Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках



жүктеу 4.01 Mb.
бет1/32
Дата24.07.2018
өлшемі4.01 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32



Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках

(составитель Н. Горелов)






Тридцать две улики, выявленные в ходе допросов, которым подвергались ведьмы:

I. Ведьма-наставница получает согласие новичка перед тем, как произвести инициацию.

II. Взрослые ведьмы натирают себя снадобьями и отправляются на шабаш не во сне, а наяву.

III. Иногда путь проделывается пешком.

IV. И если идет дождь, то ведьмы намокнут.

V. Во время путешествия они слышат звуки, издаваемые пастухами, мычание скотины, хрюканье свиней и лай собак.

VI. По дороге они встречают людей: иногда сотоварищей, ведьм, с которыми они вместе отправляются на шабаш, иногда — посторонних, которые ведьмами не являются.

VII. Днем, встречая друг друга, ведьмы обсуждают то, что происходило на их собраниях.

VIII. Шабаш наблюдали люди, не причастные к ведовству.

IX. Если на собрании произнести имя Христово, все ведьмы разбегаются в ужасе.

X. Ведьм наказывают, если они не посещают собрания.

XI. Отрекаясь от христианской веры, ведьмы служат дьяволу днем и ночью.

XII. Оказавшись в церкви, они не видят облатки на алтаре.

XIII. Принимая ведьму, дьявол ставит на ее теле знак, который остается на всю жизнь.

XIV. Каждая ведьма получает ряженую жабу — своего помощника и «ангела-хранителя».

XV. Наставник получает деньги за каждого новообращенного.

XVI. Когда послушник достигает десятилетнего возраста, его могут возвести в старший ранг и обучить мастерству изготовления ядов — обычно они занимаются этим на шабаше.

XVII. Иногда яды готовят, собравшись дома у одной из ведьм.

XVIII. Порошки используются, чтобы уничтожить урожай.

XIX. Яды иного рода применяются, когда ведьмы, желая отомстить, стремятся причинить вред человеку.

XX. На шабаше происходит поедание трупов. На следующий день у ведьм болит живот и их рвет — этот факт свидетельствует о том, что поедалась настоящая плоть.

XXI. Человеческое мясо, которое остается после пиршества на шабаше, отдают старшим ведьмам. Они забирают его домой, хранят в погребе и питаются им во время холодов.

XXII. Отправляясь грабить могилы, ведьмы берут с собой лопаты, разделочные ножи и вертела.

XXIII. У девственников и девственниц при первом совокуплении с дьяволом происходит сильное истечение крови. Возвратившись домой, они обнаруживают на своей одежде кровавые пятна.

XXIV. Ведьмы совокупляются с дьяволом как посреди дня, так и на шабаше.

XXV. Иногда они беременеют и рожают на свет жаб.

XXVI. Собрания могут проводить и в дневное время.

XXVII. Иногда дьявол посещает днем ту или иную ведьму и принуждает ее не исповедоваться.

XXVIII. Пока ведьма находится на шабаше, дома ее подменяет демон.

XXIX. Иногда домашние замечают ее отсутствие.

XXX. Если ведьмы отправляются на шабаш в праздничную ночь, они берут с собой подношения, которые вручают дьяволу.

XXXI. Дьявол говорит ведьмам не исповедоваться, даже если они стремятся к этому, а тех, кто исповедался и признал свои грехи, принуждает отречься от собственного признания и возвратиться в лоно своей секты.

XXXII. Те ведьмы, которые нарушают обет молчания и раскаиваются, подвергаются наказанию дьявола и их бывшие соратницы расправляются с ними. Многие свидетели видели следы подобных наказаний на теле пострадавших.

Отчет трибунала в Логроньо (1610).


Предисловие


В сборник вошли материалы, освещающие антиведовские процессы и охоту на ведьм во времена, когда Темное Средневековье уже стало далеким прошлым. Следует обратить внимание читателей: в XVI-XVIII вв. следствия и суды над ведьмами велись отнюдь не инквизицией (именно такой стереотип утвердился в массовом сознании), а светскими или местными властями. Конечно, бывали и исключения, так, в 1521 г. Совет Десяти вмешался в следствие на территории Брешии — стало известно, что инквизитор сжег 70 ведьм, еще 70 посадил в тюрьму, а общее число подозреваемых достигло 5000 — примерно одной четвертой всех, кто проживал в долине Тонале. Несмотря на протесты Папы Льва X (1513— 1521), на деятельность инквизиции в регионе венецианские власти наложили очень жесткие процессуальные ограничения. Веком позже всех потрясло следственное дело Пьера де Ланкра, французского инквизитора, обнаружившего не одну тысячу ведьм в стране басков. На этот раз с решительным протестом выступила консервативная испанская инквизиция, справедливо обеспокоившаяся тем, что истерия может перекинуться на соседние области, — член трибунала в Логроньо Алонсо де Салазар, посетивший южные регионы страны басков, выяснил, что большинство ведовских признаний являются самооговором. Девочки, признававшиеся в совокуплении с дьяволом, оказались девственницами (инквизитор узнал об этом у повивальной бабки и занес полученную информацию в протокол), горшки со снадобьями для полета содержали жидкости самого разнообразного происхождения — одно это само по себе противоречило всякой логике. Несколько ведьм признались в том, что проникали ночью в комнату инквизитора и пытались отравить его. Салазар отверг эти признания, констатировав, что не видит никаких поводов жаловаться на свое здоровье (в аналогичной ситуации Пьер де Ланкр рапортовал о том, что в его спальне ночью отслужили черную мессу). Годом позже по рекомендациям фрая Салазара были утверждены новые процессуальные нормы ведения испанской инквизицией дел о ведовстве. Они были продиктованы не столько милосердием к ведьмам, сколько здравым смыслом: инквизиция оказалась не склонна наказывать за деяния, которые невозможно было совершить.

На процессах XVI-XVIII вв. уже не шло речи о принадлежности обвиняемых к какому-либо типу ереси, поскольку ведовство оказалось ересью само по себе. Отбирая материал, мы решили не затрагивать процессы, имевшие политическую подоплеку, будь то преследование тамплиеров (1310-1314), Жанны д'Арк (1431) или Жиля де Рэ (1440). Этим эпизодам истории посвящена обширная литература, ныне доступная и на русском языке. Стоит сопоставить подобные процессы с эпизодами охоты на ведьм, чтобы понять: использование обвинения в колдовстве для расправы над отдельными людьми или даже группой лиц само по себе еще не провоцировало массовой истерии.
Тотальная подозрительность, царившая при дворе пап в Авиньоне в первой половине XIV в., привела к казни отдельных преступников, но не переросла в «охоту» на тех, кто был якобы готов совершить покушение на жизнь понтифика. Для антиведовской истерии необходима соответствующая социальная среда — замкнутая и изолированная. А папский дворец был центром дипломатической активности того времени, публика постоянно менялась, и страх не успевал укорениться. Конец поискам колдунов-злоумышленников положила эпидемия чумы. Анализируя хронологию дел, которые возбуждались против колдунов в XIV в., можно обнаружить, что парадигма обвинений, возникавших внутри папской курии, развивалась параллельно и аналогично событиям при французском, а в какой-то степени и английском дворах. Хотя в ходе политических процессов — в тех случаях, когда выдвигалось обвинение в колдовстве, — могли осудить не только главного виновника, но и группу пособников, составивших заговор против особы монарха или Папы, эти суды не вызывали «цепной реакции». Прецедент массового антиведовского процесса можно обнаружить в «Муравейнике» — книге Иоганна Нидера, написанной в 1435 г. Автор упоминает о событиях, произошедших в 1395-1405 гг. в Зимментале, когда множество людей были сожжены по приговору светского судьи за поклонение дьяволу, колдовство (причинение болезней и смерти животным и людям, кражу зерна, вызывание бурь, причинение бесплодия животным и людям) и предсказание будущего. Массовыми были процессы над еретиками, но обвинения в применении магии, как правило, ранее указанной даты выдвигались против одного или двух человек. Трое или пятеро сообщников — уже исключение. Во второй четверти XV в. появляются сведения об антиведовских процессах над десятками лиц и более.

Сборник рассматривает только те процессы, которые были вызваны массовой антиведовской истерией, за его рамками остались громкие дела, связанные с ликантропией, хотя охотой на оборотней в конце XVI в. занимались те же самые демонологи, что подвизались на ниве истребления ведовства. Страх перед людьми, которые превращаются в зверей, спорадически возникал (сообщение об одной истории тут же провоцировало следующую), однако повсеместного распространения не получил. К тому же у охоты на оборотней очень много общего — животные от подобных заблуждений страдали куда больше, чем люди, — с такими эпизодами, как появление в 1764-1767 гг. таинственного зверя в Гевандане, жертвами которого стали около ста человек. Читателям этот сюжет хорошо известен по фильму «Братство волка». Объединять под одной обложкой все случаи массовой истерии представляется избыточным. Парадокс «охоты на ведьм» заключается как раз в универсальном характере этого явления, перешагнувшего границы сословий, конфессиональной принадлежности, регионов и даже континентов.

За рамками сборника остались также истории об индивидуальных проявлениях одержимости, будоражившие Францию в правление первых Бурбонов. Кардинал Ришелье и другие министры короля искусно манипулировали этими скандалами в своих целях, эксплуатируя ложное благочестие и прилагая усилия, чтобы слухи об околдованных монахинях распространились по стране как можно шире. Среди французских аристократов возникла мода на колдунов и отравителей: то ли в шутку, то ли всерьез они создали все те тайные общества, существование которых тщетно пытались обнаружить средневековые инквизиторы. Назначив расследование по нескольким подобным случаям, Людовик XIV пришел в ужас от полученных результатов и запретил выдвигать обвинения в ведовстве.

Процессам, проходившим в Англии, Шотландии и Британских колониях Нового Света, не случайно уделяется так много внимания. Следует отметить, что английские материалы сохранились лучше всего — памфлеты, выпускавшиеся преследователями ведьм после каждого суда, сыграли в этом не последнюю роль. Благодаря памфлетам представления о ведовстве распространялись по территории Британии, а обвинения, сформулированные во время процессов, прямо зависели от того, с какими именно изданиями были знакомы участники, — книгопечатание сыграло в антиведовской истерии поистине роковую роль.

Статистика в деле изучения ведовства не всегда оказывается достоверной. Благодаря работам Й. Ганзена1 и Р. Кикхефера2 систематизированы данные практически обо всех описанных случаях привлечения к суду за колдовство и ведовство в период с 1300 по 1500 г. (550 случаев). Картина событий XVI-XVII вв. вряд ли может быть представлена со столь же исчерпывающей полнотой. Многие архивы сгорели во время войн или были разграблены в смутное время, когда власть переходила из рук в руки. Сегодня можно говорить о том, что у нас есть полное представление о преследовании за ведовство в трех странах: Шотландии, Финляндии и Британских колониях в Новом Свете. Согласно сведениям, собранным в базе данных о ведовстве учеными Эдинбургского университета, с 1563 по 1736 г. в Шотландии были обвинены в ведовстве 3837 (имена 3212 из них известны). Только в 305 случаях известен исход дела: 205 человек были казнены, 52 оправданы, 27 сосланы, 11 изгнаны из страны, 6 отлучены от Церкви, двое объявлены вне закона, один подвергся публичному позору. Кроме того, 98 удалось бежать. 84% обвиняемых составляли женщины, 15% — мужчины. Сведения о помощниках (обычно котах) зафиксированы только в девяти случаях3. Таким образом, стало очевидно, что преследование ведьм в Шотландии не носило столь массового характера, как это представлялось ученым XIX-XX вв.

В Финляндии ситуация оказалась как раз обратной — ведьм преследовали чаще. В период с 1520 по 1750 г. в этой стране, которая в то время была шведской провинцией, обвинения в ведовстве были выдвинуты против 2000 человек.


Ученым М. Ненонену и К. Кервинену4 удалось разыскать и систематизировать материалы 1200 дел. Первые обвинения в поклонении дьяволу были выдвинуты в 1666 г. судьей Нильсом Псиландером на Аландских островах. Псиландер учился в Тартуском университете, находившемся под сильным германским влиянием, и именно там он смог познакомиться с новейшими трудами немецких демонологов. И все же большинство вердиктов по ведовским делам были оправдательными. Наблюдалась определенная тенденция: если обвинения в наведении порчи выдвигались в основном частными лицами, то власти и священники пытались привлечь к суду знахарей и предсказателей. Около 10% обвиняемых приговаривались к смерти судами низшей инстанции, и только в половине случаев приговор приводился в исполнение.

В Центральном округе английского королевства (графства Эссекс, Хертфорд, Кент, Суррей и Сассекс), согласно сохранившимся судебным ассизам, в период с 1552 по 1722 г. в суд по обвинению в ведовстве вызывали 456 человек, 406 из них — женщины. Смертный приговор был приведен в исполнение по отношению к 109 приговоренным. В Новой Англии 234 человека были привлечены к судам по обвинению в ведовстве, из них 34 — казнены. Салем — наиболее значимое происшествие. Люди, жившие замкнутой группой, оказались подвержены массовой истерии и принялись искать «внутреннего врага». Обстоятельства сложились так, что в этой среде авторитетом пользовались те, кто искренне верил в существование ведовства и доказуемость этого преступного деяния. Уже три столетия ученые спорят о том, что же на самом деле произошло в Салеме. По мнению Ч. Хансен в деревне действительно жили несколько женщин, которые занимались магией и даже пытались извлечь выгоду из своей дурной репутации5.

В лице Бриджет Бишоп, Кэнди и Мэри Рида мы имеем трех людей, которые занимались черной магией, причем с видимым успехом. Семейство Хоар и Джордж Берроуз приобрели репутацию занимающихся черной магией и даже пытались извлечь из этого выгоду, хотя не известно, были ли они ведунами на самом деле. Наконец, зафиксированы многочисленные факты применения белой магии, в том числе той, которая сопряжена с магией черной, ибо конечная цель — причинить вред ведьме. Если принять показания свидетелей относительно Роджера Тутакера и его дочери как весомые, то мы сталкиваемся по крайней мере с одним случаем убийства при помощи ведовства, — случаем, когда магические средства были использованы для того, чтобы лишить человека жизни.

Ч. Хансен. Ведовство в Салеме, 1971.

Насколько это суждение справедливо? Если следовать подобной логике и буквально воспринимать все, что оказалось зафиксированным на страницах судебных протоколов, то еще в 1610 г. фрай Алонсо де Салазар непременно должен был усомниться в состоянии своего здоровья — ведь ведьмы сами признались, как ночью проникали в его комнату и сыпали отравленный порошок прямо инквизитору в рот. Одна даже заявила, что лично принимала участие в убийстве Салазара, хотя он сидел перед нею, живой и невредимый6. Материалы Салемского процесса, опубликованные в 1938 г., сегодня доступны каждому7, систематизация сведений и источников, связанных с историей преследования ведовства, стоит в одном ряду с такими крупномасштабными проектами, как создание архива Холокоста. Последние постановления, оправдывающие жертв процесса, были вынесены… в 1957 г., когда по Америке прокатилась новая волна «охоты на ведьм».

Сборник «Бич и Молот» открывает только некоторые страницы, связанные с историей массовой антиведовской истерии в XVI-XVII вв. В книгу вошли статьи из «Энциклопедии демонологии и ведовства» Р. Хоупа Робинса8, из которой были отобраны материалы, в полной мере не утратившие своей актуальности, а также переводы оригинальных документов, в первую очередь памфлетов, публиковавшихся в Англии с 1566 по 1712 г. В тех случаях, когда текст памфлета невозможно было привести полностью из-за объема, мы обращались к книге «Английские ведовские процессы» Р. Сета9, подготовившего обзор событий, разворачивавшихся вокруг наиболее известных ведовских дел.

Н. Горелов.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет