Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



жүктеу 6.91 Mb.
бет6/35
Дата26.08.2018
өлшемі6.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Шамсуддин АЙСХАНОВ


(1907-1937)

Первая половина 30-х г. XX в. (накануне первого учредительного съезда Союза писателей СССР, прошедшего под председательством А. М. Горького) ознаменовалась, как отмечал X. Туркаев, дальнейшим идейным и художественным ростом чеченской литературы, чему способствовало укрепление идейной позиции писателей, расширение их мировоззрения, приход в нее новых молодых сил. Это - о поколении Шамсуддина Айсха-нова и о нем самом.

«Такие молодые писатели, как Ш. Айсханов... пришли к съезду советских писателей с яркими творческими успехами, - пишет X. Туркаев в своей книге «О путях развития чеченской литературы» (г. Грозный, 1973 г.) - Молодежная газета «Ленинец», на второй день после открытия съезда, отмечала, что «развитие чеченской литературы все время активизируется. Сейчас (1934 г.) одиннадцать человек стали действительными членами Союза советских писателей». Это тоже о поколении Ш. Айсханова и о нем самом.

Успехи его в творчестве действительно были впечатляющими, такими, что именно Ш. Айсханову - человеку незаурядному, поистине разносторонне одаренному (это было время энциклопедически образованных людей) товарищи доверили возглавить делегацию Чечено-Ингушетии на Первом съезде писателей СССР и выступить на нем с речью о состоянии дел в чечено-ингушской литературе. Успехи эти были еще и результатом его писательского мастерства - умения найти нужную тему, изящно построить фразу, создать яркий, запоминающийся образ, отыскать в море слов самое точное, емкое, как, например, в стихотворении «Зима»:

Горы в закатном алеют огне.

Всадник несется на белом коне.

Там, где проскачет, желтеет трава,

С пышных деревьев слетает листва.

К речке нагнется на полном скаку –

Струи смолкают, застыв на бегу.

Чуя джигита морозную плеть,

Лезет в берлогу укрыться медведь. ,

Ката Айсханов - крестьянин из старого чеченского села Лаха Невре, бывший красный партизан, поистине был отцом «семьи талантов»: в каждом из восьми его сыновей проявилось впоследствии то или иное природное дарование, а в некоторых из них - даже целые букеты призваний. Очень ярко, сильно, многогранно и рано проявились таланты в самом старшем из сыновей - Шамсуддине, родившемся в 1907 г. Кто знает, может быть, и он оказался бы долгожителем, как и отец, который прожил сто девять лет... Однако не суждено ему было дожить не только до старости, но даже до полных тридцати лет: Шамсуддин был уничтожен сталинско-бериевской репрессивной машиной, безвинно оклеветанный, как все выдающиеся личности, составляющие честь и гордость любого народа.

Отец Шамсуддина, Ката, был человеком прогрессивных мыслей. Он хорошо понимал, что будущее народа- образование, поэтому, когда в с. Лаха Невре педагог-просветитель Солта (Султан) Исаев открыл первую русскую школу для чеченских детей, Ката, без раздумий, устроился на работу школьным сторожем и комендантом. Когда дети подросли, Ката, не слушая никого, отдал Шамсуддина в эту школу. Учеником он оказался, на удивление, любознательным и понятливым -радовал своими познаниями и учителей, и родителей.

Когда Шамсуддин успешно окончил школу, чтобы дать ему возможность продолжить образование, Ката с семьей переехал в г. Грозный и устроился на работу в каменном карьере «Красная турбина» на Старых промыслах. Здесь в 1926 г. Шамсуддин вступает в комсомол, а в 1928 г. - в партию, заканчивает советско-партийную школу, одновременно работая в областной комсомольской организации. После окончания им совпартшколы его назначают редактором газеты политотдела машинно-тракторной станции (МТС), где он работает в 1933-1934 г. одновременно исполняя обязанности председателя Правления Союза писателей Чечено-Ингушской автономной области. Позже, до своего ареста, Ш. Айсханов работал председателем республиканского радиокомитета.

Творческая и просветительская деятельность Шамсуддина Катаевича, как и у многих чеченских писателей 30-40-х г. XX в. продолжалась всего около десяти лет: с 1928 по 1937 г. когда она была прервана, как и у многих его товарищей по перу, несправедливым арестом. «Вина» их была в том, что они были умны, умели думать, анализировать, делать выводы, не всегда согласующиеся с официальными установками.

В фонде письменных источников и документов Национального музея Чеченской Республики сохранилась ксерокопия сфабрикованного «дела» писателя. В нем говорится: «Айсханов Шамсуддин Катаевич проживал в Грозном, работал председателем радиокомитета ЧИАССР, исключен из ВКП (б), образование - среднее, арестован 31 октября 1937 г. Осужденному вменяется в вину то, что он состоял членом контрреволюционной троцкистской буржуазно-националистической партии. По заданию организации проводил вредительскую работу на идеологическом фронте, сочиняя и издавая различные народные пословицы и рассказы контрреволюционного характера».

За это, к слову сказать, преступление, сфабрикованное на основе показаний других арестованных писателей и ученых, «выбитых» бесчеловечными методами допросов, «тройка» сотрудников НКВД: Алексеенко, Кураксин и Левак (впоследствии, и сами расстреляны) осуждают писателя без юридической квалификации, к высшей мере наказания - расстрелу. Приговор был приведен в исполнение. Сохранилась и ксерокопия выписки из акта, в котором сказано, что «приговор тройки НКВД от 11 февраля 1938 г. (протокол №17) о расстреле Айсханова Шамсуд-дина Катаевича приведен в исполнение 11 марта 1938 года, в пять часов утра». Хотя до сих пор датой его смерти считается 1937 г. видимо, имеется в виду дата творческой смерти Шамсуддина. В 1958 г. он реабилитирован за отсутствием состава преступления.

За недолгие годы творческой деятельности, Ш. Айсханов успел сделать довольно-таки много. Писать стихи, записывать произведения устного народного творчества Шамсуддин начал еще в школе. Но первые его творения появились в периодической печати в 1925 году. Он с первых же шагов проявил себя как поэт, прозаик, драматург, публицист, а позже и как педагог, составитель и автор учебников, переводчик и общественный деятель.

С 1928 г. произведения Шамсуддина Айсханова регулярно печатаются в республиканской печати (газетах «Чеченский комсомолец», «Серло»), выпускаются его авторские сборники и записи фольклора. Так, в 1931 году вышли из печати: повесть «Белая курица» и поэма «Хава»; в 1932 г. - пьеса «Борьба» и очерк «Бригада ударников»; в 1934 г. - сборник стихов и песен «Колхозникам - новые песни» и рассказ «Новому селу - новые люди»; в 1935 г. -рассказы для детей «Зайнди», «Зайнаби»; в 1936 г. - сборник стихов и поэм «Люблю бригадира» и т.д. Именно по инициативе Ш. Айсханова (он же был их составителем) вышли на русском языке сборники поэзии, в которых были опубликованы и его стихи: в 1935 г. в Москве - «Поэты Чечено-Ингушетии», в 1937 г. в Пятигорске-«Поэты Советской Чечено-Ингушетии».

В эти же годы Ш. Айсханов записал и издал много произведений устного народного творчества. Об этой грани его творчества X. Туркаев писал в монографии «Исторические судьбы литератур чеченцев и ингушей»: «Постоянно находясь среди народных масс, поэт был хорошо знаком с их песенным творчеством, которое отображало происшедшие в жизни социальные, нравственные и экономические изменения».

Ш. Айсханов является автором и составителем учебников чеченского языка, букварей и хрестоматий (например, в 1935 г. им был издан учебник «Книга для чтения», многие стихи и рассказы которого были написаны им самим). К тому же Ш. Айсханов был и прекрасным переводчиком русских и европейских поэтов. На чеченском языке (в его переводе) впервые были опубликованы многие стихи великих поэтов: А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Некрасова и других. Некоторые из этих переводов (наряду с лучшими стихами, поэмами, рассказами и очерками) вошли в его книгу «Избранные произведения», изданную в Грозном в 1964 г. В последний раз стихи его были опубликованы в «Антологии Чечено-Ингушской поэзии», изданной в Грозном в 1981 году. . : ;

Ш. Айсханов был мудрым наставником молодых, человеком щедрой души. Своими умными, ненавязчивыми советами и рекомендациями он дал путевку в жизнь многим молодым литераторам Чечни.

Недолгую жизнь прожил Шамсуддин Айсханов и не все, что мог, он успел сделать. Однако он оставил заметный след в чеченской литературе...

Не прервалась и эстафета семьи талантов: дело Ш. Ай-сханова продолжил его младший брат, родившийся в год его смерти, - Салман, поэт и журналист 60-70-х г. XX в.

Абдурахман Авторханов

(1908-1997)
В книге воспоминаний «Мемуары», в которой Абдурахман Авторханов описывает полный трагизма и страданий свой жизненный путь, рассказывая о своем первом аресте в 1937 году, когда без всякой вины провел в застенках НКВД четыре года и прошел все круги ада изощренных пыток, он приводит один примечательный эпизод, характеризующий отношение тогдашних властьимущих к кавказцам и, в частности, к чеченцам. Однажды на очередном допросе, изнуренный конвейером бесчеловечных пыток, избиений, имитаций расстрела, измученный бессонными ночами, муками голода, он спросил у своего следователя-нелюда – Гридасова:

- За что вы меня терзаете? Вы же знаете, что я абсолютно невиновен и что никакого материала на меня нет…

- Материал на человека всегда найдется, лишь бы на нем была кавказская шапка, - цинично ответил следователь. (Мемуары». Изд-во «Посев», Франкфурт-на Майне, 1983. – С.422).

В 1937-1938 годах для ареста и расстрела человека «в кавказской папахе или в каракулевой шапке» было достаточно простого подозрения. Поэтому, как пишет А.Авторханов: «Размах массовых арестов, степень озверелости и разнообразие методов физических и психологических пыток достигли своей высшей точки в 1938г.

Свежеарестованные сообщали, что ввиду нехватки мест в двух грозненских тюрьмах, все гаражи Грознефти, здания пожарных команд, часть казарм, даже дом для сумасшедших приспособлены под тюрьмы и заполнены арестованными. Я еще на воле знал, что действуют суды четырех типов. Первый – «Чрезвычайные тройки» (состав: местный нарком внутренних дел плюс первый секретарь обкома и прокурор республики). «Тройка» судит заочно, по спискам и без следствия, имеет право приговорить к расстрелу, как к высшей мере, и к 10 годам лагеря. Приговоры не подлежат обжалованию и немедленно приводятся в исполнение. К высшей мере приговаривают даже еще находящихся на воле, которые, разумеется, и понятия не имеют, что они смертники. Сейчас же после ареста таких ночью ведут в расстрельное помещение в подвале (внутренней тюрьмы – была на берегу р.Сунжа в начале ул.Московской – А.К.) НКВД и их там группами расстреливают под грохот заведенного грузовика во дворе (так были убиты основоположники чеченской литературы Саид Бадуев, Шамсудин Айсханов, Ахмет Нажаев, Абади Дудаев). Массовые расстрелы большого числа людей устраивали у подножья Терского хребта (на специальном полигоне НКВД – А.К.). Семьям осужденных «тройкой» к расстрелу давали стандартные, везде по СССР одинаковые справки: «Осужден на десять лет без права переписки». Говорят, эту формулу предложил сам Сталин, объяснив, что за 10 лет человека забудут, а если через 10 лет кто-нибудь потребует справку, так скажите: осужденному продолжили срок еще на 10 лет». (Мемуары, с.427-428).

По этой причине репрессии 1937-1938 годов в Чечено-Ингушетии, как и по всему бывшему Советскому Союзу, унесли сотни тысячи жизней ни в чем неповинных людей. Вероятно, никогда не будет известна точная цифра людей, убитых по приговорам «троек» по всему СССР, тем более, что они в документах партаппарата и НКВД фигурировали не как убитые, а под кодовым термином, как «изъятые социально-враждебные элементы» (этот кодовый термин мог означать как изъятие из общества, так и изъятие из жизни). «Но я, - пишет А.Авторханов, - хорошо помню цифру, которую вывели бывшие ответственные чечено-ингушские работники на основании данных самих же чекистов: за время действия «Чрезвычайной тройки» НКВД с середины 1936 и до конца 1938 года по Чечено-Ингушетии было расстреляно по приговорам «тройки» около 80 тысяч человек. Это очень высокая цифра для маленького народа. Однако высокой была цифра жертв инквизиции и по стране. Так, число расстрелянных за 1935-1940 годы по всему СССР – считается около семи миллионов» (Мемуары. С.444).

Имя, как и книги, Абдурахмана Авторханова – одного из первых чеченских диссидентов и эмигрантов было запретно в Советском Союзе вплоть до начала перестройки в середине девяностых годов ХХ века. Но произведения его, преодолевая все границы, препоны и преследования, все же доходили до читателей СССР, передавались под большим секретом из рук в руки только доверенным лицам и зачитывались до дыр. Помню, как мы с жадностью и восхищением поглощали его исследования «Народоубийство в СССР», «Технология власти», «Империя Кремля» - все, что могли достать. Они открывали нам глаза на все преступные деяния Советской власти.

Помню, какую огромную популярность имели его сочинения в те далекие годы, каким богатым считал себя каждый, кто имел хотя бы одну из книг этого выдающегося писателя, политолога, публициста и историка – талант его был многогранен. Членом же Союза писателей (тогда еще чеченского отделения Грозненской Ассоциации пролетарских писателей во главе с Саид-Беем Арсановым) Абдурахман Авторханов стал еще в 1932 году. И даже участвовал в работе Первого съезда Союза писателей СССР.

«Некоторые воспоминания сохранились в моем памяти и от посещения заседаний первого съезда Союза писателей СССР в августе 1934 года, когда я был еще на Курсах (по изучению марксизма при Институте Красной профессуры – А.К.), - писал позже А.Авторханов. – Я был членом СП СССР по секции критиков (на моем членском билете СП СССР красовались подписи М.Горького и А.Шербакова), имел гостевой билет на съезд…» (Мемуары. С.250).

Родился Абдурахман Авторханов в 1908г. в старинном чеченском селе Лаха Невре (Надтеречное) Надтеречного района в крестьянской семье. Рано лишился родителей и воспитывался в детском доме. Учиться его определили вначале в местную мусульманскую школу, но мальчик мечтал о других знаниях, потому что был очень смышленым и любознательным. Поэтому он, сбежав из дома в гор.Грозный, попал в детский дом, окончил семь классов и поступил, продолжая образование, в партийную школу, после нее – в Грозненский рабочий факультет (рабфак), который был в 1930-е годы основной кузницей чеченских национальных кадров. Еще не закончив рабфак, А.Авторханов был направлен на Курсы по изучению марксизма – подготовительное отделение Института Красной профессуры при Центральном Комитете ВКП(б) – и по окончанию его продолжил учебу в этом престижном в те годы вузе.

О своей учебной эпопее А.Авторханов вспоминал позже: «В нашем ауле было две школы: одна арабская (мектеб), другая русская. Дед меня отдал в обе: в арабской я учил Коран и арабскую грамматику, а в русской – светские науки и русский язык… Сельская русская школа имела только пять классов…» (Мемуары. С.61).

«2 июля 1923 года я перешагнул порог детского дома (в гор.Грозном – А.К.)… Старшая группа, в которую был зачислен и я, готовилась сдавать экзамены в школу второй ступени имени Таштемира Эльдарханова (председателя Ревкома и Правительства ЧАО – А.К.). Месяца через два наш детский дом переименовали в Детский учебный городок и перевели в Асланбековск, недалеко от Грозного (ныне с.Алхан-Кала – А.К.)…», где мальчик окончил семь классов. (Мемуары. С.73-75).

«Я учился еще на втором курсе рабфака, когда неожиданное знакомство с инструктором ЦК ВКП(б) Сорокиным сорвало все мои дальнейшие планы. Он разъезжал по национальным областям Северного Кавказа, вербуя коммунистов из местных национальных кадров в КУТВ (Коммунистический университет трудящихся Востока – А.К.) и на подготовительное отделение Института Красной профессуры (ИКП). Он пригласил меня в Чеченское оргбюро партии на беседу… Он сообщил мне также, что Чечоргбюро партии рекомендует ЦК мою кандидатуру на это отделение…» (Там же. С.98-99).

После окончания партийной школы Абдурахман Авторханов работал одно время заведующим отделом Чеченского обкома ВКП(б), заведующим Областным отделом народного образования и, наконец, директором партийного издательства, директором Чеченского национального театра. Немало сделал он за короткое время заведования наробразованием: резко расширил школьную сеть, был инициатором создания Чеченского педагогического техникума, из которого потом вырос Чечено-Ингушский пединститут, Чеченского национального драмтеатра – студии в 1931г., набрал ее первых тридцать-сорок студентов, которые выросли впоследствии в народных и заслуженных артистов.

В 1937 году по окончании начальных курсов Института Красной профессуры, А.Авторханов возвращается на работу в Чечню, оставаясь в резерве ЦК ВКП (б). В том же году в газетах «Правда» и «Грозненский рабочий» выходят первые статьи с критикой его работ по истории Чечни, написанных в 1930-1934 годах. Особенно ругают его исследования «Революция и контрреволюция в Чечне» и «К основным вопросам истории Чечни», в которых его взгляды на историю резко расходятся с официальными. Поводом для нападок послужило то, что писатель вступил в полемику по национальному вопросу с «самим великим Сталиным» после издания его труда «Марксизм и национальный вопрос».

Сам писатель-публицист позже писал об этой травле: «Тов.Авторханов смазал наши успехи в нацполитике…, - писалось в одной из статей в газете «Правда». – Во-первых, неверно, что успешное выполнение решений съездов требует ряда пятилеток… Во-вторых, т.Авторханов отрывает национальную политику от общей политики партии. В-третьих, т.Авторханов явно замазывает громадные достижения в национальной политике пролетариата. В-четвертых, недооценив наши успехи, развивая пессимизм, т.Авторханов дает пищу представителям местного национализма в их нападках на партию…» (Мемуары. С.215-216).

Обвиненный в стандартном в те годы преступлении – «организация националистской троцкистской группы и антисоветской агитации с целью отделения Чечни от Советского Союза» - Абдурахман Авторханов в первый раз был арестован в 1937 году. Пройдя все круги ада во внутренней и внешней тюрьмах НКВД Чечено-Ингушетии, но не оклеветав никого, не подписав ни одного сфабрикованного документа, он был освобожден в 1940-м году «за отсутствием состава преступления». Будучи блестящим юристом, на суде он защищал себя сам. И, как видим, весьма успешно.

В том же году А.Авторханов был арестован во второй раз. Это было привычным почерком НКВД в те годы: арестованного однажды после освобождения брали снова и снова. Из когтей НКВД у него была только одна дорога – смерть. И на этот раз, но уже решением Верховного Суда Российской Федерации он был освобожден в 1942 году.

Зная, что его все равно снова арестуют, А.Авторханов скрывался от властей в родном Надтеречье, куда стремительно приближался фронт – линия обороны Советских войск в начале 1943 года уже проходила по р.Терек. Писатель принимает трудное, но спасительное решение – он переходит через линию фронта и эмигрирует на Запад. Ему дают политическое убежище и он поселяется в Германии, где живет и творит до самой смерти 24 апреля 1997 года и где похоронен в гор.Мюнхене. Там он защитил докторскую диссертацию и стал профессором политологии.

С первого дня эмиграции главным смыслом его жизни и творчества становится борьба со сталинизмом, с Советской властью, тоталитарной «империей Кремля», а с 1944 года – разоблачение сущности национальной политики СССР, преступлений перед чеченским народом, жестокостей депортации и агитация за возвращение чеченцев на историческую Родину. За это на него несколько раз покушались, к нему подсылали агентов, агитируя вернуться на Родину. Но зная коварство, подлость и ложь советской системы и ее руководителей, цену их обещаниям и предательству, Абдурахман Авторханов не захотел даже и слышать об этом.

Литературная и публицистическая деятельность Абдурахмана Авторханова началась в 1928-1930-е годы. И случилось это так:

В тридцатые годы ХХ века «я решил совершенно переключиться на литературную работу и приступить к написанию своей основной книги – «Революция и контрреволюция в Чечне». Поэтому попросил обком ВКП(б) освободить меня от работы в облоно, - пишет А.Авторханов в воспоминаниях. – Оставил я некоторые следы и в литературе, которые советские колонизаторы тщательно замалчивают или уничтожают. Будучи председателем Чеченской «Ассоциации пролетарских писателей», помогал писателям издавать их произведения, писал предисловия – в частности, к сборнику произведений Бадуева, - критические статьи, рецензии. Был назначен в 1931г. решением бюро обкома, по инициативе его первого секретаря Г.Махарадзе, руководителем авторской группы по составлению «Грамматики чеченского языка». Эта грамматика вышла в Грозном в 1933г. с моим предисловием. Главную работу над ней провели первый чеченский ученый-лингвист Халид Яндаров и «чеченский Даль» - лексиколог Ахмат Мациев, а я был в лингвистическом отношении их «ассистентом» (имея опыт сравнительного изучения двух грамматик – арабской и русской – я мог быть им полезным…) (Мемуары. С.158-159).

Однако мои главные литературные интересы лежали не в области изучения грамматики чеченского языка, а в области изучения чеченской и кавказской истории вообще. За три года – с 1931 по 1934гг. – я написал три книги: «Краткий историко—культурный и экономический очерк о Чечне» (Ростов-Дон, «Севкав-книга», 1931; «Революция и контрреволюция в Чечне. Из истории гражданской войны в бывшей Терской области» (гор.Грозный, Партиздат, 1933); «Объединение, рожденное революцией» (гор.Грозный, Партиздат, 1934). Они написаны до получения мною высшего исторического образования и поэтому это скорее работы любителя истории своего народа». (Мемуары. С.160).

Написанный Абдурахманом Авторхановым и изданный в 1931 году отдельной брошюрой «Краткий историко-культурный и экономический очерк о Чечне я видел и читал. Она издана на основе латинского алфавита и находилась в фондах Республиканской библиотеки им. А.П.Чехова до первой чеченской войны 1994-1996 годов.

Печаталась публицистика А.Авторханова в московских, северокавказских и местных газетах и журналах «Правда», «Грозненский рабочий», «Красная новь», «Революция и горец» и так далее.

Кроме того, как член Союза писателей А.Авторханов в 1932 году организовал для публикации произведений чеченских писателей на родном языке литературный журнал «Советская Чечня», издавался который, к сожалению, недолго.

В эмиграции литературная, публицистическая и научная деятельность Абдурахмана Авторханова набирает невиданную силу, от книги к книге растет мастерство писателя, публициста, ученого и он становится одним из крупнейших и авторитетнейших «исследователей тоталитарной советской системы, благодаря трудам которого историческая и политическая наука существенно обогатились новыми, принципиально важными данными для изучения большевизма как явления ХХ века» (В.Акаев, Абдурахману Авторханову – 100 лет.// «Вайнах», №11, 2008. С.58).

За более чем пятидесятилетнюю литературную и публицистическую деятельность в эмиграции (1943-1994 годы) А.Авторхановым написано и опубликовано множество книг и фундаментальных исследований, в числе которых такие талантливые и крупные сочинения, как «Народоубийство в СССР», «Происхождение партократии» (в двух томах), «Технология власти», «Империя Кремля», «Сила и бессилие Брежнева», «От Андропова к Горбачеву», «Ленин в судьбах России», «Загадка смерти Сталина (Заговор Берии)» (книга выдержала 4 издания), «Мемуары» и другие. Последней, вышедшей из-под пера неутомимого писателя, была работа «Президент Ельцин, Верховный Совет и национальная политика России». К сожалению, она осталась неоконченной. Почти все книги А.Авторханова переведены на многие иностранные языки. Они написаны живым, сочным языком, строго документальны.

Некоторые свои сочинения, которые стали выдающимися явлениями не только чеченской, российской, но и всей мировой духовной культуры и исторической науки, Абдурахман Авторханов издавал под псевдонимом А.Уралов. Они всегда имели широкую читательскую аудиторию и восторженных поклонников.

В рецензии на книгу А.Авторханова «Загадка смерти Сталина (Заговор Берии)» видный ученый-политолог Е.Р.Романов писал: «Еще одна особенность на меня произведшая большое впечатление - это книга о Сталине. Фигура Сталина и ненависть автора к Сталину – лейтмотив… Цель моих замечаний – восстановить чувство меры, чтобы усилить впечатление».

Это «чувство меры» А.Авторханов соблюдал всегда и во всем. За исключением писательского мастерства: оно было безмерно высоко.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет