Баллистическая


Детерминизм в физике и объективная реальность



жүктеу 8.2 Mb.
бет73/99
Дата04.03.2018
өлшемі8.2 Mb.
1   ...   69   70   71   72   73   74   75   76   ...   99

Детерминизм в физике и объективная реальность

Демокрит настолько был увлечён возможностью "сквозного" причинного объяснения мира, что объявлял всякого рода случайные события лишь субъективной иллюзией, порождённой незнанием подлинных причин происходящего. Знание же их, по убеждению Демокрита, превращает любую случайность в необходимость.



Б.Б. Виц, "Демокрит" [31, с. 62]
Основная проблема неклассической физики состоит, пожалуй, в том, что она лишает мир свойства быть объективной реальностью, делает его существенно зависящим от наблюдателя, то есть, по сути, отрицает материальность мира и материалистический подход в науке. Все понятия и свойства тел становятся условными, относительными, неопределёнными - не только время, пространство, длина, масса, но даже понятие волна и частица. Поэтому все кванто-релятивистские теории вполне подходят под определение релятивизма - идеалистического учения, отрицающего возможность объективного познания действительности вследствие якобы полной относительности наших знаний (§ 5.12.). В самом деле, Эйнштейн в своей теории относительности ставит весь мир в подчинение наблюдателю - на него всё завязано. Понятия ритма процессов, длины, массы и других индивидуальных характеристик тел, по Эйнштейну уже не имеют смысла безотносительно к наблюдателю. Это чистейшей воды субъективизм, отрицающий объективную реальность мира. Такая абсолютизация наблюдателя - это по сути возвращение к геоцентрической теории Аристотеля-Птолемея, ставивших в центр мира земного наблюдателя, относительно которого всё и вертелось. Так же как Аристотель не мог себе представить, что Солнце покоится, так и Эйнштейн не мог представить покоящегося солнечного луча света, который всегда должен двигаться относительно наблюдателя с одной и той же скоростью c, равно как с постоянной скоростью движется Солнце в системе Птолемея-Аристотеля. О том, что Эйнштейн свёл на нет достижение Коперника, говорил ещё век назад Тимирязев [25]. Именно абсолютизированный наблюдатель выступает во всех неклассических теориях как пуп Земли и задаёт физическую реальность.

Причём Эйнштейн утверждает, что зависимость явлений от наблюдателя имеет характер не просто иллюзии, а реальности. Так, ранее был рассмотрен эффект Доплера и Ритца, говорящий об изменении частоты от движущегося источника (§ 1.10.). Однако это изменение носит лишь видимый, мнимый характер. Мы знаем, что реальная частота процессов в источнике, разумеется, не меняется при движении наблюдателя относительно источника. Источнику свойственна собственная строго заданная частота. А следуя Эйнштейну можно было бы и в этом случае сказать, что в зависимости от движения источника и наблюдателя происходит реальное изменение частоты процессов источника. Причём разные наблюдатели, движущиеся с разными скоростями, зарегистрируют разные частоты источника и с релятивистских позиций Эйнштейна все они будут правы. Ведь и здесь нет способа узнать реально или мнимо изменение хода времени. То есть возникает неопределённость, индетерминизм - источник не имеет одной единственно заданной частоты - частота, время не существуют в объективной реальности, они относительны в согласии с определением релятивизма и в противоречии с материалистической классической картиной. То же самое и с массой, длиной - эти физические свойства теряют определённость, размываются и ставятся в зависимость от наблюдателя. Тем самым Эйнштейн сам идёт против детерминизма, который отстаивал в своей критике квантовой механики.

Могут возразить, что в такой относительности, зависимости явлений от наблюдателя нет ничего странного. Так, в книге Мартина Гарднера "Относительность для миллионов" [37] приведён такой пример: два человека равного роста смотрят друг на друга через одну и ту же рассеивающую линзу, отчего каждому кажется, что другой меньше, и в этом нет противоречия. Поэтому точно так же каждому из двух движущихся наблюдателей вполне может казаться, что другой короче и частота тиканья часов у него меньше. Но существенно то, что теория относительности указывает на реальность подобных изменений, тогда как мы знаем, что это просто фокус, иллюзия. Через линзу мы лишь видим предмет увеличенным, тогда как истинные его размеры остаются неизменными, существуя в объективной реальности. При движении ритм времени наблюдаемого объекта не меняется, сохраняя своё действительное значение. У Эйнштейна же объективная физическая реальность не существует, а определяется заново для каждого наблюдателя.

С ещё большими нарушениями детерминизма и попранием объективной реальности сталкиваемся в квантовой механике. Каждая частица оказывается размыта в форме тумана неопределённости, причём не просто распылена в каком-то объёме, а по принципу неопределённости Гейзенберга может находиться в каждой точке с некоторой вероятностью. Определить, в какой точке будет обнаружен, например электрон, принципиально невозможно, в отличие от известных примеров случайных вероятностных процессов (бросание монет, костей, движения броуновских частиц). Причём опять же это свойство оказывается напрямую связано с наблюдателем. В зависимости от скорости движения частицы относительно наблюдателя, её положение оказывается более или менее размытым. Кроме того, относительным становится и само понятие "частица". В зависимости от системы отсчёта и наблюдателя объект оказывается то волной, то частицей. Мы не только не можем определённо сказать, где находится в данный момент частица, но даже не можем толком указать частица ли это или волна. Это полный индетерминизм, неопределённость, лишающая мир всех физических свойств и прежде всего свойства быть объективной реальностью, независимой от наблюдателя.

Не зря против индетерминизма, неопределённости восставали все прогрессивные учёные, вспомним того же Столетова, ещё задолго до пришествия квантовой механики ставшего на борьбу с идеалистическими тенденциями в науке. Но и ещё задолго до этого отстаивал детерминизм Галилей и первый учёный-материалист Демокрит. Этот древнегреческий атомист отрицал индетерминизм не из глупого страха перед случайностью явлений. Напротив, именно Демокрит ввёл в физику случайное, вероятностное движение броуновских частиц под действие беспорядочных ударов атомов, спонтанное механическое развитие процессов, независимое от воли богов. Однако он понимал, что за этой случайностью стоит жёсткий порядок, причинно-следственная взаимосвязь явлений. Демокрит утверждал, что не существует реальной неопределённости, и все случайности лишь кажутся таковыми, поскольку мы не знаем исходных условий, связи явлений [31]. Так, подбрасывая монетку, игральную кость, мы не знаем, какой стороной она упадёт, но не потому, что это случайное, неопределённое событие, а потому что мы не знаем начальных условий её запуска (которые задаём бессистемно, произвольно). Если бы мы знали направление броска, скорость и угловую скорость жребия, мы могли бы точно сказать, что выпадет на основании законов механики. Более того, ещё Лаплас отметил, что обладая знанием скоростей и координат всех частиц мира, можно на основании законов механики как угодно точно вычислить их последующие положения, то есть предсказывать будущее, сколь угодно отдалённое. Итак, по Демокриту нет случайностей: все случайности - это неизбежное следствие предшествующих событий. Поэтому электрон, имеющий строго определённую скорость и положение, всегда попадёт в строго определённую щель или место на экране, даже если мы не знаем его характеристик (§ 4.10.).

Порой утверждают, что весь этот релятивизм и индетерминизм - это лишь продолжение программы Демокрита, Коперника, Галилея и Ньютона. Именно Демокрит, а затем и Коперник с Галилеем ввели в механику кинематический принцип относительности, показав относительность понятия скорости. То есть если предмет движется в одной системе с заданной скоростью, то в другой системе, движущейся относительно первой, скорость предмета будет иная. Наглядный пример: движение пешехода относительно наблюдателя на станции и наблюдателя в поезде, на корабле (§ 2.19.). Благодаря этому Коперник показал, что видимое движение Солнца по небу не обязательно свидетельствует о его движении, и в действительности движется, вращается Земля. В этом суть кинематического принципа относительности и баллистического принципа в БТР. Но это никоим образом не лишает мир объективной реальности, а как раз утверждает её. Нет ничего странного в том, что с разных точек зрения, разными наблюдателями всё видится по-разному: если первому одни предметы кажутся ближе, быстрее, то второму - другие.

Принцип же Демокрита и Коперника как раз и утверждает, что все такие воспринимаемые наблюдателем движения звёзд и планет по небесной сфере - это лишь видимость, иллюзия. Существует чёткий вариант взаимного положения и движения тел - существует объективная реальность, по-разному воспринимаемая разными людьми. А неклассические теории относительности и квантовой механики, напротив, вернули к теориям Птолемея и Аристотеля, приписав видимости статус реальности, абсолютизировав наблюдателя. Не зря, выходит, Тимирязев обвинял Эйнштейна, который обесценил своей теорией открытие Коперника, жертву Бруно, подвиг Галилея. Что же касается скорости, то относительность этого понятия следует, в отличие от относительности массы, времени, уже из определения - скорость вводится как отношение смещения в пространстве ко времени этого смещения. Естественно, что по-разному движущимся наблюдателям, относительно которых это смещение разное, и скорость тел представляется различной. Важно, что существует одна единственная скорость движения тела относительно выбранной определённым образом системы отсчёта.

Итак, неклассические теории навязывают нам нематериалистические, иррациональные, мистические взгляды, индетерминизм и релятивизм, отвергая объективную реальность. Весь мир неклассической физики XX века - это комната смеха, королевство кривых зеркал. И нас призывают считать реальными не истинный вид предмета, а его кривые, изогнутые изображения, видимые разными наблюдателями в разных зеркалах. В таких зеркалах медленно идущие процессы кажутся быстротекущими и наоборот; большое кажется малым и обратно; кривое выглядит прямым, а прямое - скошенным; небольшая палка, частица представляется вытянутой и волнистой, а волна выглядит прямой как стрела или точечной. А хуже всего, что именно эти искривлённые изображения и мнения наблюдателей нас и призывают считать за образец красоты и истинности, как в повести В. Губарева "Королевство кривых зеркал". Разумеется, такой подход к явлениям мира нельзя считать научным. В мире господствует детерминизм: все тела и частицы имеют строго определённые координаты и физические свойства. Далее покажем, как на основании этого строго научного подхода и чётко заданного в рамках БТР положения частиц в атомах и кристаллах объясняются различные феномены и свойства физических субстанций и твёрдых тел.





    1. Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   69   70   71   72   73   74   75   76   ...   99


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет