Буддизм и дзен



жүктеу 0.86 Mb.
бет1/3
Дата21.04.2019
өлшемі0.86 Mb.
  1   2   3

Буддизм и дзэн
Составление, перевод и публикация

Нёгэна Сэндзаки и Рут С. Мак-Кэндлж


Перевод с английского Н.Б.

(для бесплатного распространения)


Тело будды вездесуще,

И каждый узрит его

В глубине своих стремлений и кармических связей;

Ибо вечно оно пребывает на этом седалище дхьяны.
Именно эта глубинная природа тела будды индивидуализируется в мириадах проявлений феноменального мира. Она не пребывает где-то в уединении, по ту сторону частных случаев существования, а находится внутри них самих, оживотворяя их и давая им возможность свободного движения. В этой форме оно подвержено действию некоторых условий, таких как время, пространство, причинность. Но в сущности своей оно безгранично, хотя его проявления ограничены и конечны. Именно по этой причине телу будды приходится ждать, пока созреют условия, при которых оно будет в состоянии проявиться.

Предположите, что тут существует некое зеркало – зеркало тела будды. Всё, что проявляется перед ним, отражается без каких-либо изменений в той или иной его части. Прекрасное или безобразное, хорошее или дурное, высокое или низкое, богатое или бедное – все отражено в нём совершенно беспристрастно. При надлежащих условиях в зеркале существа ума будды отразятся все отдельные предметы – без искажений, без рассуждений, без различий. Так действует и принцип кармы. Хотя предметы многообразны и подвержены постоянным превращениям под действием своей кармы, тело будды вечно пребывает на седалище бодхи, в самой глубокой основе нашего существа.

Луна безмятежно сияет на небе, отбрасывая своё отражение на бесчисленные места, где для этого существуют условия. Мы видим её изображения в капельке воды или на поверхности широкого озера; вода при этом бывает грязной или чистой; но и там и здесь она, в соответствии со своей природой отражает ту же Луну. Тени так же многочисленны, как и капли воды, – и всё же мы не можем утверждать, что одна тень существенно отличается от другой или что Луна хоть на одно мгновенье оставила свою орбиту.
Оглавление:

1. Предисловие.

2. Десять вопросов.

3. Несколько слов о дхьяне.

4. «Сё-до-ка».

5. Ека-дайси «Сё-до-ка».

6. Отрывки из записей учеников Бодхидхармы.

7. Дзэн-гэцу «Советы ученикам дзэн».

8. Словарь.
Предисловие.

Прошло уже много лет с того времени, как я впервые встретилась с монахом дзэн Нёгэном Сэндзаки. К тому времени я прочла священные писания нескольких религий и комментарии к ним; я также ознакомилась с работами доктора Д.Т. Судзуки, и меня особенно заинтересовал его анализ дзэн-буддизма и переводы дзэнской литературы. Благодаря такому интересу к малоизвестной и труднодоступной секте буддизма я и повстречалась с мастером Сэндзаки, проводившим свои дни в неизвестности; он переводил старые рукописи и беседовал с посетителями. По прошествии некоторого времени мне было разрешено снять копии с выполненных переводов, а затем и работать вместе с ним над подготовкой текущих трудов.

В предлагаемой книге содержится несколько более коротких и простых переводов вместе с комментариями, разъясняющими их смысл, а также несколько заметок о принципах и практике дзэн, данных ученикам.

Насколько нам известно, в настоящее время нет такого материала по дзэн, который был бы доступен для начинающего. Все заметки, из числа тех, что составляют настоящую книжку, подобраны и распределены таким образом, чтобы служить элементарным введением в дзэн-буддизм и практическим руководством для его более углублённого понимания.

Рут Стр. Мак-Кэндлз.

Пассадена, Калифорния.


Введение.

Буддизм уже утвердился в Китае, когда в шестом веке туда прибыл из Индии Бодхидхарма. Были построены монастыри, переведены многие сутры, а учёные-буддисты в течение многих часов обсуждали тонкости религиозных и философских аспектов учения. После смерти Будды прошла целая тысяча лет; в Индии две главные школы буддизма – хинаяна и махаяна – развивали свои принципы. Хинаяна, или «малая повозка», основывая свои предпосылки на палийских текстах, придерживалась буквы сутр вопреки одной из первых заповедей самого Будды, а именно: что все существующее постоянно меняется. Махаяна, или «большая повозка», учила не только необходимости просветления, но и необходимости оставаться в мире для просветления другие людей. Последователи хинаяны сохранили в чистоте учение своей школы, однако это произошло за счёт числа последователей, тогда как количество сторонников махаяны возросло, – но зачастую в ущерб чистоте понимания. В обеих школах буддийское учение иногда оказывалось искажённым вследствие примеси более ранних верований и суеверий новообращённых.

Китайские буддисты в преобладающем числе являлись последователями махаяны; и ко времени появления в Китае Бодхидхармы они больше заботились о том, чтобы выполнять заповеди, а не о том, чтобы достичь просветления. Кроме того, там существовало много приверженцев собственно китайских великих учений Лао-цзы и Кун-фу-цзы. Конфуцианство было более популярным, потому что оно выдвинуло определённые правила и установления для следования; однако даосизм имел более глубокие корни в интеллигентных слоях населения. Когда около 200 г. после Р. X. буддизм стал постепенно распространяться в Китае, он нашёл для себя благоприятную почву как в конфуцианстве, так и в даосизме. Конфуцианцы высоко оценивали этику буддизма, а даосы воспринимали его конечную цель. Когда китайские учёные переводили доступные им санскритские тексты Трипитаки они автоматически устраняли из них некоторые наиболее фантастические построения индийской философии ради практического подхода, которого требовала их собственная природа; ибо китайцы мало ценят абстрактные теории, не имеющие практического применения.

«Синеглазый монах» Бодхидхарма, двадцать восьмой преемник Будды Шакьямуни, проделал своё долгое путешествие не для того, чтобы занижаться академическими дискуссиями, не для того, чтобы снискать себе благорасположение знатных особ. Когда его привели к императору, тот перечислил свои многочисленные акты благотворительности, среди которых были постройки монастырей и дары им; затем он спросил Бодхидхарму, какую заслугу он таким образом приобрёл. К огромному изумлению императора, Бодхидхарма ответил: «Никакой».

Последователями Бодхидхармы были молодые люди, обладавшие большой решимостью и посвятившие себя целиком и полностью достижению полного просветления. Бодхидхарма не поощрял их; однако, когда они доказывали свою преданность, он учил их и медитировал вместе с ними. Хуй-кэ первым в Китае получил «Светильник дхармы», о котором Бодхидхарма сказал:

«Особая передача вне писания,

Независимая от слов или букв;

Это – прямое указание на существо ума,

Прозрение в собственную истинную природу, достижение состояния будды».

Бодхидхарма предсказал, что «цветок достигнет полного развития с пятью лепестками».

Последующие поколения дали пять выдающихся учителей, и из их частных методов развились пять школ китайского дзэн, продолжающие учение и передачу дхармы.

Эти школы были известны под названием «школ дхьяны» (санскритский термин «дхьяна» можно приблизительно перевести словом «медитация». Существует и китайский эквивалент слова «дхьяна» – «чань»; перенесённый в двенадцатом столетии в Японию, он превратился там в «дзэн»). Японские учёные написали первые книги по данному предмету на английском языке, и по этой причине западный мир используется ныне слово «дзэн» в своём религиозно-философском словаре. Первоначально это слово означало буддийскую медитацию, а потом приобрело также и смысл просветления, средства достижения этого просветления, сосредоточенности ума и даже некоторых качеств, какими стали выделяться последователи дзэн.

Поучения Шестого патриарха дзэн Вэй Ланя (Хуй-нэна, Эно или Ено) были собраны в особую сутру, ставшую известной под названием «Китайская сутра»; это единственный текст, не входивший в переводный материал «Трипитаки». Эта сутра основывается на буддизме; однако интересно отметить, что ранние писатели редко называют по имени дзэн иди даже буддизм, а. пишут только о принципах и практических методах.

Дзэн вырос из буддизма и даосизма и в течение веков оставался единственной в своём роде формой буддизма. Дзэн не утверждает, что достичь его постижения могут только люди, выросшие и воспитанные в буддийском духе. Когда Мейстер Экхарт утверждает: «Око, которым я зрю Бога, – то же око, которым Бог зрит меня», – последователь дзэн кивает головой в знак согласия. Дзэн охотно принимает всё истинное в любой религии, признаёт последователей всех верований, достигших полного постижения; однако ему известно, что личность, религиозное воспитание, которой основывалось на дуализме, несмотря на большую серьёзность своих намерений, долго будет испытывать ненужные трудности, прежде чем достигнет просветления. Дзэн отметает прочь всё, что не имеет прямого отношения к реальности, какими бы самоочевидными ни казались такие истины; и он не станет относиться сочувственно ни к чему, кроме личного переживания индивида. Какой-то ученик привязан к сутрам? Так ведь это просто ненужные полосы бумаги! Ученик зависит от Будды? А кто это такой? Или ученик утверждает, что ничем не связан? Тогда пусть он отбросит всё! Для того, чтобы провести ученика через трудности особого прохода, недоступного для интеллекта, была изобретена техника коана, принуждающая ученика отбросить все формы дуализма и все теории и иметь дело непосредственно с самой проблемой. Слово «коан» происходит от китайского «кунь-ань; это задача, данная изучающему для решения; но ответ на неё невозможен, если его искать с помощью интеллекта. «Кунь-ань» первоначально означал публичное заявление; его используют как часть внешнего ритуала в некоторых монастырях и поныне; однако лица, достигшие просветления, относятся к такой практике неодобрительно.

Никто не в состоянии описать просветление другому человеку. Чтобы ощутить его, необходимо достичь его самостоятельно. Достаточно легко сказать, чем дзэн не является; но дать определение дзэн, сказать, что это такое, – совсем иное дело.

Дзэн пришёл в нынешнюю эпоху по прямой линии, от одного поколения к другому. Хотя он передаётся непосредственно, не имея ничего общего с «учением» и «учёностью», светильник дхармы могут получить только те люди, которые выполнили все необходимые для этого условия. Учитель в состоянии указать путь или помочь ученику своим руководством, но сама работа, как и достижение просветления, целиком зависит от ученика.

Фальсифицировать дзэн невозможно; в тот момент, когда замечен хотя бы малейший признак подделки, – перед нами более нет дзэн. Именно по этой причине существует так мало подлинных учителей. В последние годы некоторые молодые монахи оставляют свои монастыри и превращаются в священнослужителей, живущих за счёт своего прихода и ответственных только перед иерархией секты; они даже устраивают на территориях храмов собственные хозяйства. Слишком ленивые, чтобы заботиться о себе, слишком бесчестные, чтобы признать это, они, однако, утверждают, что ведут других к просветлению! Но это невозможно. Дзэн будет спокойно идти по своему пути, избегая организованности, сектантства или каких-либо иных ограничений. На Западе есть люди, которые пользуются названием дзэн, чтобы привлечь к себе последователей. Но дзэн никогда не рекламирует себя. Другие религии, возможно, одобряют учеников, стремящихся распространять учение; но в буддизме прозелитизм не поощряется. Для буддистов настойчивость означает не внешний рост, а скорее внутреннюю культуру. «Молчание произносит миллионы слов; а миллион слов не выразит ничего, кроме безмолвия».

Когда мы «проникнем в смысл», просветление будет проявляться в каждом мгновении всякого дня. Как сказал однажды Сойэн Сяку, «то, что составляет философию буддизма, – это не более чем предварительный шаг к тому, что в нём есть практического».

Р. С. Мак-Кэндлз.
Десять вопросов.

Буддизм уже не считают каким-то странным суеверием, наполненным ошибочными взглядами и идолопоклонством. Теперь во всём мире интеллигентные люди видят в нём религию просветления, полностью совпадающую с современными научными изысканиями и обладающую высокой этической культурой. Вместе е ростом интереса к буддизму на Западе появилось желание получить точную и неприкрашенную информацию о данном предмете. Филологи могут добросовестно переводить писания и комментарии к ним, но без углублённого понимания их смысла слова будут только вводить в заблуждение или останутся лишёнными содержания. Священнослужители храмов зачастую озабочены лишь увеличением числа членов своей паствы, и мы обнаруживаем, что они обращают особое внимание на внешнее согласование в ущерб внутреннему развитию. Общеизвестен тот факт, что все главные религии подверглись изменениям, и многие их понятия были искажены именно теми людьми, которые, как предполагается, посвятили себя и свою жизнь продолжению и распространению учения. Точно так же все эти религии оказались, окрашены более ранними верованиями и практикой различных других народов древности.

Буддизм разделился на два течения, часто называемые хинаяной и махаяной. В общем, различие между ними можно охарактеризовать следующим образом: или уход от мира с целью искать просветление для самого себя, или же пребывание в мире, чтобы достичь просветления для себя и для других. Хотя внутри каждого из этих течений существуют ещё различные секты, все они едины в основах учения данного Готамой Буддой.

Ниже следуют десять вопросов, которые чаще всего задают не-буддисты.



Во что верит буддист, чему он поклоняется?

Слова «верит» и «поклоняется» буддистам неизвестны; ибо они не «верят», а понимают, не «поклоняются», а осуществляют своё понимание на практике.



Является ли Будда каким-то восточным божеством?

На это даётся определённый ответ – «нет». Будда был человеком, он изучал философию и искал конечную истину. Родился он как Готама Сиддхартха, наследный принц Непала, в 565г. до н.э. Когда ему исполнилось двадцать девять лет, он отказался от своего положения и стал нищенствующим монахом, а после шести лет упорного труда при помощи дхьяны добился просветления. Затем а течение сорока пяти лет он путешествовал по Индии и учил её народ. Его поучения записаны на пали и санскрите; впоследствии их перевели на китайский, японский и другие азиатские языки. К настоящему времени на европейские языки переведено только около девяти процентов всех текстов буддийских писаний. Английские филологи и археологи проделали большую работу по переводам, за ними следовали немцы, французы и скандинавы, издававшие эти книги на своих родных языках. Американские ученики, по-настоящему интересующиеся духом буддизма и практическим применением учения, теперь имеют два главных течения буддийской мысли, откуда им можно черпать знания – восточное и западное.

На смертном одре Будда сказал: «Я дал вам учение; когда я уйду, вы сами будете своими учителями». Всю систему своего учения он назвал дхармой (или дхаммой), законом вселенной. Буддизм – такое учение, которое освободит ваш ум, чтобы тот пришёл в гармонию с этим всеобщим законом. Учение Будды, как таковое, постепенно становится невидимым сокровищем интеллигентных людей во всём мире.

Если Будда – не божество, тогда ведь над нами должен существовать какой-то подлинный Бог. Верят ли буддисты в Бога?

Если вы пользуетесь словом «Бог» для поэтического обозначения всеобщего закона, тогда ответ будет утвердительным. Если под этим термином подразумеваете некое личное существование, стоящее вне универсального закона, тогда ответ будет отрицательным. Буддисты понимают вселенную и Бога как нечто единое; в математике бесконечности нет никакого остатка. Вся жизнь есть единство; поэтому не могут существовать Бог и человек или Бог и вселенная. Бог вне мира – это ложный Бог, а мир вне Бога нереален. Все предметы возвращаются к единому, и единое действует во всём.

Но только из того, что человек не верит в личного Бога, не следует, что это – язычник и аморальная личность. Наоборот, он может знать истинную природу человека и внешнего мира лучше, чем более ортодоксальные последователи молодых религий. Буддизм отбросил идеи антропоморфизма двадцать пять столетий назад.

Если не существует никакого божества, стоящего вне мира, кто же тогда создал мир?

Если вы так привязаны к слову «Бог», тогда Бог – это сама вселенная, а вселенная – это Бог. Говорить, что Бог создал вселенную, а затем утверждать что Он стоит вне её, будет противоречием. Ни Бог, ни какое-либо иное существо не может пребывать вне единства. Ранние христиане понимали это лучше, но более поздние поколения с их меньшим пониманием поместили Бога за пределы вселенной. Иными словами, они создали Бога. Мы ежедневно создаём мир каждое мгновенье. Когда мы спим, ничего нет; но когда мы просыпаемся, в ту же секунду внешние чувства создают мир форм, цвета, вкуса, прикосновения.

Буддисты видят в мире текучий феномен, состоящий из различных взаимоотношений; но они не считают, что он создан каким бы то ни было божеством. Эйнштейн ввёл понятие относительности в научное знание, и этот принцип с тех пор получил подтверждение в лабораториях всего мира.

Этот мир понимается буддистами во взаимоотношениях субъективного и объективного. Будда пришёл к выводу, что без такого взаимоотношения между миром и элементами, между субъективным и объективным, нет ничего. Если вы думаете, что этот мир создан каким-то высшим существом, тогда вы должны ощутить своё полное бессилие что-то в нём изменить и, таким образом, доставить свою судьбу в зависимость от милости Творца. А буддисты знают, что мир есть ваше собственное создание; вы можете изменить его, перестроить или улучшить, так чтобы он соответствовал вашей воле.



Тогда что же такое ум? Разве этот ум, данный Богом, не пребывает с самого начала?

Оценивайте сказки и легенды сами. Если не существует личного Бога, тогда никто, кроме вас, не мог создать ум. Ум представляет собой бесконечную цепь трёх процессов, а именно: желания, недовольства и действия. Эти три процесса составляют циклы – желания переходят в действия, а действия вызывают недовольство; последнее в свою очередь создаёт желание. Без этих трёх процессов нет и ума, следовательно, не существует и тела. Когда такая точка зрения станет более широкой, будет видно, что во вселенной всё действует в соответствии с этими процессами, подчиняясь закону причинности; и вне этой бесконечной цепи нет никакого Творца, никакого правителя вселенной. Буддизм помещает центр тяжести вселенной в субъективный мир индивидуального ума, тогда как другие религии ставят его в объективный мир, за пределы индивидуального «я», индивидуального ума.



Что такое первопричина, первоначало всех вещей?

Некоторые религии утверждают, что это Бог, Аллах, Брахма или нечто иное, находящееся вне индивида. Буддизм отбрасывает праздные спекуляции и советует вам найти ответ в собственном постижении. Эту проблему ваш интеллект не разрешит, он просто истратит время на то, чтобы отвести вас от решения. Буддизм не просит вас верить в то, что вы сами и являетесь творцом мира, не настаивает на том, чтобы вы отказались от мысли об искуплении за падение какого-то другого человека; но он действительно обещает, что когда вы выполните нужные требования, вы сами узнаете ответ – без тени сомнения.



Верят ли буддисты в будущую жизнь?

Да если вы имеете в виду непрерывность космической жизни; нет, если вы имеете в виду какую-то последующую индивидуальную жизнь. Все мы живём в бесконечном мире, в мире кармической жизни, в мире трёх процессов. Другие религии учат нас, что наша жизнь придёт к конду, и вы получите какой-то приговорено буддизм утверждает, что хороший или плохой характер продолжает существовать в соответствии с индивидуальными желаниями. В других религиях прошлое, настоящее и будущее расположены на прямой линии, а в буддизме они представляют собой лишь наименования на бесконечном круге.



Означает ли слово «будда» что-нибудь другое, кроме имени человека, который провозгласил это учение?

Да. «Будда – это состояние или условие просветления ума. Готаму Сиддхартху назвали Буддой потому, что он достиг высшего знания и морального совершенства благодаря собственной настойчивости; но он никогда не был ни божеством, открывшимся человечеству, ни посланцем божества, несущим спасение миру. Он достиг прозрения собственными усилиями и не искал помощи ни божества, ни человека. Хотя буддисты говорят о Готаме Сиддхартхе как о Будде, они признают также и других будд, живших как до его времени, так и после него. Состояние будды есть цель нашей культуры, и его способен достичь каждый человек; но из этого не следует, что существует какая-то спасительная сила, которая приведёт нас к нему, если мы сами не спасём себя. Нет никакого спасителя вне сияния просветлённой мудрости.

Если у вас дома есть статуэтка Будды или его изображение, не поклоняйтесь им, не просите у них богатства или здоровья. Храните их в качестве напоминания о вашем собственном будущем существовании. Когда вы научитесь дхьяне, изображённые на них спокойствие и мир станут вашими добрыми друзьями. Помните слова Будды: «Если вы попытаетесь увидеть меня при помощи моей формы, если вы будете пытаться услышать меня благодаря моему голосу, вы никогда не достигнете меня и навсегда останетесь чужды моему учению».

Существуют ли в буддизме заповеди, сравнимые с десятью заповедями и Нагорной проповедью?

Да. Буддийские монахи и монахини соблюдают более двухсот пятидесяти предписаний. «Брахмаджала-сутра» перечисляет десять предписаний, которые должны соблюдать все буддисты махаяны. Американские буддисты соблюдают три предписания: избегать всяких дурных мыслей и действий, добиваться хороших мыслей и правильных поступков, а также развивать праджня, чтобы принести пользу всему человечеству, с добротой относиться ко всем живым существам. Из этого естественно следует, что нельзя убивать ни одно живое существо для личного удовольствия, что в отношениях со всеми живыми существами следует

проявлять любовь и доброту; что нельзя присваивать себе ничего чужого; что необходимо вести самоотверженную и бескорыстную жизнь; сохранять строгое постоянство в браке, а также любовь и уважение друг к другу; очищать и утончать себя; не произносить ни одного лживого слова; всевозможными способами развивать в себе целостность характера; избегать опьянения; вести чистую и умеренную жизнь; сохранять простоту и достоинство.

Как относится буддизм к другим религиям?

Как пишет Джеймс Бисетт Прэтт, «буддизм не имеет разрушительных намерений по отношению к другим религиям. Это отличительный признак, по которому работа буддийских миссионеров отличается от работы миссионеров христианства и ислама. Христианско-мусульманская точка зрения обычно заключается в том, что созиданию должно предшествовать разрушение – или, по крайней мере, они должны идти рука об руку. Цель буддизма обыкновенно состояла в том, чтобы ничего ие разрушать, а сосредоточить всё своё внимание на созидании и на положительной стороне дела. «История буддийского прозелитизма не запятнана кровью; ни при каких обстоятельствах буддисты не пытались уничтожать обычаи, или чужие верования, или целые страны при помощи насилия или насмешек; и они не настаивают на исключительном применении их собственных ритуалов и обрядов. Они принимают всё, что есть истинного и прекрасного в каждой религии, они изучают священные писания и учения всех верований. Буддизм распространяется в мире благодаря спокойному влиянию всех практиков учения Будды в повседневной жизни и благодаря информации, которая даётся в колледжах, университетах и библиотеках всего мира.


Несколько слов о дхьяне.

Хотя слове «дзэн» представляет собой китайскую транслитерацию санскритского слова «дхьяна», дзэн – не то же самое, что дхьяна. Дайто однажды сказал: «Можно проводить целые часы в сидячем созерцании; но если такой человек не обладает дзэн, – это не мой ученик». В другом случае некий ученик явился к мастеру Квандзану, чтобы получить личные наставления. Когда ученик сообщил, что учился в монастыре Ёгэн под руководством Дзяку-сицу, Квандзан, спросивший об этом ученика, задал другой вопрос: «Покажи мне, чему ты научился». Ответ гласил: «Я умею сидеть в безмолвии со скрещенными ногами. «На это Квандзан загремел: «В моём монастыре и так слишком много каменных будд, новые нам не нужны. Убирайся вон, негодник!»



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет