Balagan Балаган



жүктеу 0.53 Mb.
бет2/3
Дата01.03.2018
өлшемі0.53 Mb.
түріЗакон
1   2   3

Песня «стриптиз»

В любой мороз меня бросает в жар,

Такого пламени не знала прежде,

В крови моей горит пожар,

И жарко, жарко мне в любой одежде.

Отбрасывает в сторону шаль и остается в декольте.

Но в этом платье тоже жарко мне,

Оно мне тесно, слишком тепло, длинно,

Я в нем горю на медленном огне…

Сменю его я на наряд Марины.

Снимает платье.

Наряд Марины тело мне связал,

Как вырваться из шелкового плена?

«Отбрось все лишнее!»- мудрец сказал.

Мне более пойдет костюм Елены.

Сбрасывает очередную деталь костюма.

Костюм Елены тоже нехорош.

Он жмет мне, давит снизу, справа, слева.

Такой наряд я ставлю ни во грош.

Конечный выбор мой – одежда Евы!

Снимает оставшуюся одежду.

Теперь наряд удобен, скромен, прост,

Всегда он в моде – в этом нет сомненья.

Красив ли он? Ответьте на вопрос.

Надеюсь я на ваше одобренье.
ДУРАК. Браво, Коломбина! (В зал.) Уважаемые зрители! За скромное пожертвование в фонд нашего театра каждый из вас имеет возможность сфотографироваться с несравненной Коломбиной. А пока вы достаете бумажники, я с удовольствием сфотографируюсь с ней сам. (Встает рядом с Коломбиной.)

УМНИК. (Отталкивает Дурака и встает на его место.) Почему ты, а не я?



Клоуны, оттесняя друг друга, стремятся протиснуться вперед, чтобы попасть на фотографиях на первый план.

УМНИК. Куда ты все лезешь? С твоей стороны это просто подлость.

ДУРАК. Ничего подобного. Ты же знаешь, я не могу сделать подлость.

УМНИК. Почему?

ДУРАК. Подлость – это то, что делают другие, а не я сам.

УМНИК. Перестань заговаривать мне зубы.

ДУРАК. Ну хорошо, давай сфотографируемся оба: сначала я, а потом ты.

УМНИК. Ну вот еще. Сначала я!

ДУРАК. А почему ты?

УМНИК. Потому что я – лучший артист в этом театре.

ДУРАК. Если уж на то пошло, то единственный артист в этом убогом балагане, который вы называете театром, - это я.

КОЛОМБИНА. Вставайте рядом оба, а то я сейчас уйду.



Клоуны встают рядом с Коломбиной в эффектные позы. Пауза.

УМНИК. А кто будет фотографировать?

Клоуны спрашивают вызывают зрителей фотографировать и фотографироваться с Коломбиной. Та все еще в очень легком наряде. Клоуны обращаются к одному из зрителей с просьбой взять у них еще и интервью (естественно, продолжая ссориться друг с другом). Интервью, которое берет Зритель, проходит примерно следующим образом:

УМНИК. Ну, спроси же меня что-нибудь.

ЗРИТЕЛЬ. А что спрашивать-то?

УМНИК. Неважно, главное спроси.

ЗРИТЕЛЬ. Какая сегодня погода?

УМНИК. Очень хорошо. (Хорошо поставленным голосом интервьюируемого «артиста, вещающего истины».) Вы правы, погода, другими словами, атмосфера спектакля очень важна, и создается она, прежде всего, игрой артистов, особенно моей игрой. И т.д.

Что меня привлекло в этой пьесе? Главным образом, то, что не нужно было учить роль. В сущности, можно молоть всякий вздор. Это является характерной чертой современного театра. И т.д.

КОЛОМБИНА вдруг разражается рыданиями.

УМНИК. Что с тобой, Коломбина?

Коломбина. Именно что со мной ничего и никого. Никто меня не хочет.

Клоуны, как могут, успокаивают Коломбину, но она безутешна.

Коломбина. Оставьте меня. Я бедная, неопытная, наивная девушка, меня некому защитить… Люди подлы, мир безумен, жизнь трудна. Я так устала…

ДУРАК. Ты хочешь уснуть?

Коломбина. Да. Вечным сном. Это такое счастье – уснуть и никогда уже не проснуться, уйти из этого балагана, не видеть ничьих лиц, все забыть, ничего не хотеть, не знать обмана, равнодушия, зависти, не ведать мелких ежедневных скучных забот …

УМНИК. Ты что, серьезно решила умереть?

Коломбина. Конечно.

ДУРАК. Еще до окончания спектакля? Кто же его доиграет?



КОЛОМБИНА. А что мне ваш спектакль? Возьми лист бумаги.

УМНИК. Зачем?

Коломбина. Я продиктую завещание. Пиши. «Я, несчастная Коломбина, находясь в здравом уме и ясной памяти, завещаю отдать мой дом"…

ДУРАК. У тебя есть дом?

Коломбина. Конечно.

УМНИК. А почему ты нам никогда об этом не говорила?

Коломбина. А почему я должна была говорить? Пиши: «Мой дом из четырнадцати комнат отдайте под детский сад или дом престарелых"…

УМНИК. «Отдайте»! Ты уверена, что находишься в здравом уме и ясной памяти?

Коломбина. Не перебивайте меня. Пишите: «Автомобиль продайте и деньги раздайте бедным."

ДУРАК. У тебя есть еще и автомобиль?!

Коломбина. А как же можно жить без автомобиля? Пишите дальше: «Мои кольца и прочие драгоценности пусть возьмет себе та, которая будет играть в этом театре вместо меня. (Утирает слезу.) Шубы, меха, платья, туфли, сумочки и прочую дребедень пусть разделят между собой женщины, которые проводят меня в последний путь, а наличные деньги…»

ДУРАК. У тебя есть еще и драгоценности?!!

УМНИК. И наличные деньги!?

Коломбина. Да, конечно. Они у меня в узелке под подушкой. Раздайте их зрителям в благодарность за их доброту.

ДУРАК. Все деньги?! Зрителям!?

Коломбина. Все. (Клоунам, с чувством.) А вам, дорогие друзья, мои товарищи по ремеслу, друзья по бедам и скитаниям, что в таком обилии выпадают на долю несчастных артистов, вам, с которыми я столько раз выходила на сцену, с которыми делила успехи и провалы, вам я завещаю самое главное: не печалиться обо мне, жить дружно, не ссориться и раз в год приходить на мою могилку с букетом скромных полевых цветов. (Утирает слезу.) Если вам захочется, назовите моим именем этот театр или хотя бы прибейте табличку с надписью: «Здесь играла Коломбина". Прощайте.

Лица друзей вытягиваются.

УМНИК. Постой, не умирай, куда ты так торопишься?

Коломбина. А зачем жить?

ДУРАК. Во-первых, надо прежде слегка подправить завещание.

УМНИК. Да-да, обязательно.

ДУРАК. С цветами на могилку пусть лучше придут к тебе зрители – тебе это будет приятнее, а заботу о драгоценностях и прочей дребедени мы, так уж и быть, возьмем на себя.

Умник. Опять же дом. Ты хочешь оставить его бедным – так мы тоже небогатые. Почему бы не подарить его нам?

Коломбина. Но вы же не хотите взять меня замуж.

УМНИК. Кто сказал, что не хотим? Лично я очень хочу.

ДУРАК. Он не хочет, это я хочу! Идем жениться, прямо сейчас.

Теперь клоуны изо всех сил пытаются ее завоевать и отобрать друг у друга.

УМНИК. Нет, я первый предложил.

Коломбина. А «три Д»?

УМНИК. Какие «три Д»? Ах, те? Я пошутил. Одного «Д» мне достаточно. А за него замуж не выходи. Он дурак. Это четвертое «Д».

ДУРАК. Подумаешь, дурак. Я надену очки и тоже стану умным. И, кроме того, если хочешь знать, я не обычный дурак.

УМНИК. А какой же?



ДУРАК. Я умный дурак. И кроме того, я итальянец. Горячий, южный итальянец.

КОЛОМБИНА. Ты итальянец?

ДУРАК. Конечно. Ты что, не знала? (Изображая итальянца, обнимает Коломбину, безостановочно тараторя по-«итальянски» и пытаясь петь на итальянский манер.) Коломбина, белиссима, я тебя очень аморе. Выходи за меня замуж, кара миа. Престо, ман нон троппо. Ты ведь тоже итальяно.

КОЛОМБИНА. Я?

ДУРАК. Конечно. Все Коломбины – итальянки. Они не бывают эстонками. Разве в тебе не говорит голос крови?

КОЛОМБИНА. Голос крови говорит, и еще как, но я не знала, что это оттого, что я итальянка.

ДУРАК. Ихь бин айне гуте клоун. Ихь хочу дихь хабен. Тебя иметь. Женой.

УМНИК. Что ты там лопочешь?

ДУРАК. Это по-итальянски, тебе все равно не понять.

УМНИК. Зато я лучше тебя показываю фокусы. (Показывает фокус.)

ДУРАК. А я лучше тебя жонглирую. (Жонглирует.)

УМНИК. А я лучше тебя хожу на голове. (Ходит на голове.)

ДУРАК. Я лучше него танцую.

УМНИК. А это мы еще посмотрим.

КОЛОМБИНА. Оставьте эти глупости. Кому нужно, чтобы муж ходил на голове и показывал фокусы? Мне от мужчины нужно совсем другое.

Клоуны танцуют с Коломбиной танго или канкан, соревнуясь между собой и отбирая ее друг у друга.

Танец кончается. Поклоны, аплодисменты. КЛОУНЫ возобновляют танец «на бис». Внезапно ДУРАК останавливается.

ДУРАК. Стоп!

УМНИК. (Не прекращая танца.) Что случилось?

ДУРАК. Пора в буфет.

УМНИК. (Сразу останавливаясь.) Правильно. Надо закусить.

ДУРАК. И выпить.

Коломбина. А зрители?



ДУРАК. Они тоже люди. (В зал.) Почтеннейшие зрители! По вашей просьбе объявляется перерыв!

Клоуны танцуют по направлению к выходу.

Антракт
Действие второе


Клоуны, все трое, появляются на сцене спокойные, отдохнувшие, сытые, довольные жизнью и собой, после плотной закуски в антракте. Они уютно усаживаются в креслах.
ДУРАК. (С сигарой в зубах.) Ну, что будем делать?

УМНИК. Мы же еще не кончили спектакль. Надо играть.

ДУРАК. Я знаю, что надо. Но не хочется.

УМНИК. (Ковыряя зубочисткой во рту.) Думаешь, мне хочется? Закусили, выпили... Теперь бы самое время вздремнуть.

КОЛОМБИНА. Спать хочется ужасно. Может, пойдем домой?

УМНИК. А публика?

КОЛОМБИНА. А что «публика»? Зачем она вообще сюда пришла? Чего она тут не видела? Мы ходим в театр, потому что нам за это платят. Хоть и не всегда. А они-то зачем?

ДУРАК. А я думаю, и публика будет рада пойти домой.

УМНИК. Как же, от нее дождешься.

КОЛОМБИНА. Публика в театре только мешает.

УМНИК. Ее надо просто не пускать. В хорошем театре не бывает публики.

ДУРАК. А плохих театров не бывает. Бывает только плохая публика.

КОЛОМБИНА. Это верно. Она глотает все, что ей всучивают, неразборчива, не ценит таких артистов, как мы с вами.

УМНИК. Сказать по правде, я устал всю жизнь кривляться на сцене. Копыта стерлись. (Голосом Канио из «Паяцев».) «Но все же должен я играть...»

ДУРАК. (Смотрит в зал и видит, что зрители уже сидят на своих местах. Он поспешно предупреждает об этом своих компаньонов.) Тише! (Шепотом) Зрители уже здесь! И микрофоны включены.

КОЛОМБИНА. Да, в самом деле… Почему нас не предупредили? (В зал, громким, хорошо поставленным актерским голосом, рассчитанным на аплодисменты.) Дорогие друзья! Мы хотим вам сказать, что в этот вечер нам особенно радостно выступать здесь. Мы чувствуем, что сегодня в этом зале собралась особенная публика, умная, чуткая, понимающая, благодарная. И встреча с вами – это настоящий праздник для нас. Спасибо вам!



Клоуны аплодируют.

УМНИК. А на то, что мы тут говорили, не обращайте внимания. Мы просто репетировали кусок другой пьесы.



ДУРАК. (Вздыхая.) Ну, что ж, делать нечего. Давайте продолжать. Надо зарабатывать деньги.

Актеры нехотя поднимаются.

КОЛОМБИНА. Все время «деньги, деньги, деньги»... Вслушайтесь – какое звонкое слово – деньги! Деньги! Деньг! Деньг! Так и слышно, как звякает. Волшебный колокольчик, который вечно зовет нас вперед.

ВМЕСТЕ.

Деньги, деньги, деньги, деньги,



Деньги, деньги, денежки,

Как ни прыгай, как ни бегай,

Никуда от них не денешься.
Деньги, звонкие монеты,

Деньги, деньги, денежки,

Почему их вечно нету,

Хоть ни с кем не делишься?


Денег нет. Как ни старайся,

Их у нас не водится.

Но чем меньше у нас денег,

Чаще их считать приходится.


Деньги, деньги, деньги, деньги,

Деньги, деньги, денежки,

Как ни прыгай, как ни бегай,

Никуда от них не денешься.


УМНИК. Все. Попели, надо играть.

Актеры начинают суетиться сцене, энергично, но без цели и порядка: натыкаются на стулья, друг на друга, и пр. Они явно не знают, что делать.

Коломбина. А что, собственно, мы будем играть?

УМНИК. Понятия не имею.

ДУРАК. А я и тем более. (Умнику.) Ты знаешь, что тебе надо говорить?

УМНИК. Знаю.

Коломбина. Ну, так начинай.

Умник. (Делает мучительные усилия, чтобы вспомнить.) Забыл.

ДУРАК. А я и раньше не знал. Нес, что в голову приходит.

Коломбина. Ну, так неси и сейчас.

ДУРАК. (После мучительных усилийь.) А сейчас мне ничего не приходит.

Коломбина. Слушайте, у нас ведь есть текст пьесы. Давайте возьмем листы со своими ролями и будем читать по бумажке.

ДУРАК. Это мысль! Где пьеса?



УМНИК. Где-то валяется.

ДУРАК. Давай ее сюда.

Клоуны ищут текст. Пьеса, разумеется, потеряна, они ищут ее в самых невероятных местах – за шкафом, у Коломбины под юбкой, и т. д. Находят наконец листки, путают их, вырывают друг у друга и т. д. Тексты ролей, конечно, не сходятся, клоуны читают всякую чушь, комментируют, спрашивают друг у друга, что это такое и пр.

ДУРАК. «В дирекцию театра. Напоминаю, что, несмотря на мои неоднократные и настойчивые требования, мне все еще не выплачена зарплата за два предыдущих месяца...» Что за ерунда?

УМНИК. Это не то, это мое заявление сюда случайно затесалось. Дай его сюда. Ты лучше читай роль.

ДУРАК. «Входит любовник».

УМНИК. Что еще за любовник? Чей любовник?

КОЛОМБИНА. Как чей? Мой, конечно.

УМНИК. Да нет у нас никакого любовника!

КОЛОМБИНА. Должен быть. Я хочу, чтобы был.

ДУРАК. (Умнику.) Поищи список действующих лиц.

УМНИК. (Покопавшись в листках.) Вот. «Действующие лица: Коломбина, Умник, Дурак, Любовник.»

КОЛОМБИНА. Вот видите, есть любовник!

УМНИК. Проклятый автор, зачем он вписал любовника? Где мы его возьмем?

ДУРАК. Обойдемся без любовника.

КОЛОМБИНА. Почему это без любовника? Обязательно с любовником.

ДУРАК. Если уж тебе так хочется, я буду твоим любовником.

Коломбина. Еще чего. Хочу молодого и красивого.

УМНИК. Давайте спросим у публики, может быть, кто-нибудь из зрителей согласится взять на себя эту роль бесплатно?

КОЛОМБИНА. Почему «бесплатно»? Я против.

УМНИК. Ты хочешь, чтобы ему платили?

КОЛОМБИНА. Я хочу, чтобы он мне платил!

ДУРАК. А я хочу не любовника, а любовницу!

УМНИК. Господи, какой балаган! Никто ничего толком не знает, ни в чем нет порядка, все не ладится, все ломается, горит, тонет, взрывается, сходит с рельс, никто ни за что не отвечает… Какой балаган!

ДУРАК. Ты смотри, наш балаган не трогай.

УМНИК. Я не про наш балаган говорю. А если и про наш, то не про этот наш.

ДУРАК. Вот его как раз и не трогай.



Коломбина. Так будет любовник или нет?

УМНИК. Не будет.

Коломбина. Тогда я отказываюсь играть. Кто написал эту чушь?

ДУРАК. Понятия не имею.



УМНИК. Посмотри на первой странице.

ДУРАК. (Находит нужный листок.) Какой-то Красногоров.

УМНИК. Красногоров? Первый раз слышу. Кто это такой?

ДУРАК. Думаешь, я знаю?

УМНИК. Выброси этот мусор в корзину, и начнем играть от фонаря. На чем мы остановились?

Коломбина. Думаешь, я помню? Это было так давно. Еще до перерыва.

УМНИК. Знаете, что я предлагаю? Начать все сначала. И так постепенно вспомним. Начали мы с того, что Коломбина хочет спать, а я ее усыплял.

КОЛОМБИНА. Я и сейчас хочу спать.

УМНИК. Значит, так: ложись, обмотай голову полотенцем и начинай жаловаться.



Артисты наскоро, в течение 5-7 минут, вспоминая с помощью публики последовательность событий, проигрывают первый акт, пародируя самих себя. Естественны разногласия, споры и пр. При этом артисты применяют разные трюки, например, имитируют прокручивание видеокассеты: ускоренно двигаются, ходят задом наперед и пр. Когда клоуны доходят до стриптиза, они просят Коломбину показать его еще раз. КОЛОМБИНА отвечает им, что «блинчики с вареньем только по воскресеньям». В конце концов артисты приходят к финалу первого акта: ДУРАК и УМНИК танцуют танго, оспаривая руку Коломбины.

УМНИК. (Радостно.) Вспомнили! Все вспомнили!



Танго заканчивается. КОЛОМБИНА выходит.

УМНИК. Итак, решено: на Коломбине женюсь я.

ДУРАК. Нет, ты не можешь жениться.

УМНИК. Почему?

ДУРАК. Потому что ты умный, а женятся только одни дураки.

УМНИК. За такие деньги – я хотел сказать, за такую невесту я согласен быть и дураком.



Умник валит Дурака на пол. Начинается потасовка. Входит Коломбина в новом платье.

Коломбина. Снова цапаетесь? (Умнику.) Что ты делаешь?

УМНИК. Ничего. Валяю Дурака.

ДУРАК. Неправда. Я сам валяюсь.

Коломбина. Ну, как я выгляжу?

УМНИК. Высший класс.



Коломбина. Ладно, с вами скучно. Ссорьтесь дальше, а я пойду что-нибудь надену.

УМНИК. Опять?

КОЛОМБИНА. Что значит «опять»? За последний час я переодевалась всего каких-нибудь три или четыре раза. (Выходит.)



УМНИК. Так кому же из нас она достанется?

ДУРАК. Давай кинем жребий. Орел – мне, решка – тебе.

УМНИК. Согласен. Не согласен. Согласен. Не согласен.

ДУРАК. Так согласен или не согласен?

УМНИК. Если Коломбина выпадет мне, согласен, а если тебе – не согласен.

ДУРАК. Ну хорошо. Давай тогда подеремся. Кто победит…

УМНИК. Не согласен. Драться больно.

ДУРАК. (Подумав.) У меня есть идея! (Уходит и возвращается со шкатулкой и длинным футляром.) Я предлагаю тебе русскую дуэль.

УМНИК. (Испуганно.) Это как?

ДУРАК. (Раскрывает шкатулку, в которой поблескивают два граненых стакана.) На стаканах. Кто кого перепьет, тот и есть настоящий мужчина. Ему и достанется Коломбина. (Достает из футляра большую бутыль.)

УМНИК. (Обрадовано потирая руки.) Это другое дело. Я согласен.

Друзья с удовольствием наливают по первому стакану.

ДУРАК. Ну, стреляем. Пиф-паф!

Пьют. Предлагают публике присоединиться к дуэли – но «со своей бутылкой». Входит КОЛОМБИНА в вызывающем наряде. Клоуны ошеломлены.

УМНИК. И это ты называешь «что-нибудь надеть»?

Коломбина. А что?



УМНИК. По-моему, это называется «что-нибудь снять».

КОЛОМБИНА. Если вам не нравится, я пойду снова переоденусь.



ДУРАК. Интересно, что на тебе останется к следующему выходу?

КОЛОМБИНА выходит.

УМНИК. Ну что, еще один залп?

Наливают, пьют.

ДУРАК. Давай пойдем на компромисс.

УМНИК. Это как это?

ДУРАК. Коломбина одна, а нас двое. Понимаешь?

УМНИК. Понимаю. Не понимаю.



ДУРАК. Надо делиться.

УМНИК. Это как это? Ага, понимаю. Делим Коломбину пополам. Какую ты хочешь половину, верхнюю или нижнюю?

ДУРАК. Допустим, верхнюю.

УМНИК. Тогда и я верхнюю.

ДУРАК. Зачем тебе верхняя половина?

УМНИК. А тебе?

ДУРАК. Не знаю.

УМНИК. И я не знаю.

ДУРАК. Ну хорошо, я возьму нижнюю половину.

УМНИК. Тогда и я нижнюю.

ДУРАК. Зачем тебе нижняя половина?

УМНИК. (Озадаченно.) Зачем? Чтобы тебе не досталось.

ДУРАК. Не говори глупостей – «верхняя, нижняя»… Мы ее пилить будем, что ли?

УМНИК. А как же тогда делить?

ДУРАК. Очень просто. Например, в четные дни женат на Коломбине буду я, а в нечетные – ты. А деньги пополам.

УМНИК. А она согласится?

ДУРАК. Конечно.

УМНИК. А я нет. Куда я буду деваться в четные дни?

ДУРАК. Давай тогда так: днем она твоя, а ночью –моя.

УМНИК. Ночью - твоя? Больно ты ушлый.

ДУРАК. Если тебе не нравится, давай наоборот: ночью твоя, а днем – моя.

УМНИК. Готовить и стирать она будет тебе, а ко мне только приходить спать? Не пойдет.

ДУРАК. Ну, хорошо. Давай сделаем так: ты будешь ее мужем, а я – любовником.

УМНИК. И чтобы она мне с тобой изменяла? Не согласен.

ДУРАК. Тогда наоборот: я – мужем, а ты - любовником.

УМНИК. (Соображая.) Ты – мужем, а я – любовником… Это другое дело.

ДУРАК. Значит, договорились?

УМНИК. Нет. Я не согласен.

ДУРАК. Ты же сам сказал, что это другое дело.

УМНИК. Но я не сказал, что согласен. Ты будешь с ней законно, а мне встречаться украдкой? И все время бояться?

ДУРАК. Зачем украдкой. Мы можем договориться. По четным дням она твоя, а по нечетным…

УМНИК. (Прерывая.) Хватит, эту песню я слышал. Не согласен.

ДУРАК. На что ты не согласен?

УМНИК. Ни на что. Почему я должен ее с кем-то делить? Дуэль, так дуэль. Победитель получает все.

ДУРАК. Ну хорошо, хочешь я совсем откажусь от Коломбины?

УМНИК. (Недоверчиво.) Совсем?

ДУРАК. Совсем. Бери Коломбину себе.

УМНИК. И в четные, и в нечетные дни?

ДУРАК. И ночи.

УМНИК. Это другое дело.

ДУРАК. Ты бери себе Коломбину, а дом, деньги и прочее я, так уж и быть, возьму себе.

УМНИК. Давай наоборот.

ДУРАК. Зачем тебе деньги?

УМНИК. А зачем мне Коломбина?

ДУРАК. Чтобы ею наслаждаться.

УМНИК. Без денег? Какое без них наслаждение?

Пьют. Появляется КОЛОМБИНА в новом, очень смелом наряде. Она делает несколько проходов, как манекенщица при показе мод. Клоуны пытаются ухаживать за ней.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет