Большая Верейка расположено на левом берегу одноименной реки в Рамонском районе Воронежской области



жүктеу 128.67 Kb.
Дата07.02.2019
өлшемі128.67 Kb.

В 1674 году к югу от города Землянска на левом берегу реки Верейка возникло селение под названием Верейки. Селение было основано мелкими служилыми людьми, ставшими в период крепостного права государственными крестьянами. Когда от Верейки начали образовываться новые поселения (Малая Верейка, Нижняя Верейка), то основное поселение стали именовать Большая Верейка (или Верхняя Верейка), так как к тому времени это было большое село. Название - от старорусского слова «верейка» - природный вал в пойме реки. Село Большая Верейка расположено на левом берегу одноименной реки в Рамонском районе Воронежской области.
Из Моршанска 167 стрелковая дивизия совершила марш в Задонск, и оттуда на юг по правому берегу Дона, войдя в оперативную группу Брянского фронта под командованием генерал-лейтенанта генерала Чибисова. 19 июля 1942 года маршем прибыла в Суриково, 20 июля 1942 года находится в ожидании атаки противника, 21 июля 1942 года в 15-00 сама перешла в наступление, заняла Малую Верейку и господствующую высоту, понесла большие потери.
С получением директивы Ставки о расформировании 5 ТА командование Брянского фронта оказалось перед необходимостью наладить централизованное управление теми частями, которые ранее подчинялись штабу 5 ТА. Не имея для этого соответствующего армейского управления, генерал-лейтенант Рокоссовский 17 июля 1942 года своим приказом организовал фронтовую опергруппу «для управления войсками, расположенными между р. Олым и Дон», командующим которой стал генерал Чибисов. В тот же день при личной встрече Рокоссовский дал Чибисову указания на проведение новой наступательной операции (операция 5 ТА формально ещё продолжалась!), которые вскоре были изложены и уточнены в оперативной директиве. Общей задачей операции было «уничтожить части противника, занимающие Воронежский узел сопротивления», и овладеть рубежом Никольское, Ливенка, Зацепино, Стадница, река Ведуга.

Выполнение этой задачи предусматривало захват города Землянска и продвижение на юг от 5 (на правом фланге) до 30 (на левом фланге) километров. Глубина запланированного удара была меньше, чем в наступлении 5 ТА, но войск для новой операции привлекалось значительно больше. Если у Лизюкова изначально была только одна стрелковая дивизия, то Чибисов получал в своё распоряжение пять (340, 284, 193, 167, 237). Кроме того, в опергруппу вошла 104 осбр. Вместо одного лёгкого артполка 76-мм пушек, единственно поддерживавшего огнём части 5 ТА, в опергруппу вошли семь отдельных артполков (не считая штатных артполков стрелковых дивизий и двух бригад 2-й истребительной дивизии, вооружённых 45–76-мм орудиями), из них два тяжёлых (122 и 152-мм) полка РГК и два артполка зенитной артиллерии. Вместо одного полка гвардейских миномётов (в 5 ТА) в опергруппе стало — три. Только по числу танковых соединений опергруппа Чибисова немного уступала 5 ТА — 2 танковых корпуса и 2 отдельные танковые бригады вместо трёх танковых корпусов и отдельной танковой бригады, то есть на 2 танковых бригады меньше. Относительно обеспечения действий войск с воздуха Рокоссовский уверенно написал, что «наступление частей будет поддерживать вся фронтовая авиация». На выполнение поставленной задачи командование Брянского фронта отводило командующему опергруппой 4 дня, запланировав наступление по рубежам, но при этом требовало, чтобы танковые корпуса овладели рубежом Землянск — Перлевка уже к исходу первого дня наступления (стрелковые дивизии должны были выйти туда на 3-й день операции). Это означало, что 1-й и 2-й ТК должны были совершить рывок на 20–25 километров в южном направлении и создать угрозу тылам и коммуникациям всей воронежской группировки противника. В своём приказе о наступлении Чибисов уточнил задачи подчинённых ему войск, придав особое значение действиям танковых корпусов. В первом эшелоне наступали стрелковые дивизии и две отдельные танковые бригады (201 и 118 тбр) с задачей прорвать вражескую оборону. 1-й и 2-й ТК сосредотачивались во втором эшелоне для ввода в прорыв. Непосредственно 2 ТК ставилась задача после «овладения 167 сд Малая Верейка войти в прорыв в полосе: лес западнее выс. 188,5 — Большая Верейка с ближайшей задачей подавить и разгромить резервы, штабы и артиллерию противника в районе Чуриково, Каверья, Скляево 3-е», а «в дальнейшем овладеть районом Медвежье». Наступление пехоты Чибисов назначил на 4:30 утра 21.07.1942 г., причём до этого стрелковые части должны были в ходе ночной атаки к 3:00 сбить боевое охранение противника и выйти к его переднему краю. Связавшись со штабом наступавшей в первом эшелоне 167 сд, штаб 148 ТБрг выслал вперёд роту саперов для обеспечения переправы танков в Суриково. Успех операции во многом зависел от действий войск первого эшелона опергруппы, которые должны были прорвать оборону противника и дать возможность танковым корпусам войти в прорыв, не теряя боевые машины в боях с немецкой ПТО на главном рубеже обороны. На участке наступления 2-го ТК в первый эшелон войск вошли 167 сд, 118 тбр и 104 осбр. Все эти части закончили формирование весной 1942 года, после чего были отправлены на Брянский фронт. 167 сд начала формирование в декабре 1941 года в районе местечка Сухой Лог Свердловской области (дивизия первого формирования погибла в окружении в сентябре 1941 года) и была укомплектована призывниками с Урала. В дивизии была прослойка командиров, бывших на фронте, но подавляющее большинство её личного состава не имело никакого боевого опыта. В апреле 1942 года дивизия прибыла в город Моршанск, где наконец-то получила боевое оружие, приборы и боеприпасы. Затем через Липецк 167 сд совершила марш в Задонск, где часть бойцов и командиров стали свидетелями фашистских бомбардировок. Вообще для подавляющего большинства наших прибывших на фронт частей бомбежки вражеской авиации и были их первой встречей с врагом ещё до вступления в бой. 7 июля начальник штаба 3 Резервной Армии с большой озабоченностью писал о состоянии стрелковых дивизий армии (одной из которых и была 167 сд): «Все дивизии прошли очень короткий срок обучения помесячной и двухмесячной программе, оружием ещё не овладели, так как поздно получили. Имеется один сапёрный батальон, не вооружён и не обучен. В дивизиях большой некомплект транспорта, что затрудняет их мобильность. При выходе это вызывает растяжку… Во всех частях армии химсредства защиты, кроме противогазов, отсутствуют. В дивизиях боеприпасов менее одного боекомплекта, в ПАСе(полевой армейский склад) ноль.[…] Крайне ограниченное количество гужевого и автотранспорта в дивизиях и полевом управлении армии затрудняет организацию связи и управления армии и подвоз боеприпасов и продовольствия частям, создавая местами тяжёлую обстановку. Дивизии имеющимися транспортными средствами не справляются». 17 июля 167 сд вошла в подчинение опергруппы Чибисова, а уже 20 июля получила приказ начать наступление с рассветом 21 июля. На подготовку к операции — рекогносцировку, разведку, налаживания связи, организацию взаимодействия родов войск, выработку плана наступления, доведение задачи до подчинённых и многие другие вопросы — у штаба впервые идущей в бой дивизии оставалось меньше суток.

Боевой приказ № 9 штаба 2 танкового корпуса

Седелки 14:00 20 июля 1942 г.

карта 100.000.

1. До двух пехотных дивизий противника с танками обороняются на фронте: Озёрки — река Дон. Узел сопротивления Большая Верейка, выс. 187, 4 и 191,3 обороняется пехотой до 2 полков. Танки закопаны в землю. Впереди переднего края минные поля.

2. Корпус имеет задачу, обеспечивая огнём и маневром продвижение 104 сбр, войти в прорыв за 167 сд, уничтожить артбатареи и танки противника в районе Каверья, Верейские выселки, Скляево 3-е и выйти в район Медвежье. В последующем выйти на переправу реки Дон у Медвежье для разгрома резервов воронежской группировки противника.

3. Я решил 26 и 148 тбр развивать прорыв 167 сд, 2 мсбр на Большую Верейку. 27 тбр — мой резерв. До ввода корпуса в прорыв обеспечить огнём или маневром наступление 104 сбр.

4. Приказываю:

A) 26 тбр быть готовой выйти в прорыв фронта обороны противника в направлении Суриково, Малая Верейка, уничтожить пехоту и танки, и артиллерию противника в районе Каверья, Верейские выселки, в дальнейшем наступать Медвежье. Промежуточный сборный пункт — северная окраина Каверья, последующий северная роща восточнее Медвежье.

Б) 148 тбр быть готовой развить прорыв в направлении Суриково — Малая Верейка — Каверья, уничтожить пехоту и танки, и артиллерию в районе Рубцово, Скляево 3-е, в дальнейшем действовать правее 26 тбр на Медвежье. Промежуточный сборный пункт — Рубцово, последующий роща южная окраина Медвежье.

Местность, по которой предстояло наступать опергруппе Чибисова, представляла собой всхолмленную равнину, пересечённую глубокими оврагами. Кое-где в оврагах были небольшие рощи, местами разросшиеся далеко в поля. В ночь на 20 июля части опергруппы стали выходить в исходный район для атаки. Тысячи людей, сотни танков, автомашин и артиллерийских орудий начали выдвижение к передовой по малознакомой, а то и вовсе незнакомой местности. 118 тбр и 167 сд выходили к Суриковым Выселкам. Сосредоточение войск шло в темноте, что затрудняло и движение, и ориентировку. Наступление опергруппы Брянского фронта началось в 4:30 21 июля. После получасовой артподготовки части первого эшелона перешли в атаку. В полосе действий 2-го ТК 167 сд со 118 тбр стали продвигаться к Большой Верейке с северо-запада, а 104 осбр с частью лёгких танков Т-60 27-й тбр — с северо-востока. Бои на северо-восточных подступах к Большой Верейке развернулись в районе высот 191,3 и 187,4 и приняли затяжной характер. Но на двухкилометровом участке 167 сд наступление стало развиваться успешно. Два полка дивизии в сопровождении около 40 танков 118 тбр перешли в атаку на неполный батальон оборонявшихся здесь немцев. И как ни захлёбывались, раскаляясь от шквального огня, немецкие пулемёты, как быстро ни стали расти потери в густых боевых порядках атакующих, вал наступавшей пехоты и танков всё ближе продвигался к позициям противника. Вскоре поддержанные танками передовые батальоны 167 сд преодолели рубеж предполья с рядами колючей проволоки и заминированными участками и достигли немецких траншей. Пехота противника дрогнула, бросила занимаемые позиции и стала отходить. К наступлению подключилась и 2-я мсбр, атаковав Большую Верейку с севера. Под ударом 167 сд и 118 тбр немецкие подразделения были выбиты со своих позиций северо-западнее Большой Верейки и вынуждены были начать отход на юг. Вскоре части противника оставили и опорные пункты северо-восточнее этого села. В 10:30, согласно документам 27 тбр, Большая Верейка была занята нашими войсками (по другим данным это произошло позже).

Большие потери понесла 167 сд, полки которой наступали по совершенно открытой местности междуречья. В отличие от недовольных её действиями танкистов, пехота не могла укрыться за бронёй от пуль и осколков и несла тяжёлый урон от обстрелов и бомбёжек. (Шофер 535-й отдельной химроты 167 сд Морозов М. И. вспоминал: «В первых боях под Бол. Верейкой немецкая авиация нещадно бомбила нас. „Мессершмитты“ буквально гонялись за каждой машиной и повозкой, за каждым солдатом. При движении к переднему краю на меня дважды пикировал фашист. Пулеметной очередью я был ранен». Налёты фашистской авиации особенно усилились с выходом наших частей к реке в Малой Верейке. Вражеские самолёты наносили бомбо-штурмовые удары по подходящим сюда войскам и технике, срывали продвижение пехоты и не давали возможности сапёрам наводить переправы. С выходом стрелковых частей на южный берег реки заметно возросло и сопротивление пехоты противника, до того быстро откатывавшейся с занимаемых утром позиций. Потери наших войск были тяжёлыми.

Начальник политотдела 167 сд батальонный комиссар Кифман доносил о первом дне наступления: «По предварительным данным с нашей стороны убито и ранено более 500 человек. Только по 520 полку в бою с немецкими фашистами убитые и раненые составляют 211 человек. Из них ранен командир полка майор Дубов Сергей Никифорович… имеется большое количество потерь политсостава, что объясняется незнанием своего места в бою».

На центральном участке наступления, где 340 и 193 сд вообще не смогли выйти к реке, немецкие войска получили возможность с занятых ими высот вести прицельный огонь по району переправ с фланга. В результате вышедшие к реке части 167 сд лишились спасительного мёртвого пространства, где они могли бы частично укрыться при обстреле с южного берега, и оказались под перекрёстным огнём с обоих берегов Большой Верейки. К вечеру 21 июля подразделения двух полков 167 сд смогли не только перейти через речку в Малой Верейке, но и выбить немецкую пехоту с рубежа прилегающих к деревне береговых высот, откуда противник держал район переправы под прицельным ружейно-пулемётным огнём. Теперь, укрытые с юга от огня артиллерии и стрелкового оружия мёртвым пространством, сапёры и танкисты могли завершить наведение гатей и укрепление бродов, чтобы танки без помех перешли на южный берег. Несомненно ободрённая их присутствием, пехота 167 сд продвинулась к северным подступам выс. 188,5 и стала окапываться. Здесь же поздно вечером сосредоточился и один стрелковый батальон 2 мсбр. Согласно книге учёта безвозвратных потерь, 167 сд только убитыми потеряла 21.07.1942 г. 177 человек. Данных по раненым и пропавшим без вести военнослужащим этой дивизии нет. Тем не менее, исходя из характерного для того периода статистического соотношения между убитыми и ранеными, можно предположить, что суммарные потери 167 сд составили в тот день не менее 700 человек. К исходу 21 июля подразделения 167 сд, 118 тбр и 2 ТК единственные из всей опергруппы Брянского фронта смогли преодолеть рубеж реки Большая Верейка, образовать на южном берегу реки небольшой плацдарм и переправить туда танки.

22 июля в наступление на участке действий 2 ТК перешли 167 сд и 118 тбр. Пехота поднялась в атаку вслед за танками, но вскоре была отсечена от них интенсивным огнём и залегла вблизи исходных позиций. Танки 118 тбр проходили вперёд, затем возвращались назад к пехоте, но стрелковые подразделения, прижатые сильным обстрелом и бомбёжкой, окапывались на голом поле и вперёд не продвигались. Застопорилось и наступление 104 осбр, которая вышла к Большой Верейке и стала закрепляться на достигнутом рубеже. Немецкие части, откатившиеся накануне к рубежу реки, за ночь пришли в себя и повсюду оказывали упорное сопротивление.

В отчёте 167 сд о проведённой операции было написано: «В 6 утра 22 июля над боевыми порядками частей появились истребительная и бомбардировочная авиация противника, сосредоточившая весь свой огонь по переднему краю, на переправы, танки и боевые порядки пехоты, находившиеся у переправ и наступавшие на юг от Малой Верейки».

Из-за обстрелов и бомбёжек ни 167 сд, ни 118 тбр, ни бригады 2-го ТК не смогли продвинуться вперёд. Пошла уже вторая половина дня, но они по-прежнему оставались на северных подступах к высоте 188,5.

В 17:00 Лизюков приехал на КП 167 сд в Суриково, где согласовывал с командованием дивизии совместные действия 2 танкового корпуса в предстоящей атаке. Для 167 сд это был второй день боевых действий во всей её короткой истории, и естественные трудности боевого становления дивизии сильно усугублялись крайне тяжёлой обстановкой на поле боя. В первый же день вышло из строя значительное число комсостава, в том числе и командир 520 сп майор Дубов, получивший тяжелое ранение. Не имея своей артиллерии, командир 2 ТК рассчитывал на мощное артиллерийское воздействие на оборону противника артиллерии 167 сд, с помощью которого танки корпуса могли бы преодолеть ПТО врага на высоте 188,5 и пойти вперёд. Артполк дивизии имел на вооружении орудия большого калибра и вместе с артиллерией стрелковых полков имел возможность подавить огнём немецкие ПТО на участке прорыва. Но… Лизюкова ждал очередной удар: на КП 167 сд ему сообщили, что артиллерия дивизии осталась почти без снарядов, так как немецкая авиация уничтожила её артсклад в Фомина-Негачевке. При этом погибли начальник артснабжения дивизии, инспектор артснабжения, ранен начальник артсклада, были убитые и раненые среди красноармейцев. По воспоминаниям начальника артиллерии 167 сд Ботко П. И., в результате снарядного голода был установлен лимит расхода боеприпасов в размере… полснаряда в сутки на одну пушку! То есть батарея из 4 орудий могла выстрелить два (!) снаряда в день!

Отчёт 167 сд за 22.07.1942 г.: «К исходу дня полки первого эшелона вышли на рубеж дальнейшей задачи. Развитие первоначального успеха началось с 16:00 22 июля и к 20:00 615-й и 520-й полки, действовавшие в первом эшелоне, вышли на южную опушку рощи, южнее Лебяжье и перешли овраг с малой рощей юго-западнее Чуриково. В процессе наступления помимо авиации противника 615-й и 520-й полки находились под воздействием сильного пулеметно-минометного огня из рощи южнее Лебяжье и рощи юго-западнее Чуриково, сковывавших действия наступавших частей, нанося им большие потери. Для уничтожения подразделений противника, скрывавшихся в рощах, были выделены из состава 465-го полка и частей 193 сд истребительные отряды».

Танковые бригады действовали вместе со 167 сд, которая также наступала в этом районе. Но наступление дивизии было не столько продвижением вперёд, сколько пережиданием бомбёжек и обстрелов. Едва пехота поднималась в атаку, как противник сосредотачивал по ней артиллерийско-миномётный и ружейно-пулемётный огонь, стремясь отсечь её от танков. Подразделения несли потери и залегали снова. Танки прорывались вперёд, возвращались назад, чтобы увлечь за собой пехоту, но большого успеха в этом не имели. Причём наступление в одном районе сразу нескольких частей, незнание ими обстановки и точного расположения своих и немецких позиций, отсутствие связи и взаимодействия мешали наступлению бригад и играли на руку противнику.

Неразбериха привела к тяжёлым последствиям. Выйдя из исходного района (вероятно, после возвращения назад на дозаправку), 26 тбр развернулась в боевой порядок и стала продвигаться по высоте 188,5 на юг. При подходе к «позициям противника» экипажи открыли шквальный огонь из пушек и пулемётов по занимавшей их пехоте, не ведая, что это была пехота 167 сд. Видя, что происходит, командир передового 615-го стрелкового полка попытался остановить танкистов, но был убит ими на месте. Нетрудно догадаться, что испытали и какими словами в адрес танкистов разразились пехотинцы, на глазах которых всё и произошло. Негодуя по поводу случившегося, командование 167 сд писало: «Взаимодействие в масштабе группы организовано не было. Части и соединения действовали на одном и том же участке, не знали задач соседей (танковых корпусов) и впереди действовавших частей, что вносило путаницу и неразбериху в боевые действия войск, вследствие чего 26 тбр при подходе к боевым порядкам 167 сд стала расстреливать их. Выстрелом из КВ был убит командир 615-го полка майор Симонов. Информация со стороны высшего штаба о действиях своих частей не производилась».

По мере продвижения на юг и сужения огромного поля возрастала плотность огня противника, который имел возможность поддерживать свои находящиеся на высоте подразделения фланговым огнём с опушки рощи. С востока пехота 167 сд также подвергалась обстрелу из рощи южнее Чуриково, которую никак не удавалось захватить. Оказавшись под таким огнём, части 167 сд не смогли продвигаться дальше вместе с танками и залегли в сужающемся перешейке между рощами. Очевидно, что только их передовые подразделения смогли достичь (если вообще смогли!) района южной опушки рощи. С наступлением темноты и отходом наших танков назад прорвавшиеся вперёд подразделения 167 сд стали тоже оттягиваться из узкой и простреливаемой части поля между рощами на высоту 188,5, где фланговый огонь был слабее. К тому же, не зная ни обстановки на поле боя, ни положения соседей, ни, тем более, планов затаившегося в роще противника, наши пехотинцы, оторванные от своих и полуокружённые немцами, явно чувствовали себя неуютно в узком перешейке, тем более что вражеские автоматчики пробирались по посевам в тыл наших поредевших подразделений и открывали там беспорядочную стрельбу. Положение в широкой части поля, поближе к основной массе войск, где можно было рассчитывать на поддержку своих танков и артиллерии, казалось не таким опасным. Так или иначе, но передовые подразделения 167 сд к утру оказались уже севернее района вечернего вклинения и окапывались на скатах высоты 188,5. 167 сд 22 июля потеряла только убитыми 68 человек.

Опергруппа генерал-лейтенанта Чибисова с 07.00 23.7 возобновила наступление в направлении Землянск и к исходу дня занимала положение: 167 сд с 118 тбр вели бой южнее отм. 188,5 и на зап. опушке рощи в 2 км сев.-зап. Каверья.

Несколько дней подряд на степных просторах Придонья шли тяжелейшие бои. Прорвав оборону стрелковых дивизий, немцы к исходу дня 25 июля вышли на рубеж Суриковы Выселки — Ломово, одновременно повели наступление на Сомово, Большую Трещовку, Лебяжье, Хрущево. Стрелковые части уже дрались в полуокружении.

Опергруппа генерал-лейтенанта Чибисова в течение 26.7 вела тяжелые бои с танками и пехотой противника на рубеже южнее Озерки, Ломово, Суриковы выс., отм.187,4 (1 км сев.-вост. Бол. Верейка), овраг в 3 км южнее Фомина-Нечаевка.

Опергруппа Чибисова. 167 сд 27.07. занимала оборону на рубеже Сред. Долина, сев.-зап.


часть Крещенка.

167 сд 29.07. сменила части 1 тк и занимала рубеж Суриково, отм. 173,7, (иск.) отм. 187,4.



Опергруппа Чибисова 30.07.1942 г. закреплялась на достигнутых рубежах и вела боевую разведку. Части 167 сд и 104 сбр закреплялись на рубеже Суриково, школа и церковь Бол. Верейка, выс. 191, овраг в 3 км южнее Фомина-Нечаевка, (иск.) южн. окр. Горожанка.

В этих боях в период с 21.07. по 30.07.1942 г. пропал без вести красноармеец Юрков Филарет Нестерович из 465 СП 167 СД, уроженец д. Шумово.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет