Чрезвычайно опасное, увлекательное и удивительное путешествие барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена на Луну!



жүктеу 212.37 Kb.
Дата30.03.2018
өлшемі212.37 Kb.


С. Астраханцев.

Чрезвычайно опасное, увлекательное и удивительное путешествие барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена на Луну!

Сенсация! Оказывается, звёзды поют! Жаль, что услышать песню звёзд может не каждый. Но не сегодня!

Картина первая.

Вальс звёзд и Луны.

Звёзды: Ах, почему все кругом говорят,

Будто бы звёзды всегда холодны?

Даже немножко обидно….

Разве им в телескопы видны,

Наши души. Нет им не видно,

Как наши сердца горят?!

Ах, разве увидеть, разве понять

Через простое смешное стекло,

Даже представить стыдно….

Как звёздная песня расправит крыло,

И полетит. Разве им видно?

Не будем за это пенять.



Припев: Раз, два, три. Раз, два, три. Звёздный балет.

Три, два, раз. Три, два. Огромный секрет.

Кружится в вихре вальс неземной,

Звёзды танцуют,

Звёзды танцуют,

Звёзды танцуют,

Танцуют с Луной!

Луна: Ах, как хорошо парить

По орбите,

По орбите,

По орбите танца.

Смеяться, петь и говорить

В лучах,


В лучах,

В лучах протуберанца!

И если не совсем получаются некоторые па,

Улыбнитесь, подпрыгните и скажите: «О-па»!

И всё сразу сладится, уладится и наладится!

И все па; О-па! Разгладятся.

И не смотря, на крохотные ошибки,

Засияет созвездие Улыбки!



Припев: Раз, два, три. Раз, два, три. Звёздный балет.

Три, два, раз. Три, два. Огромный секрет.

Кружится в вихре вальс неземной,

Звёзды танцуют,

Звёзды танцуют,

Звёзды танцуют,

Танцуют с Луной!

Пришло время появиться главному герою. Поэтому барабаны отбивают бравурный ритм, голосят фанфары и прочая! Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен! С изящным поклоном, достойным королей, барон снимает свою знаменитую треуголку, придаёт своим, не мене знаменитым усам соответствующее случаю направление и поправляет кружева манжета.

Мюнхгаузен: Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен приветствует вас!

В этом месте не помешает плавная космическая мелодия, ибо впереди серьёзный разговор.

Луна: Итак, барон, вы решились? Вы готовы оставить всё, к чему вы привыкли, всё, что любили и отправиться в путь?

Мюнхгаузен: Да, сударыня! Я готов!

Луна: Фридрих, подумайте, вы можете никогда не вернуться.

Мюнхгаузен: Что ж, это будет прискорбно.

Луна: И тем не менее….

Мюнхгаузен: И, тем не менее, я отправляюсь в путь. Есть вещи страшнее, чем опасности, разлука, раны и болезни, чем смерть. Гораздо страшнее всю жизнь просидеть на диване и в старости клясть себя за то, что не увидел, не попробовал, не узнал. Господа, в жизни всегда есть место подвигу!

Луна: Итак?

Мюнхгаузен: Итак…. Дамы и господа, я улетаю на луну! Я не знаю, что меня ждёт, но тем интереснее, доннер ветер!

Итак…. Я улетаю!

Но я вернусь, я точно знаю!

Фюнф, фир, драй….

Прощай, земля, прощай!

Но, что же мне на память взять?

Вот стебелёк! Что б, не помять,

У сердца буду сохранять,

И фатерланд мой вспоминать!

Вдруг пригодится он, как знать?

Ох, не помять….

Ох, не помять….

Ну, что ж, уже лечу!

Но я вернусь, я так хочу!

Фир, цвай, драй!

Встречай, Луна, встречай!



Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен улетел на луну.

Луна: Барон, я жду вас!

Картина вторая. Поверхность луны.

На первый взгляд холодная, пустынная. Кратеры, пыль, космос. Ба-бах! Барон Мюнхгаузен с шумом прилуняется! Немного помят и растрёпан, но в целом цел и невредим.

Мюнхгаузен: Ну, здравствуй, Луна! Что тут у нас. Поверхность, как и ожидалось закруглённая, как и ожидалось пустынная и, как и ожидалось безлюдная. Эге-гей! Никого…. Что и следовало ожидать…. Ну, и что дальше? Где здесь место подвигу? Подвигу место найдётся всегда, поэтому я принимаю решение! Айнс! Цвай! Спать! Мне необходим отдых. Спать, спать, а там видно будет.

Ну, что ж, решение вполне разумное. Барон укладывается спать. Приятных ему снов. Так бы дело и закончилось неизвестно чем, мы не узнали бы о столь великом подвиге барона, если бы…. Не одно обстоятельство…. Луна обитаема! Какие-то тени, какие-то вздохи, поверхность Луны дышит, шевелится. Казалось бы, из неоткуда, появился летучий Глаз. Глаз обозревает поверхность, подмигивает и вдруг замечает спящего барона. С удивлением Глаз обозревает незнакомца, моргает и удаляется.

Пора бы герою проснуться, но Мюнхгаузен, только приоткрыл веко и завалился на другой бок. Видно снится ему, что-то очень хорошее. Планета Земля.

Из далека, слышна довольно приятная, но непривычная нам песня. Вместе с песней по лунной поверхности ступает Звёздочка. Это имя такое.

Звёздочка: Огромный синий глобус над головой.

Все называют Лямзе, а я зову Землёй!

Материки и реки, моря и острова,

И там растёт, мне кажется,

Мне кажется, что там цветёт,

Нет, верю я, что там живёт

Зелёная трава!

И там, наверное, живут земляне и землянки,

И могут с кем хотят дружить знатные дворянки,

Царевна дружит с поваром, дворянка дружит с дворником.

Суббота может там дружить и с пятницей и с вторником!

Огромный синий глобус над головой.

Все называют Лямзе, а я зову Землёй!

Материки и реки, моря и острова,

И там растёт, мне кажется,

Мне кажется, что там цветёт,

Нет, верю я, что там живёт

Зелёная трава!



Звёздочка натыкается на спящего Мюнхгаузена. Сначала, естественно испуг, ну а затем, конечно любопытство.

Звёздочка: Какой странный лунтянин. Я никогда таких не видела…. Смешной…. Ой, а почему он тут валяется? Ведь это опасно! Эй! Лунтянин! Вставайте! Вставайте! Здесь нельзя валяться!

Мюнхгаузен: (сквозь сон) Я не валяюсь, я сплю.

Звёздочка: Сплю? Что такое сплю? Вставайте! Здесь нельзя сплю!

Мюнхгаузен: (сквозь сон) Не мешайте, я устал и немного отдохну здесь на травке.

Звёздочка: На травке? Откуда он знает это слово? Эй, здесь нет травки, это слово я сама придумала! Вставайте!

Мюнхгаузен: (сквозь сон) Ну ещё пять минут.

Звёздочка: Вы, что? Так нельзя! Здесь может встретиться многоногий многорук, или наоборотголовый рукоход, или, не дай бог, прилипучий пучеглаз! В конце концов, вы можете простыть! Здесь опасности на каждом шагу!

Мюнхгаузен: (просыпаясь) Опасности!? Я готов! (замечает Звёздочку) Фрау, примите мои искренние извинения. Я гулял, здесь по парку, немножко устал, прилёг отдохнуть на травке…. (замечает отсутствие травы и парка, как таковых) Где я?

Звёздочка: На Луне, конечно.

Мюнхгаузен: На Луне? (вспомнив) Ах, да! Конечно же, на Луне! Но если я на Луне, вы тоже на Луне, значит вы?....

Звёздочка: Меня зовут….

Мюнхгаузен: Здравствуй, Лунатик!

Звёздочка: Кто Лунатик!? Я лунатик!? Зачем вы обзываетесь? Я к вам по-хорошему, а вы….

Мюнхгаузен: Разрешите представиться! Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен, первый представитель планеты Земля на Луне!

Звёздочка: Ой, так вы Землятик.

Мюнхгаузен: Кто Землятик?! Я Землятик?! Чего это вы обзываетесь? Я Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен – землянин!

Звёздочка: Ах, простите меня, пожалуйста, я не хотела вас обидеть, уважаемый землянин, но и вы незаслуженно назвали меня лунатиком. Разрешите представиться: принцесса Звёздочка, дочь лунного короля, Кратера минус четвёртого. Лунянка.

Мюнхгаузен: Рад знакомству, ваше высочество.

Звёздочка: Скажите, МюхФон, Фон барон…, фон Карл….

Мюнхгаузен: Барон Мюнхгаузен, к вашим услугам.

Звёздочка: Скажите, барон, мне очень важно знать: а правда, что там у Вас на Земле, есть зелёная трава? Или, всё-таки я её придумала?

Мюнхгаузен: Есть, принцесса, конечно же, есть.

Звёздочка: Какое счастье! А какая она, трава?

Мюнхгаузен: О, она прекрасна! Она нежная, как руки мутер, она пахнет детством и свободой, она зелёная-зелёная, как… как… как трава!

Звёздочка: Как это удивительно! (принцесса почему-то загрустила).

Мюнхгаузен: Принцесса, вы почему-то загрустили?

Звёздочка: Ах…. На то есть причины.

Всё дело в том,

Всё дело в том,

Что очень я люблю свой дом.

Люблю пустыни, кратеры и пыльные моря,

Люблю, как рассветает лунная заря.

Но, признаюсь, мой друг, вам в этом,

Здесь не хватает зелёного цвета.

Всё дело в том,

Всё дело в том,

Что очень я люблю свой дом.

Мне очень нравится здесь жить,

Но мне нельзя, ни с кем дружить.

Нельзя дружить с тем с кем хочу,

Об этом плачу и молчу.

А мне так хочется подружиться с поварёнком, который служит у нас во Дворце, с дочкой подметальщицы, с племянником фонарщика. Я хочу дружить с обыкновенными детьми. Но, увы…. Принцессам дружить нельзя.



Мюнхгаузен: Знакомая ситуация. Ну, что ж постараюсь, вам помочь.

Звёздочка: Правда?! Ой!

Принцесса крикнула «Ой», потому что, как чёрт из табакерки вынырнул Глаз и, как завоет, как зарычит! И, каким-то непонятным, путём Мюнхгаузена подвергли аресту. В общем, барон оказался в клетке.

Картина третья. Арест.

Звёздочка: Что вы делаете!? Немедленно отпустите его! Это гость! Он с неба прилетел! Я приказываю! Негодяи лунные!

Кричала она впустую. Никто пленника не отпустил. Может у них так принято? Но появились новые лунати…, простите лунанетяне. В первую очередь их величества король Кратер минус четвёртый и королева Альфа первой величины. Кстати об этом сообщил лунный церемониймейстер.

Церемониймейстер: Их величества король Кратер минус четвёртый и королева Альфа первой величины!

Набежали царедворцы, фрейлины, пажи. Может на луне они по-другому называются, но суть одна. И, как водится, запели дворцовые песни.

Придворные: Слава! Слава! Слава!

Кратеру минус четвёртому!

Слава! Слава! Слава!

Королеве Альфе первой величины!

И нам тоже всем – слава!

И гостю нашему – слава, чьи часы сочтены!

Ны, ны, ны, ны.

Мюнхгаузен: Позвольте, господа! Что значит, сочтены мои часы? Что означает этот незаконный арест? Что всё это значит, доннер ветер?

Придворные: Ах! Что за слог?! Какая невоспитанность?! Какая бестактность?! Ах, ах, ах! Ох, ох, ох! Он, как будто, с Лямзи свалился!

Мюнхгаузен: Откуда?

Придворные: С Лямзи!

Мюнхгаузен: Откуда?

Придворные: С Лямзи, с большого синего шара над головой!

Мюнхгаузен: Господа! Это не Лемзя, это Земля!

Придворные: Лемзя!

Мюнхгаузен: Земля! И я действительно оттуда!

Король: Ай – яй – яй – яй – яй – я – яй! Обманывать нехорошо! Особенно в присутствии царствующих особ. Хорошо обманывать царствующим особам в присутствии особ не царствующих. Неплохо сказано.

Придворные: Ах! Ох! Браво! Как мудро!

Королева: Накажите его, ваше величество! Накажите!

Король: Непременно, ваше величество!

Королева: Вы душечка, ваше величество!

Король: Вы пампушечка, ваше величество!

Звёздочка: Мама! Папа!

Король, Королева: Что? Ваше высочество!

Придворные: Ах! Ох!

Звёздочка: Простите. Ваше величество, папа. Ваше величество, мама. Этот человек действительно оттуда, с Земли, которую, все называют Лемзёй, но, которая на самом деле зовётся Земля.

Придворные: Лемзя!

Звёздочка: Земля!

Придворные: Лемзя!

Звёздочка, Мюнхгаузен: Земля!

Король: Молчать всем! Наше величество будет говорить умную мысль!

Придворные: Просим! Просим!

Королева: Ах! Выразитесь, ваше величество, душечка!

Король: С удовольствием, ваше величество, пампушечка! Каждый лунянин знает, что голубой шар над головой, под названием Лемзя….

Мюнхгаузен: Земля….

Король: Под названием Лемзя необитаем, пуст и безжизнен. А посему мы накажем этого бессовестного лгуна… путём наказания!

Королева: Браво! Браво! А, как мы его накажем, душечка?

Король: Мы его отдадим на растерзание чудовищам, пампушечка!

Придворные: Как мило! Ура королю Кратеру минус четвёртому! Браво!

Мюнхгаузен: Но почему?

Король: Вы спрашиваете почему? Да потому, что….

Луна – малая планета…

Известно каждому об этом.

Нет обширных площадей,

Мало, что имеется на ней!

Королева: Очень мало жителей,

А стало быть, правителей,



Придворные: Очень мало карамели,

Всю вчера её подъели!



Королева: Мало пряников, печений,

И конечно развлечений!



Король: А без них нам ну ни как!

Так что, друг прощай! Вот так!



Придворные: Дайте, дайте развлечений!

Мы хотим увеселений!

Вас казнят! Ура! Ура!

Король: Начинайте, всё пора!

Вот в такую переделку попал наш уважаемый Мюнхгаузен. Ему, конечно, не привыкать, но космос есть космос…. Мало ли чего.

Картина четвёртая. Развлекательная казнь.

Церемониймейстер: По высочайшему приказу высочайших особ приказано казнить самозванца, по имени барон фон Мюнхгаузен Иероним Карл.

Мюнхгаузен: Я Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен!

Церемониймейстер: Правильно! Я так и сказал…. Казнить его посредством троекратного чудовищного испытания чудовищами.

Мюнхгаузен: Простите, я ничего не понял…. Вы, что три раза меня казнить собираетесь?

Придворные: Да!

Король: Именно, наш дорогой гость. Троекратная казнь, это высочайшая милость! Правда, моя пампушечка?

Королева: А если он выживет, мы его ещё три раза казним! Ведь так, мой душечка?

Придворные: Слава!

Церемониймейстер: Казнь первая! Чудовище первое! Перевёрнутоголовый рукоход!

Да, да. На луне всё как – то необычно. Трудно ответить на вопрос, почему перевёрнутоголового рукохода называют чудовищем. С виду – милейшее создание, просто ходит на руках, то есть вверх тормашками и очень грустный. Интересно, что такое тормашки? Но не будем отвлекаться. Нам повезло, мы видим настоящего лунного перевёрнутоголового рукохода. Повезло ли Мюнхгаузену?

Рукоход: Всё смеётесь?!

Всё смеётесь?!

Вам бы лишь бы посмеяться!

Не уймётесь?!

Не уймётесь?!

Вам бы всё бы издеваться!



Придворные: Ах! Какой потешный! Ох! Какой чудовищно смешной! Ха – ха – ха!

Рукоход: Как не стыдно?

Как вам не стыдно?

Вы смеётесь, а мне обидно!

Разве можно?

Разве можно?

Жить так дальше не возможно!



Придворные: Ах! Какой потешный! Ох! Какой чудовищно смешной! Ха – ха – ха!

Звёздочка: А мне его жалко!

Мюнхгаузен: Господа! Прошу прощения, насколько я понял, здесь я должен испугаться.

Король: Ну, зачем же испугаться?! Рассмеяться!

Мюнхгаузен: Не смешно!

Король: А вот если вы не заставите смеяться это чудовище, мы вас будем пытать, и нам станет смешно! Правда, моя душечка?

Королева: И никак иначе, моя пампушечка!

Король: Приступайте.

Мы-то знаем, что барон Мюнхгаузен никогда не теряет присутствие духа. Вот и сейчас расправив усы, наш герой с энтузиазмом берётся за дело.

Мюнхгаузен: Милостивый государь….

Сильные душераздирающие рыдания прервали монолог. Перевёрнутоголовый рукоход рыдает, - придворные хохочут, Мюнхгаузен в недоумении.



Мюнхгаузен: Что я такого сказал? Милостивый государь, почему вы рыдаете? Вы должны смеяться, дабы спасти жизнь человеку, а рыдаете бессовестным образом!

Рукоход: А вы пробовали когда-нибудь, есть ногами, ходить руками и смотреть снизу вверх! (и давай рыдать).

Мюнхгаузен: Так встаньте на ноги!

Рукоход: Ну, как вы не понимаете, если я перевернусь, голова смотрит по-другому. (Перевёрнутоголовый рукоход встаёт на ноги, причём, голова занимает верхнее положение, но вверх тормашками. Интересно, что такое тормашки?) Ай! Всё перевернулось!

Пока «чудовище» рыдает, придворные и царствующие особы смеются, барон чешет свой парик.

Королева: Ну, не медлите, смешите его, смешите!

Мюнхгаузен: Сударыня, не до смеха сейчас, у лунянина горе, помочь нужно.

Барон всегда принимал быстрые решения.

Мюнхгаузен: Я всегда принимаю быстрые решения! Вам поможет хирургическое вмешательство! Операцию беру на себя!

Столь смелое решение обусловлено, конечно, тем, что Мюнхгаузену, несомненно, приходилось врачевать огромное количество раненых солдат и офицеров.

Мюнхгаузен: Мне приходилось врачевать огромное количество раненых солдат и офицеров! (Не нужно повторять, барон). Я приступаю к операции!

Барон приступает к операции. Гм…. Ему помогает принцесса Звёздочка. Помогает, как может. В процессе хирургического вмешательства, может быть, и были допущены некоторые ошибки, но в конечном результате лицезрению публики предстал лунянин с нормальным, общепринятым расположением частей тела. Все ждут реакции пациента. Рукоход огляделся, оглядел себя, сделал первые шаги и…. Разразился рыданиями.

Придворные: Ха – ха – ха! Он плачет! Рыдает! Ничего не вышло!

Звёздочка: Это слёзы радости!

Мюнхгаузен: В чём дело? Сейчас то что? Вы не рады?

Рукоход: Но меня зовут Перевёрнутоголовый рукоход! А какой я Перевёрнутоголовый, если голова не перевёрнута?! Какой я рукоход, если руками не хожу?!

Мюнхгаузен: Вот бы землянам ваши заботы!

Звёздочка: Успокойтесь! Успокойтесь, пожалуйста! Вы теперь не Перевёрнутоголовый! Вы теперь не рукоход! Я, принцесса Звёздочка, нарекаю вас Нормальноголовым ногоходом!

Прекрасно сказано, девочка.

Мюнхгаузен: Прекрасная идея, ваше высочество.

Бывший Перевёрнутоголовый рукоход, вновь наречённый Нормальноголовый ногоход задумался, помялся и… засмеялся! Заливисто, радостно!

Ногоход: Какое прекрасное имя! Какие прекрасные вы! Теперь я смогу смотреть прямо в глаза, а не в коленки!

Ах, спасибо, спасибо, благодарю!

Я весь сияю, от счастья горю!

Хотите, станцую, хотите, спою?

Хотите я звёзды вам подарю!

Как слышать приятно снова и снова,

Что я Ногоход нормальноголовый!

Логи, моги, поги, жва!

На месте ноги, голова!

Придворные: Логи?.. Жва?..

На месте ноги, голова?



Король: Это не считается! Мы так не договаривались! Отменяю!

Королева: Он не должен смеяться! Такого приказа не было!

Звёздочка: Папа! Мама! Так не честно! Вы же царствующие особы! Барон справился. Вы должны это признать!

Король: Ну, хорошо, хорошо! Так и быть! Я соглашусь, душечка.

Королева: Соглашайтесь, пампушечка. У него впереди, ещё две казни, два чудовища.

Король: Один – два, в вашу пользу, барон. Продолжаем!

Картина пятая. Продолжение казни.

Церемониймейстер: Казнь вторая! Чудовище второе! Многорукий многоног! Прячьтесь, кто может!

Похоже у лунян, какие-то проблемы с руками и ногами. Но, что это? Придворные попрятались, только макушки торчат. Пыль, грохот. Ого! Следующий персонаж действительно страшен! У него много рук, в каждой по дубинке. У него много ног, и все топают. И две головы, на которых свирепые лица. Тут можно и испугаться.

Многоног: Что, боитесь?

Что, боитесь?

Бойтесь! Я такой свирепый!

Торопитесь!

Не споткнитесь!

В гневе я такой нелепый!



Придворные: Ах, какой страшный! Ох! Какой чудовищно нелепый! Ой – ой – ой!



Многоног: Испугались?

Испугались?

Так и надо вам! Дождались!

Правит страх!

Только страх!

В этом и других мирах!



Придворные: Ах, какой страшный! Ох! Какой чудовищно нелепый! Ой – ой – ой!

Звёздочка: Дяденька, Мюнхгаузен, вы его не бойтесь, потому что я сама боюсь.

Ситуация, казалось бы, критическая, но мы – то знаем, что Иеронима фон Мюнхгаузена так просто не возьмёшь. Наш герой выхватывает шпагу и наносит блестящие удары слева, справа, туше и… остаётся без шпаги. У противника много дубинок. Но бывалого солдата, так просто не возьмёшь! Он выхватывает пистолет. Бабах! Бах! Но пули отскакивают от толстокожего Многорука, а две он поймал зубами и выплюнул. Патроны кончились! Ура в рукопашную! Не в первой! Но превосходящие руки противника схватили барона, скрутили, стянули и…. «Барон, нет безвыходных ситуаций!»

Мюнхгаузен: Нет безвыходных ситуаций!

Произнеся это кредо, барон пощекотал Многорукого Многонога! Такого заливистого смеха, гомерического хохота и умильного хихиканья Луна не слышала никогда!

Многоног: Ха – ха – ха! Хо – хо – хо! Хи – хи – хи! Ещё!

Мюнхгаузен: Битте! (щекочет).

Многоног: Ха – ха – ха! Хо – хо – хо! Хи – хи – хи!

Ах, спасибо, спасибо, благодарю!

Я весь сияю, от счастья горю!

Хотите, станцую, хотите, спою?

Хотите я звёзды вам подарю!

Как приятно смеяться, ржать, хохотать!

Не знал я об этом, а буду знать!

Хи – хи – хи! Лучше смеяться!

Хо – хо – хо, чем драться!

Придворные: Хи… Лучше смеяться?

Ха… Чем драться?



Звёздочка: Да! Да! Да! Лучше смеяться, чем драться!

Король: Ну, я так не играю! Так не честно!

Королева: Вы не имеете права расстраивать его величество!

Вот люди! То им не то, это им не так.

Картина шестая. Испытания продолжаются.

Церемониймейстер: Испытания продолжаются! Казнь третья и последняя! Чудовище третье и последнее. Кончились! Прилипучий пучеглаз!

Мюнхгаузен: Ну, что у вас за названия? Это ещё что за монстр?

Звёздочка: С виду он не страшный, но противнее нет никого. Он как увидит лунянина, так сразу липнет к нему с расспросами, излияниями и советами. И не отлипнет, пока не изведёт совсем. Вот уже прилип к кому-то.

Удивительный, все-таки спутник нашей планеты. На земле ничего подобного не встречается. Тем временем слышны чьи – то вопли: «Отлепите его! Отлепите! Спасите! Ну чего пристал!? Ну чего прилип!?» Все присутствующие, на крайний случай отодвинулись подальше, так как к обществу присоединился Прилипучий пучеглаз – рослое существо с большими выпученными глазами, что бы лучше видеть, с большими руками, что бы лучше обнимать и с большими губами, что бы лучше целовать. К нему уже прилипли два лунянина, он их нежно обнял и чмокает в макушку.



Пучеглаз: Вы мои хорошие! Вы мои пригожие! Вы мои лапочки! У – тю – тю…. А – тя – тя….

Ох, вы лапочки!

Ишь вы, лапочки!

Не нужны вам мамочки!

А где шапочки?

А где тапочки?



А папочки до лампочки!

Придворные: Ах! Какой прилипучий! Ох! Какой чудовищно пучеглазый! Ой – ой – ой!

Мюнхгаузен: У нас на Земле такие, тоже встречаются. И никто не знает, как с ними бороться.

Звёздочка: Вы, уж попробуйте, дорогой Мюнхгаузен.

Мюнхгаузен: Попытаюсь! Любезный, вы не могли бы отпустить этих господ?

Пучеглаз: Что вы, что вы! Иди ко мне, мой хороший, я к тебе прилипну и буду тебя чмокать в макушку.

Мюнхгаузен: Отставить целовать меня в макушку! Скажите, уважаемый, Вам, что больше некого, или нечего любить?

Пучеглаз: Некого и нечего…. А кого и чего ещё можно любить?

Мюнхгаузен: Да всё, что угодно! Можно любить хомячков и кроликов! Можно любить слонов! В конце концов можно любить траву и цветы1

Звёздочка: Ах, как я хочу любить траву!

Королева: Прекратите молоть чепуху, дочь наша!

Король: Травы не бывает, наша дочь!

Пучеглаз: Хороший мой, дай я тебя чмокну, здесь нет кроликов! Здесь нет слонов! А травы вообще не бывает!

Сердце Звёздочки не выдерживает подобных надругательств над её мечтой и она окунается в неудержимые рыдания.

Мюнхгаузен: Минуточку! Тихо!

Сразу видно, что барона Мюнхгаузена пронзила какая-то идея. Он судорожно роется в карманах, за пазухой и вынимает жалкий, измятый и засохший, но настоящий цветочек, который прихватил перед отправлением на Луну на память о родной планете.

Мюнхгаузен: А это, что по вашему? Что это, я спрашиваю?

Честно признаться эффектные возглас и жест нашего героя не произвели должного впечатления на присутствующих. Слишком уж невзрачно выглядело засохшее земное растение на фоне бескрайнего космоса.

Звёздочка: Это… это и есть… трава?

Мюнхгаузен: Ну…. Как бы… это не совсем то… то есть совсем не то… то, но не совсем… то. М-да….

Что и говорить – казус вышел.

Пучеглаз: Ой, ты мой хорошенький. Дай я тебя почмокаю.

Мюнхгаузен: Отстаньте, сейчас не до вас!

Король: Ну что ж, барон фон Мюнхгаузен! Испытаний вы не прошли. Так ведь, моя душечка?

Королева: Готовьтесь к настоящей казни. Правда, мой пампушечка?

Похоже барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен впервые за вековую историю попал в безвыходное положение. Голова понура, усы долу. Да и не мудрено.

Церемониймейстер: Ваше последнее слово, казнимый!

Звёздочка: Вы не можете! Прекратите сейчас же! Бессовестные!

Мюнхгаузен: Не плачьте, принцесса! Конечно финал неожиданный, но, знаете, иногда приходится и умирать ради чего то высокого и справедливого. Вот возьмите этот цветок. Пусть он невзрачен и сух, но в нём есть семена.

Звёздочка: Семена?

Мюнхгаузен: Да, вот видите эти маленькие зёрнышки. Посадите их в… в лунную поверхность, может, что-нибудь и получится, может что-нибудь и взойдёт.

Звёздочка: Но разве такие маленькие, как вы сказали…. Зёрнышки могут сидеть? Как же я их посажу?

Мюнхгаузен: Позвольте я покажу вам, майне либе фрау Звёздочка.

Придворные: И мы хотим посадить! Мы тоже очень хотим! Дайте, дайте и нам!

Звёздочка: Берите, берите, здесь много, очень много. Мама, папа и вы возьмите! И вы посадите!

Королева: Ну, я, право не знаю, пампушечка. Может попробуем?

Король: Давай попробуем, душечка. Пленный, объясните что нам делать?

Мюнхгаузен: Итак, показываю и рассказываю. Берём семечко в левую руку… выбираем место… правой рукой сооружаем луночку… кладём в неё зёрнышко… засыпаем… и… и ждём.

Ох и увлекающиеся эти придворные. Всё выполнили, всё сделали, как дети малые, и уселись ждать. Посидели, подождали, пока, кто-то не спросил:

Церемониймейстер: Скажите, а долго ждать? Скоро обед.

Мюнхгаузен: Я точно не знаю,.. неделю, две, может месяц.

Король: Ну, знаете, это ни в какие кратеры не лезет! Вы хотели нас надуть!

Королева: Прощайте, барон! Казнить его!

И сколько Звёздочка не умоляла пощадить его, сколько не просила подождать ещё чуть – чуточку, Иероним фон Мюнхгаузен был заточён в клетку. Барабанная дробь, или как там на луне обозначают казни и…. Как, кто-то закричит: «Что это?»

Картина седьмая. Что это?

Придворные: Что это?

Вообще-то чудес не бывает, это научно доказанный факт, но то, что произошло, очень похоже на чудо. Может почва на Луне, какая-то особенная, а только взошёл зелёный кустик травы и расцвёл. А вот ещё один, и ещё, ещё…. Всего несколько мгновений и Луна стала большущей клумбой! Как красиво!

Звёздочка: Как красиво!

Церемониймейстер: Как красиво!

Придворные: Как красиво!

Пучеглаз: Как красиво! Я это люблю! Цветочки мои! Дайте я вас почмокаю, поцелую!

Королева: Пампушечка, что со мной? Я никого не хочу казнить.

Король: Душечка, я растроган, я добрею, я робею. Сейчас же отпустите уважаемого барона Карла Иеронима фон Мюнхгаузена! Дорогой барон! Признаюсь честно, вы потрясли нас! Я… я выполню своё обещание! И так, любое ваше желание, Карл.

Королева: Я догадываюсь! Наш гость, конечно же пожелает вернуться домой на Лем… простите на Землю!?

Мюнхгаузен: Как, разве это возможно?

Придворные: Конечно! Конечно, барон!

Звёздочка: Не забывайте, мой друг, вы на Луне. А здесь всё немножко по другому. Прощайте, барон Карл Иероним фон Мюнхгаузен! Вспоминайте меня!

Придворные: Прощайте, барон Карл Иероним фон Мюнхгаузен!

Королева: Прощайте, Фридрих!

Король: Прощайте, барон!

Ну, вот, жанр всё-таки берёт своё. Кажется всё кончилось более или менее хорошо. Ещё секунда и наш герой отправится домой, на родную Землю. Фон Мюнхгаузен отвешивает изящный поклон, достойный королей и ….

Мюнхгаузен: Стойте! Подождите! Я не могу так! Я ещё не сказал своего желания.

Король: Ну так произнесите его и, как там у вас говорят: «Ауф видерзеен»!

Мюнхгаузен: Я желаю,.. что бы принцессе Звёздочке разрешили дружить с теми с кем она захочет! Дружить с обыкновенными нормальными, озорными и весёлыми детьми!

Звёздочка: Ах!

Придворные: Ох!

Королева: Что вы делаете? Какое странное желание!

Король: Барон! Не сердите меня! Я могу выполнить только одно ваше желание!

Мюнхгаузен: Ваши величества! Господа! Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен не меняет решений, иначе он перестанет быть бароном Карлом Фридрихом Иеронимом фон Мюнхгаузеном!

Король: Ну, что ж! Желание произнесено и отныне принцесса Звёздочка и все лунные принцессы могут дружить с кем им угодно!

Звёздочка: Я могу дружить с кем захочу?! И с этой девочкой? И с тем мальчиком? О, спасибо вам, папа, мама! Спасибо вам, барон! Но, постойте, а как же вы? Неужели вы не сможете вернуться на свою родную планету, на Землю?

Мюнхгаузен: Не беспокойтесь обо мне, милая принцесса. Для Мюнхгаузена не бывает безвыходных ситуаций! Ну, а в крайнем случае… я буду жить на Земле в сердцах той девочки и того мальчика, в сердцах миллионов детей их мам и пап. Такие люди, как барон Мюнхгаузен не умирают!

Финал.

Всё. Ах, да.… Эту историю о чрезвычайно опасном, увлекательном и удивительном путешествии барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена на Луну мне рассказал барон Карл Иероним Фридрих фон Мюнхгаузен лично.



Январь 2009 г.

070003 Республика Казахстан. г. Усть-Каменогорск, Восточно-Казахстанской области, пр. Независимости 11/1- 48. astrahanss@gmail.com Сергей Астраханцев. Зарегистрировано в комитете по правам интеллектуальной собственности РК.



Музыка к спектаклю написана Светланой Апасовой apasovas@mail.ru

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет