Букова Л. П. С. Мокроусово Курганской обл. Консультант



жүктеу 55.46 Kb.
Дата28.03.2019
өлшемі55.46 Kb.

Государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования

«ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ»



Привитие умений как метод социализации трудного ребенка


Выполнила: Букова Л.П.

С. Мокроусово Курганской обл.



Консультант: Дементьева Л.А., руководитель СППЦ ГАОУ ДПО «Институт развития образования социальных технологий»

Допущено к защите: 17 декабря 2013г.


2013г.



Новый способ подачи знаний.


Первое, что я для себя взяла, пройдя стажировку на базе Курганского детского дома № 1, - это эффективный подход подачи информации при работе с родителями трудных детей.

На своем собственном примере проверила, что предложенный специалистами самостоятельный поиск определении характерных признаков трудного ребенка, выявление причин возникновения проблем его поведения и подбор рекомендаций по их устранению способствует более эффективному усвоению информации, нежели такие способы как лекции и семинары.

Подыскивая слова, формулируя суть, запомнила гораздо больше, чем, если бы информацию озвучили специалисты. Сама же отметила для себя имеющиеся наиболее острые проблемы воспитания трудного ребенка и выбрала способы их решения.

Сделала вывод, что родитель в ходе самостоятельной работы может сам подобрать из всех предложенных рекомендаций наиболее подходящие для его случая.

Где-то читала, что если вы хотите убедить в чем-то другого человека, то сделайте так, чтобы вашу идею он воспринял как свою. Над ее осуществлением он и будет трудиться.

Привитие навыка ребенку


Второе, что поняла на тренинге, - это то, что моему трудному ребенку не хватает умении учитывать интересы других людей и признавать свою вину. И в приобретении этих умений я должна ему помочь.

У моего младшего сына Кости имеются проблемы во взаимоотношениях, как со своими одноклассниками, так и братьями. Почти еженедельно меня вызывали в школу на разборки.

После занятий в Детском доме я старалась не пропускать случаи неприятного общения Кости с братьями. Дети вместе со мной выясняли, какие ощущения были вызваны тем или иным Костиным высказыванием или действием. Мы обговаривали алгоритм его действий, который бы был гораздо уместнее в данной ситуации и который бы учитывал интересы не только Кости, но и всех участников взаимодействия.

После детального разбора просила детей вновь воспроизвести ситуацию, называя это «Репетицией». Бывало, что репетировать приходилось несколько раз, так как новый способ поведения воспроизводился с трудом.

В течение, примерно, двух недель «Репетиции» следовали за обзываниями и потасовками. Показывала детям, что есть другой, более эффективный способ добиться желаемого. Каждый раз при этом напоминала правило нашего дома: «Делай другому только приятное».

Старшему сыну Вове репетиции даже понравились. Его резкое высказывание, вызвавшее недовольство у взрослых, он мог в любой момент исправить на более удачное.

Если вдруг я сама, в силу характера, повышала голос на детей, то имелась возможность сказать вслух: «Нет, не так! Давайте я еще раз повторю…»

Для привития у Кости второго навыка – умения признавать свою вину - старалась пресекать его привычку показать пальцем на другого. Видела, что он не может выйти из стопора, так как привычный способ поведения не срабатывал. Я прижимала его к себе, говорила несколько теплых слов, а потом предлагала извиниться вместе за его неприятное поведение. Он соглашался, и мы извинялись.

Тот же принцип я использовала в борьбе со враньем. После того как ребенок говорил неправду, я, выслушав его, рассказывала о том, знала по этому вопросу, доказывая то, что им была сказана ложь, и показывая как она была мне неприятна.

Потом просила: «А теперь репетиция № 2: ты выходишь из комнаты, снова заходишь, говоришь все с самого начала, но так как это было на самом деле.

После озвучивания другой информации, содержащей те самые неприятные действия, спровоцировавшие вранье, ребенку назначалось какое-нибудь полезное задание для того, чтобы вернуть мое доброе отношение к нему.

Со временем вспышки раздражения в нашей семье наблюдаются всё реже, открытое вранье прекратилось, в школу меня вызывать перестали. Классные руководители лишь ограничиваются лишь мелкими замечаниями. Поведение Кости вошло в приемлемую норму.


Неотложная помощь


Третий момент, на который обратила внимание, - это то, что появилось убеждение, что трудности в поведении ребенка вызваны недостатком внимания к нему со стороны взрослых. Думаю, что эти проблемы как раз являются тем барометром, который указывает на необходимость оказания срочной психологической помощи. Стало понятно, что нужно бросить все свои неотложные дела и перестроить свой график для того, чтобы помочь ребенку «выйти» из того тупика, который образовался у ребенка.

Формы такой поддержки прекрасно продемонстрировали специалисты детского дома, когда опять же попросили участников тренинга составить список совместных с ребенком занятий. Список получился большой, только выбирай и реализуй.

По приезду домой стала сама участвовать в детских играх, наблюдая реакции детей. Увидела, что мой младший Костя очень плохо переносит проигрыш: обижается и винит всех других в ошибках. Намеренно подстраивала ход игры, чтобы проигрыши чередовались с выигрышами.

Повышение мастерства


Четвертое, учеба дисциплинирует и направляет. Знаю, что привычное поведение очень трудно изменить, требуется внешний стимул. Как раз таким стимулом стало обучение на тренингах.

В голове сформировалась четкая картинка, как надо общаться с ребенком, как сочетать любовь и уважение, внимание и заботу с твердостью родительского «нет».

По приезду домой внимательно следила за собой, как я общаюсь с детьми. Раздражение и недовольство у меня и раньше часто присутствовало, но сама же таким чувствам давала разрешение. Теперь же ругала себя, если не хватала терпения, вспоминая тот добрый посыл отношения к ребенку, который так старательно нам представили специалисты детского дома.

Хоть я и раньше не раз участвовала в подобных мероприятиях, но именно здесь я увидела искренность и уверенность в том, что если у них получается быть всегда внимательными и добрыми по отношению к разным детям, то и у меня получиться.


Причина детского максимализма


И, наконец, пятое наблюдение, которое приобрела для себя в ходе занятий. Кажется, нашла ответ на давно мучивший меня вопрос: откуда берется подростковый максимализм: почему у детей все либо хорошо, либо все плохо, а середины нет.

Когда участники тренинга встали парами навстречу друг другу и, двигаясь мелкими шажками, произносили ласковые обращения родителя к ребенку (и, наоборот, в зависимости от роли), услышала, что почти все участницы, воспроизводя фразы, использовали крайне положительные высказывания для придания им большего эффекта: «Ты у меня самая красивая, добрая, умная…» - говорили «мамы». «Дети» вторили: «А ты у меня самая лучшая, любимая, заботливая, мастеровая…».

Получалось, что мамы и дети для высказывания комплемента используют сравнительную оценку. Возник вопрос: а зачем в общении с ребенком использовать такие крайние категории как «самая», «лучшая»? Не правильнее ли сказать просто: «Ты у меня добрая, красивая…»? Это будет искренно и честно в отношении других мам и детей.

Итак, хочется сказать слова признательности организаторам курсов и специалистам Курганского детского дома за тот посыл, который они постарались сформулировать, чтобы я, как слушательница, смогла его воспринять и использовать в своей деятельности по воспитанию трудных детей.


Литература


  1. Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как? / Ю.Б. Гиппенрейтер, – М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2008. – 238с.

  2. Гиппенрейтер Ю.Б. Продолжаем общаться с ребенком. Так? / Ю.Б. Гиппенрейтер, - М.: Астрель. 2012. – 256с.

  3. У нас разные характеры… Как быть? / Ю.Б. Гиппенрейтер, - М.: Астрель; Владимир, ВКТ, 2012. – 256с.

  4. http://old.school.msk.ort.ru/integration/index.php?p=teachers_p_i_r_vigodskiy



Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет