Б. Мамарахимова о развитии сельского хозяйства в раннесредневековом Согде



жүктеу 156.17 Kb.
Дата25.04.2019
өлшемі156.17 Kb.


Б. Мамарахимова
О развитии сельского хозяйства в раннесредневековом Согде.
Согдийские письменные документы, найденные в 1932 г. в замке на горе Муг в верховьях Зарафшана, содержат немало сведений о возделывании сельскохозяйственных культур и развитии зерноводства, свидетельствуя о том, что в середине I тысячелетия н. э. в верхней части Зарафшанской долины выращивались пшеница, ячмень, рис, хлопок, и др.1 Жёлтые и белые вишни (возможно, речь идет о сортах черешни?), а также великолепные персики, привезенные в Китай из Самарканда, произвели огромное впечатление на китайцев, которые за их цвет, подобный золоту, назвали их “золотыми". В связи с этим американский учёный Э.Шефер свой труд, посвящённый ввозу в Китай из других стран неизвестных китайцам видов фруктов, символически назвал "Золотые персики Самарканда"2.

В замке на горе Муг археологами были найдены некоторые остатки и ныне засеваемых культур, в том числе косточки вишни, черешни, виноградные усики, части яблока, зёрна ячменя, бобов, ежовника, колос проса, семена и кос­точки абрикоса, винограда, персика, хлопка, яблони и др.3 В помещениях замка были найдены: неочищенный от семян хлопок, косточки миндаля, каменные зернотёрки, виноградные листья и кисти, верхняя часть тыквы в качестве сосуда для хранения жидкости (кадуи об), скорлупа грецкого ореха и т.д.4

На территории Калаи Нофина (верховья Магиандарьи) были найдены косточки абрикоса, миндаля, черешни и персика ,5 а на землях древнего Пенджикента - зерна проса, пшеницы, ячменя, бобов и др.6 Рустак Пенджикент, согласно источникам Х-ХI вв., был богат хлебом, изюмом и яблоками по урожаю миндаля и орехов превосходил другие рустаки.7 В средневековых источниках содержатся данные о том, что в Средней Азии, в том числе в Согде, выращивались 11 сортов пшеницы, среди них морозоустойчивый сорт "гул гандум", который сеяли в горах, а сорт "уштур дандон" считался лучшим до начала ХХ в.8 В сочинениях Клавихо и Бабура можно встретить восторженные отзывы о превосходных фруктах Самаркандского и Шавдарского туманов.

В русской научной литературе первые сведения о культурных растениях долины Зарафшана появились в середине XIX в.9, где исследователи их подразделяют следующим образом:

зерновые - джугара, горох, кукуруза, кунак, нут, маш, просо, пшеница, рожь, фасоль, чечевица, чина, ячмень;

маслиничные - индау, клоповник, кунжут, лен, мак, махсар, чечевица;

овощи - арбуз, баклажан, дыня, капуста, морковь, огурец, перец, редька, репа, свекла, тыква, чеснок и др.;

фрукты - абрикос, айва, алыча, виноград, вишня, гранат, груша, джида, миндаль, орех, персик, слива, тутовник, унаби, черешня, яблоня и др.10

В зависимости от высоты местности, климата и почвы та или иная часть бассейна реки Зарафшан обладала своеобразными видами культурной растительности. Как известно, по мере увеличения высоты уменьшается их количество. Например, в ущелье Матча виноград выращивался небольшими плантациями до селения Шамтич, верхняя же граница плодовых деревьев проходила восточнее села Мадрушкат (2200 м), а зерновых - у села Дехисора11. В окрестностях Пенджикента выращивались все выше перечисленные растения, но в наибольшем количестве здесь сеяли арбуз, дыню и виноград. В Самарканде и Пенджикенте в тот период выращивали 24 сорта винограда12.

Местность Рустак Абгар славилась сбором большого урожая на богарных землях. В благоприятные годы произведённого здесь было вполне достаточно, чтобы прокормить всё население Согда.13 Как отмечает Ибн Хаукаль, среди горных рустаков Самарканда Савадар отличался здоровым климатом, богатым урожаем зерновых культур и лучшими фруктами. Долина Кашкадарьи по этим показателям уступала долине Зарафшана.14 Важное место в сельскохозяйственном производстве занимали бахчеводство и овощеводство. Так, Клавихо пишет об обилии дынь в Самарканде и удивляется тому, как могло продаваться и потребляться такое огромное количество дынь и винограда. Он, в частности отмечает: «В селениях их столько, что их сушат и сохраняют и держат до другого года»15. В произведении «Иршад аз-зироат» можно найти достаточно полный перечень овощных и пряных культур, которые выращивало население. Это баклажаны (бокило), лук (пийоз), морковь (зардак), кориандр (кашниз), репа (шалгам), перец (фалфел), редька (турп) черная, зеленая и белая, различные виды тыквы и др.16

В соответствии с данными, полученными на основе проведённых исследований растительных остатков из замка на горе Муг, и по результатам археологических раскопок можно выделить группу полевых культур, к которым относятся ячмень, пшеница, просо и чёрные бобы.

Ячмень. Зёрна данной культуры были найдены в ходе археологических раскопок и упоминаются в мугских документах довольно часто. Также в док. Б-10 (счётная запись) из архива фрамандара Утта в частности говорится: "И доставил (ссыпал) Кнар (имя собственное) 10 больших мер ячменя. И из Хсиканда17 доставил 27 больших мер ячменя. Из Хсиканда позднее привёз 5 больших мер и 2 кафча ячменя".18 О поступлении 8 больших мер ячменя сообщается в док. Б-20, которые принял кштутский казначей (фрамандар Утт?).19 Эти сведения дают возможность подсчитать приблизительное количество ячменя, с которым имели дело фрамандар Утт и жители подвластных владетелю Панча ( и фрамандару) буттамских селений.

Согласно данным мугских документов в Согде в период раннего средневековья существовали три меры объема: большая подзн, кафч - капич, кафиз и малый кафч. Размеры большой меры падзн. неизвестны. О мере же кафч было высказано множество мнений рядом исследователей (В.А.Лившиц, М.М.Исхаков)20.

Величина кафча в Самаркандском Согде начала VIII в. может быть установлена лишь приблизительно. Данные арабских источников относительно размеров кафиза (араб. и ср.-перс. kanar), приведенные для отдельных областей, весьма разноречивы, да и относятся они к более позднему времени. Размеры кафча для тех или иных мест видимо были разными.

Кафч был основной объемной мерой сыпучих и жидких тел в раннесредневековой метрополии Согда21. Он состоял из двух малых кафчей (kanran), которые, в свою очередь, делились на ним kanrak - "половину малого капича", равную вероятно, четверти целого капича (большого), тогда как малый капич был половиной целого.22 Падзн же очевидно состоял из определенного числа кафчей, причём не менее десяти. В.А.Лившиц обращает внимание на то, что в мугских документах, фиксировавших поступление пшеницы, ячменя и вина, количество этих продуктов, приносимых одним лицом, не превышает пяти кафчей (док.Б-9). Следовательно, можно предположить, что один кафч не превышал 8 кг зерна или 10 л жидкости (считая, что ноша одного человека человека составлять 40-50 кг).23 Если принять эту цифру, то размер кафча в Самаркандском Согде наиболее близок к хорезмийскому кафизу. Падзн, таким образом, составлял не менее чем 80 кг зерна или 100 л жидкости24.

Интересные сведения о смысловом содержании слова "кафч, капчик" приводит М.М.Исхаков: "Словом «кепчик» в узбекском языке называли ситообразную посуду, состоящую из деревянного бортика с натянутой кожей. Она использовалась для взвешивания зерна (пшеницы, ячменя и др.), при этом его высеивали на воздухе.25

Исходя из этих размеров кафча, нетрудно подсчитать количество сдаваемого ячменя. Итак, Кнар доставил из одного лишь селения Хсиканд за два раза 32 падзн +2 кафча ячменя, что в сумме составляет 2576 кг (32х80 + 2х8), а всего он сдал 3376 кг зерна ( 42падзн + 2кафча). Безусловно, такое количество ячменя поступало из тех селений, где произрастала данная культура (в частности, из Хсиканда). Следовательно, док. Б-10 и Б-20 свидетельствуют о выращивании в большом количестве в VIII в. в Верхнем Зарафшане ячменя.

Ботаническое определение зёрен ячменя с горы Муг показало, что они принадлежат семейству Gramineaeh, роду Hordeum (ячмень), виду Sativum Jessen, (subsp), подвиду Vulgare L (обыкновенный).26 Оказалось, что данный вид весьма близок к ячменям из Северного Кавказа и Афганистана. Так, если 1000 зёрен ячменя из Северного Кавказа весят 37-47 г, из Афганистана - 32-45 г, то вес 1000 зёрен с горы Муг составил 44 г (было взвешено 13 отдельно взятых зерен, колебания в весе составили от 0,0540 до 0,0284 г, в среднем - 0,044 г).27

Ю.Якубов приводит сравнительную характеристику зёрен ячменя с горы Муг наряду с современными и отмечает, что они весьма схожи с одним из видов этой культуры, засеваемых иные в Узбекистане, Таджикистане и Шымкентской области (Hordeum vulgare L.), 1000 зёрен которого весят 45-52 г. Мугский ячмень в отличии от современного, лишь немного уступает по урожайности. В то же время он превосходит такие современные виды, как нутан С-187 (вес 1000 зёрен 37-42 г), производящийся в Центрально-Черноземной области, России, на Украине, в Казахстане и Киргизии а также палидиум 43 (вес 1000 зёрен 32-36 г), используемый в Поволжье и на Северном Кавказе28.

Согласно имеющимся сведениям, в Кухистане выращивались разные сорта ячменя - харджав, джавиб опуст, джавиду похлунок, джавикабудтак, джави сафедал, джави лугак или колгав.

Ячмень, найденный на развалинах замка на горе Муг, был, очевидно, кормового сорта29 и, видимо, специально выращивался для лошадей и ослов и в ограниченном количестве.

Пшеница. Зерна данной культуры представляют собой мягкую пшеницу Triticum vulgare. Var ferrugihcum AL и относятся к типу Sup.rigidum Phlaksb. Её отличительные признаки: форма остистая, ости, колосья и зёрна красные, рыхлоколосная. Данный вид пшеницы до сих пор выращивается во многих местностях Таджикистана, хотя ныне в Айнинском районе в основном сеют новые сорта «ироди гандуми сафедак 100Б» и «сурхак 262», «5688», - производные из местных сортов, урожайность которых гораздо выше. 30

В хозяйственных документах из архива фрамандара Утта имеются данные о поступлениях и расходах пшеницы, доставленной из селений Паргара. Так, в док. Б-10 говорится, что "из Фатьмева 10 больших мер пшеницы и 2 капича доставил; и раньше из Фатьмева 10 больших мер пшеницы доставил".31 Из этого следует, что из Фатьмева дважды привезено 20 больших мер и 2 кафча пшеницы, что составляет не менее 202 кафчей или 1616 кг зерна. Очевидно для VIII столетия такое количество было немалое, тем более, что здесь идет речь о поступлении только из одного села. Нам, к сожалению неизвестно, сколько селений возделывало эту культуру и в каком количестве та или иная местность поставляла государству пшеницы, ячменя и других видов зерновых в течение месяца или года. Но и эти данные проливают существенный свет на вопрос о зерноводстве рассматриваемого периода. О пшенице в качестве зерновой культуры упоминается ещё в ряде документов - Б-2, Б-8, NOV-6 , где речь идёт о её вывозе со складов в разное время, но, к сожалению, их местонахождение не указывается. Скорее всего, речь идёт о складах в верхней части Зарафшанской долины, принадлежавших Деваштичу и находившихся в распоряжении фрамандара Утта. Например, в док. Б-2 говорится: " Месяц нисанич, день сивррвуч. И я израсходовал 2 капича и один малый капич пшеницы. День ртатрвуч. И я израсходовал 2 малых капича пшеницы. День мртатрвуч. И я израсходовал один малый капич пшеницы. И я получил от Спадака 19 малых капичей пшеницы сполна. Месяц нисанич. И израсходовано от дня ртатрвуч 4 капича пшеницы". Судя по содержанию данного документа, было израсходовано 6 капичей и 23 малых капича пшеницы (или 11,5 капичей), что приблизительно составляет 140 кг пшеницы за 5-6 дней32.

Полученные от Спадака 19 малых капичей при переводе в капичи составляют 9,5 капича, или 76 кг. Возможно, эти расходы производились из государственного склада для государя, фрамандара и других должностных лиц, а также представителей пенджикентской власти и их приближённых. Также можно предположить, что они связаны с проведением хашаров, общих работ при дворе.

Док. NOV-6 имеет несколько иное содержание: "Я получил от Ширака, от (сына) Кавирарна на / за пшеницу 5 драхм". В.А.Лившиц полагает, что здесь речь идёт о замене таким образом натуральной подати.33 Быть может всего лишь купил у фрамандара какое-то количество пшеницы, если он таковую не сеял, для нужд семьи или для посева, если у него её не осталось.

В мугских документах не указывается, где хранятся зерно и другие продукты, однако археологические раскопки дают такие сведения. Например, при раскопках крепости Гардани Хисор были обнаружены помещения - закрома (помещение 18), предназначавшиеся для хранения зерна, фруктов и др.34

Особый интерес среди находок на горе Муг представляет сохранившаяся часть лепной тагоры (СА-8862), изготовленой из коровьего навоза с примесью глины. Сверху она покрыта тонким слоем чёрной глины. Такие тагоры на Памире и в Дарвазе применяют до сих пор для хранения в них зерна, фруктов и продуктов. Их преимущество перед глиняными хумами заключается в том, что такие сосуды можно изготовить в любом месте, где имеется свежий навоз, в частности в доме и на временной летовке, где их обычно и оставляли. Это было весьма характерно для горной местности, где хорошая глина редка и к тому же содержит много примесей. Отсюда понятно, что изготовление такой посуды в Паргаре, где почва каменистая, неслучайно. Среди находок обнаружено также часть кожаного сосуда или корзинки для хранения жидкости. Подобные кожаные мешки и ныне применяются таджикскими пастухами для хранения в них кислого молока (айран), масла и мяса.

Просо. Упоминание об этой культуре встречается в архиве всего лишь один раз - в док. Б-5: " И взяли btm-цы 40 капичей проса, а его я выдал Брианаку". Отсюда следует, что жители селения Фатьмев получили 320 кг проса. Эти данные дополняют находки просяных зерен из замка на горе Муг (северная половина помещения 3 и в четырех помещениях крепости возле сел.Кум).35

Ботаническое исследование зерен выявило, что в VIII в. в Паргаре возделывалось просо типа Echinochloa crus galli (L) Roem et Schult, так называемое "куриное просо" или таджикский "курмак". Помимо этого, выращивали и посевное просо Panicum miliaceum L36, отличительная особенность которого заключалась в том, что оно не требовало много воды и плодородной почвы и давало хорошие урожаи даже в каменистых землях, а таких мест в горных районах долины Зарафшана немало. Его сеяли в Паргаре, Ягнобе, Дарвазе и на Памире. Прежние сорта проса ныне сеют в небольших количествах на Памире, в Дарвазе и на Верхнем Зарафшане. Просо, найденное в замке на горе Муг, соответствует дарвазскому. Это сорт Panicum miliaceum L, который может произрастать на высоте до 2 400 м и поспевает через три месяца после посева.37 Можно с уверенностью сказать, что в VII-VIII вв. данный вид проса выращивался почти во всех селениях Согда, поскольку оно имело широкое потребление в домашнем быту.

БОБЫ. В мугских документах бобы не упоминается, но при раскопках замка были найдены их семена. Ботаническое исследование 24 экземпляров семян чёрных бобов показало, что они принадлежат к виду Vicia faba L. (бокле). Образцы этих бобов имеют сходство с соверемнными, ныне возделываемыми в Таджикистане, обычно мелкосемянными. На Верхнем Зарафшане сейчас в основном используют сорта бокле, лубиё и др., отличающейся своеобразной формой семян, угловатостью и почти одинаковые по длине и ширине.

Академик Н.И.Вавилов отмечал, что Таджикистан является ключом для понимания эволюции таких культурных растений, как горох и бобы, а также богат местными оригинальными формами плодовых культур и ценными сортами, неизвестными в других районах. Таджикистан считается родиной фисташки. Среди местных сортов пшеницы находятся чрезвычайно ценные засухоустойчивые неосыпающиеся формы, также холодостойкие формы гороха, высокогорные голозерные ячмени. Многие формы плодовых деревьев по качеству превосходят возделываемые вне пределов республики ассортименты.38Находки в замке на горе Муг подтверждают эти слова Н.И.Вавилова.

Горох. В ходе археологических раскопок не выявлен, но имеется упоминание в док. Б-8, речь в котором идет об израсходовании определённого числа кафчей гороха.39

Трудно судить о том, какие именно сорта гороха выращивали в Верхнем Зарафшане в VII-VIII вв. Можно лишь сослаться на предположение Ю.Якубова о том, что это были те же сорта, которые имеют распространение в современном сельском хозяйстве данной местности. Как он утверждает, горох сорта Pisumsa livum (мулк) ныне используеться в Верхнем Зарафшана, Шахристане, Даштиджуме, Дарвазе и Горном Бадахшане. В отличие от проса, от любит воду и нуждается в постоянном орошении. Другой сорт гороха - нут - Cicer ariefrnnuw L (нахут) не нуждается в постоянном уходе и орошении. До недавнего времени местные жители смешивали мулк и нахут с пшеницей или ячменем и употребляли в пищу; ныне эти сорта гороха используют в корма для скота40.

В ряде документов (письма фрамандару от Деваштича), где упоминается о выдаче зерна жителям Верхнего Зарафшана, говорится без конкретного указания его названия (А-2, А-3, А-18, Б-11, Б-13, Б-19).

Обратим внимание на их содержание. Так, документ А-2 гласит: "От согдийского царя, самаркандского государя Деваштича фрамандару здравие. И когда моё письмо получишь, то в Эски Рарзе (видимо сел.Разр) голодным людям следует выдать 300 кафизов зерна и никакого промедления не делать".41 Документ А-18 имеет следующее содержание: "Ведь я тебе послал такое письмо: "О зрубнцах позаботься, ты им должен выдать зерно, чтобы от голода они не бедствовали. А сейчас они пришли и говорят: "Мы ничего не получили". - И когда вот это (письмо) получишь, выдай (им) 200 кафчей зерна"42.

Итак, в соответствии с этим двумя документами фрамандар должен был выдать голодным людям Верхнего Зарафшана 500 кафчей, или 4000 кг зерна, но какого именно - неизвестно.

Как явствует из содержания документов Б-13 и Б-15, Литпиру из селения Скатар (совр.Искодар, сел. на правом берегу Зарафшана)43 были вменены в объязанность поставки продуктов, в том числе и зерна. Количество последнего определено как 200 кафчей (1 600 кг) но в док.Б-13, Б-15 оно не указано. По документу А-3, Хуфарн и Хутачан получали 200 кафизов зерна. О его поступлении из Скатара, Зравадка и Аншака говорится в документе Б-11, о мерах по сохранению зерна в безопасном месте - в документе Б-19. Общее количество данного продукта по всем документам составляет 700 кафчей, или 5 600 кг. Наименование зерна при этом не указывается. Возможно, фрамандар решал по своему усмотрению, какой именно вид зерна в том или ином случае выдавать, или же он мог выделять понемногу от имеющихся у него сельскохозяйственных культур. Так или иначе, но эти данные позволяют утверждать, что в период раннего средневековья на территории Согда, в частности в верховьях Зарафшана, зерно выращивалось в достаточно большом количестве, а Буттам являлся одним из центров по его сбору.

Пшеницу и ячмень сеяли, вероятно как и сейчас, осенью и зимой на орошаемых землях, а просо и горох можно было выращивать и на неорошаемых площадях, возможно ранней весной.

Кроме того, археологические находки свидетельствуют и о производстве здесь культуры хлопчатника, датируемого I-IV вв. н.э. Как отмечает В.В.Бартольд, несмотря на то, что нашествие врагов привело в упадок сельское хозяйство многих районов Средней Азии, на Зарафшане и в низовьях Амударьи никогда, по-видимому, «не прекращалось ни возделывание хлопка, ни изготовление хлопчатобумажных тканей».44

Следовательно, на основе письменных источников и документов, а также находок на горе Муг можно говорить о том, что Согд в период раннего средневековья был одним из богатых сельскохозяйственных регионов Средней Азии, а владение Панч даже в период арабского завоевания могло обеспечить себя продуктами питания и, вследствие этого, на протяжении десяти лет оказывать противостояние нашествию извне. Сельское хозяйство занимало ведущее место в экономике государства, отличительными чертами которой были:

1. Натуральность и товарность хозяйства;

2. Чётко налаженный государственный контроль в лице правителя и его приближенных за ходом поступления и распределения зерна, а также других продуктов питания;

3. Меры контроля и строгое распределение зерновых культур были обусловлены военным положением в связи с арабским нашествием VII-VIII вв.;

4. Документы с горы Муг свидетельствуют о чрезвычайных мерах, принятых государством, для обеспечения населения хлебом и продуктами питания в экстремальных условиях.

Всё это указывает на наличие признаков государственности в V-VIII вв. на территории Согда.

Завершить этот процесс, бурного подъёма экономики помешало арабское завоевание. Но уже с IX столетия отмечалось дальнейшее развитие экономической жизни Согда.



11 Согдийские документы с горы Муг.(далее СДГМ). Вып. II. Юридические документы и письма / Пер. и коммент. Лившица В.А. М.: Изд. вост. лит., 1962. С. 134-138; Вып. Ш. Хозяйственные документы. /Пер. и коммент. Боголюбова М.Н. и Смирновой О.И. М.: Изд. вост. лит., 1963. С. 10-13, 29-56, 67-69.

22 Шефер Э. Золотые персики Самарканда. Книга о чужеземных диковинах в империи Тан. /Пер. Зеймаля Е.В. и Лубо- Лесниченко Е.И. М.: Наука, 1981. С. 14.

3 Данилевский В.В., Коконов В.Н., Никитин В.А. Исследование растительных остатков из раскопок согдийского замка VIII века на горе Муг в Таджикистане // Растительность Таджикистана и её освоение. Тр. Тадж. базы АН. Т. 8. М.;Л., 1940. С. 479-480.

4 Васильев А.И. Согдийский замок на горе Муг // Согдийский сборник. Л., 1934. С. 22-29; Якубов Ю. Паргар в VII-VIII вв. н. э. (Верхний Зеравшан в эпоху раннего средневековья). Душанбе: Дониш, 1979. С. 102, 110, 114.

5 Ставиский Б.Я. Основные этапы освоения земледельческим населением горных районов Верхнего Зеравшана (Кухистана). Материалы по отделению этнографии. Вып. 1. Ч. 1. Доклады за 1958- 1961 гг. Л., 1961а. С. 47.

6 Эшонкулов У. История ирригации Верхнего Зерафшана. Автореф. дис… канд. ист. наук. Самарканд, 1989. С. 15.

7 См. там же.

8 Махмудов Н.М. Земледелие и аграрные отношения в Средней Азии в XIV-XV вв. Душанбе: Дониш, 1966. С. 23.

9 Богословский 2-й . Записка о долине Зеравшана и горах, её окружающих //Горный журнал. 1842. Кн. 10. Т. 2; См. также: В: Эшонкулов У. История ирригации Верхнего Зеравшана. С. 15.

10 Кун А.Л. Очерки Шахрисебского бекства. //Записки ИРГО по отд. этнографии. Т.6. СПб., 1880. С. 201-237; Соболев Л.Н. Географические и статистические сведения о Зеравшанском округе с приложением списка населённых мест округа. СПб., 1874. С. 283-292.

11 Карта “Средняя Азия в VII-VIII вв”. Душанбе; М., 1968. С. 193-194.

12 Вирский Н.М. Виноградарство в Самарканском уезде. Самарканд: Изд. Самарк. стат. ком-та. 1896. С. 27.

13 Махмудов Н.М. земледелие и аграрные отношения в Средней Азии в XIV-XVвв. С. 18.

14 Извлечение из кн. “Пути и страны” Абу-л- Касыма Ибн- Хаукаля /Пер. Бетгера Е.К. // Труды САГУ. Археология Средней Азии, IV. Вып. СХI. Ташкент, 1957. С. 15.

15 Рюи Гонсалес де Клавихо. Дневник путешествий ко двору Тимура в Самарканд в 1400-1406 гг. СПб., 1881. С. 325-326.

16 Петрушевский И.П. Земледелие и аграрные отношения в Иране в XV-XVI вв. М.; Л., 1960. С. 201.


17 Хшикат у Якубова Ю. Указ. соч., с. 60.

18 СДГМ. Вып. II. С. 129.

19 СДГМ. Вып. III. С. 66.

20 СДГМ. Вып. II. Глоссарий; Исхоков М.М. Сугдиёна тарих чоррахасида. Тошкент:Фан, 1990. 18-бет.

21 Исхоков М.М. Сугдиёна тарих чоррахасида. 18-19-бетлар.

22 СДГМ. Вып. III С. 31.

23 СДГМ.Вып. II. С. 62; Вып. III. С. 10.

24 Якубов Ю. Паргар в VII-VIII вв. н.э. С. 61.

25 Исхаков М.М. Сугдиёна тарих чоррахасида. 19-бет.

26 Данилевский В.В., Коконов В.Н., Никитин В.А. Исследование растительных остатков из раскопок согдийского замка. С. 481.

27 Там же. С. 481-483.

28 Якубов Ю. Паргар в VII-VIII вв. н.э. С. 62.

29 Данилевский В.В., Коконов В.Н., Никитин В.А. Исследование растительных остатков из раскопок согдийского замка. С. 482.


30 Майсурян Н.А. Растениеводство. М.: Наука, 1964. С. 43.

31 СДГМ. Вып. II. С. 128; Вып. III. С. 34.

32 Здесь перечислены согдийские календарные названия в принятой международной транслитерации.

33 СДГМ, вып. II. С. 186.

34 Якубов Ю. Прагар в VII-VIII вв. н.э. С. 141.

35 Васильев А.И. Согдийский замок на горе Муг. С. 22-29.

36 Данилевский В.В., Коконов В.Н., Никитин В.А. Исследование растительных остатков из раскопок согдийского замка. С. 484.

37 Баранов П. и Райкова И. Дарваз и его культурная растительность //Известия общества для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами. Т.1. Ташкент, 1928. С.4.

38 Вавилов Н.И. Культурная флора Таджикистана в ее прошлом и будущем. М.-Л., 1965. С. 565.

39 СДГМ. Вып. III. С. 32.

40 Якубов Ю. Паргар в VII-VIII вв. н.э. С. 65.

41 СДГМ. Вып. II. С. 136-137.

42 Там же. С. 133.

43 Смирнова О.И. Карта верховьев Зарафшана в первой четверти VIII в. // Страны и народы Востока. Вып.2. М., 1961. С. 8-9.

44 Хлопковое дело в Средней Азии с исторических времён до прихода русских //Хлопковое дело. 1924. № 11, 12. С. 16.






Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет