Астрид Линдгрен



жүктеу 397.77 Kb.
бет3/6
Дата13.09.2018
өлшемі397.77 Kb.
1   2   3   4   5   6

Сцена 10

Маттис и Борка стоят по разные стороны пропасти. С ними их разбойники.


Борка.  Хорошо, Маттис, что ты так быстро пришел.

Маттис. Я бы еще раньше пришел, но меня задержало одно дело.

Борка. Что же это за дело такое? 

Маттис.  Представь себе, стих, который я сочинял поутру. Он называется «Погребальный плач по мертвому Борке». Может, это будет хоть малым утешением для Ундисы, когда она станет вдовой.

Борка. Ты лучше подумай о том, как тебе утешить Ловису, ведь ей, несчастной, приходится ежедневно видеть тебя и слышать твой гнусный голос! Все-таки выслушай меня, Маттис.  В нашем лесу мы больше оставаться не могли, потому что солдаты досаждали нам, как навозные мухи. А ведь куда-то мне надо было деться с женой, ребенком и моими разбойниками.

Маттис.  Это все понять можно, но захватить ни с того ни с сего чужое жилье, не спросив даже разрешения у хозяина, так не поступают приличные люди, у которых осталась хоть капля совести.

Борка.  Весьма странные речи для разбойника!  Разве ты не берешь себе все, что хочешь, ни у кого не спрашивая разрешения?

Маттис.  Гм-гм…  Кстати,  любопытно все-таки узнать, как вы попали в мою башню, чтобы тем же путем вас оттуда вышвырнуть.

Борка.  Что ж, попробуй. Ты хочешь узнать, как мы вошли туда? У нас, видишь ли, есть один мальчишка, который с помощью длинной крепкой веревки может забираться на самую высокую стену.  И вот этот самый мальчишка закрепил наверху веревку, и мы все полезли по ней, а потом преспокойно вошли в башню и свили себе там уютное разбойничье гнездо.

Маттис. Либо ты со всем своим сбродом уберешься прочь из нашей башни тем же путем, каким в нее проник, либо нам придется петь «Погребальный плач по мертвому Борке».

Борка. Не сомневаюсь, что по кому-нибудь из нас «Погребальный плач» петь придется,  но из Северной башни я никуда не уйду.

Маттис. Это мы еще посмотрим. Придет время, и я с тобой расправлюсь.


Сцена 11

Наступила зима. Рони гуляет в лесу и налетает на Бирка.

Бирк.  Поосторожней, дочь разбойника!  Неужели ты так спешишь?

Рони.  Это тебя не касается.

Бирк. Что тебе нужно, дочь разбойника?

Рони.  Мне нужно, чтобы ты ушел из моего леса.

Бирк. Твой лес!… Лес принадлежит всем, понятно? Медведям, волкам, диким коням… А еще это лес, филинов, и конюков, и горлиц, и ястребов, и кукушек. И лес гусениц, пауков, муравьев…

Рони.  Я знаю все зверье, которое живет тут, в лесу. Нечего тебе здесь болтаться и учить меня.

Бирк.  Значит, ты знаешь, что лес этот принадлежит и серым гномам, и злобным друдам, и лешим, и троллям…

Рони.  Вот что: либо расскажи что-нибудь поновей, либо прикуси свой болтливый язык…

Бирк.  А еще, это и мой лес!… И твой тоже, дочь разбойника. Да, и твой тоже. Но если ты считаешь его только своим, то ты куда глупее, чем мне сперва показалось.

Рони. Я готова делить лес с лисицами, с пауками, с друдами, с кем угодно, но только не с тобой! 

Рони убегает от Бирка, бежит, не разбирая дороги, и проваливается под снег. Ее нога застревает где-то под снегом, и она не может ее вытащить. Из-под снега выползают недовольные Лохматые тюхи.

Главный Тюх.  Почемуханцы онаханцы этоханцы сделалаханцы?

Все.  Почемуханцы онаханцы этоханцы сделалаханцы? Сломалаханцы нашуханцы крышуханцы… Почемуханцы?

Рони. Я не нарочно.  Лучше помогите мне вытащить ногу.

Главный Тюх.  Зачемханцы пробилаханцы ногойханцы нашуханцы крышуханцы?

Рони.  Да помогите же мне выбраться отсюда!…

Тюхи вешают на провалившуюся под снег ногу Рони колыбель с маленьким Тюхонком.

Тюхи. Вотханцы хорошоханцы!  Колыбельханцы качаетсяханцы!… Какханцы хорошоханцы!

Тюхи.  Нашаханцы малюточкаханцы хорошоханцы висит-ханцы. Люлькаханцы качаетсяханцы! Разханцы ужханцы ееханцы паршиваяханцы но-гаханцы пробилаханцы нашуханцы крышуханцы, тоханцы пустьханцы качаетханцы люлькуханцы.

Рони. Эй! Я не хочу качать вашего глупого тюхонка! Слышите!

Рони пытается высвободить ногу, но у нее ничего не выходит.

Тюхи.  Вотханцы теперьханцы нашегоханцы малюткуханцы покачиваютханцы какханцы надоханцы!

Рони. Помогите-е!… Эй, кто-нибудь!…

Тюхи.  Почемуханцы онаханцы неханцы поетханцы колы-бельнуюханцы песнюханцы? Почемуханцы?…

В небе появляется Злобная друда и нацеливается на Рони. Друда страшно кричит и бросается на Рони. Друда пытается поднять Рони, но колыбель с Тюхонком не дает ей этого сделать. Друда улетает. Темнеет. Идет снег. Рони замерзает. Как вдруг…

Бирк.  Тебе не пора домой?

Бирк помогает Рони выбраться.

Рони. Никогда, слышишь, никогда больше не оставляй меня одну, прошу тебя…

Бирк. Хорошо, я всегда буду ходить за тобой. А теперь отпусти меня и не реви так, а то я не соображу, как тебя высвободить…

Тюхи.  Разбудилаханцы малюткуханцы! Получиханцы пескомханцы в глазаханцы! Почемуханцы онаханцы такханцы поступаетханцы?

Бирк.  Говорят тебе, не реви.  А то до дому не дойдешь!

Рони. Знаешь, Бирк, я хочу, чтобы ты был моим братом.

Бирк. Я могу стать твоим братом, если ты этого хочешь, дочь разбойника.

Рони.  Да, хочу.  Но только зови меня Рони.

Бирк.  Рони, сестра моя …

Сцена 12

Замок Маттиса.


Маттис. Фьосок, сегодня поставь дозорных не только в ущелье, но и на стене у провала.

Фьосок. А какого лешего там охранять? Там же нет входа в замок, одна отвесная скала. Может быть, они умеют, как мухи, ходить по стене? Так, что ли?

Маттис. От Борки всего можно ждать. Он еще, чего доброго, перемахнет, как бешеный бык, через пропасть и выгонит нас из замка. Благо, у нас хватило ума завалить камнями подземный ход.

Рони. Здесь есть подземный ход?

Маттис. Был. Между северной Башней и Южной.

Рони. А он широкий?

Маттис. Для взрослого он маловат, а для ребенка – в самый раз. В детстве я частенько охотился там на крыс.

Рони. А там можно заблудиться или туннель только один?

Маттис. С чего это ты все у меня выспрашиваешь? Уж не собралась ли ты им как-нибудь насолить?

Рони. Да нет, просто я думала, что знаю замок, как свои пять пальцев – а выходит это не так.

Сцена 13

Рони и Бирк с разных сторон разбирают заваленный камнями подземный ход.

Бирк.  Рони? Это ты?

Рони.  Бирк! Бирк, Бирк!… А ты правда хочешь быть моим братом?

Бирк.  Сестра,  как я рад, что слышу тебя, но я хочу тебя и видеть. Твои глаза все такие же черные, как были?

Рони. (отодвигая последний камень) Лезь сюда и погляди! 

Бирк. Черные-черные.  Ты такая же, как была.

Рони.  А что с тобой? Ты дрожишь….

Бирк.  Ничего, просто я мало ел, хотя мне и дают больше еды, чем всем остальным в башне Борки.

Рони. У вас есть, что ли, нечего? Вы не едите досыта?

Бирк. У нас давно уже все ходят голодные. До того как мы перебрались к вам в замок, мы тоже держали овец и коз. А теперь у нас остались одни кони, да и тех мы отдали на зиму крестьянам в долине. И правильно сделали, не то мы бы их за эту зиму точно съели. Ну и зима!

Рони достает из сумки остатки обеда и дает Бирку.

Рони.  Ешь, раз ты голодный.

Бирк жадно ест.

Бирк. Ты сама, наверно, есть хочешь?

Рони. Я не голодаю. У нас дома полно еды.

Бирк. Нищие разбойники! Да, вот кто мы теперь!… Разве незаметно, что от меня за версту разит бедностью и грязью? 

Рони.  Будь каким угодно, пусть нищим, пусть грязным, но не голодным.  Я не хочу, чтобы ты голодал.

Бирк. Нет ничего хуже голода. Я должен был оставить хоть кусок хлеба для Ундисы.

Рони. А я еще достану.

Бирк.  Нет, не надо. Я ведь не могу принести Ундисе хлеб, не объяснив ей, откуда он у меня. А Борка придет в ярость, когда узнает, что ты мне его дала да еще, что я стал твоим братом!

Рони. Да.  Встречаться мы можем только тайно.

Бирк.  Верно, но я терпеть не могу такие тайны.

Рони.  Я тоже. Они даже хуже, чем старая вобла и долгая зима. Я не умею ничего скрывать.

Бирк.  Но ради меня будешь?  Зато весной нам станет легче. Мы сможем видеться в лесу, а не в этом промозглом подземелье.

Рони.  Пожалуй, я пойду, не то совсем замерзну.

Бирк.  А завтра придешь? К твоему немытому брату?

Рони.  Ага, но только с густым гребешком и с набитым мешком.

Сцена 14

В замке Маттиса разбойники изнемогают от зимнего безделья.

Малыш Клипп. Маттис.

Маттис. Чего.

Малыш Клипп. Когда мы снова пойдем на дело?

Маттис. Сейчас все дороги завалены снегом. Торговцы сидят в своих теплых домах. Так будет, пока не закончится зима.

Лысый Пер. А весной мы уж своего не упустим.

Малыш Клипп. Пёльё.

Пёльё. Чего.

Малыш Клипп. Пёльё, скажи, сколько осталось дней до конца этой чертовой зимы.

Пёльё. Январь, февраль… Ага… Пятьдесят восемь дней.

Малыш Клипп. Пятьдесят восемь дней!

Фьосок. Мне очень хочется выругаться! Ловиса, может быть Рони уже достаточно выросла, и мы, наконец-то, можем снова начать ругаться?

Ловиса. Даже и не думай.

Малыш Клипп. Я, например, уже так долго не ругался, что мне это и не нужно вовсе.

Фьосок. А мне нужно. Если я не выругаюсь, меня просто разорвет в клочья.

Лысый Пер. Есть хороший способ, ты можешь вместо бранных слов вставлять любые другие безобидные слова… Попробуй.

Фьосок. Но какие? Мне и в голову ничего не приходит

Лысый Пер. Попробуй «Заячьи ушки»

Фьосок. Почему именно «Заячьи ушки»

Лысый Пер. Тогда придумай что-нибудь свое…

Фьосок. Ладно, пусть будут «Заячьи ушки». Заячьи ушки! Мы уже целую вечность, Заячьи ушки! Не вылезаем из этой пещеры, Заячьи ушки! И так будет еще 58 дней, Заячьи ушки! Еще немного такой жизни, Заячьи ушки! И я сдохну, Заячьи ушки! Заячьи ушки! Заячьи ушки!

Лысый Пер. Ну что полегчало?

Фьосок. Кажется да.

Лысый Пер. Не одному тебе тяжело. Я, например, так соскучился по разбойной жизни, что по вечерам граблю самого себя.

Жуттис. Парни, а давайте грабить друг друга.

Малыш Клипп. А я уже давно так и делаю

Фьосок. Ах вот куда пропал мой нож. Да я сейчас из тебя все кишки вытрясу. Заячьи ушки!

Ловиса.  У меня скоро уши лопнут от вашей брани и нытья. Если вы больше не выносите друг друга, то убирайтесь ко всем чертям. А если хотите остаться в этом замке, берите тряпки, - я хочу чтобы здесь все блестело.

Разбойники нехотя берут у Ловисы тряпки, удивленно разглядывают их и, ворча, принимаются отмывать замок.

Сцена 15

Рони встречается с Бирком в подземелье.

Рони. Сегодня мне удалось стащить целый мешок сухарей!

Бирк.  Получается, я вас обираю.

Рони. Я ведь дочь разбойника, вот я и беру все без спроса! Разбойники вообще берут все без спросу. Это я в конце концов усвоила. Вот и выходит, что я делаю только то, чему меня учат. Так что ешь спокойно.

Бирк.  Ундиса каждый день удивляется, когда находит в ларях муку и горох, и уверяет, что это колдуют Друды. Слушай, а может, мать права?  Может, и в самом деле колдуют друды? Потому что ты очень похожа на маленькую друду.

Рони.  Но только очень добрую.

Бирк.  Добрее тебя на свете нет. Сколько раз ты еще спасешь мне жизнь, сестра?

Рони.  Ровно столько, сколько ты спасешь мою. Просто мы уже не можем друг без друга жить. Я это знаю.

Бирк.  Точно!  Что бы об этом не думали и Маттис, и Борка.

Рони. Ну, наелся? Тогда держись, буду тебя чесать.

Начинает тщательно причесывать Бирка.

Бирк. Ну, все! Хорошо расчесала, будет.

Рони.  А вот и нет!  Держись!

Рони начинает умывать и причесывать Бирка.

Сцена 16

Разбойничий замок сверкает чистотой.

Ловиса. Молодцы ребята, вы отлично совсем справились.

Лысый Пер. Да, ребята вам пора оставить разбойное ремесло и заняться домашним хозяйством.

Ловиса. Ты, между прочим, больше всех халтурил.

Лысый Пер. Мне простительно, мне помирать скоро.

Маттис. Не вздумай помирать, понял? Я же ни одного дня не жил без тебя на белом свете, ясно тебе, старый дурень?

Лысый Пер.  Ладно, малыш, я не буду спешить.

Ловиса. По мне так умирай, но перед смертью, хотя бы подстриги всем волосы и бороды.

Лысый Пер. Хорошо, хорошо… Но учти, свои два последних волоска я подстригать ни за что не стану.  И пусть они все сначала помоются и выстирают одежду, а то я с возрастом стал чувствителен ко всякого рода запахам.

Фьосок. Каким еще запахам?

Малыш Клипп. Лысый Пер хотел сказать, что ему не нравятся твои духи.

Фьосок. Я никогда ничем не душился.

Разбойники хохочут.

Фьосок. Идите вы ко всем чертям!

Малыш Клип. Если мы выстираем свою одежду, в чем мы тогда будем ходить?

Маттис. У нас горы награбленного платья, покопайтесь в них.

Ловиса стирает одежду разбойников, а те залезли в старые награбленные сундуки и нашли какое-то экзотическое тряпье, которое пришлось временно на себя надеть.

Фьосок.  И как только люди в здравом уме могли носить такое платье!

Жуттису и Малышу Клипу достаются женские наряды. Все начинают красоваться в новых нарядах, веселиться и танцевать. Грустное настроение улетучивается.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет