Balagan Балаган



жүктеу 0.53 Mb.
бет1/3
Дата01.03.2018
өлшемі0.53 Mb.
түріЗакон
  1   2   3


62920

Валентин Красногоров

Балаган
Спектакль для тех, кому еще смешно
Спектакль можно играть на городской площади.

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на пьесу защищены законами России, международным законодательством, и принадлежат автору. Запрещается ее издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, перевод на иностранные языки, внесение изменений в текст пьесы при постановке без письменного разрешения автора.

Полные тексты всех пьес, рецензии, список постановок
См. также мои сайты:

http://krasnogorov.com/

http://lit.lib.ru/k/krasnogorow_w_s/
Контакты:

Тел. 8-812-699-3701; 8-812-550-2146

7-951-689-3-689 (моб.)

e-mail: valentin.krasnogorov@gmail.com


Предисловие

Пьеса написана в жанре commedia dell’arte. Этот жанр требовал от актеров дара импровизации и живого контакта со зрителями. Ранее драматурги даже не выписывали полностью текст такой пьесы. Они давали только канву сюжета и предоставляли свободу дальнейшего творчества самим артистам. Актеры, в свою очередь, были хорошо натренированы играть в этом стиле, потому что искусство дель арте передавалось веками из поколения в поколение. В зависимости от «злобы дня», количества и состава публики, ее реакции и настроения, характера помещения и пр., текст и игровые приемы в одной и той же пьесе варьировались от спектакля к спектаклю. Теперь это искусство в значительной мере утеряно.

В комедии дель арте игровое начало часто важнее буквального следования тексту. Ее трудно читать, ее надо уметь видеть на сцене. Пантомима, акробатика, буффонада, музыка, пение, танец, слово сливаются в единое действо.

Одним из традиционных элементов комедии дель арте являлись так называемые «лацци». «Лаццо» (от слова «l’atto» - действие) - это буффонный трюк, исполняемый одним или двумя персонажами-клоунами. Эти сцены не только смешили зрителя, но и давали возможность другим актерам сговориться о том, как дальше продолжать спектакль. Канонические лацци имели названия («лаццо с блохой», «лаццо с макаронами») и переходили из одного спектакля в другой. Такие комедийные импровизационные сцены, например, «Подглядывание в дверь», «Лаццо с тортом», «Диалог глухих», будут и в нашем спектакле. Поэтому ремарки в этой пьесе имеют отнюдь не служебное значение, а представляют собой сценарии интермедий. Они написаны в краткой форме, но разыгрываться могут в течение длительного времени – насколько позволят трактовка режиссера, внимание публики, темперамент, образование, находчивость и импровизационное мастерство артистов. Часть этих интермедий может быть сокращена или опущена.

В силу особенности жанра, диалоги этой пьесы приблизительны, они дают лишь основу спектакля. Текст диалогов и ремарок написан с таким расчетом, чтобы создавалась иллюзия абсолютной спонтанности происходящего, чтобы на сцене царила атмосфера полной артистической свободы, чтобы зрителю казалось, что спектакль не отрепетирован и заучен заранее, а рождается прямо у него на глазах. Драматург в какой-то мере выступает здесь в роли режиссера, а будущий постановщик должен будет частично брать на себя функции автора. Обычно такая перемена ролей не приводит ни к чему хорошему, особенно если между тем и другим нет взаимопонимания и сотрудничества. Опасность жанра заключается и в том, что импровизация легко может перерасти в пошлую отсебятину, пережим и наигрыш. Поэтому актеру должны быть присущи интеллект и чувство самоконтроля. Актерская свобода должна сочетаться с жесткой самодисциплиной. Постановщик и артисты должны обладать еще вкусом и чувством меры и, поддерживая связь с публикой, не идти у нее на поводу.

Действующие лица


КОЛОМБИНА

УМНИК


ДУРАК

Полезно (но не обязательно) участие еще одного актера, играющего «зрителя». Он может активизировать зал, исполнять разные роли, например, поклонника с цветами, корреспондента, жениха, фотографа и пр. По ходу пьесы станет ясной задача этого «запасного» артиста.



Место действия
Место действия в пьесе обозначено как «Балаган на городской площади», но можно, разумеется, разыгрывать ее и в обычном театре. В любом случае желательно создать на месте представления праздничную атмосферу ярмарочного балагана: вестибюль, фойе и зал могут быть украшены воздушными шариками, лентами, яркими рисунками и смешными плакатами с зазывающими, рекламными и юмористическими надписями. Примеры таких плакатов приведены в Приложении.
Пролог
Барабаны, трубы, прожекторы, хлопушки, фейерверк, конфетти, музыка. На городскую площадь трое клоунов выкатывают ярко раскрашенный фургон. Стены фургона откидываются в стороны, превращаясь в помост. Клоуны с помоста зазывают толпу.

УМНИК. Неслыханное представление!

ДУРАК. Небывалое развлечение!

Коломбина. Скандальное!

УМНИК. Небанальное!

ДУРАК. В высшей степени оригинальное!

Коломбина. А главное - весьма сексуальное!

Трубы и барабаны.

УМНИК. Представление никем не разрешенное!

ДУРАК. Но пока и не запрещенное!

УМНИК. Отличное!

ДУРАК. Заграничное!

Коломбина. А главное – совершенно неприличное!!!

УМНИК. Представление политическое!

ДУРАК. Экзотическое!

Коломбина. А главное - откровенно эротическое! (Делает соответствующий жест.)

Трубы и барабаны.

УМНИК. Зрелище всем понятное!

ДУРАК. Занятное!

УМНИК. Многоактное!

Коломбина. А главное - совершенно бесплатное!!

ДУРАК. Мы только пустим шапку по кругу, а вы помогите – как помогают другу.

Коломбина. Пусть каждый даст, сколько может!

ДУРАК. А кто не даст, тому мы дадим – в рожу!

УМНИК. Эй, красавица, ты ведь театралка, брось нам в шапку, сколько не жалко!

ДУРАК. Не стесняйся, девушка, дай, или ты не привыкла давать?

УМНИК. Эй, Дурак, перестань-ка ее смущать!

Музыка.

УМНИК. Представленье дадут мировые артисты!

ДУРАК. То есть - мы, обещаю вам это без свиста.

ДУРАК. Не уходи, эй ты, я тебе говорю, рыжий!

Коломбина. Мы только что из гастролей в Париже!

ДУРАК. Специально для вас!

УМНИК. Только один раз!

ДУРАК. Все, кому нечего кушать, приходите к нам – посмотреть и послушать!

Коломбина. Ведь если нечего есть, пить и надеть, то только и остается – слушать да смотреть.

Музыка.

ДУРАК. А теперь, без пустых разговоров, мы представим вам нас, знаменитых актеров!

УМНИК. Перед вами великая Коломбина!

КОЛОМБИНА делает замысловатый поклон.

ДУРАК. Ее вид повышает содержание гемоглобина.

УМНИК. Скромная!

КОЛОМБИНА задирает юбку.

ДУРАК. Умная!

КОЛОМБИНА строит рожу.

УМНИК. Немного дебильная!

ДУРАК. А главное - весьма сексапильная!

УМНИК. Не капризничает без причин!

ДУРАК. А главное - очень любит мужчин!

КОЛОМБИНА делает реверансы и раскланивается.

УМНИК. (Указывая на Дурака.) А этот актер лишь толчет воду в ступе, потому как он малый веселый, но глупый.

ДУРАК. (Делая кульбит и кланяясь.) В наше время веселым может быть только дурак. Попробуйте сказать, что это не так!

Коломбина. (Указывая на Умного.) А вот этот актер хочет выглядеть умным, но на деле он просто болтливый и шумный.

УМНИК делает пируэт и кланяется.

ДУРАК. Ну, а какой же умник не любит шуметь?

Иначе его попробуй заметь!

Возьмите, к примеру, нашу родную Думу,

Где еще поднимают столько всякого шуму?



Музыка, трубы и барабаны.

ДУРАК. Итак, небывалое развлечение!

УМНИК. Неслыханное представление!

Коломбина. Скандальное!

Все. (Зазывают все вместе и по очереди.) Театральное! Актуальное! И учтите - прощальное! Нелегальное! Нереальное! Ненормальное! Небанальное! Самое главное - гениальное! Уникальное! В высшей степени оригинальное! Колоссальное! Парадоксальное! Универсальное! Абсолютно фундаментальное! Экспериментальное! Монументальное! Капитальное! Совершенно аморальное! Нахальное! Эпохальное!

Коломбина. А главное - невероятно сексуальное!!!

Трубы и барабаны. Бравурная музыка. Пролог кончается, начинается представление.

Действие первое


На сцену выходят УМНИК и ДУРАК. УМНИК одет строго, при галстуке, возможно, что он загримирован под какое-нибудь важное лицо в государстве. Вид у него всегда озабоченный и озадаченный. ДУРАК облачен в яркую пеструю клоунскую одежду. Клоуны готовят сцену к спектаклю: расставляют в нужном порядке мебель, поправляют костюмы, проверяют, в порядке ли грим и пр. Закончив приготовления, клоуны садятся, затем встают, слоняются по сцене и снова садятся. Они явно чего-то или кого-то ждут.

УМНИК. Пора начинать, а Коломбины нет.

ДУРАК. Где же она, черт бы ее взял?

УМНИК. Наверное, примеряет очередное платье.

ДУРАК. Всегда опаздывает, всегда капризничает… Пора искать другую партнершу.

УМНИК. Говори тише, публика услышит.

ДУРАК. Не услышит.

УМНИК. Может, начнем без нее?

ДУРАК. Без нее нельзя. Пойду ее поищу.

Дурак уходит. Входит КОЛОМБИНА. Голова у нее обмотана полотенцем, вид больной и несчастный, в руках большая коробка с аптечкой. Видно, что она тяжко страдает.

УМНИК. Что с тобой, Коломбина? Что случилось?

Коломбина. Ах, Умник, не спрашивай. Спать хочу!

УМНИК. Чего вдруг?

Коломбина. Не знаю. Скучно! Дай, я прилягу. Я едва держусь на ногах.

КОЛОМБИНА ложится на диван и раскрывает аптечку со всевозможными склянками, таблетками, капельницами пузырьками и пакетиками с порошками.

УМНИК. Чего ты разлеглась? Представление надо начинать!

КОЛОМБИНА. Сегодня я не могу играть. Не видишь, как я страдаю?



КОЛОМБИНА жалуется на духоту, на головную боль, бессонницу и меланхолию, на многочисленные и невероятные симптомы своей болезни. Требует грелку, валерьянку, глотает порошки, капли и таблетки. Рассказывает о всевозможных - самых немыслимых, редких и дорогих - средствах, которыми она лечилась – и все бесполезно. УМНИК предлагает разные способы лечения, с ученым видом перечисляет мудреные названия лекарств и болезней. Они беседуют о лекарствах, об их ценах, об аптеках, о порядках в больницах, о всякого рода врачах и шарлатанах. КОЛОМБИНА причитает и стонет, держась рукой за лоб и за все части тела.

УМНИК. Где у тебя болит? Тут?

КОЛОМБИНА. Нет.

УМНИК. (Рука его опускается все ниже.) Тут?

КОЛОМБИНА. Нет.

УМНИК. Может быть, тут?

КОЛОМБИНА. (Неуверенно.) Не то, чтобы болит, но… беспокоит.

УМНИК. Но отчего все-таки?

КОЛОМБИНА. От того. (Стонет.) Ну, усыпи же меня!

УМНИК. Как?

КОЛОМБИНА. Не знаю. Придумай что-нибудь!

УМНИК. Хочешь, я спою тебе колыбельную?



Коломбина. Так усыпляют маленьких девочек, а не взрослых женщин.

УМНИК. А как усыпляют взрослых женщин?

Коломбина. Догадайся.

УМНИК. (Напряженно размышляет, потом его осеняет светлая мысль.) Я знаю верный способ!

Коломбина. (Полная надежды.) Какой?

УМНИК. Считать слонов.

Коломбина. Где ты видишь тут слонов? Как я могу их считать, когда их нет?

УМНИК. Хорошо, тогда считай деньги. Один доллар, два доллара, три доллара…

Коломбина. Какие доллары, где они, о чем ты говоришь?

УМНИК. Что тебе мешает спать?

Коломбина. Все. Например, этот шум…

УМНИК. Какой шум?

Коломбина. Эти глупые аплодисменты. И этот глупый смех… Просто ужас какой-то.

УМНИК. (Строго глядит на публику.) Предупреждаю: если кто-нибудь своими аплодисментами будет мешать Коломбине спать, тот немедленно будет удален из зала. (Коломбине.) Я тебе твердо обещаю: аплодисментов больше не будет. (В зал.) И глупый смех здесь запрещается! Разрешается только умный смех. Я требую полной тишины. Коломбина хочет спать! (Осторожно ходит на цыпочках.) Эй, ты, в четвертом ряду, человек, который смеется! Да, ты! Скажи, ты как сейчас смеешься, умно или глупо? Что? Не слышу. Ах, умно? Это другое дело. Тогда смейся, сколько влезет. (Коломбине.) Скажи, а разве аплодисменты тоже бывают глупые?

Коломбина. Конечно. Глупые аплодисменты – это когда аплодируют не мне.

УМНИК. (Публике.) Вы слышали? Глупые аплодисменты - это когда аплодируют не мне – запрещаются. Аплодировать можно только мне.

Коломбина. Все равно шумно. Это невыносимо! (Затыкает уши.)

УМНИК. Вот, съешь эти таблетки, и шум перестанет тебе мешать.

Коломбина. (С надеждой.) Я засну?

УМНИК. Нет. Но зато ты оглохнешь.

Коломбина. (Недоверчиво.) От каких-то таблеток?

УМНИК. Сразу видно, что ты незнакома с достижениями современной медицины. Доктора теперь могут сделать любого из нас не только глухим, но и слепым, они могут вывести из строя желудок, почки, сердце, печень – по отдельности или вместе. И все это – совершенно бесплатно. Главное – не скупиться на подарки врачу и не жалеть денег на лекарства.

Коломбина. Позови Дурака, может он меня усыпит.

УМНИК выходит. КОЛОМБИНА продолжает страдать. Входит ДУРАК с тортом и бутылкой коньяка в руках.

ДУРАК. Привет, Коломбина! Это тебе.

Коломбина. Здравствуй, Дурак. Ты купил торт и коньяк?

ДУРАК. Нет. Это прислал тебе поклонник из публики.

КОЛОМБИНА. Неужели такие бывают? (Страдальчески.) Но меня сейчас ничего не радует.

ДУРАК. Перестань хандрить, и начнем спектакль. (Открывает коробку с тортом и облизывается.) Пахнет вкусно. Может, прямо сейчас и съедим?

Коломбина. Поставь на стол. Сейчас не хочется. (Стонет.) Мне тоскливо!

ДУРАК. Ну и что? Кому сейчас весело? (С сожалением ставит торт на стол.) Посмотри на меня - учись радоваться жизни!

Коломбина. А что делать, если мне плакать хочется?

ДУРАК. Смейся. Я так всегда делаю, когда мне хочется плакать. Потому я все время и смеюсь. Хочешь, я и тебя развеселю?



ДУРАК показывает фокусы, жонглирует, предлагает Коломбине игру в жмурки, в животики. КОЛОМБИНА спрашивает, что это за игры. ДУРАК показывает. КОЛОМБИНА продолжает молча страдать, закрыв глаза. ДУРАК затихает. Входит УМНИК.

ДУРАК. Тс!...

УМНИК. Что? Неужели спит? Надо ее вынести и начать наконец спектакль.

Коломбина. (Открывая глаза.) И вовсе я не сплю. Просто от страдания я потеряла сознание.

УМНИК. Эх ты, дурак. Дожил до седых волос, а не знаешь, как усыпляют девушек.

ДУРАК. У меня еще нет седых волос!

УМНИК. Тем хуже. Когда они появятся, усыплять девушек ты уже не сможешь.

ДУРАК. Можно подумать, ты знаешь способ.

УМНИК. Конечно, знаю. Коломбина, дорогая, детка моя, ты хочешь бай-бай?

Коломбина. (Сквозь слезы.) Очень! Меня мучает беспокойство в…

УМНИК. Знаю, знаюИдем со мной, крошка, от беспокойства надо избавляться вдвоем. (Ведет Коломбину к выходу.)

ДУРАК. Постой, ты куда? Усыпляй ее здесь!

УМНИК. Здесь нет подходящих условий.

КОЛОМБИНА и УМНИК удаляются. ДУРАК сгорает от любопытства.

ДУРАК. Что они там делают? Интересно, какой способ знает этот Умник?

(В зал.) Почтеннейшая публика, может быть, кто-нибудь из вас знает, как усыплять женщин? Посоветуйте, пожалуйста! Да, гражданин, я вас слушаю. Что? Давать снотворное? Это вредно для здоровья. И для этого вовсе не надо удаляться. (В ответ на другой голос.) Что вы сказали? Гулять перед сном? С кем? Я вас спрашиваю – перед сном с кем?

Девушка, я лучше спрошу вас. Вы сами девушка, и, конечно, знаете способ. Скажите, кто и как вас усыпляет? Не стесняйтесь, здесь все свои. Не хотите раскрыть секрет? Тогда я спрошу вашего симпатичного соседа. Он наверняка знает ответ. Что, не знает? И вы с этим миритесь?



ДУРАК продолжает диалог с публикой. Тем временем возвращаются свежая, как огурчик, Коломбина и сонный УМНИК. ДУРАК бросается к нему.

Ну что, усыпил?



УМНИК. (Зевая.) А?

ДУРАК. Я говорю – усыпил?

Коломбина. Усыпил. Но не меня, а себя.



ДУРАК. А как он тебя усыплял?

КОЛОМБИНА. Обычным способом. Гипнозом.



ДУРАК. Гипнозом? Да какой из него гипнотизер? Надо было обращаться ко мне.

Коломбина. (Недоверчиво.) А ты умеешь?

ДУРАК. А как же? Я лучший гипнотизер в мире! Садись!

ДУРАК со всевозможными церемониями и ужимками готовится к гипнозу: усаживает Коломбину, сам садится против нее на табуретку, достает блестящий шарик и т.д. УМНИК, все еще зевая, пристраивается на другую табуретку, позади Дурака. Закончив приготовления, ДУРАК монотонным голосом медленно и тягуче начинает усыплять Коломбину.

ДУРАК. Сядьте удобно, расслабьтесь, смотрите на этот блестящий предмет… Все ваши мышцы расслаблены, вы чувствуете, что хотите спать, спать, спать... Ваши веки становятся тяжелыми, глаза закрываются... Все беды, все неприятности оставили вас. Ваши руки тяжелеют, все ваше тело становится тяжелым… Вы медленно плывете в лодке по широкой, тихой и спокойной реке. Ее берега покрыты мягкой зеленой травой. (Все медленнее.) Вы наслаждаетесь этой длительной, медлительной, упоительной, изумительной, продолжительной, успокоительной прогулкой. Вам хорошо, вас ничто не тревожит, в любой обстановке вы чувствуете себя легко и спокойно. Вы засыпаете и проснетесь через несколько минут отдохнувшими, бодрыми, с хорошим настроением и аппетитом… (УМНИК позади Дурака засыпает, прислонившись к его спине. ДУРАК продолжает медленно и монотонно.) А сейчас вы хотите спать, спать, спать…(Клюет носом.) Ваша лодка плавно скользит по широкой реке… Вам легко, хорошо, спокойно…Спокойно... Спокойно... (Засыпает.)

Коломбина. Ты чего замолчал? (Открывает глаза и видит, что клоуны мирно спят, прислонившись спинами друг к другу.) Эй вы, сони, проснитесь! Эй!

Никакой реакции. Разгневанная КОЛОМБИНА обращается в зал.

Скажите, среди вас есть мужчины? Есть? Вы уверены? Ведь не запись в паспорте дает право называться мужчиной. Я спрашиваю, есть ли тут те, кто может по-настоящему ценить женщину, кто дает ей уверенность и защиту, кто может ее обеспечить, с кем ей интересно днем, хорошо вечером и жарко ночью. Кого она уважает, любит, ревнует и хочет. Который все умеет и все может. Если тут есть такие, отзовитесь! Русь, дай ответ! (Пауза.) Не дает ответа.



КОЛОМБИНА связывает Клоунов друг с другом так, как они сидят – спина к спине, руки стянуты веревкой.

Боже, как тошно!



С горя КОЛОМБИНА наливает себе коньяк, выпивает и выходит. От журчания спиртного, звяканья бутылок и рюмок, мужчины просыпаются.

ДУРАК. Какой приятный звук.

УМНИК. (Зевая.) Где мы?

ДУРАК. Последнее, что я помню, это что я ничего не помню. Вроде бы, какой-то голос говорил, что мы проснемся с хорошим настроением и аппетитом. Потом провал.

УМНИК. У меня то же самое. Сначала была какая-то музыка, а потом звяканье рюмок. И запах коньяка.

ДУРАК. Звяканье рюмок и есть самая сладкая музыка.

УМНИК. А инструменты к этой музыке я как раз вижу на столе. И рядом торт.

ДУРАК. Я люблю торт с коньяком.

УМНИК. (Пытается встать.) По-моему, я к чему-то привязан.

ДУРАК. (Пытается встать.) Я тоже.

УМНИК. И это «что-то» шевелится и дергается.

ДУРАК. У меня тоже.

УМНИК. А ты где?

ДУРАК. Я тут.

УМНИК. И я тут. Почему я тебя не вижу?

Клоуны ерзают, пытаются встать, выделывая замысловатые телодвижения, мешая друг другу, спотыкаясь, падая и снова вставая. Случайно они оказываются у зеркала. Только тогда им становится понятно, что они привязаны друг к другу, как сиамские близнецы. После перепалки и взаимных упреков пытаются приблизиться к столу. Каждый хочет подойти к вину первым, мешая друг другу. Наконец, клоуны сговариваются. ДУРАК наклоняется, взваливая Умника на спину и хватает ртом со стола бутылку. После чего наклоняется УМНИК, взваливает Дурака на спину, и тот, дрыгая ногами, пьет вино из бутыли. Потом друзья меняются ролями. При этом, держа бутылку в зубах, они, разумеется, пытаются давать друг другу указания: «Наклонись ниже. Еще ниже. Повернись. Подойди поближе. Осторожней. Дурак. Сам ты дурак. Что, у тебя глаз нет? – На затылке, конечно, нет» и пр. При попытке разговаривать бутылка падает изо рта, вино проливается и пр.

Затем друзья тем же способом едят торт. Поскольку руки у них связаны, то клоуны тыкаются ртом прямо в тарелку, и скоро их лица покрываются густым слоем сливочного крема. Клоуны пытаются вытереться, трутся лицами о занавеску, о спинку стула, обвиняют друг друга и пр.

Наконец клоуны освобождаются от веревок и вытирают лица. Входит КОЛОМБИНА.

Коломбина. (Рыдает.) Хочуууу-у!

УМНИК. Чего?

Коломбина. Спать.

УМНИК. Ну так спи!

Коломбина. Не хочу!

УМНИК. Как же не хочешь, когда ты все время говоришь, что хочешь?

Коломбина. Я сама не знаю.

УМНИК. (Дураку.) Как она мне надоела!

Коломбина. Я знаю, чего я хочу, но стесняюсь сказать.

УМНИК. Послушай, Коломбина, а может ты влюблена?

Коломбина. (Подумав.) Ага, влюблена.

УМНИК. В кого?

Коломбина. В мужчину.

УМНИК. Этого понятно. В какого мужчину?

Коломбина. Все равно в какого. Лишь бы он был мужчиной. Люблю мужчину. Дайте мне мужчину.

УМНИК. Так вот в чем дело!!

Коломбина. А вы что думали?

ДУРАК. Но ты ведь все время говорила, что хочешь спать.

Коломбина. Мне хочется спать, но не одной.

УМНИК. Значит, ты хочешь замуж?

Коломбина. Можно назвать это и так.

УМНИК. Так в чем проблема? Выходи замуж и спи спокойно.

Коломбина. Я не хочу спать спокойно. Я хочу бурно.

УМНИК. Чего ж ты сразу не сказала, что хочешь замуж?

Коломбина. Сами могли бы догадаться. Замуж хотят все.

УМНИК. Все?

Коломбина. Все.

УМНИК. Даже те, что уже замужем?

Коломбина. Конечно. И еще как. Только они хотят замуж за другого мужа. (Страдальческим тоном.) Где моя микстура? (Отмеривает капли и пьет лекарство. Умник тем временем отзывает Дурака в сторону.)

УМНИК. Она срывает нам спектакль. Мы должны играть, а ей, видишь ли, приспичило замуж.

ДураК. Может, ты на ней женишься?

УМНИК. На этой нищей артистке?

ДураК. Не на всю же жизнь.

УМНИК. И на полчаса не хочу. Ее капризы сводят меня с ума.

ДураК. Самое главное, своими стенаниями она наводит скуку и на зрителей.

УМНИК. Так мы ничего не заработаем.

ДураК. Что ты предлагаешь?

УМНИК. Избавиться от нее любой ценой. Усыпить, выдать замуж, отправить домой, все, что угодно, лишь бы с глаз долой.

ДураК. Заметано.

УМНИК. (Коломбине.) У меня идея: раз тебе хочется выйти замуж, то… (Задумывается.)

Коломбина. Ну?

УМНИК. …То тебе надо выйти замуж.

Коломбина. Блестящая мысль. Надо. А если не за кого?

ДУРАК. Что значит «не за кого»? Мы тебе это устроим!

Коломбина. Как?

ДУРАК. Очень просто. Дадим брачное объявление.

Коломбина. Как-то неудобно…

ДУРАК. Очень удобно. Уже сегодня вечером ты будешь замужем. (Дает Умнику перо и бумагу.) Пиши. «Молодая девушка, сорока шести ле…»

Коломбина. Возраст не пиши. Зачем? Без возраста.

УМНИК. (Пишет.) «Молодая девушка без возраста…»

ДУРАК. Что ты пишешь, Умник?

УМНИК. Она же сама сказала – «без возраста».

ДУРАК. Пиши просто – «девушка».

Коломбина. Не надо «девушка».

УМНИК. А что же писать?

Коломбина. Ладно, пусть будет «девушка». Там разберемся.

УМНИК. «Девушка…». Что дальше?

ДУРАК. Дальше всегда пишут обмеры.

УМНИК. Обмеры чего? Квартиры?

ДУРАК. Да нет же, невесты. Давай сантиметр. Коломбина, встань.

ДУРАК измеряет у Коломбины объем груди.

ДУРАК. Девяносто два.

Коломбина. (Бьет его по рукам.) Руки.

УМНИК. (Пишет.) «Руки – девяносто два».

Коломбина. Да не руки – грудь!

УМНИК. Ты же сама сказала – «руки».

Коломбина. Это я сказала Дураку.

УМНИК. (Пишет.) «Грудь – девяносто два.»

ДУРАК. Теперь талия. (Хочет измерить ей объем талии.)

Коломбина. Можно не мерить, я и так знаю. Пиши шестьдесят. Нет, пятьдесят восемь.

УМНИК. А на самом деле сколько?

Коломбина. Сколько надо.

ДУРАК. А сколько бедра?

Коломбина. Девяносто шесть. (Умнику.) Прочитай, что получилось?

УМНИК. «Молодая девушка, бедра - 96, грудь…»

Коломбина. Не пиши «бедра и грудь». Пиши просто: «92-59-96»

УМНИК. Это номер телефона?

Коломбина. Боже мой, да нет же! Это мои обмеры!

УМНИК. Твои? ГмНу, хорошо. «Молодая девушка, 92-59-96, брюнетка…

Коломбина. Не пиши «брюнетка». Не все любят брюнеток. Если надо, я могу стать и блондинкой.

УМНИК. «Молодая девушка, 92-59-96»...

Коломбина. И цифр тоже не надо, это скучно.

УМНИК. Но что же, что же тогда писать?

Коломбина. (Задумчиво.) Кого предпочитают мужчины – опытных или невинных?

УМНИК. Лично я – невинных.

ДУРАК. А я – опытных.

Коломбина. Пиши: «Молодая девушка, стройная и красивая, хорошо готовит, невинная, но опытная…»

УМНИК. (Пишет.) «…Хочет замуж.»

ДУРАК. Ну кто же так прямо пишет – «хочет замуж»!? Да еще про девушку? Этим только отпугнуть можно.

Коломбина. Да уж действительно!

УМНИК. А что же тогда писать? Просто «хочет»?

Коломбина. Пиши: «Ищет партнера с серьезными намерениями с целью длительного знакомства.»

УМНИК. Насколько длительного?

Коломбина. Да уж не меньше, чем на час.

УМНИК. А какого ты хочешь партнера?

Коломбина. Все равно какого.

УМНИК. Так и напишем: «все равно, какого».

Коломбина. Не надо писать «все равно, какого». И не забудь главное: «Был бы мужчина.»

УМНИК. Надо приложить твою фотографию.

Коломбина. Никакой фотографии!

УМНИК. Как же, совсем никакой?

Коломбина. Ладно, у меня, кажется, есть одна. Школьная. Приложим. Ну, что там у вас получилось?

ДУРАК. "Скромная обаятельная девушка, 17 лет, выглядит еще моложе, отличная хозяйка, ищет прилично зарабатывающего спутника жизни, который бы усыплял ее каждый вечер.» Здорово составлено, правда? За такую каждый пойдет.

Коломбина. Вы сами не хотите?

УМНИК. Мм… Я не из тех, что женится по объявлению.

Коломбина. Но вы же знаете меня не по объявлению, а в жизни!

УМНИК. В том-то и дело.

Коломбина. (Дураку.) Ну, а ты что скажешь?

ДУРАК. Мм.. Я дал зарок не жениться на артистке.

Коломбина. Я могу бросить театр.

ДУРАК. Бросить? А кто же будет работать?

Коломбина. Ты.

ДУРАК. Я? Я сам мечтаю бросить театр.

Коломбина. Чего же не бросаешь?

ДУРАК. Я же дурак, потому и не бросаю.

УМНИК. Я бы женился на тебе, но мне нужно, чтобы невеста имела «три Д».

Коломбина. Какие еще «три Д»?

УМНИК. Дом, деньги и девственность.

Коломбина. Если бы у меня было хоть одно из этих «Д», я бы никогда не вышла замуж за такое «Г», как ты. Смотри, ты еще пожалеешь, что отказался.

УМНИК. Давай лучше мы выдадим тебя замуж за кого-нибудь другого.

Коломбина. За кого?

ДУРАК. Что значит «за кого»? Погляди, полный зал мужчин! И каких мужчин! Орлы! Тигры! Мы сейчас тебе живо устроим мужа! (В зал.) Почтеннейшие зрители! Не хочет ли кто-нибудь из вас жениться на Коломбине?

Молчание.

Коломбина. Вот видите. Никто! Пожалуй, я пойду надену что-нибудь попривлекательнее.

ДУРАК. Зачем тебе для этого куда-то уходить? Переодевайся здесь. Ты нам не помешаешь.

Коломбина. Здесь? При всех? Еще чего.

ДУРАК. Мы отвернемся.

Коломбина. А публика?

УМНИК. Ее мы тоже попросим отвернуться.

ДУРАК. (Коломбине.) Наоборот, публика попросит тебя переодеться здесь. (В зал.) А ну-ка, попросим хорошенько нашу дорогую Коломбину!



Аплодисменты.

Коломбина. (Раскланиваясь.) Спасибо. Но сейчас нет настроения. Может быть, попозже.

КОЛОМБИНА выходит. Клоуны вертятся около закрытой двери, пытаются подглядеть в замочную скважину, оттаскивая один другого, подсаживают друг друга в попытке подглядеть сверху, ложатся под дверь, пробуя подсмотреть снизу, прикладывают к ней ухо, пытаются просверлить дыру, задают друг другу вопросы, дают друг другу советы и пр.

ДУРАК. (Отталкивая Умника.) Дай, посмотрю хоть краем глаза.

УМНИК. Видишь?

ДУРАК. Нет.

УМНИК. А ты посмотри не краем, а всем глазом.

ДУРАК. Ух ты!!!

УМНИК. Что?

ДУРАК. Вот это да!!

УМНИК. Что!? Что ты видишь?

ДУРАК. Ничего. Ого!

УМНИК. Что? Видишь?

ДУРАК. Не столько вижу, сколько угадываю.

УМНИК. (Отталкивая Дурака.) Дай, я посмотрю. (Смотрит в отверстие.)

ДУРАК. Ну? Видишь Коломбину?

УМНИК. Кажется, вижу.

ДУРАК. Ну, и что там у нее?

УМНИК. То же, что и у всех.

Дверь распахивается. Клоуны отскакивают в стороны, потирая расшибленные носы и лбы. Входит КОЛОМБИНА в великолепном платье.

Коломбина. Ну, как?

УМНИК. Просто роскошно.

ДУРАК вытаскивает на сцену барабан. Звучат трубы. Клоуны начинают рекламную кампанию.

Неслыханное мероприятие! Не упустите свой шанс! Особое мероприятие! Только до конца месяца! Две жены по цене одной!



УМНИК. Почему две?

ДУРАК. Потому что одна Коломбина стоит двух. (В зал.) Берите прямо сейчас! Женитьба с гарантией на три года!

УМНИК. Что значит «с гарантией»?

ДУРАК. Это значит, что, по меньшей мере, три года она от вас никуда не денется.

Барабан.

Ну хорошо, с гарантией всего на один год!!



Барабан.

Тому, кто колеблется, предоставляется возможность пробной женитьбы на два часа!



Барабан.

Тот, кто возьмет Коломбину в жены, получит ее купальник в подарок!



УМНИК. Лучше наоборот: кто возьмет купальник, получит в придачу Коломбину в подарок!

Клоуны продолжают рекламную кампанию. Коломбина в это время демонстрирует себя: принимает эффектные позы, делает шпагат и пр.

ДУРАК. Невеста очень нетребовательна. Ни возраст, ни зарплата, ни внешность мужа для нее не имеют значения. Лишь бы он был мужчина!

УМНИК. Правда, в этом отношении Коломбина бескомпромиссна. Вы меня понимаете? Эй, гражданин, вы сюда направляетесь? Не торопитесь, сядьте на место, подумайте. Вот так. Это я только говорю, будто женитьба на два часа, а разве женщина меньше, чем на всю жизнь, согласится?

ДУРАК. Итак, есть ли в этом зале мужчина?

Зал не отзывается.

(Умнику.) Слушай, а в зале, оказывается, нет мужчин.

(В зал.) Подумайте, как хорошо быть женатым. Вот, например, вы, молодой человек. Ведь вам надоело каждое утро самому готовить завтрак? Женитесь, и каждое утро вы будете готовить два завтрака. Гражданин, вы подняли руку? Очень хорошо. Идите сюда, и мы вас сразу женим. Что? У вас уже есть жена? Неважно, Коломбина не ревнива. (КОЛОМБИНА бодро кивает головой в знак подтверждения своего согласия.)

Пока мужчина размышляют, несравненная Коломбина продемонстрирует вам себя и свои несравненные достоинства!



Музыка. КОЛОМБИНА исполняет песню и танец-стриптиз.
Коломбина.


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет