Центральная пресса 29 «голосистая» гарипова 29



жүктеу 3.6 Mb.
бет4/62
Дата21.04.2019
өлшемі3.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   62

НЕДЕТСКИЕ ОПЛЕУХИ

Ответ российских властей на американский «Закон Магнитского» в виде аналогичного закона, включающего запрет на усыновление американскими гражданами российских сирот, производит впечатление эмоциональной политической импровизации с не до конца просчитанными последствиями. А они имеются - и весьма негативные. В пылу политической импровизации Россия нанесла вред не только сиротам, но и собственной репутации.

Николай Гульбинский,

«Независимая газета» (Москва), № 8, 22.01.2013, c. 9, 15


В пылу политической импровизации Россия нанесла вред не только сиротам, но и собственной репутации.

Ответ российских властей на американский «Закон Магнитского» в виде аналогичного закона, включающего запрет на усыновление американскими гражданами российских сирот, производит впечатление эмоциональной политической импровизации с не до конца просчитанными последствиями. А они имеются - и весьма негативные.

Среда конфликта.

Прежде всего с принятием данного закона президент Владимир Путин и его властная корпорация вступили в острый эмоциональный конфликт с так называемыми системными либералами, которые, критикуя действующую власть, все же старались избегать разрыва с ней. Именно эти люди создают то, что можно назвать «общественным мнением». Во многом они являются «лицом» России на Западе, «связующим звеном» с западными финансовыми и политическими элитами, членами различных международных закрытых клубов и т.д. Властной корпорации совершенно не с руки порывать с ними.

Закон поставил в тупик даже людей, давно уже не склонных чему-либо поражаться и удивляться и которым к тому же есть что терять. Так, бывший вице-премьер, а ныне вице-президент Альфа-банка Олег Сысуев заявил, что он при всем своем политическом и административном опыте совершенно не понимает ни смысла «антисиротских» поправок, ни мотивацию их принятия.

Со своей стороны, экс-кремлевский политолог Глеб Павловский полагает, что те, кто инициировал данное решение, - «это люди из совсем другой реальности. Такие динозавры с кредитками, птеродактили с личными джетами. Это просто марсиане». А ведь и сам г-н Павловский - не наивный новичок в политике.

Особенно важно, что данный закон вызвал резкое неприятие со стороны значительной части творческой интеллигенции. Эти люди имеют серьезное влияние на обширные сегменты просвещенной российской аудитории: их читают, смотрят, слушают, для многих они были кумирами юности. И можно ли сопоставить это влияние с тем, которое имеют на образованное общество их оппоненты, активно выступавшие в поддержку закона?

Например, депутат Госдумы Андрей Исаев назвал шествие 13 января против закона «маршем детоторговцев» и призвал «запомнить лица» его устроителей, с тем чтобы загнать их в глазах общественного мнения «туда, куда Макар телят не гонял».

Кого же собирается «загонять» в столь дальние дали депутат Исаев? Вот далеко не полный список тех, кто призывал к проведению шествия против закона: Эльдар Рязанов, Борис Акунин, Кирилл Серебренников, Владимир Мирзоев, Павел Бардин, Алексей Гельман, Лия Ахеджакова, Олег Басилашвили, Алексей Девотченко, Татьяна Догилева, Максим Суханов, Лев Рубинштейн и многие другие.

Если г-н Исаев полагает, что этих людей именно он способен лишить репутации, - налицо преувеличенное представление о собственных возможностях. От подобного намерения может пострадать разве что его собственная репутация, а вместе с ней - и партии «Единая Россия», лицом которой он является.

Принятый закон неожиданно создал почву для сплочения несистемной оппозиции, которая в последнее время пребывала в состоянии разброда и шатаний, не зная, что еще предпринять, и выясняя отношения между собой. Теперь же у нее появился общий враг в лице всех тех, кто был причастен к принятию закона. И заодно - повод для проведения очередной протестной акции.

Многие из тех, кто раньше связывал какие-то надежды с системной оппозицией, представленной в Государственной Думе, окончательно разочаровались в ней, а значит, легитимность законодательной власти в глазах общества снизилась. Вновь возникло движение за роспуск Государственной Думы - это был один из лозунгов шествия 13 января. И хотя само по себе это требование нереалистично и нерационально, под ним уже поставили свои подписи более 100 тыс. граждан.

Даже в самом правительстве ряд министров выступили против закона.

Принятие закона негативно отразилось и на международном имидже России. Не секрет, что на Западе и, особенно в США, многие представители политической элиты настороженно относятся к нашей стране. Это объяснимо - после стольких лет холодной войны было бы странно ожидать каких-то особо нежных чувств. Но сегодня многие из них искренне хотели бы верить, что Россия действительно движется по пути демократии, соблюдения прав человека и гуманизма. Данный закон, как следует из многочисленных западных публикаций, стал для этих людей «холодным душем». В то же время он дал новые «козыри» американским «ястребам» вроде сенатора Маккейна.

Таким образом Россия «на ровном месте» потеряла потенциальных союзников и друзей за рубежом, резко снизив шансы на радикальное улучшение российско-американских отношений, которое было возможно с учетом реалистичных позиций Барака Обамы.

Сами себя высекли.

На «Закон Магнитского» можно смотреть по-разному: и как на стремление «вынужденного мирового шерифа» - США (термин Барака Обамы) покарать коррумпированных российских чиновников и правоохранителей, причастных к гибели сотрудника американской компании, и как на желание США утвердиться в качестве «старшего брата» по отношению к России (тоже вполне объяснимое с учетом соотношения экономической и военной мощи наших стран), и как на некую «отрыжку» времен холодной войны, когда США принимали те или иные санкции против СССР - это дело убеждений.

В то же время «Закон Магнитского» позволяет руководству США объявлять виновными тех или иных российских должностных лиц в нарушении прав человека без гласного судебного разбирательства и возможности защищаться, а это противоречит презумпции невиновности и принципам как американского, так и международного права.

Поэтому можно понять и возмущение российских властей данным актом, и желание принять какие-то ответные меры. Но при чем здесь дети-сироты? Существует не столь давно ратифицированное Государственной Думой российско-американское соглашение, касающееся проблем усыновления, и в рамках этого соглашения вполне можно решать все возникающие проблемы. Если же позиция американской стороны действительно стала неприемлемой, имело бы смысл подумать о пересмотре или даже разрыве соглашения - но без всякой привязки к «Закону Магнитского».

В международных делах очень важно не ждать пассивно неблагоприятного для себя развития событий, а уметь играть на опережение. Сразу же после появления так называемого списка Кардина российское руководство имело возможность провести объективное расследование «дела Магнитского» с тем, чтобы во всеуслышание заявить: виновные по этому делу наказаны, а все прочие лица, включенные в «список Кардина», - честные люди, и мы их будем защищать всеми средствами.

Какими именно? Мы могли бы пригрозить закрыть базу НАТО в Ульяновске, вновь открыть базу радиоэлектронной разведки в Лурдесе на Кубе, отказаться от любых санкций в отношении Ирана, занять более жесткие позиции по недопущению свержения режима Асада в Сирии, отказать во въезде в Россию каким-то влиятельным американским политикам и т.д.

Понятно, что такие действия были бы чреваты весьма опасными последствиями, но, как говорил дон Румата Эсторский, честь дороже. Это в том случае, когда такая честь реально имеется.

Что же вместо этого делает российское руководство? Оно так ничего и не проясняет ни собственной, ни международной общественности в мутном «деле Магнитского» и в то же время в ответ на американский дискриминационный закон не принимает никаких мер, которые реально могли бы затронуть интересы руководства США.

Вместо этого оно почему-то решает подвергнуть жестким санкциям российских детей-сирот, в том числе инвалидов, находящихся в процессе усыновления, а заодно - и потенциальных американских усыновителей. И все это называется, говоря словами сторонников закона, «оплеуха Америке». Но США от этой «оплеухи» ни жарко, ни холодно. Плохо лишь детям, чья судьба повисла в воздухе. Есть, правда, надежда, что им все-таки дадут уехать в США, хотя поначалу заявления российских официальных лиц свидетельствовали об обратном.

Возникает законный вопрос: неужели предполагаемые материальные обретения коррумпированных правоохранителей и налоговых инспекторш, фигурировавших в «деле Магнитского», для российского руководства важнее, чем репутация страны в глазах мирового сообщества и собственного либерального общественного мнения?

Вот почему прав Владимир Познер, который, хотя и перепутал Гоголя и Салтыкова-Щедрина, справедливо заметил, что Россия сама себя высекла.

Вообще неясно, чего хотела добиться властная корпорация данным законом. В истории бывали решения, принимаемые властью, которые отвергались какой-то частью политической и интеллектуальной элиты, но зато восторженно поддерживались широкими массами. И этот факт массовой поддержки становился могучей силой, позволявшей правителям реализовать свои цели.

Данный закон никакой массовой народной поддержки власти не породил, хотя и протестная акция 13 января не была особенно многолюдной. Это конфликт среди российских элит, народ же пока безмолвствует. Однако именно внутриэлитные конфликты и определяют развитие политической ситуации и порой даже становятся прологом революции, сам народ выходит на политическую авансцену позднее, когда такой конфликт уже разгорелся.

Остается лишь надеяться, что принятый закон всерьез побудит власти всех уровней заняться проблемами детей-сирот, и эта работа принесет осязаемые результаты. Тогда можно будет сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло.

Нереальная война авторитетов.

Здесь, к сожалению, вновь проявилась застарелая болезнь российских политических элит - примитивный антиамериканизм.

В свое время Андрей Козырев заметил, что «антиамериканизм - это черта отсталого политического мышления». Отчасти он был прав, хотя сам изрядно переусердствовал в своем американизме.

В политике надо быть реалистами. Реальность заключается в том, что СССР проиграл США холодную войну и из первостепенной мировой державы превратился в нынешнюю Россию. Мы можем заявлять, что нас не устраивает данное положение, что мы хотим его изменить, но на данный момент это так.

И если мы говорим о партнерстве с США, то в данных обстоятельствах Россия, увы, младший партнер. Это не значит, что нам нужно это признавать открыто, а тем более отказываться от собственного достоинства и от своих реальных национальных интересов. Но это значит, что мы не можем игнорировать позицию руководства США там, где она вполне разумна и к ней есть смысл прислушаться, даже если это кого-то в нашем руководстве раздражает.

Американские конгрессмены, голосовавшие за «Закон Магнитского», - это не стадо баранов, управляемое пастухом из Белого дома. Нет, в своем большинстве это независимые, образованные, думающие люди, которые к тому же регулярно встречаются с избирателями в своих штатах и отчитываются в своих действиях, благо избраны они не по спискам. И если эти люди столь единодушно поддержали «Закон Магнитского», об этом имеет смысл задуматься.

Нет смысла упрощать движущие мотивы внешней политики США. Пора отрешиться от представления о том, что единственной целью этой политики является доступ к дешевой нефти. Если бы это было так, США давно бы оккупировали Венесуэлу - нефти там хоть отбавляй, а операция в военном отношении не представляет особой сложности.

На самом деле экономические интересы в американской внешней политике, конечно, присутствуют, но в то же время эта политика во многом идеалистична. Американцы искренне убеждены, что им с божьей помощью удалось построить у себя идеальную модель общества и теперь их задача - экспортировать эту модель по всему миру. В этой связи их обеспокоенность ситуацией с правами человека в различных странах отнюдь не всегда лицемерна, хотя в некоторых случаях двойные стандарты, безусловно, присутствуют. Одно дело - стратегические союзники США или, например, стремительно набирающий международный вес Китай, и совсем другое - Россия, от которой США, с одной стороны, не так много и нужно, а с другой - с нашей страной у них связаны не самые приятные воспоминания.

Кому-то, может быть, нравится смотреть на американцев, как на жирных, ограниченных существ, жующих попкорн перед экранами телевизоров. Но именно эта великая держава вершит судьбами мира, именно она на первом месте по экономической, военной и технологической мощи, именно она сокрушила советский блок, именно ее армия сражается и неизменно побеждает в различных конфликтах, именно ее культура распространяется во всех уголках планеты.

Нам было бы неплохо понять для себя, почему в американском ФБР и полиции практически нет коррупции, почему суды реально независимы, почему в США больше всего в мире нобелевских лауреатов и их университеты лидируют в мировых рейтингах, почему там с нуля создаются такие мировые гиганты, как Apple, Microsoft, Google, почему Билл Гейтс и Уорен Баффет настоятельно убеждают 100 крупнейших бизнесменов при жизни пожертвовать половину своего состояния на благотворительность и сами готовы платить большие налоги и многое другое. Вместо этого нас вновь пугают байками о коварных янки, которые скупают российских румяных и голубоглазых детей и никак не позволяют России подняться с колен.

Не пора ли сменить ориентиры?

С принятием данного закона властная корпорация, очевидно, вновь празднует победу. Вот только над кем? Не надь США - это точно. Значит, над оппозицией? Но, может быть, напрасно.

В политике, как это ни парадоксально, нет смысла стремиться к «окончательному разгрому» противника. Отразив натиск либеральной оппозиции, начавшийся с массовых выступлений на Болотной площади, властная корпорация перешла в контрнаступление и фактически свела на нет протестное движение. Но это не означает, что либеральную оппозицию нужно добивать и растаптывать. Умение вовремя остановиться - это большое искусство. Властная корпорация должна была дать понять оппозиции: да, мы не позволим себя сместить, но мы готовы к диалогу и будем прислушиваться к разумным предложениям с вашей стороны.

По большому счету властная корпорация не может иметь в качестве всепоглощающей цели желание удержаться у власти. Как только эта цель становится единственной, это - начало конца. Она должна, как это ни звучит идеалистично, стремиться сделать страну лучше - более развитой, более здоровой, более образованной, более открытой, более сплоченной, более демократичной, более гуманной.

В государстве, как и в человеческом организме, есть болезни, которые вызываются каким-то внешним воздействием. А иногда возникают такие состояния, когда организм, в том числе государственный, почему-то начинает сам себя разрушать. К сожалению, именно такого рода процессы все чаще проявляются в нашей стране в последнее время.

Главная угроза для властной корпорации исходит не от оппозиции - слабой, раздробленной и морально непривлекательной, а от внутреннего раскола на тех, кто готов и дальше играть на идеологии «патриотизма», консерватизма и антиамериканизма (недолго и заиграться!), и теми, кто желал бы следовать принятым в цивилизованном мире правилам, быть принятым западными элитами и попытаться все же создать либеральную демократию в России.

К сожалению, и те и другие, судя по всему, не готовы предложить реалистичную стратегию развития страны, помимо «освоения» природной ренты. И это обстоятельство делает невозможным для многих думающих людей безоговорочно принять ту или иную сторону.

***

Николай Арсеньевич Гульбинский - публицист.



***

Николай Гульбинский: «Мы могли бы пригрозить закрыть базу НАТО в Ульяновске, вновь открыть базу радиоэлектронной разведки в Лурдесе на Кубе, отказаться от любых санкций по Ирану...»




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   62


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет