Безымянная звезда



жүктеу 1.03 Mb.
бет1/7
Дата25.05.2018
өлшемі1.03 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7




Михаил Себастиан

Безымянная звезда


комедия в трех действиях

перевод с румынского И. Константиновского


Действующие лица



Неизвестная

Учитель

Григ

Мадемуазель Куку



Начальник вокзала

Паску

Удря

Иким

Ученица

Кондуктор

Крестьянин
Действие первое

Маленький провинциальный вокзал. Кабинет начальника вокзала. Здесь же помещаются служба движения, билетная касса, телеграф. В задней стене большое окно и застекленная дверь, выходящая на перрон. Сквозь закопченные стекла виден перрон, фонарные столбы, рельсы, в глубине несколько товарных вагонов на тупиковом пути.

Между окном и дверью висят большие часы с застывшими в неподвижности стрелками. Они показывают три часа двенадцать минут. Посредине правой стены маленькое квадратное окошко, выходящее в зал ожидания. Это — билетная касса.

Мебель и различные предметы вокзальной обстановки: телеграф, жезло­вое устройство, телефон и т. д. На стенах расписание поездов и железно­дорожные объявления.

Когда поднимается занавес, сцена пуста. Звонит телефон, бог весть с каких пор стучит телеграф, но ответить некому. Дверь, ведущая на пер­рон, распахнута. Где-то поблизости пыхтит маневрирующий паровоз. Слышен заспанный голос: «Берегись! Паровоз! Берегись!» Тонкий прон­зительный свисток, лязг буферов и т. д.

Телефон продолжает звонить, телеграф —стучать.

Явление 1

НАЧАЛЬНИК ВОКЗАЛА, КРЕСТЬЯНИН.

Входит начальник вокзала в форменной фуражке с флажком в руках. Он направляется к телеграфу, просматривает ленту, рвет ее и останавливает аппарат. После этого идет к висящему на стене телефо­ну, вертит рукоятку и снимает трубку.

Начальник. Алло, алло...

По-видимому, никто не отвечает. Отбой. Со станции снова доносится свисток паровоза.

Начальник (идет к двери и, складывая ладоши рупором, кричит). Иким! Иким! Когда пройдет скорый, гляди в оба! Посматривай за утками и гусями. Если раздавят хоть одну, я тебя заставлю ее съесть... и оплатить!.. (Снимает фуражку и вешает ее на стенку. Садится за телеграфный столик и снова просматривает ленту.)

В дверях появляется крестьянин.

Крестьянин. Ежели вам не трудно...

Начальник (строго). Что тебе нужно?

Крестьянин. Билет до...

Начальник. Иди в билетную кассу.

Крестьянин. Так я бы сказал, начальник...

Начальник. Иди в билетную кассу. Не слышишь? (Встает и подходит к двери.) Сюда вход воспрещен. Вот на дверях на­писано. (Закрывает дверь.) «Вход посторонним воспрещен». Строго воспрещен.

Крестьянин, оставшийся на перроне перед захлопнувшейся перед его носом дверью, минуту стоит неподвижно, как бы перечитывая объявле­ние, потом идет влево, проходит мимо окна и исчезает. Начальник воз­вращается к столу. Только он садится, раздается стук в маленькое окош­ко справа. Начальник поднимает дверцу, в окошке показывается голова крестьянина.

Начальник. Что тебе нужно?

Крестьянин. Так вот, дайте мне белет до...

Начальник (коротко). Успеешь! (Хочет закрыть дверцу.)

Крестьянин. Так это не здесь белетная касса?

Начальник. Здесь, она закрыта.

Крестьянин. Так вы же сказали...

Начальник. Тебе человеческим языком говорят: закрыто!

Крестьянин. А когда она откроется?

Начальник. Там написано. (Приподнимает дверцу и читает объявление на стеклу.) «Билетная касса открывается за пол­часа до прихода поезда».

Крестьянин (просовывая голову в окошко). А когда поезд придет?

Начальник. Там написано. (Снова захлопывает дверцу и са­дится за свой стол.)По перрону мимо окна проходит учитель. Через секунду он появляет­ся у двери, в нерешительности останавливается, поднимает голову и смот­рит — по-видимому, на перронные часы, сверяет их со своими ручными, потом приоткрывает дверь.

Явление 2



НАЧАЛЬНИК ВОКЗАЛА, УЧИТЕЛЬ.

Учителю тридцать—тридцать два года. Он одет опрятно, со вкусом, но скромно.

Учитель. Здравствуйте.

Начальник (радушно). А-а-а! Честь имею, господин учитель.

Учитель (останавливаясь на пороге). Я хотел...

Начальник. Заходите, прошу вас.

Учитель. Я хотел... Я хотел только спросить... часы на перроне спешат, да?

Начальник. Бывает. Иногда спешат, иногда отстают, всяко бывает.

Учитель. Я тоже так думал... потому что...

Начальник (предлагая стул). Пожалуйста. Садитесь.

Учитель. Нет, благодарю вас. Я хотел только узнать, который час. (Смотрит на часы, висящие на стене.) Двенадцать минут четвертого?! Не может быть. (Смотрит на свои часы.)

Начальник. А по вашим сколько?

Учитель. Без двадцати минут семь.

Начальник. Оно, пожалуй, так. (Подходит к часам и передви­гает руками стрелки.) Мда. Приходится самому передвигать... Если бы я на них полагался...

Учитель. Выходит... значит, выходит, что вы никогда не знаете, который час?

Начальник. Вот еще!.. Как же не знать? Когда проходит пас­сажирский семьсот сорок седьмой из Кымпины — восемь часов. Идет сто пятнадцатый из Синаи — восемь двадцать. Встречаются шестьдесят третий с девяносто седьмым — значит, две­надцать и пять. Когда приходит мадемуазель Куку — семь часов. Ровно семь.

Учитель. А если опаздывает?

Начальник. Кто? Мадемуазель Куку? Вы ее плохо знаете.

Учитель. Нет. Поезд. Как вы узнаете, что поезд опаздывает?

Начальник. А зачем мне знать заранее? Меня он всегда найдет на месте — пускай опаздывает.

Учитель. Все же... например, сегодня... пассажирский придет во-время?

Начальник. А вам зачем? Куда-нибудь уезжаете или ждете кого-нибудь?

Учитель. Да... жду...

Начальник. Кого?

Учитель. Нет, собственно, я никого не жду. Я дал господину Паску денег, чтобы он мне кое-что привез из Бухареста.

Начальник. Это какому Паску?

Учитель. Паску, у которого лавка на старой улице.

Начальник. А! Так это же наш человек. Я его видел утром, когда он уезжал.

Учитель (слегка встревоженный). Вы с ним разговаривали? Он говорил вам, что вернется вечером?

Начальник. Не очень-то мы разговаривали: я спать хотел. За­сиделся вчера у судьи — в покер играли. Ох, и обобрали же они меня—до нитки!

Учитель. Значит, вы не разговаривали с Паску?

Начальник. Я-то — нет, но моя жена просила его привезти из Бухареста не то ленты, не то иголки. Я даже сказал ей: охота тебе вставать на заре морочить человеку голову.

Учитель (озабоченно поглядывая на стенные часы, потом на свои). Только бы он не опоздал.

Начальник. Это почему? У вас важное дело?

Учитель (уклончиво). Да... Видите ли...

Начальник. Держу пари: опять книга!

Учитель (как бы оправдываясь). Да...

Начальник (укоризненно). Все книгами балуетесь, господин учитель.

Учитель. Эта книга... как бы вам сказать? Это редкая, особен­ная книга... Я давно выписал ее из-за границы... Еще зимой. И уже думал, что она не придет, что она распродана, а вчера утром получаю извещение из Бухареста от букиниста, что кни­га прибыла... Вот я и попросил господина Паску...

Начальник. И даже не хватило терпения ждать, пока он сам принесет? Пришли на вокзал его встречать?

Учитель. Я ведь ее давно жду.

Начальник. Книги — большой порок, господин учитель. Да-да, настоящий порок. Никак не можете ими насытиться. Как раз у судьи мы говорили об этом. «Хороший парень наш учитель,— говорил фармацевт Ласку,—но у него недостаток: день-деньской сидит, уткнувшись носом в книги».

Учитель. Он преувеличивает.

Начальник. Да нет же, это так. Хоть бы вас когда-нибудь ви­дели в кафе, в парке или в пивной... Хоть бы вы когда-нибудь выпили рюмку водки, поболтали, перекинулись бы в картиш­ки, как все люди.

Учитель. У меня нет времени.

Начальник. Браво! Вот это мне нравится. А разве у нас есть время?.. Но что поделаешь... Как говорит мадемуазель Куку: если в таком захолустье даже мы, интеллигенция...

Учитель (снова озабоченно посмотрел на свои часы, потом све­рил их с вокзальными). Господин начальник! По-моему, ваши часы стоят.

Начальник. Это почему же?

Учитель. На моих уже без четверти семь.

Начальник. Вот как? (Подходит к часам и передвигает минут­ную стрелку.) Как быстро летит время!

Учитель. А еще долго ждать пассажирского?

Начальник. Сначала должен пройти скорый.

Учитель. Какой скорый?

Начальник. Дизель.

Учитель. Ах так? Значит, я пришел слишком рано. Могу уйти и успеть вернуться.

Начальник. А зачем вам уходить? Оставайтесь-ка лучше здесь, посмотрите, как проходит дизель,— это красивое зре­лище.

Учитель. Нет, у меня дела.

Начальник. В нем всегда полно франтов, шикарных барынь, едущих в Синаю, в казино.

Учитель. Нет, я ухожу. Но я вернусь еще. (Выходит.)
В то же мгновение видно в окно, как на перроне появляется кладовщик Иким с тележкой. Он почти сталкивается с учителем у дверей. Учитель уходит влево, Иким останавливается у открытой двери.

Явление 3

НАЧАЛЬНИК ВОКЗАЛА, ИКИМ, КРЕСТЬЯНИН (у окошка).
Иким (в дверях). Господин шеф! Барыня приказали, чтобы вы дали мне денег: ей надо за покупками.

Начальник. Сколько?

Иким. Они сказали — пятьсот.

Начальник. Пятьсот? (Выдвигает ящик стола, заглядывает в него, потом снова закрывает.) Пусть отложит на завтра — завтра платят жалованье.

Иким. Они сказали — сейчас... потому они собрались в город, а на завтра откладывать никак нельзя: может прийти в гости мадам Ласку.

Начальник. Вот чертовщина. (Снова выдвигает ящик, смотрит в него и снова закрывает.) Послушай, Иким: у тебя не най­дется мелочи до завтра?

Иким. Никак нет-с, господин шеф. Потому, вы же меня застави­ли уплатить за утку... ту, которую раздавил скорый...

Начальник. А что я мог поделать, Иким? Таков порядок. По­рядок прежде всего.

Иким (бормоча про себя). Хоть бы я ее съел.

Начальник (обшарил свои карманы, снова открыл и закрыл ящик, потом, что-то вспомнив, идет к окошку, поднимает двер­цу и кричит). Эй! Никого нет за билетами? Касса открыта!

Никто не откликается.

(Снова опускает дверцу.) Послушай, Иким, здесь, кажется, был кто-то, хотел билет купить. Посмотри, куда он девался.



Раздается стук в окошко.

Погоди, кажется, вернулся. (Снова открывает окошко.) Тебе что надо?



Крестьянин (заглядывая). Стало быть, продайте мне белет..

Начальник. Куда?

Крестьянин. До станции Жировыц. Сколько платить?

Начальник. Триста восемьдесят лей третьим классом. Или ты хочешь вторым?

Крестьянин. Господи помилуй! Сколько вы сказали?

Начальник. Триста восемьдесят.

Иким. Господин шеф! Это мало. Барыня сказали —пятьсот.

Начальник. Послушай: я тебе лучше дам билет до Имоасы. Пятьсот девять лей. Зачем тебе в Жировыц?

Крестьянин. Так у меня же постолы для продажи, а в Жировыцах у меня кум, лавку держит.

Начальник. А в Имоасе у тебя нет кума?

Крестьянин. Как же, есть, потому я сам родом из...

Начальник (перебивая). Прекрасно. Вот тебе билет до Имоасы. (Берет из стопки билет, штемпелюет его.) Пятьсот девять лей.

Крестьянин. Пятьсот девять? Так мне же надо в Жировыцы.

Начальник. Это ничего не значит. Сойдешь в Жировыцах, сде­лаешь свое дело, а на другой день сядешь в поезд и поедешь дальше, в Имоасу.

Крестьянин. А что же я буду делать в Имоасе?

Начальник. Разве ты не говорил, что у тебя там кум?

Крестьянин. Говорил.

Начальник. Что ж тебе еще надо? Выкладывай деньги и будь здоров!

Крестьянин (считая деньги). Четыреста... пятьсот... и четыре, и шесть, и девять...

Начальник (берет деньги и мгновенно опускает дверцу; Икиму). Передай деньги барыне, Иким.

Иким. Понятно, господин шеф. (Выходит, берет свою тележку и идет по перрону вправо.)

Снова стучат в окошко.

Начальник (открывает). В чем дело? Что тебе еще надо?

Крестьянин. А ежели я поеду в Имоасу, надо будет опять платить деньги?

Начальник. Нет. Прокомпостируешь билет на вокзале.

Крестьянин. Ах, вот оно, стало быть...

Начальник не дает ему закончить и захлопывает окошко.

Явление 4



НАЧАЛЬНИК ВОКЗАЛА, МАДЕМУАЗЕЛЬ КУКУ.

Заработал телеграф. Начальник следит за лентой. В окно видно, как на перроне появляется мадемуазель Куку.

НАЧАЛЬНИК (стучит в окно). Целую ручки, мадемуазель Куку.

Куку. Здравствуйте, господин Испас. (Проходит мимо двери, про­должая свою прогулку по перрону.)

Начальник (встает из-за стола, подходит к часам и передви­гает минутную стрелку на семь часов). Как быстро летит вре­мя! (Идет к двери и останавливается на пороге.) Жарко! Чер­товски жарко, мадемуазель Куку.

Куку. А мне кажется, что здесь на вокзале прохладнее.

Начальник. Ну да. Это вам только кажется. Ни за что не по­думать, что май. Темнеет, а духота, как в июле.

Куку. Что я слышала, господин Испас? Дизельэлектропоезд раз­давил у вас индюка.

Начальник. Как?

Куку. Это мне рассказала в учительской мадам Войня — химич­ка. Ее муж узнал от почтмейстера.

Начальник. Ничего подобного, мадемуазель Куку. Во-первых, это был не дизель, а скорый. Во-вторых, не индюка, а утку.

Куку. Как люди преувеличивают!

Начальник. Обыкновенная утка с серым клювом. Жена при­готовила ее с капустой. Объедение!

Куку. А, кажется, была история и с индюком? Или с индюшкой?

Начальник. Так это же было на троицу, недели три тому на­зад. Ее переехал товарный.

Весь разговор происходит в глубине сцены. Начальник стоит в дверях а мадемуазель Куку — на перроне.

Куку (вздрагивает и быстро входит в кабинет). Тсс! Ученица!

Начальник. Ученица!

Куку. Мне кажется, что это Замфиреску. Замфиреску из шестого.

Начальник. Станьте за дверь, чтобы она вас не увидела. А то вы ее спугнете!

Куку (прячется за дверь, прикладывая палец к губам). Тсс!

Начальник. Погодите, я посмотрю. (Выходит на перрон и с безразличным видом смотрит во все стороны; потом возвра­щается в кабинет.) Никого. Вам показалось. Никого нет.

Куку. Если я ее поймаю — выгоню из школы!

Начальник. Вы слишком строги.

Куку (решительно). Обязательно выгоню. Я им тысячу раз гово­рила, что на вокзал ходить запрещено. Я даже повесило, объ­явление. Что это за распущенность! Чуть что — на вокзал!

Начальник. Эге! Им тоже здесь нравится... здесь прохладнее.

Куку. Уж я-то знаю, что им нравится. Им нравится глазеть в окна вагонов и подмигивать бухарестским щеголям.

Звонит телефон.

Начальник (берет трубку). Алло!.. Да... Первая линия... При­вет... (Дает отбой). Подходит дизель из Синаи. Ему уже от­крыли светофор. (Снимает фуражку с гвоздя и надевает.)

Куку. Этот дизель — настоящий скандал. С тех пор как его пу­стили, в старших классах все девчонки голову потеряли.

Начальник. А ведь он даже и не останавливается. Что было бы, если бы он останавливался?

Куку (возмущенно). Останавливался? Кому это нужно? Только не нам.

Начальник. Это роскошный поезд, мадемуазель Куку. Он на нас и не смотрит.

Куку. Развратный поезд, господин Испас. Набит женщинами лег­кого поведения и картежниками.

Начальник. Это, конечно, так. Когда он проходит, пахнет духами.

Куку. Не знаю, чем пахнет, но в порядочном городе это надо было бы запретить. Я бы заставила его проезжать ночью и с опущенными шторами.

Начальник. А мне, по правде сказать, жаль, что он только проносится мимо... а я стою с рукой под козырек.

Куку (неодобрительно). Вы стоите под козырек?

Начальник. А что делать? Таков порядок!.. (После паузы, со злостью.) Эх, дал бы господи снежную зиму с заносами, чтобы они застряли тут. Я бы их всех вытащил из купе, сунул в руки лопаты: ну-ка, давайте чистить пути...

Куку. Вот бы и хорошо!

Начальник. Эге! Сколько я видел таких случаев. Когда я слу­жил в Дедулештах на линии Фэурей, лет двадцать назад... однажды осенью, как сейчас помню...

Слышен свисток паровоза.

(Вздрагивают.) Слышите: идет! (Выходит на перрон.)



Шум подходящего поезда усиливается. Мадемуазель Куку тоже выходит на перрон, но на пороге останавливается — она что-то увидела... Делает шаг назад и угрожающе выглядывает из-за двери. Поезд приближается и со свистом и грохотом проносится мимо. Несколько секунд слышен только лязг удаляющегося дизеля. Начальник, который виден был в окно с рукой под козырек, уходит по перрону вправо.

Явление 5

КУКУ, УЧЕНИЦА.

Мадемуазель Куку (делая шаг на перрон). Замфиреску! (Грозно.) Стой! Ну-ка, подите сюда, барышня... Поближе! По­ближе, не слышишь?



В окно видно, как слева появляется ученица в школьной форме. Она испуганно приближается к грозной мадемуазель Куку, которая стоит в дверях и манит ее пальцем.

Вот ты какая? Вот где ты околачиваешься? На вокзале? Да?



Ученица (растерянно). Мадемуазель...

Куку. Молчи!

Справа показывается Иким со своей тележкой.

(Жестом указывает ученице на дверь.) Войди сюда...



Девушка колеблется.

Входи, не слышишь? (Вталкивает ее в кабинет и закрывает за ней дверь.) Зачем ты сюда пришла?



Ученица (еле живая от страха). Прошу вас, мадемуазель...

Куку. Молчать! (Резко.) Ты зачем сюда пришла?

Ученица. Мадемуазель, прошу вас...

Куку. Молчать! Несчастная. Посмей только пикнуть. Где твой номер?

Ученица (испуганно). Номер?

Куку (хватая ее за левый рукав). Да, номер, школьный номер, который должен быть пришит к форме. Притворяешься, что не знаешь? Какой у тебя номер?

Ученица. Двести восемнадцатый.

Куку. Где он?

Ученица. У... у... упал...

Куку. Ты пристегнула его булавкой, Замфиреску!

Ученица. Прошу вас, мадемуазель...

Куку. Молчать! (Засовывает руку в верхний карман передника и извлекает оттуда кусочек материи.) Ты его приколола булав­кой? С каких пор ты носишь передник, стянутым в талии? Ты где, на балу?

Явление 6

МАДЕМУАЗЕЛЬ КУКУ, УЧЕНИЦА, УЧИТЕЛЬ.

Учитель (открывает дверь и хочет войти, но, увидев мадемуа­зель Куку, останавливается на пороге). Пардон. (Хочет рети­роваться.)

Куку. Погодите, погодите, господин Мирою. Взгляните своими глазами.

Учитель (входя). Что-нибудь случилось? Что случилось?

Куку. Что случилось? Вы еще спрашиваете, что случилось? (Уни­чтожающим тоном.) Только что прошел дизель, и я поймала эту мадемуазель на перроне.

Учитель (мягко). На самом перроне?

Куку (уничтожающе). На самом перроне.

Учитель. Может быть... она не знала...

Ученица (с некоторой надеждой). Господин учитель...

Куку. Молчать! (Учителю.) Не знала? Как это — не знала? (Уче­нице.) Как ты могла не знать? Разве в школе не висит объяв­ление? Черным по белому. Разве вы его не переписывали семьдесят пять раз? Разве вы его не заучили наизусть? (Ме­няя тон. Приказывая.) Что было написано в объявлении, Замфиреску?

Ученица (как на уроке). «Ученицам младших и особенно старших классов...

Куку. Особенно старших классов.

Ученица. ...запрещается разгуливать на вокзале днем или ве­чером, и особенно...

Куку. И особенно?

Ученица. ...в часы, когда проходит дизельэлектропоезд».

Куку (строго). Следовательно...

Учитель (мягко). Следовательно?

Куку. Что тебе понадобилось на вокзале, Замфиреску?

Ученица. Дело в том, мадемуазель...

Куку. Молчать!

Учитель. Если вы спрашиваете, дайте ей ответить.

Куку. Что ответить? Что она может ответить? (Ученице.) Ну-ка, отвечай!

Ученица (совсем сбитая с толку). Что отвечать?

Куку. Зачем ты здесь?

Ученица. Дело в том, мадемуазель... Мать... я хотела сказать — отец... то есть моя тетушка... Письмо... верней —посылка... да-да, именно посылка...

Учитель (чтобы прекратить эти муки). Не трудись. Я тебе ска­жу, зачем ты пришла. Ты пришла потому что тебе нравится гулять на вокзале. Тебе нравится смотреть, как проходят по­езда. (По-человечески, просто.) Разве не так?

Ученица плачет.

Куку. Ты плачешь, Замфиреску. Плачь! Плачь! Есть отчего пла­кать. Вот увидишь завтра на учительском совете. Я выкину тебя из школы.

Ученица (сквозь слезы). Мадемуазель, прошу вас...

Куку. Молчать! Вытри глаза. Уходи! Отправляйся домой.

Ученица с плачем идет к двери.

Стой! Как бы тебя кто-нибудь не увидел. Еще осрамишь нас на весь город. (Выходит на перрон и внимательно смотрит во все стороны. В окно видно, как она прошла влево и исчезла.)



Учитель (оставшись наедине с ученицей). Мадемуазель Зам­фиреску, может быть, теперь и не время, но я должен вам ска­зать, что ваша последняя письменная работа по астрономии была ужасной, недопустимой. (Грустно, с упреком.) Разве мож­но писать, что Орион — это планета? Что Юпитер — сателлит, а комета Галлея — падающая звезда?

Куку (возвращаясь с перрона). Никого нет. Немедленно уходи. И отправляется прямо домой. Завтра утром мы с тобой посчи­таемся, мадемуазель Замфиреску Элеонора. (Величественно указывает ей на дверь.)


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет