Байки наемников



жүктеу 162.48 Kb.
Дата14.02.2018
өлшемі162.48 Kb.
түріРассказ

Байки наемников
Второй рассказец:
 
  Последние лучи заходящего солнца едва-едва пробивались из-за скал могучего горного кряжа, окаймлявшего Сказочный лес с севера огромной дугой, окрашивая верхушки деревьев в кровавый багрянец. Долгий летний день подходил к концу. На небе, вместе с серебристо блестевшей Ларной, показались первые звезды. Поросшие седым мхом, прочные вековые стены крепости наемников молчаливо высились над лесом. Многочисленные ученики, инструкторы, слуги и просто обитатели цитадели либо уже спали, либо готовились отойти ко сну. Бодрствовали лишь молчаливые часовые на башнях, да секретные патрули из егерских отрядов, разбросанные по лесу. Заканчивался еще один день богатого на события лета...
  В трактире «Вольная душа», прилепившемся по соседству с могучей крепостью, напротив – было шумно, как обычно. В большой, насквозь прокуренной зале, освещаемой светом струящимся из массивных кованых светильников гномьей работы, вечером можно было встретить представителей самых разных рас и профессий...  
  Недалеко от трактирщика, за широким дубовым столом, сидели пять троллей, уже изрядно накачавшихся добротным самогоном настоянном на кедровом орехе. Эта адская смесь, как любил хвалиться хозяин заведения, однажды свалила с ног даже самого Кея, почтившего своим присутствием «Вольную душу». После этого случая каждый уважающий себя орк и тролль обязательно заказывал себе кружку-другую огненной воды, лишь бы водился грош в кармане и был денек свободного времени на опохмел... У этих троллей же, по всей видимости, водились и деньги и время – зеленокожие уже изрядно окосели и теперь, по-дружески обняв друг друга, во всю глотку выводили что-то грубое и заунывное. Изредка лапа то одного, то другого тролля как бы невзначай ложилась на рукоять оружия, но даже пьяный тролль не посмел бы обнажить клинок в «Вольной душе» - в трактире собирались наемники со всего света и каждый знал что за нарушение традиции перемирия наказание будет жестоким и неотвратимым, как гнев богов...
  Рядом с троллями, в углу зала, о чем-то негромко разговаривали два эльфа, отличавшиеся друг от друга как небо и земля. Первый был высок, строен, бледнокож и светловолос. Темно-синий плащ, окутывающий стройное тело, затянутое в легкую броню из чешуи морского змея, матово поблескивающий мифрильный обруч не дающий густым волосам упасть на глаза, тонкая рапира на поясе и подсумок со свитками – все указывало на то, что эльф был преуспевающим боевым магом. Его собеседник был тем, чьим именем многие мамы-хоббиты пугают непослушных детей на ночь. Эбеново-черная кожа, белые волосы, жестокая кривящаяся улыбка на тонких губах – он был эльфом, но не обычным, а темным, подземным эльфом-дроу. Выглядел он жутковато, но эффектно - черная шелковая блуза и кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги обтягивали хрупкое тело, длинный серый плащ был заколот брошью в виде оскаленного черепа, голые руки покрывала замысловатая татуировка, указывающая на то, что дроу был одним из некромантов высочайшего уровня посвящения... Обычно эльфы и дроу встречались только на поле битвы, но эта парочка мирно и вполне по-дружески беседовала друг с другом, время от времени отхлебывая кроваво-красного вина из изящных бокалов и закусывая экзотическими фруктами.
  Около лестницы, ведущей на второй этаж таверны, можно было наблюдать не менее занимательную картину. Орк и хоббит, оба жрецы если судить по святым символам и орнаменту плащей, вели не вполне благочестивую беседу о достоинствах местных эльфиек-официанток, а по совместительству – девиц легкого поведения, согласных согреть любовью и лаской любого более-менее удачливого наемника, невзирая на расовые различия. В итоге разговор двух «святых отцов» не сложился и хоббит, который был орку примерно чуть выше пояса, в сердцах сплюнув на пол, отправился к своим сородичам, отмечавшим за дальним столом день рождения одного из их отряда.  
  По соседству с хоббитами глушили темное пиво трое гномов, переживавших явно не самые лучшие времена. Коренастые, словно вырезанные из камня, тела подгорных жителей были исполосованы свежими шрамами, одежда порвана и покрыта засохшей грязью и лишь тщательно ухоженные секиры отражали блестящими лезвиями язычки огня – любой наемник заботился в первую очередь об оружии, гномы же были племенем, которое оружие просто боготворило...
  В самом тихом углу таверны, за небольшим резным столиком из экзотического дерева сидел, задумчиво глядя в пустоту, один из тех, чье присутствие является нежелательным практически везде... Мертвенно-бледное лицо, чуть светящиеся красным глаза, тонкие пальцы, сжимающие бокал с почти черной жидкостью, хрупкое телосложение и слишком высокий рост для эльфа – посетитель не мог быть никем иным, кроме вампира. Темный костюм тонкого покроя, в тон костюму подобранный смолисто-черный плащ и длинная резная трость с набалдашником – вампир выглядел как избалованный столичный франт, но наметанные глаза опытных наемников сразу замечали острые, снежно-белые клыки, над нижней губой, нечеловеческую силу и чудовищную грацию одинокого посетителя, сквозившие в каждом его ленивом движении и оценивали их по достоинству...
  В этот вечер зал был наполнен до отказа, напитки лились рекой, официантки сновали туда-сюда, закуска поглощалась с такой скоростью с какой это не мог бы сделать даже выводок голодных драконов, шум голосов заглушал звон монет и посуды. Трактир жил своей жизнью.  
  Внезапно дверь трактира распахнулась от мощного пинка, впустив немного вечерней свежести в душное помещение. В широком дверном проеме возникла высокая, массивная фигура тролля, закованного в доспех из хитина и мифрила с ног до головы. Массивное забрало шлема было поднято, открывая радостно оскаленную рожу зеленоватого оттенка с острыми клыками. Черно-серебряная эмблема на рукаве куртки была выполнена в виде контура оскаленной песьей головы, под эмблемой гномскими рунами было вышито имя тролля, которое и без того знали многие завсегдатаи таверны. Сородичи пришельца, сидевшие у стойки, радостно взревели: «Бульгара, давай с нами!» - тролль помотал головой, с улыбкой прорычав: «Позже, огненный вода не друид – найти проще, а как найдем - поймаем и прикончим» Пятерка троллей, громко ржа над грубой шуткой, отсалютовали ему кружками, тут же отправив их содержимое в бездонные глотки.  
  Бульгар прищурившись оглядел зал и, довольно пробурчав что-то себе под нос, двинулся к стойке. Коренастый гном-трактирщик радостно развел руками: «Вах, здравствуй, здравствуй, дорогой! Чего пить будешь, тело? Али может тебе спинку размять слегка, а?» - гном хитро подмигнул троллю, кивнув на пару скучающих официанток. Наемник помотал головой, громко прорычав: «Погодь, сперва пива... Кружку, да побольше! Нет, мне кружку и братам бочонок на похмел подашь, ага?» - лапа тролля выудила из кошеля горсть золотых монет и небрежно бросила их на стойку. Улыбка хозяина таверны стала еще шире, он шустро сгреб деньги, кивнул и бахнул на стойку здоровенную корчагу с темным пивом – гном знал вкусы Бульгара. Тролль, от души отхлебнув, довольно рыгнул: «Эх, пивцо... Сколь по миру таскаюсь, а лучше твоего пива только самогон, опять-таки твой» Трактирщик кивнул: «Дыкть еще бы... Сам Глоин-бог рецептик подбросил, да удлинится вовеки его борода!» Наемник почесал затылок: «Ага... Слушай, а ты брату моего давно видал, а? А то моя в цитадели уж почитай лун пять как не был» Гном пожал плечами: «Был вроде, но давненько, я слыхал ваши опять собирались окрест Мидгарда в лесах пошерстить, вроде как Стражники даже вам Заказ подкинули» Бульгар поперхнулся пивом: «Чегооо Псов, да Стражники наняли Ты думай, борода, чего говоришь-то!» Трактирщик обиженно вздернул голову: «А вон ты у упыря спроси, он явно в курсе дел, я их с Шаградом вашим последний раз у крепости видал, трепались долго о чем-то...»  
  Тролль кивнул и, захватив с собой корчагу с пивом, двинулся к одинокому вампиру. Тот заметил приближение тролля и улыбнулся, указывая на скамью напротив: «Садись, Бульгар, рад твою зеленую рожу в целости видеть, чем обрадуешь графа?» Наемник с улыбкой облапил вампира, нисколько не опасаясь того, что острые клыки последнего несколько секунд находились у самой его шеи, и с размаху шлепнулся на заскрипевшую скамью: «Здорово, Архинес. Слушай, борода говорит ты Вождя последний раз тута видал?» Вампир не спеша отхлебнул крови из своего бокала, вытер губы тонко вышитым платком и склонил голову: «Две луны назад мы у стен крепости разошлись. Я слышал вашим парням Стражники большой куш предложили за мир и помощь в Хаон-Дорском лесу, вот Шаград и собирал бойцов. Ругался вождь ваш, обещал на голову всех укоротить, вы же кто где гуляете – нахватали Заказов...» - Архинес усмехнулся и провел тонкими пальцами по набалдашнику трости: «А ты вообще хорош, зеленый. Мало того, что в одиночку ушел, так старого друга в этом притоне оставил» - лицо вампира скривилось в притворном недовольстве: «Наше-то племя не особо любят, Заказ взять – уже проблема, разбегаются сразу...»  
  Шириной улыбка Бульгара могла посоперничать разве что с шириной его плеч: «Да ладно тебе, графа, тута как раз подвернулось дельце прибыльное, хотя и тяжелое. Твоя бы как раз пригодился, да я думал еще брату поймать, да пару наших, но коли Вождь всех увел, то куды деваться, тут наберем кого Суре послал...» С лица вампира сразу слетела притворная сонливость, глаза загорелись: «Куда, зачем и по сколько доля?» - Бульгар знал, чем привлечь графа. Архинес, в отличии от многих вампиров, был философом, эстетом и любителем красивой жизни. В наемники граф подался из-за желания отстроить и вернуть к жизни свой собственный замок, разрушенный во времена какого-то древнего катаклизма, когда Бульгара еще и на свете-то не было. Жить на сыром кладбище, или в грязных, заброшенных руинах Архинесу не позволяла собственная гордость и, как утверждал он сам, честь графского рода. Работа наемника не роняла его достоинства и позволяла неплохо зарабатывать, но у вампира была одна большая проблема – большинству обывателей их племя внушало суеверный страх и иметь дело с «кровососом» никто не хотел... Поэтому граф с удовольствием присоединялся к вольным отрядам, втайне мечтая когда-нибудь повести собственный.  
  Тролль, тем временем оглядывал зал: «Эх, небогато сегодня тута, ну да может справимся... На кого пойдем, говоришь...» - Бульгар хитро подмигнул Архинесу: «Да тут недалеко, за пару дней доберемся. Заказчик – ведьма, что у Белого города живет. Для зелья ей одна штуковина редкостная нужна, а какая – сам догадайся. Платит столько, что тебе на башню точно хватит с парой окошек» Вампир на секунду задумался, потом усмехнулся: «Ну зеленый, коли я угадаю – с тебя еще полдоли сверху» Бульгар кивнул: «По рукам» - Архинес пожал плечами: «Хм, я эту каргу знал, когда она еще читать училась... Ну что ей может в здешних скалах для зелья понадобится, кроме клыка драконьего, а дракон тут один водится в округе, Горыныч...» - скривившаяся рожа тролля ясно дала понять вампиру, что он не ошибся. Граф задумчиво подпер подбородок рукой, внимательно глядя Бульгару в глаза: «Мой дубовый друг, тебя, случаем, по шлему недавно не били? С кем тут на драконов охотится-то, а уж тем более на Горыныча? Парни – сплошь молодежь, разве что та парочка» - вампир бросил взгляд на эльфов, беседующих в противоположном конце зала и продолжил: «Но там пары магов, тебя да меня мало будет, он нами закусит и не подавится» Тролль с ухмылкой оскалился: «Хе-хе, сколь раз моя говорил – вы все умные, много знаете... А Буля знает одно, но ГЛАВНОЕ! Вот скажи, на кой нам его убивать-то вообще? Ведьма сказала – зуб надо, будет ей зуб, а Горыныч пущай себе летает, вдруг старой карге еще чего понадобится...» - Архинес громко рассмеялся: «Ну ладно, дубовый, ты меня убедил. Сам придумал, иль подсказал кто?» Бульгар развел руками, отхлебнув пива из своей корчаги: «Подсказали конечно, обижаешь... Чтоб я, да думал» - граф со смеху едва не пролил содержимое своего бокала на стол...  
  Тролль сунул руку под нагрудную пластину доспеха и, аккуратно выудив оттуда тщательно запечатанный тубус, протянул его собеседнику. Граф взломал печати – в тубусе оказался пергаментный свиток, покрытый сверху воском для сохранности. Развернув свиток так, чтобы на него падал свет ближайшего светильника, Архинес углубился в его изучение. Читал он недолго – буквально через пару минут сосредоточенное лицо вампира расплылось в улыбке, обнажив острые белые клыки: «Ну зеленый, удивил ты меня... Где это ты такое выкопал?» - физиономия тролля прям-таки светилась от гордости, удивить Архинеса ему удавалось редко: «А вот как Заказ получил, сразу в Железные горы завернул по дороге. Тама дружок один мой старый живет, Локин его кличут – раньше тож секирой промышлял, ща остепенился, кузницу завел, семья у него. У него башка ох как варит на разные такие штуки, особенно если чем-нибудь думалку подстегнуть. А у меня как раз камушек редкий завалялся... Ну вот, он по старой памяти и начертил эту штуку... Как сам-то думаешь, сработает?» Вампир еще раз внимательно изучил свиток и согласился: «Да чтоб меня днем в пустыню забросило, если не сработает... Только проблема одна есть – чтобы это собрать гномы нужны, ваши скорее сломают все» - Бульгар кивнул головой в сторону окна: «А вон те, наверно, подойдут. Тем более у ребяток времена явно не лучшие, лишняя горсть золотишка явно не помешает»
  Через пару минут, когда у тролля закончилось пиво в корчаге, наемники встали и направились к столу гномов. Предводитель бородатых, выслушав предложение Бульгара, размышлял недолго: «А что, дело знатное, будет чего рассказать на старости, коли доживем!» - следующие полчаса тролль и вампир ожесточенно торговались с гномами о доле бородачей. Кое-как придя к соглашению, устраивающему обе стороны, ударили по рукам. Бульгар раскошелился на аванс, Архинес, тем временем, выстраивал в своей голове все детали рискованного плана...
  За окном трактира ночь давно уже вступила в свои права, оба наемника сидели на улице у входа и беседовали. Архинес наслаждался ночной тьмой, Бульгар не спеша курил трубочку с ядреным гномским табаком. Граф подвел итог: «Значит так, я выманиваю дракона на вас, ты сдерживаешь его у ловушки, потом бородатые рубят канаты... А потом мажем пятки салом, пока он ломает раму. Слушай, зеленый, а почему бы нам его не прикончить сразу? Соберем ребят побольше...» - тролль покачал головой, выпустив колечко дыма: «Шибко крепок змей, зараза... Коли мы его рубать начнем, он вообще озвереет – рама лопнет быстрее, чем зубами щелкнуть успеешь. А ежели кучу бойцов да магов с собой тащить, то тебе не только на башенку, даже на сарай доли не хватит» Архинес тяжело вздохнул и кивнул, признавая правоту Бульгара...  
  На следующее утро тролль отправился в крепость, закупать инструменты и материалы для дела. Мастера цитадели были жутко удивлены набором, который затребовал Бульгар, но щедрая оплата и нетерпеливая рожа наемника отбивали всякую охоту возражать. К ночи всё необходимое было собрано и погружено на трех вьючных горбачей – крепких неповоротливых зверюг, напоминающих гибрид бегемота с ящером. Гномы за день успели подлатать свои доспехи и в полночь отряд из тролля, вампира и трех бородачей покинул гостеприимный трактир, отправляясь на северо-восток, к горам.  
  Спустя трое суток наемники вышли на границу леса, перед ними темнели высочайшие вершины гор, окаймляющих Сказочный лес. Тут явно ощущалось присутствие дракона поблизости – в некоторых местах лес сохранил следы свирепого огня, крупные животные не попадались, а мелкие в панике разбегались по норам, стоило отряду приблизится. Укрывшись в овраге, окруженном высокими деревьями, отряд приступил к реализации плана Бульгара. Весь день гномы сколачивали странную конструкцию, состоящую из двух, срубленных неподалеку, деревьев и целой системы блоков, тросов и клиньев. К ночи ловушка была готова, установлена посреди оврага и замаскирована ветками. Гномы, заточив как следует свои секиры, заняли места на склонах оврага. Бульгар и Архинес, глядя на звездное небо, последний раз оглядывали место предстоящей засады. «Так, зеленый, я выманиваю его из логова, веду сюда, загоняю между опор, потом бородатые рубят подпорки и змеюка у нас в руках... Главное – не оплошай, иначе домой вернемся с пустыми руками. Или вообще не вернемся...» - тролль кивнул: «Я его поглажу так, что он забудет как маму звали...» В руках у Бульгара было необычное для него оружие – здоровенный каменный молот, весивший чуть ли не столько же, сколько сам тролль. Архинес кивнул и, прошептав короткое заклинание, взмыл в ночные небеса. Черный плащ, развевающийся за спиной вампира, предавал ему сходство с гигантской летучей мышью. Через несколько секунд темный силуэт растворился, слившись с чернеющей неподалеку высокой скалой в которой находилось жилище Горыныча...
  Мчась в воздухе, Архинес наслаждался полетом каждой клеточкой своего тела. Ночь была его подругой, бережно окутывая вампира темнотой она словно пела ему жутковатую песнь. Песнь убийства, песнь охоты за теплой кровью живых, песнь древнего Зла, потомком которого было всё их племя... Полностью отдавшись ощущению полета, наемник едва не пропустил вход в пещеру. Опустившись на землю, он поморщился – оттуда несло страшенным смрадом, в котором смешались вонь гнилого мяса, помета летучих мышей и тяжелый драконий дух. Своим чутьем вампира Архинес ощущал впереди пульсацию крови огромного тела дракона – Горыныч был дома... Сделав несколько пассов руками, вампир окружил свое тело клубящимся туманом, скрывающим его движения, обеспечивающим хоть какую-то защиту от ударов драконьих лап и клыков, после чего двинулся вглубь логова...  
  Вскоре смрад стал просто невыносим, проход чуть расширился и Архинес оказался лицом к лицу с целью их похода – драконом Горынычем. Только тут граф смог по-настоящему оценить самоубийственность их плана – змей был воистину ужасен. Длинное мускулистое тело, покрытое прочной, как кремень, чешуей опиралось на четыре мощные лапы, напоминающие колонны, если, конечно, бывают колонны с когтями словно сабли. Хвост Горыныча бешено лупил по стенам пещеры – он тоже чуял чужака и готовился к атаке... Но самое страшное – это три клыкастые, истекающие ядовитой слюной, головы дракона, сидевшие на гибких шеях. По прихоти природы, а может быть и богов, Горыныч был трехглавым драконом, что делало его немного менее ловким, чем большинство его сородичей, но куда более опасным в бою. Правда, несмотря на три головы, ума у него было немного, но зато злобы – хоть отбавляй... И теперь это жуткое создание во все шесть глаз уставилось на нахала, осмелившегося потревожить его сон.  
  Архинес сразу сообразил, что лишь от скорости зависит вопрос его дальнейшего существования. Не тратя время на попытки атаковать змея, вампир развернулся и побежал к выходу, слыша сзади шипение вдыхаемого Горынычем воздуха... Шипение означало одно – готовность выдохнуть вдогонку свирепое всепожирающее пламя и спустя несколько секунд выдох последовал! Струи огня, жаркого настолько что под его ударами плавились гранитные стены пещеры, помчались вдогонку графу... Но слепая удача, а может быть и трезвый расчет помогли наемнику добраться до выхода как раз в тот момент, когда языки пламени почти уже лизали его тело. Раскинув руки, вампир кинулся вниз со скалы, в падении выкрикивая заклинание полета...  
  Бульгар, сжимая тяжелый молот в одной руке и петлю из толстого каната – в другой, увидел далеко вверху вспышку пламени, вслед за которой до него докатился рев разъяренного дракона. «Ну граф, храни тебя Суре...» - тролль свистнул гномам, подавая сигнал готовности и стиснул зубы, глядя в беззвездные небеса.  
  Архинес, петляя, мчался над самыми верхушками деревьев. Граф не оглядывался – он и так каждой клеточкой тела чувствовал удары воздуха от взмахов крыльев дракона и слышал совсем рядом его рев. Горыныч не отставал, лишь малые размеры да чудовищная верткость, помноженная на нечеловеческое чутье, пока спасали вампира от клыков змея и его огненного дыхания. Кое-где позади предгорья уже полыхали, овраг был совсем рядом, теперь надо было заставить противника опуститься на землю... Архинес втихую пожалел, что боги не внимают молитвам его племени – сейчас молится было самое время. Наемник скользнул к темнеющему входу в овраг, усилием воли отменяя действие заклинания полета. Земля резко прыгнула навстречу, удар, перекат через голову, рев огня сверху – Горыныч не успел отреагировать на внезапное снижение цели и теперь разворачивался над лощиной, высматривая внизу противника, но малая ширина оврага не давала ему снизится достаточно, чтобы сжечь нахального графа сверху. Дракон взревел еще озлобленнее и тяжело плюхнулся на землю у входа, попутно сломав несколько деревьев ударами хвоста. «Забери тебя Килара, сомневаюсь что рама выдержит дольше минуты...» - Архинес бегом кинулся вглубь оврага, на бегу выкрикивая заклинание, накрывшее непроницаемым покровом тьмы вход.  
  Бульгар довольно оскалился, видя что все пока идет по плану. Успев усмехнутся взъерошенному виду компаньона, промчавшегося мимо отнюдь не с графским достоинством, тролль пригнулся и напряг все тело в ожидании боя. Через несколько секунд тяжелый топот сотряс землю, а потом, точно между деревьями-ловушками, из облака тьмы показались все три головы дракона, свирепо вращающие глазами и скалящие здоровенные клыки. Увидев могучую фигуру тролля вместо тощего вампира, змей на секунду остановился и недоуменно зашипел, но решив что эта мелюзга тоже не представляет для него опасности, двинулся вперед, намереваясь сожрать сперва его, а уж потом догнать второго. Бульгару хватило этой секунды – взревев, едва ли не громче дракона: «Руби канаты!», тролль рванулся навстречу дракону. Горыныч замер, недоумевая, и именно в этот момент на все три его шеи сверху рухнули усаженные клиньями тяжелые стволы древних лиственниц, которые больше не удерживались канатами. Оба бревна упали точно поперек оврага, прижимая шеи змея к земле и в этот же момент Бульгар, проскочив мимо щелкающих клыками голов, накинул веревочную петлю на одно их упавших деревьев – второй конец каната был привязан к другому концу лиственницы. Теперь две драконьи головы из трех были надежно прижаты к земле, третья же просто не успела ничего предпринять, ошеломленная наглостью внезапной атаки. Но наемник не обольщался – он знал огромную силу Горыныча и то, что змей сломает эту ловушку очень скоро. Но Бульгару не нужно было так много времени – свирепо зарычав, тролль крутанул свой тяжеленный молот над головой и опустил его боёк точно на верхнюю челюсть той головы, что осталась свободной. Громкости рева Горыныча позавидовала бы, наверное, даже труба Судного дня, голову дракона отбросило в сторону, из разбитой челюсти хлынула темная кровь и... вылетели два зуба!  
  Теперь счет шел на секунды – швырнув молот в центральную голову, наемник метнулся к драгоценной добыче и, зажав оба клыка в руке, пустился наутек. Полуоглушенный змей дико рычал вдогонку, но ударить выдохом ему мешали деревья, тяжелым грузом лежащие на шеях. Спустя полминуты Бульгар уже приближался к противоположному выходу из оврага. Оттуда доносился сбивчивый речитатив Архинеса – вампир, держа на ладони огромную белую жемчужину, готовил отряду путь к отступлению, воздвигая магический портал. Взлетев на склон со скоростью, небывалой для тролля, Бульгар довольно вскинул руку, сжимающую добытые зубы Горыныча: «Гуляем неделю..» Увидев белые от испуга лица гномов и расширенные глаза вампира, который несмотря ни на что, продолжал сложное заклинание, тролль обернулся. Его зеленая шкура побледнела, наемник закончил фразу: «... коли живы останемся...» - над оврагом взлетал разъяренный дракон, направляясь явно в их сторону. Раненая голова змея бессильно болталась на шее, но две остальные, изрыгая пламя, буравили отряд пронзительным ненавидящим взглядом.
  В этот момент сзади сверкнула вспышка, граф все-таки успел закончить заклятье и перед отрядом возник портал, переливающийся бледным, призрачным светом. Деревья вокруг заполыхали от мощного огненного выдоха дракона, но там никого уже не было. За секунду до того, как жаркое пламя лизнуло поляну, наемники дружно прыгнули в портал, оставляя между собой и змеем пропасть пространства. Оглушенный резким перемещением, не успев сгруппироваться, Бульгар довольно чувствительно приложился об землю – выход из портала, почему-то, располагался метрах в трех от земли. Сверху раздалась отборная ругань графа. Тот, появившись, рухнул прямо на тролля, что было равносильно падению на камень – Бульгар редко расставался с доспехом. Гномы уже поднимались на ноги, еще не совсем веря в спасение...
  Отряхнув свой, изрядно потрепанный, костюм от грязи и пепла, Архинес глубокомысленно заметил: «Хорошо что эта тупая тварюга не догадалась вдогонку сунуться...» Тролль кивнул и огляделся: «Куда это нас закинуло твоей милостью?» - вокруг возвышались огромные деревья, совсем не похожие на кедры и лиственницы Сказочного леса. Вампир пожал плечами: «Знаешь что, мой зеленый друг, мне почему-то не до точных координат выхода было, скажи спасибо что не над водой или еще где-нибудь похуже не оказались... Хотя судя по деревьям – мы далековато от Крепости, я старался поближе к Белому городу попасть, чтобы заказчик рядом был... Была...» - внезапно совсем рядом раздался протяжный свист, а за ним – топот и бряцанье оружия. Гномы похватались за секиры, Бульгар обнажил клинки, Архинес скользнул за спины воинов, шепча заклинание...
  Внезапно из-за дерева показалась фигура, ростом и сложением ненамного уступающая Бульгару. Незнакомец был одет в пятнистый охотничий костюм с тщательно укрепленными на нем листьями и небольшими веточками, что делало его практически невидимым в лесу, несмотря на размеры. В обоих руках гостя поблескивали волшебные скимитары. Тролль оскалился, сжимая рукояти мечей: «Стой где стоишь лучше...» - в ответ раздался хорошо знакомый наемнику смех: «И тебе привет, Буля! Каким ветром занесло?» Бульгар одним движением отправил клинки в ножны и кинулся навстречу егерю: «Трасск, здорово! Ты извиняй мой дурной башка, тебя попробуй узнай в таком виде! Ребяты, расслабляемся, это наш...» - Трасск был одним из лучших егерей того же клана, к которому принадлежал и Бульгар – на куртке гиганта серебром по черному красовался вышитый знак оскаленной песьей головы.  
  Поприветствовав друг друга объятиями, способными сломать шею быку, тролль и гигант присели на траву. «Слушай, Трасск, куды нас закинуло, а? Граф, вроде, в Темнолесье портал целил, да спешили мы очень...» - егерь покачал головой: «Видать очень уж спешили... Хаон-Дор это, мы тут уже полторы луны охотимся. Из клана здесь недалеко Илан, Шаград и Лео со Свизаром – остальных не нашли. Ааз да Троникс три луны как за море Драконов ушли, у них в городе Сокола работенка появилась – вернутся не скоро. Остальные тоже кто где, а мы тут на Заказ Стражников работаем...» - Бульгар кивнул: «Понятно... Ну лады, тогда мы сейчас до Мидгарда, купим лошадей и через два-три дня обернемся. Коли что – у Энди в пивнухе меня ищите, а то сейчас Вождя видеть желания нету – он с меня три шкуры спустит за то, что в Крепость опоздал... А там с наваром большим приду, может забудет...» - Трасск усмехнулся и, махнув на прощание рукой, скрылся в гуще леса.
........................................................................ ............................
  К утру отряд был уже в Мидгарде, самом крупном городе известного мира. Тут пересекалось столько торговых путей, что найти неплохих лошадей по скромной цене оказалось несложно и, спустя сутки бешеной скачки по Столбовой дороге, наемники были уже в Темнолесье, где обитала ведьма. Сдав ей один клык по цене Заказа и сторговав чуть дешевле второй, тролль, вампир и гномы поделили барыш как было условленно, а затем расстались, премного довольные каждый своим. Гномы – неожиданно свалившейся удачей в виде кругленькой суммы, Архинес, в придачу к заработку – на какое-то время развеявшейся скукой, а Бульгар... Бульгар был просто рад тому, что небо синее, клинки наточены, а в бурдюке плещется доброе гномское пиво, ведь троллю для счастья нужно совсем немного...
Skyger

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет