Астрид Линдгрен



жүктеу 397.77 Kb.
бет4/6
Дата13.09.2018
өлшемі397.77 Kb.
1   2   3   4   5   6

Сцена 17

Наступила Весна. Рони бежит к Озеру. Там ждет Бирк.


Бирк. Я давно тебя жду.

Рони кричит.

Рони. Я должна выкричаться, не то взорвусь! Ты слышишь весну?

Издалека доносится конское ржание.

Рони.  Мне так хочется поймать дикого коня! Давай попробуем поймать двух?

Бирк. Нужно спрятаться.

Бирк и Рони прячутся.

Бирк. Как мне хорошо тут сидеть!  А знаешь, почему? Потому что я в самой сердцевине весны.

Рони. Вот за это я тебя и люблю, Бирк, сын Борки. А вот и они…

Бирк. (показывая на двух жеребят) Ну, как тебе эти?

Рони и Бирк ловят двух жеребцов.

Рони.  Мы с тобой хотели прокатиться верхом, но, похоже, на этих далеко не ускачешь.

Бирк. Надо дать им понять, что мы им ничего плохого не сделаем.

Рони. Да я уж давала им понять, и чуть без пальцев не осталась. Я ему горбушку протянула, а он как цапнет. Представляешь? Вот бы Маттис огорчился, если бы лошадь откусила мне три пальца!

Бирк. Этот хитрюга в самом деле пытался тебя цапнуть, когда ты ему давала хлеб?

Рони.  Спроси его. Хитрюга – хорошее имя для коня. Так я его и назову.

Бирк. А теперь придумай имя для моего коня.

Рони.  Твой такой же бешеный.  Назови его Дикарь.

Бирк.  Слышите, кони?  Теперь мы вам дали имена, тебя зовут Хитрюга, а тебя – Дикарь. Это значит, что отныне вы наши, хотите вы этого или нет.

Жеребцы бесятся. Рони и Бирк пытаются на них взобраться но те их скидывают. Так происходит много раз подряд. Утомленные Рони и Бирк отползают от коней.

Бирк. И все-таки кое-чего мы добились. Они не убегают.

Рони. Ничего, мы еще себя покажем. Я хочу домой, ведь я промокла до нитки, да еще вся в синяках.

Бирк.  Ну и пусть, что до нитки и в синяках.  Зато целый день ты была в самой сердцевине весны.

Сцена 18

На расстеленной на полу шкуре перед пылающим очагом неподвижно лежал смертельно бледный Жуттис с закрытыми глазами. Рядом с ним на коленях стояла Ловиса и перевязывала ему рану на шее.

Маттис.  А, эти мерзавцы из шайки Борки!… Эти вонючие разбойники!… Эти грязные бандиты! Ну, подождите, я доберусь до вас!… Я вас так отделаю, что ни рукой, ни ногой не пошевелите!… Со мной шутки плохи, негодяи!

Рони. Что случилось?

Малыш Клип. Таких, как Борка, надо вешать. Мы с утра залегли на разбойничьей тропе. А там как раз проезжали разные путники, и среди них – купцы с большими тюками бакалейных товаров и мехов. Да и денег у них было полным-полно. Они оказались беспомощными, как дети, защищаться не умели, и, конечно, у них забрали все, что они везли. И представь себе,  мы уже навьючили все захваченные товары на наших лошадей, откуда ни возьмись, появляется этот чертов Борка и требует себе часть нашей добычи. Дело дошло до того, что эти бандиты стали в нас стрелять. И Жуттису стрела угодила прямо в шею. Ну, и мы, понятно, тоже начали отстреливаться и ранили двоих или троих.

Маттис.  Погодите, это только начало!  Всех перебью! Р-разом! До сих пор я вел себя мирно. А теперь Борке и всем его разбойникам крышка.

Рони. А что, если будет крышка всем разбойникам Маттиса.  Об этом ты не подумал?

Маттис.  И не буду думать!  Потому что этого не может быть никогда.

Рони. Кто знает.

Ловиса. Эх, Маттис, Маттис, а ребенок-то поумней тебя будет. Чувствую, кончится все это кровавой баней и горем. И какой в этом прок?

Маттис. Что? Какой в этом прок? Какой прок?!  Да тот прок, что Борки не будет больше в нашем замке! Поняли, глупые вы гусыни!

Рони.  А разве для этого обязательно пролить кровь и перебить всех? Конечно, иначе вы не уйметесь! Неужели другого способа нет?

Маттис. В общем, так: если я не убью Борку, то грош мне цена.

Сцена 19

Рони.  Не будь ты моим братом,  я бы просто не знала, что делать. Но не будь ты моим братом, меня, наверно, не интересовало бы, убьет Маттис Борку или нет. Выходит, ты виноват в том, что у меня столько забот.

Бирк.  Я не хочу, чтобы у тебя были заботы, но и у меня те же заботы.

Рони.  Как ужасно не знать, кто вечером будет живой, а кто – мертвый.

Бирк. Но ведь пока еще никого не убили. Правда, наверно, только потому, что лес кишмя кишит солдатами. У Маттиса и у Борки просто руки не доходят убивать друг друга. У них есть дело посерьезней – убегать от солдат.

Рони.  Ага, это нам здорово повезло.

Бирк. Во, дожили!  Мы с тобой радуемся, что солдаты хозяйничают в нашем лесу!

Рони.  Как все это ужасно. И так у нас с тобой будет всегда, всю жизнь.

Из-за двух старых упрямых атаманов они уже не радовались лесу так, как прежде. Первым ушел Бирк, и Рони долго смотрела ему вслед.

Рони.  До завтра-а! 

Сцена 20

Маттис.  Рони, детка моя!  Ты права! Зачем проливать кровь! Теперь Борка в два счета уберется из моего замка!

Рони. Почему? 

Маттис. Ты только взгляни, кого я поймал вот этими руками! Поняла, детка моя? Вот теперь я скажу Борке: «Ну, как, останешься в замке или уберешься по-хорошему? Хочешь получить своего щенка или, может быть, ты в нем не нуждаешься?»

Фьосок.  Эй ты, сын Борки, беги домой, тебя папа ждет!…

Рони. Не смей!… Не смей этого делать!  Не смей этого делать, зверюга!…

Маттис. Что это значит, дочь моя?… Чего я не должен делать? 

Рони.   Разбойничай, сколько влезет. Кради деньги, кради вещи, сколько захочешь, но не смей красть людей, не то… не то я тебе не дочь, понял?

Маттис.  Людей?…  Я поймал эту тварь, этого дохлого щенка, и теперь я смогу очистить от всей борковской мрази замок моих предков. А будешь ты моей дочерью или нет, это уж как тебе угодно.

Рони.  Я плюю на тебя! Тьфу!… 

Лысый Пер. Как ты разговариваешь с отцом? 

Рони.  Я плюю на тебя. Тьфу, тьфу!

Маттис. Фьосок, ступай на стену, к провалу, и скажи, чтобы передали Борке, что я жду его там завтра, как только взойдет солнце. Будет лучше, если он придет, так и скажи.

Ловиса хочет вытереть кровь со лба Бирка

Маттис. Не смей прикасаться к этому гаденышу! 

Ловиса. Гаденыш он там или не гаденыш, но рану надо промыть.

Ловиса.  Вон отсюда, все до единого!  Чтобы духу вашего тут не было. Проваливайте ко всем чертям. Слышишь, Маттис, и ты убирайся прочь, немедленно!

Рони. Я плюю на тебя, Маттис! 

Маттис и разбойники уходят

Сцена 21

Маттис и Борка стояли друг против друга по обе стороны пропасти.

Борка.  Ты жестокий человек, Маттис.  Да к тому же и скверный. Ты хочешь меня отсюда выжить, что ж, это я могу понять, но вот то, что ты поймал моего сына, чтобы принудить меня уйти из замка, это уже подлость, Маттис!…

Маттис.  Плевать я хотел на то, что ты обо мне думаешь. Я хочу знать, когда ты отсюда уберешься?

Борка. Сперва я должен найти место, где мы все можем надежно укрыться, а на это нужно время. Верни мне сына, и мы уйдем отсюда еще до конца лета, даю тебе слово.

Маттис.  Хорошо, тогда и я даю слово, что верну тебе сына тоже до конца лета.

Борка.  Я думал, ты вернешь мне его сейчас.

Маттис.  А я думаю, что сейчас ты его не получишь. В нашем замке много темных подвалов, так что крыша над головой у твоего щенка будет. Это я утешаю тебя на случай, если лето будет дождливое.

Рони прыгает на сторону Борки.



Борка. У нас в башне тоже есть темный подвал. И у твоей дочки будет крыша над головой, если пойдет дождик. Вот и я тебя утешаю, Маттис. Эй, Маттис, вернешь ты мне сына или нет?

Маттис молчит..

Борка: Ты вернешь мне сына?

Маттис. Бери его,  когда захочешь.

Борка.  Я хочу сейчас. Не когда кончится лето, а сейчас.

Маттис. Я же сказал, когда захочешь.

Борка. И ты тут же получишь назад свою дочку. Обмен так обмен, это по твоей части.

Маттис. У меня нет дочки.

Борка.  Опомнись, что ты несешь? Что ты еще задумал?

Маттис. Говорю, забирай своего сына. Но мне ты дочку вернуть не можешь. У меня ее нет.

Ловиса. Зато у меня есть дочь!  И моего ребенка я хочу получить назад. Ты понял, Борка? Сейчас! Даже если ее отец потерял разум.

Маттис уходит. Конец первого акта.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет