеских игр и клятв, ложно понятой чести и дружбы, изгнанной - безо всякого повода - из дома горячо любимым человеком и умершей, морозной зимней ночью, на пороге родительского дома, отвергнутой за свою любовь отцом и братьями (рассказ «Баудин»)? Кто из нас не пылал яростью к властьимущим и не загорался жаждой мести, видя на сцене насилие и беззаконие, творимые ими над оклеветанной злыми языками кроткой Петимат (пьеса «Петимат»)? Кто из нас оставался равнодушным к бедам, выпавшим на долю честного, трудолюбивого, бесхитростного и исключительно доброго человека Дики, к трагедии, случившейся в его доме (повесть «50 рублей»)?..

И таких, отмеченных редкостным даром рассказчика, жемчужин в творчестве С. Бадуева немало. И, я уверен, равнодушных к его творениям не было. И не могло быть в числе тех, кто читал его произведения не глазами, а сердцем, не для «галочки», а для понимания, не с желанием выполнить домашнее задание, а с жаждой проникнуться ими.

Так что, я думаю, нам нелишне будет сегодня еще раз вспомнить об этом феномене, многогранном таланте- С. Бадуеве.

Сайд Бадуев родился в Грозном 28 августа 1903 года в семье мелкого торговца, выходца из с. Урус-Мартан. Это подтверждает сохранившееся «метрическое свидетельство», выданное общественным муллой города Ахмедом Мустафиновым, в котором говорится, что «у жителя Грозного Сулеймана Бадуева родился сын Сайд-Салех 28 августа 1903 года». Детство мальчика проходило то в городском шуме, то в сельской тиши, где проживали его многочисленные родственники. «Там, на сходках и в кругу близких, Сайд часто слушал чеченские обрядовые песни, сказки, легенды, которые прививали ему любовь к фольклору, помогали понять героическое и трагическое прошлое родного народа, его мечты и чаяния о светлом будущем», - писал один из первых исследователей творчества писателя М. Сулаев.

Отец мальчика, участник русско-японской войны 1905 года, зная, какую огромную роль играет в жизни образование, отдал сына учиться в Грозненское реальное училище. Но продолжалась учеба Сайда недолго: от ран, полученных на фронте, умирает отец; мать Зайбат остается одна с шестью детьми; естественно, платить за учебу становится нечем. И в 1916 году С. Бадуева отчисляют из училища, за месяц до окончания четвертого курса «за неоплату за обучение». Он, как самый старший в семье, в тринадцать лет начинает работать и усиленно занимается самообразованием.

В 1922 г. Сайд оканчивает во Владикавказе кооперативные курсы и некоторое время работает в потребкооперации. Но это не приносит ему удовлетворения. Острый ум, неистощимая фантазия, жажда высказать увиденное, услышанное и пережитое на бумаге, тяга к творчеству становится невыносимой. Он заканчивает курсы учителей, работает преподавателем в школе и одновременно обучает грамоте взрослых на пунктах «ликбеза». Позже становится художественным руководителем созданного в 1931 г. чеченского драматического театра.

Творческий путь С. Бадуева начинается с 1925 г. когда в первой чеченской газете «Серло» были опубликованы его небольшие рассказы и стихи. Первым его крупным произведением была повесть «Голод», затем - в 1928-29 г. написаны повести «Бешто» и «Огненная гора», в 1930 г. -первый в чеченской литературе роман «Петимат». Одновременно С. Бадуев работает в драматургии, поэзии, переводит на чеченский язык рассказы и стихи классиков русской и советской литературы, развивается его публицистика. Всеобщее признание и почитание приходят к писателю довольно-таки рано. И происходит это вот почему.

«С. Бадуев с самого начала заявил о себе как писатель, которому было тесно в рамках зарождающегося рассказа, основанного на кровной зависимости от фольклорных сюжетов и образов, выразительных средств. Он пришел в литературу, пройдя школу хорошей профессиональной подготовки, со своим видением истории и современности, своей тематикой и манерой повествования. Характерной особенностью писателя стало его умение в маленьком эпизоде, посредством небольшого - на первый взгляд -конфликта, рассказать о характере народа, его нравственных и этических представлениях. Каждый герой его произведений несет в себе социально и общественно значимые идеи, штрихи каждого из них все глубже характеризуют жизнь народа, его внутренний мир» (X. Туркаев «Путь к художественной правде»).

Творческий путь писателя продолжался всего 10-12 лет (с 1925 по 1937 г. когда он был арестован чекистами и погиб в ГУЛАГе). Но сделано С. Бадуевым за этот короткий период удивительно много: написаны десятки повестей, рассказов, поэм (в их числе: «Тайна», «Партизаны», «Два солнца», «Золотой амулет»). Его многочисленные рассказы, стихи и поэмы были собраны в сборниках «Стихи, притчи, поэмы» (1929 г.), 2-х томнике «Адаты» (1930 г.) и др. За десять лет работы в драматургии одних пьес написано им более пятнадцати, среди которых такие крупные, как: «Закон отцов», «Красная крепость», «Горы меняются», «Петимат», «Семья пастуха», «Золотое озеро» и т. д. Созданы десятки очерков, переведено множество произведений русской и советской классики. И все они поражают мастерством композиции, образностью языка, широким использованием фольклора, который С. Бадуев прекрасно знал.

О признании заслуг С. Бадуева говорят и такие факты: в 1932 г. он принял участие в заседаниях оргкомитета по созданию Союза писателей СССР, а в 1934 г. вошел в делегацию писателей Чечено-Ингушетии на первом съезде Союза писателей СССР, где его творчество было особо отмечено в докладах М. Горького и Ш. Айсханова.

Закончить этот беглый рассказ о творческом и жизненном пути С. Бадуева хочется словами литературоведа А. Арсанукаева: «Хороших прозаиков, поэтов и драматургов немало в числе чеченских писателей, но на самом первом месте среди них - по праву - стоит Сайд Бадуев. Потому что его бессмертные произведения, написанные не чернилами, а кровью сердца, полны неиссякаемой любви к своей родине, к своему многострадальному народу».

Сегодня немало хулителей С. Бадуева. Пусть их оценки останутся на их же совести. От них творчество его, к счастью, не станет менее значимым для чеченской литературы.

Он по праву является основоположником нашей литературы. Великим Мастером. Великим гуманистом.

Иван Катаев

(1902-1039)
Шел 1919-й год. VIII Красная Армия вместе с Х и Первой Конной армиями освобождали от деникинских полчищ Северный Кавказ. Это стремительное наступление закончилось в марте 1920 году полным освобождением сверокавказского края от белых войск. Оставшаяся «без дела» VIII Красная Армия была в апреле 1920 года преобразована в Кавказскую трудовую армию и почти что вся направлена в гор.Грозный, где находился штаб ее, для восстановления разрушенной Гражданской войной нефтяной промышленности и транспорта.

И эта задача была выполнена ею ударными темпами буквально за два-три года.

В составе политического отдела Кавказской трудовой армии приехали тогда в гор.Грозный молодые поэты Александр Гуциевич, Петр Алдошин, Исаак Коган (Макар Пасынок) и другие, почти все творчество которых было связано с тех пор с Чечней и Грозным. И самым молодым среди них был Иван Катаев, который писал об этом походе на Кавказ в стихотворении «Поток», посвященном VIII Красной Армии (редакция – моя):

Безудержным красным потоком

Сквозь вихри убийственных вьюг,

Влекомые радостным роком

Мы хлынули гордо на юг…

Под небом безоблачным юга,

Свой молот сжимая в руках

Поднимем мы Грозный, друг друга

Поддерживая, словно в боях.

Родился Иван Катаев в 1902 году в гор.Москве. До Великой Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны успел окончить несколько классов гимназии и занимался самообразованием. В политотдел VIII Красной Армии был направлен вместе с другими молодыми поэтами осенью 1919 года Московским городским комитетом партии и весной 1920 года прибыл в гор.Грозный. Здесь он активно включился в восстановление подожженных врагами и горящих уже несколько лет нефтяных промыслов и поселков и разрушенного, почти уничтоженного белогвардейцами и белоказаками города.

Катаев сразу же был назначен редактором газеты «Красный труд», который издавался в 1917 года, как «Известия Грозненского Совета рабочих и солдатских депутатов», с 1918 года назывался «Товарищ», в 1925 году – газету переименовали в «Нефтерабочий», а с середины тридцатых годов она стала называться так, как называется и сегодня – «Грозненский рабочий». В этой газете появились и первые стихи и очерки Ивана Катаева. О Кремле, который «стоит незыблемо», о «вчерашнем гуле борьбы», о героях труда, поднимающих грозненские нефтяные промыслы, о товарищах, сраженных тифом, о борьбе за нефть рассказывал молодой писатель. (Верольский Ю.Б. Кавказом рожденные. Грозный, 1980. С.148).

В его первых произведениях – гордость подвигом народа, совершившего революцию, рачительная прозорливость хозяина и творца новой жизни (редакция – моя):

Мы падали, снова вставали,

Мы сотнями гибли в степях,

И тысячи вновь поднимали

Победный пурпуровый стяг…

Нас тысячи снова. Как ране,

Содружеством тесным прочны,

Мы рушим проклятые грани

К просторам вселенской весны.

С этого времени все творчество Ивана Катаева было связано с Чечней, с гор.Грозным. Здесь вышел в свет и первый поэтический сборник его «С винтовкой и молотом». С нашим городом и сюжетно и содержанием были связаны рассказы и повести писателя «Жена», «Сердце», «Поэт» и другие. Тут начала развиваться его публицистическая деятельность: в местных и московских газетах регулярно публиковались его очерки.

И.Катаев очень гордился нашим краем, принадлежностью к труженикам гор.Грозного. В одном из очерков двадцатых годов ХХ столетия он писал:

«Итак, старший брат в семье русских топливных центров – Донбасс – зашагал вперед. И задачи других районов, снабжающих республику (Советский Союз – А.К.) разными видами топлива, - не отставать от него в повышении своей производительности. Значит, и наш Грозный, этот второй по значению после Баку нефтяной колодец республики, должен все усилия направлять к тому, чтобы добыть, вывезти и переработать как можно больше жидкого топлива». (Верольский Ю.Б. Указ.стч. С.149).

А в другом очерке «На пороге лучших дней» говорил о необходимости влияния грозненских рабочих на чеченское село: «Грозненские промыслы и заводы не висят между небом и землей. Они стоят на Кавказских холмах, окруженные свободными чеченскими аулами, где по-средневековому хозяйничают и дерутся чеченские мужики, еще более отсталые и темные, чем мужики российские… Махнуть рукой на Чечню мы не можем, как не можем махнуть на крестьянство вообще. Наоборот, больше внимания Чечне, больше сил на ее освечивание».

К сожалению, Иван Катаев прожил и проработал в гор.Грозном всего-то около четырех лет, но за это время он успел сформироваться как писатель и публицист. Вскоре И.Катаев был отозван в гор.Москву, в резерв ЦК ВКП(б). Поступил и закончил Московский государственный университет. Много писал. Был замечен самим Максимом Горьким и привлечен на работу в редакцию знаменитого в тридцатые годы прошлого столетия журнала «Наши достижения». Его очерки печатала газета «Правда».

Но и в эти годы, даже став уже известным писателем, Иван Катаев до конца дней своих не прерывал связи, как и М.Ю.Лермонтов, и Л.Н.Толстой и другие, с Чечней и с гор.Грозным: он ежегодно на месяц-два приезжал сюда и создавал стихи, рассказы и очерки о грозненских нефтяниках, с которыми возрождал город в двадцатые годы прошлого столетья, куда они, трудармейцы (в моей редакции):

Пришли с винтовкой на врагов,

Пришли с любовью к тем, кто с нами,

И с гулкой поступью шагов

Над городом и промыслами…

Под пенье утренних гудков

Теперь цистерны мчатся вновь

На Север длинными хвостами…
Одной рукой врага коли,

Другой – фонтаны из земли…

Прошла неделя, месяц, год –

И не узнать любимый город.

Работает водопровод,

И тащится «кукушка» в горы…

В 1930-1938-е годы в газетах «Правда», «Грозненский рабочий», журналах «Наши достижения», «Жизнь фабрик и заводов» печатались крупные рассказы и очерки Ивана Катаева: «Философия турбобура « (взволнованный рассказ о борьбе за технический прогресс на грозненских нефтяных промыслах, о замене вращательного бурения турбинным и т.д.); «Высокий режим» (о замене в 1931 году на грозненских крекинг-заводах американских специалистов грозненскими молодыми нефтепереработчиками и об их ударной работе); «Бессмертие» (об истории жизни и труда грозненского слесаря-изобретателя) и другие.

В очерке «Высокий режим» «с открытой симпатией говорил он о молодых нефтепереработчиках – операторе Павле Еждике и о его помощнике Абдуле Натаеве, пришедшем на завод из чеченского селения Новые Атаги. Их связывает не только дружба, но и трогательная забота о взаимном росте. Рабочие как бы подсаживают один другого по лестнице квалификации», - говорит писатель (Верольский Ю.Б. Указ.соч. С.154).

И.Катаев очень рано, в пушкинском возрасте, тридцати семи лет от роду, в 1939 году покинул наш мир: он был репрессирован и умер в одном из лагерей империи ГУЛАГа. Но имя и произведения его остались с нами, живут и сегодня, прославляя Чечню, гор.Грозный и их людей. Газета «Литературная газета» писала об Иване Катаеве в 1962 году, во времена хрущевской оттепели, когда можно стало говорить правду, в статье, посвященной шестидесятилетию писателя:

«Книги писателя Ивана Катаева прочно завоевали себе доброе внимание и любовь многих поколений советских людей. Это был замечательный прозаик, тонкий художник, со своей темой, своим сильным своеобразным голосом. Ему неизменно было свойственно высокое понимание призвания и долга писателя, неразрывно связанного с судьбой и думами народа». (Там же. С.154).

Таким встает Иван Катаев из своих книг. Таким помнят его грозненцы и жители Чечни, которым было отдано все его творчество.

Он был влюблен в гор.Грозный и научил многих любить его своими очерками, рассказами, стихами; он был влюблен в наш город с первых минут, как увидел его, разгромленного белогвардейцами и белоказаками (редакция – моя):

Как медные чаши в краю нефтяном,

Налитые благостным солнечным светом,

Упившись медлительно-тягостным летом,

Забылись долины осенние сном…


Проходит минута… Вторая минута…

Все спит в заколдованном царстве мазута…

Нет прежнего лязга, нет звонкой тревоги.

Высокие вышки встают по отрогам

Аргунских, и терских, и сунженских гор…

Хасан Мехтиев

(1906–1997)
В первые годы возвращения чеченцев на Родину после тринадцатилетней ссылки в Казахстан и Среднюю Азию, в шестидесятые-семидесятые годы ХХ века, по радио почти ежедневно, а позже и по телевидению, звучала очень популярная песня «Милый Кавказ» с очень простыми, запоминающимися и волнующими словами (перевод – мой):

А ты ничуть не изменился

За дни, что разбросали нас.

Такой же ты, каким мне снился

В разлуке дальней каждый час,

Любимый, дорогой Кавказ,

Родной и милый мой Кавказ.

Записана она была хоровой группой Чечено-Ингуш¬ского ансамбля песни и танца, солировал знаменитый уже в те годы Султан Магомедов. Эта песня нравилась всем, но вряд ли кто знал, кроме, разумеется, узкого круга родственников и друзей, автора этого чудесного, полного сыновней любви к Родине стихотворения. И я узнал о нем случайно, когда побывал на одном юбилейном концерте, данном в Чечено-Ингушской государственной филармонии в 1972 году в честь пятидесятилетия СССР. Когда назвали песню и представили автора, в первом ряду недалеко от меня встал высокий, крепкого телосложения мужчина в больших роговых очках, с коротко подстриженными седыми волосами, безукоризненно одетый в серую тройку. Он скромно поклонился гостям концерта и сел. После концерта познакомиться с ним не удалось, потому что он быстро ушел, плотно окруженный родствен¬никами и друзьями-коллегами. Познакомился я с ним позже – на одном из собраний Союза писателей и на юбилейных торжествах республиканской газеты «Ленинский путь» в 1973 году – на праздновании ее пятидесятилетия.

Автором стихотворения был поэт, драматург и журналист Хасан Мехтиев – человек, проживший суровую и тяжелую жизнь, переживший немало испытаний, но не сломленный ими.

Родился Хасан Мехтиев в высокогорном небольшом селе Шуни Галанчожского района Чечни 15 декабря 1906 года в семье бедняка. В детстве лишился родителей и сироту берет к себе на воспитание дядя Садо, работавший сторожем в школе крепости Назрань. Когда мальчику исполняется семь лет, дядя отдает его учиться в эту школу, где Хасан занимается до 1917 года.

Начинаются смутные времена – революции, Гражданская война, деникинщина – и школа, естественно, закрывается. Но мальчик страстно мечтал учиться и поэтому, как только с установлением Советской власти в школе открывается интернат для детей-сирот, четырнадцатилетнего Хасана зачисляют в него. Происходит это в 1921 году. Учился он охотно и поэтому школу окончил с отличными показателями. Это сыграло свою роль в судьбе Хасана – в 1923 году его принимают в комсомол и направляют учиться в г. Владикавказ в Ингушский областной педагогиче¬ский техникум.

Спустя два года его судьба снова делает неожиданный поворот – в 1925 году Ингушский обком Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) /ВКП(б)/ в числе лучших комсомольцев направляет Хасана Мехтиева на учебу в Москву в Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) им. И.В. Сталина. Там в годы учебы он знакомится и быстро сходится со студентами-земляками – будущими писателями Абдул-Халимом Саламовым, Магометом Мамакаевым, Ризваном Хаджиевым и другими, дружбу с которыми поддерживал всю жизнь. Там же в годы учебы Х. Мехтиева принимают сначала в кандидаты, а год спустя – в члены ВКП(б) в 1928 году. После окончания университета по традиции с отличием в 1930 году Хасан и его друзья были направлены на работу в Центральный комитет ВКП(б), откуда «доброжелатели» в том же году быстро сплавили их в г. Ростов-на-Дону, в Северо-Кавказское бюро ВКП(б). Оттуда Х. Мехтиев был направлен в Чеченский обком ВКП(б) и в 1931 году назначен инструктором Областного исполнительного комитета.

Не проработав и несколько месяцев, решением Обкома ВКП(б) Х. Мехтиев назначается редактором чечен¬ской областной газеты «Серло» («Свет») – главного органа Обкома партии, Облисполкома и областного Совета профессиональных Союзов, где становится инициатором переименования ее в «Ленинский путь». И тут осуществляется его главная мечта: всегда любивший и хорошо знавший родной язык и литературу, мечтавший познакомиться с настоящими писателями и самому писать, Хасан Мехтиев быстро оброс друзьями-литераторами, журналистами и сам стал сочинять.

Но недолго проработал он и редактором – в конце 1934 года его избрали первым секретарем Грозненского райкома партии, а в начале 1935 года впервые в истории назначают прокурором Чечено-Ингушской автономной области, а в 1936 году – прокурором Чечено-Ингушской республики.

Спустя три года снова крутой, на этот раз трагиче¬ский, поворот в жизни Хасана Мехтиева: его, совершенно безвинного, объявляют «врагом народа», арестовывают и водворяют в печально известную внутреннюю тюрьму НКВД (до первой чеченской войны 1994–1995 годов здание ее стояло на самом берегу р. Сунжа, в начале ул. Московская, и в нем располагалась детская поликлиника №1 г. Грозный. – А.К.). Там его подвергали унизительным допросам и пыткам, морили голодом, требуя признать несуществующую вину и оговорить невинных людей. Обвинение было одно: создание троцкистской партии и подготовка к восстанию с целью освобождения (отделения) Чечни от СССР. Но Хасан Мехтиев не был сломлен и поэтому в 1941 году его оправдали и еще до начала Великой Отечественной войны полностью реабилитировали «ввиду отсутствия состава преступления». И снова Хасан Мехтиев до 23 февраля 1944 года – до дня депортации чеченского народа – работает на разных хозяйст¬венных и юридических должностях. Все тринадцать лет Х. Мехтиев, живя с семьей в Казахстане, работает в воспитательных и хозяйственных учреждениях.

В 1957 году Х. Мехтиев вернулся на родину и до 1963 года работал в органах прокуратуры: вначале – прокурором Шатойского района, а затем – первым заместителем прокурора Чечено-Ингушской Автономной Республики. В эти годы он «за многолетнюю работу в органах прокуратуры» первым почти из чеченцев получает высокое и почетное звание «Старшего советника юстиции».

В 1963 году решением Чечено-Ингушского обкома КПСС Хасан Мехтиев снова назначается редактором газеты «Ленинский путь», где он и работает до того дня, когда в 1971 году становится персональным пенсионером Союзного значения. Но его деятельная натура не давала ему сидеть без дела, поэтому Х. Мехтиев до середины 1978 года работает заведующим отделом писем и заявлений (обращений) Совета Министров Чечено-Ингушетии. После этого проживет он еще шестнадцать лет, занимаясь творчеством, и покинет бренный мир в смутные времена – в 1994 году.

Начиная с 1957 года Х. Мехтиев активно занимается и общественно-политической деятельностью: он неоднократно избирается членом Чечено-Ингушского обкома партии, депутатом Грозненского городского Совета депутатов трудящихся. Он многократно награждается Почетными грамотами Президиума Верховного Совета ЧИАССР, Верховного Совета РСФСР и Совета Министров Чечено-Ингушетии. Его принимают в члены Союза журналистов СССР.

Литературной деятельностью, как мы ранее отмечали, заниматься начал еще будучи учащимся Ингушского педагогического техникума. Но первые стихи опубликовал только в 1931 году, работая редактором газеты «Серло». Печатал их часто под разными псевдонимами: Х. Итаров, Х. Дударов, Х. Бекович и др. Это говорило о скромности и огромной требовательности и ответственности молодого поэта, прозаика и публициста. Об этом же говорит и то, что за более чем шестидесятилетнюю творческую деятельность Хасан Мехтиев издал всего две авторские книжки: поэтическую «Под грушевым деревом» («Кхуран дитта кIел») и сатирических и юмористических рассказов «Верная дорога» («Нийса некъ»). И тот факт, что эта была поэзия высокой пробы, доказывается тем, что многие стихи из его сборника («Милый Кавказ», «Другу», «Россия» и др.) сразу же становились популярными песнями.

Пробовал себя Хасан Мехтиев и в драматургии: им написаны короткие пьесы «Отчий дом» («Ден цIа»), «Серая папаха» («Мокха куй») и др. По ним в свое время ставили спектакли Чеченский государственный драматический театр им. Героя Советского Союза Ханпаши Нурадилова и радио Госкомитета ЧИАССР по телерадиовещанию.

Основными темами поэзии и драматургии Хасана Мехтиева были: любовь, Родина – земля отцов, дружба, природа родного края и мирный созидательный труд.

Любил он отчий край сильно и возвышенно, как пишет, например, в стихотворении «Родине» (перевод – мой):

Как не испить все родники земли,

Как Терека волн не остановить,

Как звезд не счесть нам

В голубой дали,

Так и любви к тебе не угасить.

И не могу с тобой расстаться я,

Свой на дорогах не оставив след.

И надо будет –

За тебя, Чечня,

Я даже жизнь отдам на склоне лет.

След, оставленный в чеченской литературе поэтом, прозаиком, драматургом и публицистом Хасаном Мехтиевым не подвластен времени и не сотрется никогда, покуда живы наш народ и наша память.

Ризван Хаджиев

(1906–1985)
Он всегда стоит перед моими глазами – строгий, стройный, высокий, подтянутый, с военной выправкой. Он и в гражданке оставался офицером: всегда носил или китель, или подпоясанную широким ремнем гимнастерку цвета хаки, галифе, сапоги и фуражку военного типа. Пом¬ню его тонкое лицо с большими седыми прокуренными усами, высоким лбом, умными глазами. Голос у него был с хрипотцой, потому что невозможно было себе представить его без папиросы в губах.

Одним словом, никто бы и представить себе не мог, что это талантливый поэт, прозаик, журналист, который достойно прошел свой долгий жизненный и творческий путь. А это было действительно так: немногие в те годы могли похвалиться такой популярностью, как он, особенно в сатирической поэзии: редко какой номер газеты и альманаха выходил в семидесятые-восьмидесятые годы ХХ века в Чечне без его едких и разящих сатирических стихов, миниатюр и басен, клеймящих пьянство, подхалимов, бюрократов-чиновников, тунеядцев, хапуг и т. д., которые мастерски и точно переводил на русский язык не менее талант¬ливый острослов, грозненский поэт и художник Игорь Трунов. Многие из них актуальны и сегодня, например:


* * *

Как ни крути, а все ж вино –

Веселый гость в застолье, но

Не пей, джигит, того вина,

В котором вся твоя вина… 1
* * *

Абдул-Саид пришел к врачу:

Мол бюллетень иметь хочу.

Но ты ж без всяких дураков,

Абдул-Саид, как бык, здоров.

Но врач,


Смахнув усмешки тень,

За взятку выдал бюллетень… 2

Родился Ризван Хаджиев в 1906 году в с. Ойсунгур (Ойсхара) Гудермесского района. Рано лишился родителей, воспитывал его дедушка по отцу. В селе не было школы, поэтому только в 1921 году стал учеником только что открытой четырехлетки. Окончив четыре класса, вступив в созданную в селе комсомольскую организацию, был избран ее лидером. Позже он вспоминал об одном курьезном случае, происшедшим с ним в те годы: «Молодые люди не спешили вступать в комсомол, несмотря на мою пропаганду, боясь, естественно, Божьего наказания, – вспоминал он. – Однажды друзья потащили меня купаться на сельский пруд, не слушая мои отговорки – не хочу, мол, купаться. Уговорили. Пришли. Я стал раздеваться, а они же стоят вокруг, не раздеваясь, внимательно разглядывая меня. «Что же вы?» – спрашиваю. А они: «Извини, – говорят, – мы и не собирались купаться, а хотели посмотреть, есть ли у тебя на плече знак проклятия, которым, как нас убеждали, Аллах метит всех комсомольцев», – и расхохотались все. Я обругал их всех дураками и назло им хорошо искупался. После этого многие мои друзья пополнили нашу комсомольскую организацию» 3. Членом компартии он стал в 1928 году.

После школы Ризван Хаджиев окончил в г. Грозный курсы советско-партийной работы (1928), затем – рабфак (1929) 4. В том же году он вместе с Магометом Мамакаевым, Абдул-Халимом Саламовым, Хасаном Мехтиевым и др. был направлен на учебу в Москву в Коммунистиче¬ский университет трудящихся Востока (КУТВ). Все они стали верными друзьями за годы учебы. По возвращении на родину Ризван Хаджиев с 1934 по 1938 год работал заведующим отделом пропаганды и агитации Чечено-Ингушского обкома ВКП(б), а в 1939 году был назначен редактором чеченской республиканской газеты «Ленинский путь».

В самые первые дни Великой Отечественной войны Ризван Хаджиев в июне 1941 года добровольцем уходит на фронт, получает звание капитана, воюет до 1944 года. О том, что воевал хорошо, говорят его боевые награды и главные из них – Орден Отечественной войны и медаль «За боевые заслуги». Их он получил за участие в знаменитой наступательной операции под Москвой, закончившейся победой. С 1942 по 1944 год Р. Хаджиев продолжает войну в составе 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса.

В приказе о его награждении, зачитанном командиром этого корпуса генерал-лейтенантом В.И. Кириченко в 1943 году, было сказано: «За образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество наградить капитана Хаджиева Ризвана Хаджиевича ме¬далью “За боевые заслуги”».

Кроме того, за храбрость, проявленную в боях, он был награжден личным оружием (саблей) с надписью «За отвагу и доблесть», медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За оборону Москвы» и др.

В мае 1944 года отозванный с фронта Ризван Хаджиев через всю почти страну беспрепятственно (боевой офицер все-таки!) приезжает в Грозный, находит свой дом на ул. им. Дзержинского разоренным и узнает о депортации чеченцев. От соседей (русских) узнает и об аресте своих друзей М. Мамакаева, А. Авторханова, А.-Х. Саламова и о том, что приходили арестовывать и его и, как приставив к голове пистолет, требовали у жены отдать его именное оружие и при этом лейтенант грозил расправиться с четырьмя детьми Ризвана. Несмотря на опасность, побывал в родном селе Ойсунгур, в г. Гудермес, откуда и был под охраной выслан в Казахстан. В поисках семьи он обошел весь Казахстан с севера на юг, с запада на восток и через два-три месяца нашел ее в г. Джамбул. В этом городе до 1957 года он работает на разных хозяйственных должностях и печатает свои сатирические стихи и кор¬респонденции в газете «Знамя труда».

По возвращении в Чечено-Ингушетию Ризван Хаджиев работает в 1957–1958 годах заведующим отделом республиканской газеты «Ленинский путь», в 1959–1969 годах – директором Чечено-Ингушского республиканского книжного издательства, а с 1970 года до кончины своей – редактором Госкомитета Совета Министров ЧИАССР по телевидению и радиовещанию.

Писать стихи и рассказы Ризван начал еще до Великой Отечественной войны, но печатать их не спешил, хотя работал редактором газеты. Это говорит о большой требовательности поэта к себе. В годы войны некогда было думать о поэзии, а потом – годы депортации. Печатать свои произведения писатель начал только в 1955 году в газете «Знамя труда», которая стала выходить для чеченцев и ингушей в г. Алма-Ата, в те годы бывшей столицей Казахской ССР.

За более чем пятидесятилетнюю литературную деятельность Ризван Хаджиев издал около пятнадцати поэтических и прозаических книжек на чеченском и русском языках. Это «Не ради смеха единого» (1966), «За ушко да на солнышко» (1968), «Не кривя душой» (1970), «Уголек из ада» (1971), «Жизнь наизнанку» (1975), «Колючие усы» (1981) и др.

И все они наполнены мастерски вырисованными, запоминающимися образами и являются образцами сатирической поэзии; прототипы героев ее живут среди нас и сегодня, не старея и не меняясь.


Усердный…

Все довольны Хасбулатом:

Премирован был не раз.

Не за страх,

Не за зарплату

Он работает у нас.

Просто он усердный малый,

И в конторе говорят:

Пыль начальству в нос попала,

А чихает Хасбулат 5.


Про Абдуллу

Он ловкач.

И если надо

Уголек достать из ада, –

Вмиг добудет он огня:

У него и там родня 6.

В 1973 году Ризван Хаджиев написал и издал свое главное произведение – автобиографическую повесть «Они поднимали целину» (о жизни чеченского села в годы строительства колхозов в тридцатые годы ХХ века).

Об этой повести известный литературовед Гилани Индербаев писал в свое время: «Действие повести Р. Хаджиева «Они поднимали целину» происходит в начале 30-х годов (ХХ века. – А.К.). В повести автором делается попытка рассказать читателю о том, как в предгорных районах нашей республики проходила коллективизация сельского хозяйства» 7.

В подтверждение сказанного критик приводит строки из повести (перевод – мой): «В равнинных районах широко шел процесс вовлечения крестьян в колхозы. Дыхание его пришло и в горы. Но, как ежик, свернувшись при опасности, противопоставляет врагу все свое оружие, так ощетинилось против нового старое…» 8.

Естественно, разгорается классовая борьба, «в селе кем-то плодятся и распространяются всевозможные слухи… Вести о колхозах встревожили кулаков, и они объединяются, чтобы помешать делу коллективизации» 9.

Далее Г. Индербаев точно подмечает, что повесть автобиографична. Он пишет, что «в повести автор описывает те жизненные факты, свидетелем которых когда-то был сам…». Он пишет далее: «Тема коллективизации нова в чеченской литературе, и Р. Хаджиев заслуживает внимания за обращение к ней» 10.

Добавим от себя, что повесть написана хорошим образным чеченским языком, особенно красочны и живо выписаны картины природы. Они узнаваемы. Например, в этой панораме читатели легко увидят родное село автора – Ойсунгур, на склоне Качкалыкского хребта (перевод – мой): «На склоне черной горы тянется на север чеченское село, о котором не скажешь, что оно большое. Снизу вверх идет дорога, которая, широкой улицей рассекая село, уходит в горы. По ту и эту стороны дороги стоят дома сельчан, покрытые красной черепицей и опрятно побеленные жен¬скими руками, скрытые садами и широко раскинувшимися орешинами. Посредине села тек ручей из верхнего родника, который люди сохраняли в чистоте.

Наступила осень, люди готовились к зиме. Подвозили ко дворам оставшиеся на поле стебли, ставили их в стога, шли последние работы урожайного года. В садах пожелтевшие листья сбрасывал на землю слабый ветерок, прилетающий с Каспийского моря. Только листья тутовника зеленели, как и летом: они в одну ночь густо падают, лишь тогда, когда на них садится первый иней…» 11.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет