Баллистическая


Роль критики и опыта в развитии БТР



жүктеу 8.2 Mb.
бет97/99
Дата04.03.2018
өлшемі8.2 Mb.
1   ...   91   92   93   94   95   96   97   98   99

Роль критики и опыта в развитии БТР

Сумневающийся я.



Михайло Ломоносов [84]
Итак, БТР, несомненно, рано или поздно столкнётся с критикой, дотошной и хорошо продуманной. И это замечательно! Критика необходима любой новой теории, не только чтоб изучить её возможности и принять решение о её справедливости или ошибочности, но и для развития, уточнения теории, привлечения к ней внимания. Не зря учёные долгое время боялись критиковать БТР, видя её огромные возможности и преимущества перед СТО и квантмехом. О Ритце и его теории предпочитали просто молчать, обходить этот неудобный вопрос стороной. Вот почему о БТР многие даже не знают и испытывают искреннее удивление, обнаружив столь простую и изящную классическую теорию.

Верную теорию критика делает лучше - уточняет, развивает, закаляет своим жаром и холодом, ударами своего молота. Тогда как ложную теорию критика ломает, ослабляет. Не случайно теорию относительности всячески оберегают от критики и особенно от рассмотрения её альтернатив - для неё это смертельно. По той же причине кванторелятивисты очень не любят, когда им задают некоторые простые вопросы. Скажем, что такое свет? Или, что происходит в объективной реальности, в отсутствие наблюдателя? Отвечать начинают либо туманным мистическим языком, либо кучей формул, поскольку наглядно объяснить не могут. От этого и учителя испытывают дискомфорт, а ученики причину непонимания видят в своей умственной неполноценности, особенно когда все делают вид, словно им всё ясно и понятно.

Применяется древний принцип из сказки про Голого Короля, когда каждый боится выдать своё невежество и непонимание, тем самым поддерживая заговор молчания. Или используется принцип из сказки В. Губарева "Королевство кривых зеркал", где уродство выдают за эталон красоты при рассмотрении в кривом зеркале формул. Но реально причина непонимания всегда не в ученике, а в учителе. Ещё Резерфорд говорил, что надо в три шеи гнать учёного, не способного популярно объяснить уборщице из его лаборатории, пятилетнему мальчишке с улицы своих научных изысканий. Как говорят, нет плохих учеников, есть плохие учителя. В случае ложных теорий именно у умных неравнодушных учеников, задающихся правильными вопросами, возникает наибольшее недоумение. Поэтому скользкие моменты квантовой механики и теории относительности обходят молчанием, всячески сглаживая дефекты теории, давая обтекаемые формулировки, хоть именно на них и следовало бы заострять внимание.

Такое впечатление, что действительный смысл современной науки, как у иных студентов на экзамене, состоит не в стремлении показать глубину и основательность знаний, а, по возможности, скрыть глубину незнания, непонимания сути явлений, процессов, эффектов. Если копнуть поглубже, то в фундаментальной физике обнаружится жуткая неразбериха. Поэтому по ряду вопросов в науке принято молчать. БТР же призывает к критическому подходу, анализу любых её положений и выводов. Именно критику Ритц положил в основу своей фундаментальной работы по БТР [8] и конструктивную критику, по убеждению автора, даёт настоящая книга. Критика и должна быть здоровой, объективной, созидательной и конструктивной, а не злопыхательской - не критикой ради критики. Многие же из тех, кто критикует СТО и квантовую механику, ограничиваются лишь поруганием этих теорий, указанием на их слабые места, ничего не предлагая взамен. Однако учёные никогда не откажутся от принятых теорий, покуда им не предложат новые теории, которые лучше описывают явления. Цель данной книги состоит не в том, чтобы опровергнуть неклассическую физику, а в том, чтобы показать её альтернативу, понять природу явлений, построить новое, кристально ясное их описание. Поэтому критика необходима и БТР, не только для её проверки и уточнения, но и для углубления, развития соответствующего матаппарата, разработанного ещё очень слабо: слишком широк круг пересматриваемых явлений природы.

Особенно учёные боятся критики со стороны неспециалистов, задающих простые, но глубокие вопросы, над которыми никто не задумывался. От таких вопросов нельзя отделаться, как в ответах коллегам туманными объяснениями и громоздкими формулами, нельзя и надавить на неспециалистов. Поэтому учёные предпочли бы вообще избежать подобных ситуаций, совершенно отгородившись от тех, кого они называют дилетантами, и добившись исключительного права заниматься наукой в своей башне из слоновой кости. Поэтому многие учёные выступают против популяризации науки, в сторону её предельной математизации, сокрытия от непосвящённых, по примеру жрецов и монахов древности.

Прежде такую кодирующую функцию выполняла латынь, недоступная простому люду, а потому дающая учёным право исключительной власти, монополии знания, выделяющая, как ныне математика, их в сферу избранных, - научной элиты. И, напротив, наряду с ними существуют люди из среды неспециалистов, популяризирующие науку и призывающие нести истину и знания в мир, в массы, излагающие всё на доступном, понятном языке и показывающие, что в науке нет ничего сложного. Возможно, именно поэтому такие герои как Прометей, Демокрит, Лукреций, Бруно, Галилей (написавший свои Диалоги в популярной форме, причём не на латыни, а на итальянском), и подвергались во все времена гонениям, особенно когда они несли в мир крамольные идеи, расходящиеся с официально принятыми догмами и легендами, которыми жрецы-академики хотели бы потчевать "простой люд". Во все времена существовали учёные-исследователи, которые открывали истину, несли знание в мир, и противоборствующая категория учёных-жрецов, которые присваивали, затемняли и коверкали знание, пряча его от народа, применяя математическую и метафизическую кабалистику.

Теории Ритца необходима не только теоретическая критика, но, гораздо больше, - практическая проверка основ и выводов БТР с помощью экспериментов и наблюдений, особенно в тех случаях, где предсказания БТР сильно расходятся с выводами электродинамики, теории относительности и квантовой механики. Лучший способ проверить теорию Ритца состоит в непосредственной проверке баллистического принципа в вакууме, скажем с помощью каналовых лучей (§ 2.9.), в космосе, например путём радарных измерений, с соблюдением всех предосторожностей по учёту влияния переизлучающих сред. Это могут быть и тонкие электродинамические опыты, многие из которых были предложены ещё Ритцем [8]. Наконец самым эффектным и бесспорным доказательством ошибочности теории относительности и правоты Ритца будет надёжное обнаружение сверхсветовых частиц в ускорителях и космических лучах. Впрочем, расхождения предсказаний СТО и БТР о скорости частиц в ускорителях могут обнаружиться уже и на околосветовых скоростях. Эти скорости можно измерить непосредственно, к примеру, с помощью классического эффекта Доплера по излучению разогнанных ускорителем ионов водорода, если сравнить эту скорость с найденной прямым расчётом. Только опыты, критика, основанная на фактах, позволят окончательно решить, какая из теорий, СТО или БТР, справедлива.

В то же время надо помнить, что даже обоснованная критика не всегда говорит об ошибочности концепции, - вспомним критику теории Коперника, или критику теории Ритца на основании наблюдений двойных звёзд и других некорректных экспериментов. Как отмечал ещё Дж. Бруно, часто бывает так, словно все факты говорят против теории, и всё же именно она справедлива. А уж сколько известно сюжетов про обвинительный судебный акт, где, казалось бы, и комар носа не подточит, а на поверку все аргументы оказываются липовыми. По этому поводу хорошо сказал герой одного фильма: "Прокурор должен создать обвинение, как будто он строит дом. Каждое доказательство - это как кирпич в здании. Он показал тебе кирпич, показал, что у него прямые углы и что он выглядит идеально. Но когда посмотришь с другой стороны, то все кирпичи оказываются тонкими, как эта игральная карта. И всё дело оказывается иллюзией, фокусом". Именно такой иллюзией, карточным домиком представляется и здание теории относительности и предъявленные её сторонниками свидетельства против теории Ритца [2, 3]. В каждом из этих свидетельств оказался изъян, сводящий на нет всё доказательство.

Итак, критика, неважно критикуется ли БТР или современная физика, - это всегда хорошо. Только в споре, а не в односторонне принятом решении, открывается истина. Поэтому любой опыт, любое его объяснение, любое положение любой теории следует смело подвергать критике, сомнению, ничего не принимая на веру. Так же не следует слепо верить и самой критике: необходимо беспристрастно анализировать доказательства. Это не значит, что всё надо категорично отрицать, но надо относиться ко всему с сомнением, быть готовым отбросить то или иное положение, если анализ покажет его ошибочность. Каждую теорию надо постоянно проверять на прочность, бить её молотом критики, снарядами умных вопросов, а не оберегать как хрупкую и неприкосновенную святыню или игрушку.



    1. Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   91   92   93   94   95   96   97   98   99


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет