Архив маркса и энгельса под редакцией м. Б. Митина т о m VII



жүктеу 5.8 Mb.
бет1/27
Дата14.07.2018
өлшемі5.8 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСА — ЭНГЕЛЬСА — ЛЕНИНА при ЦК ВКП (б)



АРХИВ МАРКСА и ЭНГЕЛЬСА

ПОД РЕДАКЦИЕЙ

М. Б. МИТИНА

Т О M


VII




ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1940

ПРЕДИСЛОВИЕ

Третья тетрадь «Хронологических выписок» Маркса, составляю­щая содержание тома VII «Архива Маркса и Энгельса», охватывает период в сто с лишним лет: начиная с середины XV до последней четверти XVI века. В европейской и всемирной истории этот период имеет особо важное значение. К XVI веку относится начало капи­талистической эры. Феодализм, подточенный всем предшествую­щим развитием, находился в. упадке. Деньги стали главной общественной силой. Западной Европой овладела жажда золота. В погоне за золотом сделаны были открытия мореплавателей (Кадамосте, Бартоломео Диас, Васко да Гама, Колумб). Внутри европейских стран были созданы предпосылки для развития капиталистического производства (роспуск феодальных дружин, захват общинных земель). Королевская власть в союзе с городской буржуазией сломила мощь феодалов. Сложились круп­ные монархические государства, в которых в дальнейшем развились европейские нации и буржуазное общество.

Точно так же, как и предыдущие тетради, третья тетрадь является яркой иллюстрацией того, какое важное, решающее значение Маркс придает изучению фактов. На первом плане у него стоит установле­ние конкретного хода исторического развития. Его обобщения осно­ваны на обширнейшем, всеобъемлющем фактическом материале. Пе­риоду, рассматриваемому в третьей тетради, Маркс уделяет еще больше внимания, чем предшествующим, он еще более углубляется в подробности, еще обстоятельнее регистрирует факты и в то же время делает на основе этого фактического материала свои выводы и обобщения.

В «Хронологических выписках» Маркс прослеживает главным образом политическую историю. Экономическая история освещена сравнительно мало. Это объясняется тем, что хронологические вы­писки по истории Маркс делал для себя. Они далеко не исчерпывают всего материала по истории, собранного Марксом в целом ряде других его тетрадей. В других тетрадях Маркса накоплен огромный

IV Предисловие

материал специально по экономической истории. Маркс еще в 1847 году сделал подробнейший конспект пятитомной работы Г. Гюлиха «Историческое изложение развития торговли, промышленности и земледелия важнейших торговых государств нашего времени» («Geschichtliche Darstellung des Handels, der Gewerbe und des Acker­baus der bedeutendsten handeltreibenden Staaten unserer Zeit», 1830 г.), и затем в 50-х, 60-х и 70-х годах им была собрана масса данных по истории экономического развития всех времен и народов.

Начинается третья тетрадь продолжением главы по истории Ан­глии (Генрих VI и Эдуард IV), главы, не уместившейся в преды­дущей тетради.

Уже при Эдуарде IV (1461—1483) королевская власть сильно укрепила свою самостоятельность и независимость от феодалов. При Тюдорах (1485—1603) монархия в Англии достигла высшего могущества, каким не обладала ни до этого, ни впоследствии. Зако-нэдательство Генриха VII, Генриха VIII, Эдуарда VI, Елизаветы усиленно содействовало так называемому первоначальному нако­плению. Правительство Тюдоров плетьми, клеймением, пытками приучало к «дисциплине наемного труда» согнанное с земель, пре­вращенное в бродяг деревенское население. При этом оно опиралось на «чудовищные террористические законы», как показал Маркс в томе I «Капитала». В третьей тетради Маркс этой стороны не ка­сается, но прослеживает политическую историю этих царствований.

Маркс сосредоточивает в «Хронологических выписках» вни­мание на процессе образования и роста европейских националь­ных государств. В частности он прослеживает, например, укрепле­ние испанской монархии при кардинале Хименесе и Фердинанде Католике, которые во второй половине XV века ловко сумели исполь­зовать возникшую еще в XIII веке «святую германдаду», — органи­зацию, созданную арагонскими городами для своей защиты от произ­вола феодалов, а также нередко дававшую отпор и королям. Ара­гонская монархия сделала «германдаду» «королевско-городским уч­реждением в общегосударственном масштабе». В период 1476—1498 го­дов германдада «оставалась гражданской и республиканскою). А затем «хитрый «Католик»» сумел преобразовать все учрежде­ние в королевскую полицию, ставшую впоследствии страшным ору­дием инквизиции (см. стр. 81—82 настоящего тома).

Маркс отмечает, как стараниями того же «Католика», «вопреки жалкому ничтожеству «рыцарственного» Макса, было положено на­чало 150-летнему гнусному господству Габсбургов» (стр. 85). Внук «Католика» — германский император» Карл V («испано-габсбургский пес», появлявшийся всюду, где дело шло о том, чтобы кого-нибудь



Предисловие V

угнетать) объединил под своей властью Германию, Италию, Испа­нию, Нидерланды и огромные колониальные владения в Америке.

Но в Германии, так же как и в Италии, не сложилось единой крупной национальной державы. При слабости центральной импер­ской власти в Германии, для того чтобы ввести в германских землях новый гражданский порядок и искоренить феодальное кулачное право, пришлось разделить Германию на округа (всего 10 округов, причем одним из этих округов была Австрия, другим Нидерланды) и поручить поддержание порядка в этих округах самым могуществен­ным владетельным особам. Из-за этого, как замечает Маркс, было создано «это немецкое уродство» — «централизация власти князей в децентрализованных частях Германии)). В связи с этим Маркс дает такую характеристику последующего исторического развития Гер­мании:

«Вместе с этим паршивым княжеским суверенитетом создалось специальное немецкое «подданство», которое делало крестьян и бюргеров одинаково «крепостными» государя; во внешних же отношениях перед заграницей Германия представляла собой жалкую фигуру — поэтому с той поры германская история это только развитие княжеской власти путем ограбления империю» (стр. 97).

Особенно много места отведено в третьей тетради реформации и связанным с ней многочисленным войнам между различными коали­циями государств и гражданским войнам в Германии, в Италии, во Франции, происходившим в течение всего XVI века. Маркс вскрывает внутренний смысл этой кровавой борьбы: «борьба шла, — говорит Маркс, — за то, чтобы покорить бичу капитала, то-есть бур­жуазии, монархию, которая в силу своего происхождения из фео­дального государства еще носила на себе феодальные пятна; это нашло свое религиозное выражение в борьбе папства и реформации» (стр. 97).

Маркс отмечает, как мало разбирались в происходящих собы­тиях их непосредственные участники. По поводу собора в Пизе, созванного осенью 1511 года французским королем Людовиком XII и германским императором Максимилианом I, для того чтобы устрашить папу Юлия II «пугалом церковной реформы», Маркс делает следующее замечание:



«Комично здесь то, что непосредственно перед выступлением Лютера эти знатные господа и служившие им орудием кардиналы и епископы даже и не подозревали того, что настал решающий мо­мент, они воображали, что к реформе церкви можно относиться так же легко, как к мелкой дипломатической интриге!» (стр. 115).

VI Предисловие

Маркс показывает материальную основу реформации, просле­живая последовательное развитие борьбы. В Германии, которой Маркс уделяет особое внимание, теоретические перебранки приобрели, например, серьезное значение лишь после того, как дело зашло «не столько о вере, сколько о защите награбленного церковного иму­щества и об отстаивании княжеской власти против император­ской» (стр. 196).

Во Франции Маркс отмечает своеобразие, сложившееся в ре­зультате особенностей исторического развития. В Германии и Англии грабежу подвергалась католическая церковь. Во Франции избивали и грабили протестантов. «Это, следует заметить, — пишет Маркс, — соответствует секуляризациям, производившимся протестантами в Англии, Германии и т. д.» (стр. 281).

Маркс подробно прослеживает историю религиозных войн во Франции, окончание которых выходит за пределы третьей тетради и находится в четвертой тетради.

В своих записях Маркс, как и в предыдущих тетрадях, все время разоблачает ложь буржуазной апологетической историогра­фии. Он делает, например, одно замечание по поводу прозвища «Кровавая», которым наделила буржуазная историография только одну английскую королеву — Марию. Маркс насчитывает еще восемь «кровавых» королей и «ультра-кровавую» королеву Елизавету; всем им это прозвище подходит еще больше. Но буржуазная историография закрепила его только за одной Марией, по той при­чине, что она — «сучок в глазу у протестантских попов, равно как у сторонников национального культуркампфа Юма и К0» (стр. 371). В связи с этим Маркс отмечает, что варварские законы против еретиков были изданы еще при королях Ричарде II, Генрихе IV и Генрихе V. Еще до царствования Марии Католички было казнено и погибло на кострах масса жертв. Но буржуазным историкам и в голову не приходило негодовать по этому поводу. Ересь была тогда выражением лишь народного возмущения. Законы против еретиков только тогда стали называть варварскими, «когда проте­стантизм стал религией буржуа и расхитителей церковного иму­щества» (стр. 374).

Тетрадь заканчивается подробной характеристикой» царствова­ния Елизаветы. Эта характеристика полностью подтверждает дан­ный Марксом английской королеве Елизавете титул «ультра-кро­вавой».

Для истории Англии, кроме работ Шлоссера, Маркс широко использовал работы Коббета «История протестантской «реформа­ции» в Англии и Ирландии» и Юма «История Англии».



Предисловие VII

Так же, как при издании предыдущих тетрадей, по возможности точно воспроизводится рукопись Маркса. Страницы рукописи отме­чаются на полях. Подчеркивания Маркса набраны курсивом. Круг­лые и прямые скобки принадлежат Марксу. В фигурных скобках, отчасти в подстрочных сносках, даны необходимые редакционные пояснения.

Текст подготовили к печати Е. А. Косминский и В. А. Гиндин под руководством В. В. Адоратского.

Институт Маркса Энгельса Ленина при ЦК ВКПб)

Обложка третьей тетради рукописи Маркса. Надпись сделана Энгельсом

К. МАРКС

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ ВЫПИСКИ

ш

Приблизительно от 1470 до 1580



1) Генрих VI и Эдуард IV

{Продолжение}

1|| Февраль 1470 [Уорвику (Warwick), как наместнику в Калэ и блюстителю пяти портов (warden of the Cinque ports), принадлежало начальство над всем флотом]. Восстание в Линкольншире [зачинщиками которого были Невилли] было подавлено; казни, прежде чем Невилли могли появиться на ноле сражения.

В марте 1470 Уорвик и К0 тщетно призывали своих вассалов к оружию; Эдуард IV опередил их; он издал в Шорке про­кламацию, что готов примириться с ними, если они смогут оправдаться; но отобрал он у них очень много; у Кларенса наместничество в Ирландии; примирился с Перси (сыном, павшего, носившего то же имя) и, таким образом, снова отнял у брата Уорвика титул графа Нортумберлендского; затем Эдуард отправился в Ноттингем против Кларенса и Уорвика, а они

в середине апреля 1470 сели в Дартмуте на корабли и отправились, в Калэ; там комендант, гасконец Воклер, не допустил их войти {в гавань}.

В июне 1470 Амбуазский договор. Именно Людовик XI, — который опасался больше всего, как бы Эдуард IV не объединился против него с Карлом Смелым и герцогом Брепганским, — вступил здесь в союз с Маргаритой, Уорвиком и Кларен­сом. Согласно этому договору, младшая дочь Уорвика должна была выйти замуж за сына Генриха VI, которого хотели восстановить на престоле, сам же Уорвик должен был управлять государством во время несовершеннолетия сына. Маргариты; если бы принц умер, не оставив наследников, то престол должен был перейти к Кларенсу и его детям.. Людовик XI, у которого

в 1470 (в том же году) родился, наконец, сын (Карл VIII), сохра­нил за собой всякого рода преимущества; для предстоящего вторжения в Англию он дал мало войск, но много денег; однако уже

4 Англия от битвы при Нортгемптоне до конца войны двух Роз



в августе 1470 Кларенс обещал в письме Эдуарду IV свое содей­ствие; этот Эдуард IV уже тогда был исключительно занят погоней за наслаждениями; вследствие {помех, чинимых} нидерландским флотом Карла Смелого, только

в сентябре 1470 Уорвик смог (во время густых туманов) отплыть в Англию; Людовик XI под предлогом паломничества к ар­хангелу {Михаилу} отправился на Мон-Сен-Мишель (Mont St. Michel), чтобы наблюдать за отплытием; он сыграл шутку с «королевскими пенсионерами» (чернильницы, в Авранше 1).

13 сентября Уорвик высадился {в Англии}: восстание (массовое) жителей Кента; Монтегю (брат Уорвика) приколол себе алую розу и двинулся по направлению к Ноттингему, куда зама­нили Эдуарда IV мнимым «восстанием» на севере, зачинщик которого, шурин Уорвика, немедленно бежал в Шотландию. Уорвик из Дартмута и Плимута отправился в Лондон, где Елизавета со своими дочерьми искала убежища под защитой святынь Вестминстерского {аббатства} и где

4 ноября 1470 она родила сына Эдуарда. Эдуард IV с Ричардом Глостером, графом Риверсом и т. д. отправился в Бишопс-Линн на побережье Норфока, оттуда пустился в морской путь и, преследуемый ганзейскими пиратами, посадил свой корабль на мель на побережье около Алькмаара; в Гааге ему оказал гостеприимство Карл Смелый.

6 октября 1470 Уорвик и Кларенс торжественно вступили в Лондон.

13 октября 1470 Генрих VI был снова провозглашен королем.

Созванный Генрихом VI парламент стал выполнять приказы Уорвика; все произошло так, как было оговорено Людови­ком XI в Амбуазском договоре. [Кларенс продолжал втихо­молку интриги с Эдуардом, а у Уорвика {возникли} разно­гласия с братьями.] Всю зиму 1471 неблагоприятная погода задерживала во Франции Маргариту и ее сына Эдуарда, которым Людовик XI ока­зывал всяческие почести.



14 марта 1471 Эдуард IV вошел в Гомбер ( Humber) при Ревенспуре с флотом, деньгами и бургундским дворянством, предоста­вленными ему Карлом Смелым. Так как брат Уорвика [Уор­вик, которому уже в декабре 1470 стали известны планы

1 Людовик XI после смотра, устроенного дворянам, которые в качестве ратных людей пользовались особыми преимущемвами, остался недоволен как вооружением, так и выправкой их и приказал раздать им чернильницы: «так как они очень плохо умеют обращаться со своим оружием, то пусть по крайней мере действуют перьями».

Генрих VI и Эдуард IV 5

Карла Бургундского, в январе 1471 принял все необходимые меры против высадки, и если бы Монтегю, Кларенс и т. д. ему не изменили, то он окружил бы Эдуарда тотчас же, как только тот двинулся бы на Иорк], никуда не двигаясь, про­должал стоять со своим войском при Понтефракте, то Эдуард двинулся на Ноттингем, где к нему стали стекаться народные массы, Кларенс с войском в 12000 человек примк­нул к нему и т. д. Уорвик и Оксфорд, находившиеся у Ковен­три, не препятствовали движению Эдуарда на Лондон, так как Уорвик рассчитывал на то, что брат его, архиепископ Йоркский и канцлер, не впустит Эдуарда в Лондон; однако 11 апрели 1471 архиепископ Йоркский впустил войска Эдуарда почыо через боковые ворота (Ausfalltor).



14 апреля 1471 «битва при Барнете» (между Сент-Олбепсом и Лопдопом). Решающая победа Эдуарда IV. Уорвик и Монтегю пали в бою.

15 апреля Маргарита со своим Эдуардом высадилась в Англии, собрала войско вместе с Сомерсетом, Бофортом, графом Девопширским и т. д.; но, прежде чем граф Пемброк мог присоединиться к ней из Уэльса,

4 мая 1471 Эдуард IV нанес им поражение при Тыоксбери, она и ее сын попали в плен; последнего укокошили (gemurxt), a ее заключили в Тауэр, откуда она была выпущена только через пять лет. Сомерсета, лорда Сент Джонса и т. д. и т. д. укокошили.

22 мая 1471 Эдуард IV вступил в Лондон; Генрих VI был укоктиен в Тауэре, куда его доставили сейчас же после битвы при Барнете.

В 1472 был арестован также архиепископ Йоркский, его держали в заключении до 1476, когда, незадолго до смерти, он был освобожден. Эдуард IV конфисковал его епископские доходы, серебряную утварь и т. д.

По Кожину: битва при Тыоксбери — двенадцатая кровавая битва в войне Роз; уже тогда в битвах и на эшафоте пришел капут шестидесяти принцам королевского дома, более чем половине высшей знати и свыше чем 100000 «прочих» людей. Кровавые зверства Эдуарда IV; сам он много терпел от алч-

2|| ности Кларенса и Ричарда (III); Кларенс требовал || все несметное наследство Уорвика, основываясь на том, что он. взял себе в жены его дочь; Ричард, чтобы и себе подце­пить (erwischen) кусок, подцепил в жены младшую дочь Уорвика: между ними {Кларенсом и Ричардом Глостером} произошла крупная ссора, улаженная парламентским

6 Англия от битвы при Нортгемптоне до конца войны двух Роз

актом, на основании которого ограбили также н оставшегося сына Монтегю; награбленное досталось Кларенсу и Глостеру.

С октябри 1472 по март 1475 Людовик XI находился в смер­тельном страхе из-за союза Эдуарда IV с Карлом Смелым и герцогом Бретанским.

Осенью 1472 эти трое сговорились о совместном нападении на Францию; Эдуард IV, возобновляя свои притязания на французскую корону, должен был вторгнуться с севера, Карл Смелый с востока, герцог Бретонский с запада; в слу­чае завоевания страна должна была быть поделена между союзниками. Так как английский народ и парламент были готовы на все ради войны с Францией, то Эдуард IV исполь­зовал этот договор, чтобы взимать с корпораций, сословий, цехов и отдельных лиц больше поборов, чем когда-либо; духовенство, пэры, общины (commons) дали ему, для его завоевательного плана каждый в отдельности 1/10 своего до­хода, а парламент, который не расходился в течение 31/2 лет, хотя его заседания время от времени прерывались, немедля давал одну субсидию за другой, так что Эдуард уже с 1472 мог держать регулярное войско в 13000 стрелков из лука. Кроме того, в порядке «добровольного даяния» («bene­volence»), Эдуард попрошайничал у каждого, о ком ему было известно, что у того кое-что есть.

В 1473 и 1474 Людовику XI удавалось с помощью интриг так донимать герцогов Бургундского и Бретонского, что оба они никогда не поспевали во-время на поле битвы.

21 июля 1474 торжественно был заключен наступательный и обо­ронительный союз между Эдуардом IV и Карлом Смелым (хотя последний находился тогда под Нейсом). Якова III Шотландского тоже привлекали {к союзу, но он} отказался и уведомил {об этом} Людовика XI; однако и Яков III был парализован тем, что Эдуард обручил с ним свою дочь Це­цилию и обещал в качестве приданого известную сумму на­личными, которую сейчас же начал выплачивать ежегодными взносами. Прежде чем переправиться во Францию, Эдуард IV обратился к Людовику XI с требованием уступить ему корону Франции; тот ответил в очень умеренном тоне. Людовик не только отпустил герольда с подарками, но стал выплачивать ежегодные оклады всем приближенным советникам Эдуарда. Эдуард IV с 15000 закованных в латы всадников (жандар­мов) и 1000 стрелков из лука 1 переправился в Калэ, где

1 По Шлоссеру: 1500 всадников и 15000 стрелков из лука.

Генрих VI и Эдуард IV 7

тщетно поджидал Карла Бургундского с войском [последний был сильно потрепан после поражения под Нейсом], а его второй союзник, коннетабль де Сен-Поль, не впустил его в Сен-Кантен. Людовик добился теперь путем интриг, чтобы



13 августа 1475 в деревне под Амьеном собрался съезд уполномо­ченных обеих сторон. Людовик велел занять в Париже на имя своих агентов как можно больше денег и подкупил этими деньгами уполномоченных [лордов Говарда и Чени, архие­пископа Кентерберийского и Мортона, доктора богословия, впоследствии архиепископа и английского канцлера; под­купил также лорда Стенли], так что уже

29 августа 1475 был заключен Амьенский договор меокду Францией и Англией; для Эдуарда IV все дело было только в деньгах: Людовик обязался уплатить Эдуарду в течение 14 дней 75000 крон (crowns) и, кроме того, выплачивать ему, пока будут живы он и Эдуард, по 50000 крон ежегодно; в про­должение семи лет разрешалась свободная торговля между Англией и Францией; старшая дочь Эдуарда Елизавета должна была выйти замуж за дофпна; она должна была быть отправлена во Францию на воспитание и, с момента объ­явления брака, получать ежегодно 60000 ливров. За Мар­гариту (которую {Людовик еще раньше} лишил анжуйского наследства) Людовик XI уплатил Эдуарду 50000 крон, и тот после этого выпустил ее из Тауэра.

[20 января 1476 Томас Монтгомери привез ее во Францию, за что она уступила Людовику свои несуществуюъцие права на Ло­тарингию.] Уже по заключении договора состоялось сви­дание Людовика с Эдуардом на мосту в Пикинъи (Picquigny), где они облобызали друг друга через решетку. Поэтому Амьенский договор называется также договором в Пикиньи.

В сентябре 1475 Эдуард IV вернулся в Англию. Людовик воз­наградил себя тем, что Санлиским договором неразрывно связал с Францией герцога Бретонского.

В декабре 1475 он предал в Париже смертной казни графа де Сен-Поля (коннетабля) как государственного изменника [после того, как он быстро занял его города Сен-Кантен, Ан (Ham), Боан и Боревуар; Сен-Поль бежал к Карлу Смелому, но подкупленные министры последнего, Гюгоне и д'Эмбрекур, выдали его Людовику].

1475 и т. д. Возвратившись в Англию, Эдуард всячески вымогал деньги [дошел в своем разврате до потери человеческого лица]. [Он свирепо расправлялся с разбойниками: в то время во всех странах было множество разбойничьих шаек, состоявших

8 Англия от витвы при Нортгемптоне до конца войны двух Роз



из бывших солдат и живших грабежом рыцарей]; в народе он пользовался популярностью, так как благодаря кон­фискациям земель и выжатым у богатых добровольным дая­ниям (benevolences) он стал так богат, что был в состоянии содержать свой двор на свои собственные средства; он повы­сил пошлины, был беспощадно строг к сборщикам податей; духовенство то и дело вынуждено было платить ему деся­тину за то, что он оставил ему его мирские владения; вассалы короны вынуждены были постоянно платить ему «штрафы»; парламент вотировал ему акт о возвращении (act of resump­tion), по которому он мог теперь отнимать обратно свои прежние пожалования и дары, если они были слишком вели­ки; он использовал это и по отношению к Кларенсу; вражда между ними разгорелась еще больше, когда Кларенс (кото­рый, по слухам, отравил свою первую жену) стал искать руки Марии Бургундской, причем соперником его был граф Риверс, шурин Эдуарда и т. д.; друзья Кларенса, священ­ник Стэйси (Stacey), его секретарь и дворянин Томас Бердет (Bürdet), были казнены по ложному обвинению в государствен­ной измене. Кларенс, возвратившись из Ирландии, поднял по этому поводу шум и т. д.; он (по приговору суда пэров) был казнен в Тауэре. [История об утоплении в бочке мальвазийского вина — сказка, сочиненная

3|| историографом Генриха VII Фабианом, || который во времена Эдуарда был еще ребенком.] Земли убитого Кларенса Эдуард IV отдал сво­ему шурину графу Риверсу. В последние годы Эдуарда глав­ную роль играл уже Ричард Глостер, так как изможден­ный развратник Эдуард не был способен ни на какое усилие. С 1478 Эдуард IV прекратил уплату ежегодных взносов Якову III Шотландскому в качестве приданого за своей дочерью Це­цилией. [Людовик XI разжег ссору между обоими коро­лями; поэтому Яков III вторгся в Англию, как раз тогда, когда Эдуард снарядил новое войско против Людовика и отдал своему адмиралу приказание поддерживать {эрцгер­цога} Максимилиана {в войне} против Людовика.] Яков III в Шотландии у грубых лэрдов (Lairds) не пользовался попу­лярностью, так как привлек к себе в качестве советников иностранных художников низкого происхождения и нахо­дился всецело под влиянием троих из них. Оба его брата, стар­ший — Александр, герцог Олбени, и младший — Джон, граф El ар, упрекали его [как это делал и Эдуард IV в своих мани­фестах, издававшихся им в Англии] в том, что он пренебрегает шотландским дворянством, якобы из любви к итальянскому



Генрих VI и Эдуард IV 9

искусству и науке, и якшается с людьми недворянского происхождения. «Образованный» Яков III приказал убить Джона Мара; Александр Олбени бежал во Францию, а оттуда

в 1481 отправился в Англию.

В июне 1481 Яков III вторгся в Англию, шотландцы, жители по­граничных местностей, произвели опустошения.

В 1482 обе стороны усиленно вооружалисъ. Ричард Глостер {был послан в качестве} наместника Эдуарда в северные граф­ства, где

в апреле 1481 шотландский парламент принял энергичные решения против «Rieffar» (разбойника) Эдуарда IV; войско Якова был» так многочисленно, что Ричард Глостер придерживался оборо­нительной тактики. Тем временем Эдуард IV и Александр, герцог Олбени, заключили формальный союз против Якова III.

В 1482 Ричард дошел до Эдинбурга, завоевал по пути крепость Бервик [шотландские лорды, сговорившись с герцогом Олбени, распустили шотландское войско по домам еще до появления Ричарда у Эдинбурга]. [Король Яков III пожаловал архи­тектору Кокрену (Cochrane) титул графа Мара; лорды повесили его {Кокрена} и шестерых других любимцев Якова на мосту; затем они распустили войско и заключили Якова III в Эдинбургскую крепость. Инициатором всех этих сцен был Эдуард IV.]

Эдуард IV, которому война не принесла достаточно денег, заключил вскоре затем мир с Яковом. Александр Олбени [который вступил вместе с английским войском в Эдинбург и заключил соглашение с Яковом III при посредничестве уполномоченных Яковом двух шотландских пэров и двух прелатов] имел глупость отпустить Якова III на свободу; в благодарность за это он был осужден как государственный изменник, бежал в 1483 во Францию, где был убит на турнире герцогом Орлеанским (впоследствии Людовик XII).



9 апреля 1483 умер Эдуард IV; 30 августа того же года умер Людовик XI.

2) Ричард III (1483—1485). (Ричард родился в 1450.)



27 июня 1483 23 августа 1485: Ричард III.

[Из 7 дочерей Эдуарда {IV} в живых оставалось еще 5, все они уже в детском возрасте были помолвлены с иностранными принцами, которые тогда же отделались от своих обязательств; только одна из них, Елизавета, имела несчастье стать женой, {будущего короля} Генриха VII; у Эдуарда IV было два

10 Англия от битвы при Нортгемптоне до конца войны двух Роз

сына: Эдуард, принц Уэльский, и младший, герцог Йоркский. Овдовевшая Елизавета и ее родня находились во вражде с приближенными Эдуарда, лордами Гэстингсом, Говардом и Стенли, которые смертельно ненавидели маркиза Дорсета, сына Елизаветы от первого брака, и ее брата графа Риверса.]



9 апреля Эдуард V в Ледлоу (Ludlow) [где он находился у своего сводного брата лорда Грея и у графа Риверса] был провозгла­шен королем. Эдуард V (ему еще не исполнилось двенадцати лет) отправился на коронацию в Лондон. При Стони Страффорде вместе с Эдуардом V.

30 апреля 1483 были арестованы Риверс и Грей [они возвратились в Стони Страффорд из Нортгемптона, где встретились с герцогом Бекингемским, который, сговорившись с Ричардом и Гэстингсом, разлучил их с Эдуардом V]. Спутники Эдуарда были разогнаны [после того из числа их арестованы были сэр Томас Воон (Vaughan) и сэр Ричард Гоус]; Эдуарда Ричард отвез в Нортгемптон, а четверых арестованных он отправил в крепость Понтефракт.

Того же 30 апреля 1483 Елизавета, которую успели уже преду­предить {о происшедшем}, скрылась со своим вторым сы­ном, своими пятью дочерьми и маркизом Дорсетом в убе­жище Вестминстера.

4 мая 1483, в день, назначенный для коронации Эдуарда V, ему позволили принять присягу от принцев и др. во дворце епи­скопа, но {после этого} Ричард отправил его в Тауэр. Ричард законным путем стал «протектором» королевства. Ричард и герцог Бекингемский преследовали одну и ту же цель; Говард, Гэстингс и Стенли, увлеченные сначала ненавистью против Уайдвилей, готовы были переменить свою политику.

13 июни 1483 {состоялось} собрание в Тауэре под председатель­ством Ричарда. На собрании {присутствовали} Стенли и Гэс­тингс, точно так же епископы Йоркский и Йлийский (Ely); Гэстингс был казнен, остальные трое заточены в Тауэр.

15 июня 1483 Риверса и Грея, находившихся в Понтефракте с двумя слугами, укокошил (gemurxt) Ратклифф, явив­шийся туда с ратными людьми.

19 июня, 1483 манифест Ричарда к англичанам северных графств; они должны были взяться за оружие; во главе их должны были стать граф Нортумберлендский и Невилль, чтобы «по­мочь» («assist») ему {Ричарду}, так как королева и ее родня хотят истребить (exterminieren) его, герцога Бекингемского

4 || и принцев (сыновей Эдуарда IV) || Ричард и Бекингем привлекли всецело на свою сторону архиепископа Кентербе-



Ричард III (1483—1485) 11

райского и лорд-мэра, обрабатывали с их помощью лон­донскую чернь (plebs) и подготовляли ее

с 12 июня


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет