Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет26/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   89



CHAPTER 32

ГЛАВА 32


The security alarm on the west end of the Denon Wing sent the pigeons in the nearby Tuileries Gardens scattering as Langdon and Sophie dashed out of the bulkhead into the Paris night. As they ran across the plaza to Sophie's car, Langdon could hear police sirens wailing in the distance.

От пронзительного воя сигнализации в западном крыле Лувра снялись с насиженных мест и разлетелись все голуби, обитавшие в саду Тюильри. Софи и Лэнгдон выбежали в парижскую ночь из-под козырька над входом в здание. И бросились бежать через площадь к машине Софи. Вдали завывали сирены полицейских автомобилей.

"That's it there," Sophie called, pointing to a red snub-nosed two-seater parked on the plaza.

— Вон она! — крикнула Софи. И указала на красную тупоносенькую малолитражку, припаркованную через площадь.

She's kidding, right? The vehicle was easily the smallest car Langdon had ever seen.

Да она никак шутит? Такой маленькой машинки Лэнгдон еще никогда не видел.

"SmartCar," she said. "A hundred kilometers to the liter."

— Называется "смарт", — пояснила Софи. — Ест всего литр на сто километров.

Langdon had barely thrown himself into the passenger seat before Sophie gunned the SmartCar up and over a curb onto a gravel divider. He gripped the dash as the car shot out across a sidewalk and bounced back down over into the small rotary at Carrousel du Louvre.

Лэнгдон едва успел втиснуться на переднее сиденье, когда Софи включила зажигание и резким рывком послала машину вперед, через каменный бордюр, на разделительную полосу, выложенную гравием. Затем она промчалась по тротуару и выехала на проезжую часть, образующую небольшой круг перед Карузель де Лувр.

For an instant, Sophie seemed to consider taking the shortcut across the rotary by plowing straight ahead, through the median's perimeter hedge, and bisecting the large circle of grass in the center.

На секунду Лэнгдону показалось, что сейчас Софи, желая срезать угол, помчится прямо вперед, через живую изгородь, и пересечет круг с газоном по центру.

"No!" Langdon shouted, knowing the hedges around Carrousel du Louvre were there to hide the perilous chasm in the center—La Pyramide Inversée—the upside-down pyramid skylight he had seen earlier from inside the museum. It was large enough to swallow their Smart-Car in a single gulp. Fortunately, Sophie decided on the more conventional route, jamming the wheel hard to the right, circling properly until she exited, cut left, and swung into the northbound lane, accelerating toward Rue de Rivoli.

— Нет! — крикнул Лэнгдон, зная, что кусты, образующие изгородь, высажены, чтобы замаскировать глубокую впадину, так называемую перевернутую пирамиду, которую он видел сегодня раньше из окон музея. Миниатюрную машинку Софи она проглотила бы мгновенно. К счастью, Софи выбрала более привычный маршрут, резко крутанула руль вправо, проехала примерно с полкруга и выбралась на дорогу, ведущую на север. А затем, прибавив скорость, помчалась по направлению к рю де Риволи.

The two-tone police sirens blared louder behind them, and Langdon could see the lights now in his side view mirror. The SmartCar engine whined in protest as Sophie urged it faster away from the Louvre. Fifty yards ahead, the traffic light at Rivoli turned red. Sophie cursed under her breath and kept racing toward it. Langdon felt his muscles tighten."Sophie?"

Вой полицейских сирен становился все громче, стремительно нарастал у них за спиной, и теперь Лэнгдон видел в боковом зеркальце свет фар. Мотор "смарта" заверещал, словно в знак протеста, когда Софи выжала педаль акселератора до упора, стремясь поскорее убраться как можно дальше от Лувра. Впереди, ярдах в пятидесяти, на перекрестке с Риволи, загорелся красный. Тихо чертыхнувшись, Софи продолжала мчаться вперед. Лэнгдон весь напрягся. — Софи!..

Slowing only slightly as they reached the intersection, Sophie flicked her headlights and stole a quick glance both ways before flooring the accelerator again and carving a sharp left turn through the empty intersection onto Rivoli. Accelerating west for a quarter of a mile, Sophie banked to the right around a wide rotary. Soon they were shooting out the other side onto the wide avenue of Champs-Elysées.

Подъезжая к перекрестку, она лишь слегка сбросила скорость, мигнула фарами, посмотрела по сторонам, затем снова до отказа выжала акселератор и, резко свернув влево, выехала через пустой перекресток на Риволи. Промчавшись по этой улице примерно с четверть мили к западу, Софи перестроилась в правый крайний ряд. И вскоре они выехали на широкую авеню Елисейских полей.

As they straightened out, Langdon turned in his seat, craning his neck to look out the rear window toward the Louvre. The police did not seem to be chasing them. The sea of blue lights was assembling at the museum.

Лэнгдон повернулся на тесном сиденье и посмотрел в заднее окно в сторону Лувра. Похоже, полицейские их не преследовали. Голубые огоньки стекались к площади перед музеем.

His heartbeat finally slowing, Langdon turned back around. "That was interesting."

Немного успокоившись, Лэнгдон заметил:

— Это было очень занимательно.



Sophie didn't seem to hear. Her eyes remained fixed ahead down the long thoroughfare of Champs-Elysées, the two-mile stretch of posh storefronts that was often called the Fifth Avenue of Paris. The embassy was only about a mile away, and Langdon settled into his seat. So dark the con of man. Sophie's quick thinking had been impressive. Madonna of the Rocks.

Софи, видно, не слышала его слов. Глаза ее были устремлены вперед, на просторную проезжую часть Елисейских полей. По обеим сторонам примерно на две мили тянулись витрины роскошных магазинов, именно поэтому улицу часто называли Пятой авеню Парижа. Посольство США находилось теперь в миле от них, и Лэнгдон расслабленно откинулся на спинку сиденья.

Так темен обманный ход мысли человека. Да, в сообразительности Софи не откажешь. "Мадонна в гроте".

Sophie had said her grandfather left her something behind the painting. A final message? Langdon could not help but marvel over Saunière's brilliant hiding place; Madonna of the Rocks was yet another fitting link in the evening's chain of interconnected symbolism. Saunière, it seemed, at every turn, was reinforcing his fondness for the dark and mischievous side of Leonardo da Vinci.

Софи сказала, дед оставил ей что-то за рамой картины. Последнее послание? Лэнгдон не мог не восхищаться изощренностью, с которой Соньер выбрал этот последний тайник. "Мадонна в гроте" была еще одним недостающим звеном в сегодняшней цепи символов. Казалось, каждым своим шагом Соньер словно демонстрировал увлеченность темной и мистической стороной творчества да Винчи.

Da Vinci's original commission for Madonna of the Rocks had come from an organization known as the Confraternity of the Immaculate Conception, which needed a painting for the centerpiece of an altar triptych in their church of San Francesco in Milan. The nuns gave Leonardo specific dimensions, and the desired theme for the painting—the Virgin Mary, baby John the Baptist, Uriel, and Baby Jesus sheltering in a cave. Although Da Vinci did as they requested, when he delivered the work, the group reacted with horror. He had filled the painting with explosive and disturbing details.

The painting showed a blue-robed Virgin Mary sitting with her arm around an infant child, presumably Baby Jesus. Opposite Mary sat Uriel, also with an infant, presumably baby John the Baptist. Oddly, though, rather than the usual Jesus-blessing-John scenario, it was baby John who was blessing Jesus... and Jesus was submitting to his authority! More troubling still, Mary was holding one hand high above the head of infant John and making a decidedly threatening gesture—her fingers looking like eagle's talons, gripping an invisible head. Finally, the most obvious and frightening image: Just below Mary's curled fingers, Uriel was making a cutting gesture with his hand—as if slicing the neck of the invisible head gripped by Mary's claw-like hand



Заказ на написание "Мадонны в гроте" Леонардо да Винчи получил от Братства непорочного зачатия; им нужна была роспись центральной части алтаря в церкви Сан-Франческо в Милане. Монахини дали Леонардо все необходимые размеры, а также примерный сюжет: на картине должны были быть изображены Дева Мария, младенец Иоанн Креститель, ангел и младенец Иисус. Сколь ни покажется странным, но на картине художника вопреки привычным канонам именно младенец Иоанн благословлял Иисуса... а Иисус полностью ему подчинялся! Мало лого, Мария держала одну руку высоко поднятой над головой младенца Иоанна, и жест этот выглядел угрожающим. Пальцы походили на когти орла, готовые впиться в чью-то невидимую голову. И наконец, там присутствовал еще один пугающий образ: находившийся прямо под хищно согнутыми пальцами Марии Уриель словно намеревался ребром ладони отсечь эту невидимую голову, попавшую в когти Девы Марии.

Langdon's students were always amused to learn that Da Vinci eventually mollified the confraternity by painting them a second, "watered-down" version of Madonna of the Rocks in which everyone was arranged in a more orthodox manner. The second version now hung in London's National Gallery under the name Virgin of the Rocks, although Langdon still preferred the Louvre's more intriguing original.

Студенты Лэнгдона всегда с удивлением узнавали, что позже да Винчи все-таки ублажил Братство непорочного зачатия, написав второй, "смягченный" вариант той же картины, "Мадонны в гроте", где все изображалось в более ортодоксальной манере. Второй вариант находился теперь в Лондонской национальной галерее и носил другое название — "Мадонна в скалах". Но сам Лэнгдон предпочитал более интригующий луврский вариант.

As Sophie gunned the car up Champs-Elysées, Langdon said, "The painting. What was behind it?"

Софи гнала машину по Елисейским полям, и Лэнгдон спросил:

— Картина... Что было за ней спрятано?



Her eyes remained on the road. "I'll show you once we're safely inside the embassy."

Она не сводила глаз с дороги.

— Позже покажу. Когда будем в безопасности, в посольстве.



"You'll show it to me?" Langdon was surprised. "He left you a physical object?"

— Покажете? — удивился Лэнгдон. — Так он оставил вам вполне осязаемый предмет?

Sophie gave a curt nod. "Embossed with a fleur-de-lis and the initials P.S."

Софи кивнула:

— Да. Украшенный геральдической лилией и инициалами P. S.



Langdon couldn't believe his ears.

Лэнгдон ушам своим не верил.

***

***

We're going to make it, Sophie thought as she swung the SmartCar's wheel to the right, cutting sharply past the luxurious Hôtel de Crillon into Paris's tree-lined diplomatic neighborhood. The embassy was less than a mile away now. She was finally feeling like she could breathe normally again.

Мы прорвемся, думала Софи, резко сворачивая вправо. Вот машина пронеслась мимо фешенебельного отеля "Де Крийон", и они оказались в обсаженном деревьями так называемом дипломатическом районе Парижа. До посольства оставалось меньше мили. Теперь можно вздохнуть спокойно.

Even as she drove, Sophie's mind remained locked on the key in her pocket, her memories of seeing it many years ago, the gold head shaped as an equal-armed cross, the triangular shaft, the indentations, the embossed flowery seal, and the letters P.S.

Даже во время езды Софи продолжала размышлять о ключе, что лежал у нее в кармане. Вспоминала о том, как впервые увидела его много лет назад и как поразил ее тогда этот ключ с вмятинами вместо обычных зубчиков, украшенный равносторонним крестом, геральдическим рисунком и двумя буквами — P. S.

Although the key barely had entered Sophie's thoughts through the years, her work in the intelligence community had taught her plenty about security, and now the key's peculiar tooling no longer looked so mystifying. A laser-tooled varying matrix. Impossible to duplicate. Rather than teeth that moved tumblers, this key's complex series of laser-burned pockmarks was examined by an electric eye. If the eye determined that the hexagonal pockmarks were correctly spaced, arranged, and rotated, then the lock would open.

Хотя за долгие годы, прошедшие с тех пор, Софи редко вспоминала о дедовском ключе, работа в полицейском управлении научила ее многому, в том числе и средствам, с помощью которых обеспечивается безопасность. И теперь необычная форма ключа уже не казалась столь загадочной. Матрица, сработанная с помощью лазера. Дубликат такого ключа практически невозможно изготовить. Не имеющий обычных зубчиков, ключ такого типа обладал рядом выжженных лазером мелких углублений, и реагировало на них только специальное электронное устройство замка. Если устройство определяло, что шестиугольные углубления расположены правильно, в определенном порядке, замок открывался.

Sophie could not begin to imagine what a key like this opened, but she sensed Robert would be able to tell her. After all, he had described the key's embossed seal without ever seeing it. The cruciform on top implied the key belonged to some kind of Christian organization, and yet Sophie knew of no churches that used laser-tooled varying matrix keys.

Софи не представляла, что именно может открыть этот ключ, но чувствовала: и здесь ей может помочь Роберт. Ведь он умудрился описать выгравированную на ключе эмблему, даже ни разу не видев его. Крест наверху означал, что ключ, по всей видимости, принадлежал какой-то христианской организации. Однако Софи не знала церквей, где могли бы использовать такие изготовленные при помощи лазера матричные ключи.

Besides, my grandfather was no Christian....

Кроме того, мой дед вовсе не был христианином...

Sophie had witnessed proof of that ten years ago. Ironically, it had been another key—a far more normal one—that had revealed his true nature to her.

Доказательство тому Софи получила десять лет назад. И в том по иронии судьбы ей помог другой ключ — правда, вполне обычный. Именно с его помощью она и узнала правду.

The afternoon had been warm when she landed at Charles de Gaulle Airport and hailed a taxi home. Grand-père will be so surprised to see me, she thought. Returning from graduate school in Britain for spring break a few days early, Sophie couldn't wait to see him and tell him all about the encryption methods she was studying.

В тот теплый весенний день она прилетела в Париж. Самолет приземлился в аэропорту Шарль де Голль. Софи взяла такси и отравилась домой. Как же обрадуется и удивится дедуля, увидев меня! — думала она. Она вернулась из Англии на весенние каникулы несколькими днями раньше, чем предполагалось. И с нетерпением ожидала встречи с дедом, хотела рассказать ему о своих успехах в области криптографии, которой их обучали в колледже.

When she arrived at their Paris home, however, her grandfather was not there. Disappointed, she knew he had not been expecting her and was probably working at the Louvre. But it's Saturday afternoon, she realized. He seldom worked on weekends. On weekends, he usually—

Но дома деда вопреки ожиданиям не оказалось. Софи огорчилась, хоть и понимала: он не ждал ее сегодня. Наверное, совсем заработался у себя в Лувре. Впрочем, что это я, ведь сегодня же воскресенье, тут же напомнила она себе. А дед редко работал но выходным. По выходным он обычно...

Grinning, Sophie ran out to the garage. Sure enough, his car was gone. It was the weekend. Jacques Saunière despised city driving and owned a car for one destination only—his vacation château in Normandy, north of Paris. Sophie, after months in the congestion of London, was eager for the smells of nature and to start her vacation right away. It was still early evening, and she decided to leave immediately and surprise him. Borrowing a friend's car, Sophie drove north, winding into the deserted moon-swept hills near Creully. She arrived just after ten o'clock, turning down the long private driveway toward her grandfather's retreat. The access road was over a mile long, and she was halfway down it before she could start to see the house through the trees—a mammoth, old stone château nestled in the woods on the side of a hill.

Софи улыбнулась и бросилась к гаражу. Ну конечно, машины на месте нет. Ведь сегодня уик-энд. А Жак Соньер, презиравший езду по городу, использовал машину только с одной целью — добраться до своего загородного шато в Нормандии, к северу от Парижа. Софи, уставшая за несколько месяцев лондонской жизни от города, истосковалась по природе, свежему воздуху, зелени и решила немедленно ехать в Нормандию. Вечер только начался, к ночи она приедет, то-то удивится и обрадуется дедуля! Софи одолжила машину у друга и отправилась в путь, на север. Дорога вилась среди полей и холмов. На место она прибыла в начале одиннадцатого, свернула с дороги и въехала на длинную, с милю, аллею, ведущую к убежищу деда. Она проехала по ней примерно половину пути, и наконец среди деревьев показался дом — большое и старое каменное шато, угнездившееся в лесу на склоне холма.

Sophie had half expected to find her grandfather asleep at this hour and was excited to see the house twinkling with lights. Her delight turned to surprise, however, when she arrived to find the driveway filled with parked cars—Mercedeses, BMWs, Audis, and a Rolls-Royce.

Софи опасалась, что в этот час дед уже улегся спать, а потому страшно обрадовалась, заметив в окнах свет. Удивление ее возросло, когда она увидела, что большая площадка перед домом буквально забита машинами. Тут были и "мерседесы", и "БМВ", и "ауди", и даже "роллс-ройсы".

Sophie stared a moment and then burst out laughing. My grand-père, the famous recluse! Jacques Saunière, it seemed, was far less reclusive than he liked to pretend. Clearly he was hosting a party while Sophie was away at school, and from the looks of the automobiles, some of Paris's most influential people were in attendance.

На секунду Софи растерялась, а потом весело засмеялась. Вот вам и дедуля, знаменитый отшельник! Оказывается, Жак Соньер ведет не столь уж и уединенную жизнь, как о нем привыкли думать. Очевидно, решил устроить вечеринку, воспользовавшись отсутствием Софи, и, судя по автомобилям, гости из Парижа к нему съехались весьма влиятельные.

Eager to surprise him, she hurried to the front door. When she got there, though, she found it locked. She knocked. Nobody answered. Puzzled, she walked around and tried the back door. It too was locked. No answer.

Сгорая от нетерпения, она поспешила к двери. Но, подойдя и подергав за ручку, обнаружила, что дверь заперта. Софи постучала. Никто не ответил. Растерянная, она обошла дом и попробовала войти через черный ход. Но и здесь дверь оказалась заперта. И никто не отвечал на ее стук.

Confused, she stood a moment and listened. The only sound she heard was the cool Normandy air letting out a low moan as it swirled through the valley.

Софи стояла и прислушивалась. Но единственным звуком, достигавшим ее слуха, было жалобное стонущее завывание холодного ветра, разгулявшегося по долинам Нормандии. Из дома не доносилось ни звука.

No music.

Ни музыки.

No voices.

Ни голосов.

Nothing.

Ровным счетом ничего.

In the silence of the woods, Sophie hurried to the side of the house and clambered up on a woodpile, pressing her face to the living room window. What she saw inside made no sense at all.

Софи еще раз обежала дом и, вскарабкавшись на поленницу, заглянула в окно гостиной. То, что она там увидела, удивило еще больше.

"Nobody's here!"

Да там ни души!

The entire first floor looked deserted.

На всем первом этаже, похоже, никого.

Where are all the people?

Куда же подевались люди?

Heart racing, Sophie ran to the woodshed and got the spare key her grandfather kept hidden under the kindling box. She ran to the front door and let herself in. As she stepped into the deserted foyer, the control panel for the security system started blinking red—a warning that the entrant had ten seconds to type the proper code before the security alarms went off.

С бешено бьющимся сердцем Софи подбежала к дровяному сараю и достала запасной ключ, который дед прятал под коробкой с лучиной для растопки. Потом снова бросилась к дому и отперла входную дверь. Едва она успела войти в прихожую, как на контрольной панели замигала красная лампочка. Это означало, что у вошедшего есть всего десять секунд, чтобы набрать код доступа в дом. В противном случае должна была сработать сигнализация.

He has the alarm on during a party?

Он включил сигнализацию во время приема гостей?..

Sophie quickly typed the code and deactivated the system.

Софи торопливо набрала код, и красная лампочка погасла.

Entering, she found the entire house uninhabited. Upstairs too. As she descended again to the deserted living room, she stood a moment in the silence, wondering what could possibly be happening.

Дом выглядел необитаемым. Не только внизу, но и наверху тоже. Спустившись со второго этажа в гостиную, она несколько секунд простояла в полной тишине, пытаясь сообразить, что все это означает.

It was then that Sophie heard it.

И тут вдруг услышала.

Muffled voices. And they seemed to be coming from underneath her. Sophie could not imagine. Crouching, she put her ear to the floor and listened. Yes, the sound was definitely coming from below. The voices seemed to be singing, or... chanting? She was frightened. Almost more eerie than the sound itself was the realization that this house did not even have a basement.

Приглушенные голоса. И доносились они откуда-то снизу. Софи вконец растерялась. Встала на четвереньки и прижала ухо к полу. Да, звуки определенно доносятся снизу. И голоса эти поют... или бормочут какие-то невнятные заклинания?.. Она испугалась. Еще более странным показался тот факт, что в доме не было никакого подвала.

At least none I've ever seen.

Во всяком случае, я до сих пор не знала, что он здесь есть.

Turning now and scanning the living room, Sophie's eyes fell to the only object in the entire house that seemed out of place—her grandfather's favorite antique, a sprawling Aubusson tapestry. It usually hung on the east wall beside the fireplace, but tonight it had been pulled aside on its brass rod, exposing the wall behind it.

Софи начала осматриваться. И только тут заметила, что в гостиной что-то не так. Старинный обюссонский ковер, столь ценимый дедом, обычно висел на восточной стене, рядом с камином. Сегодня же он был сдвинут в сторону и свисал с медной штанги, точно знамя, а за ним открывалась голая деревянная стена.

Walking toward the bare wooden wall, Sophie sensed the chanting getting louder. Hesitant, she leaned her ear against the wood. The voices were clearer now. People were definitely chanting... intoning words Sophie could not discern.

Осторожно приблизившись к ней, Софи заметила, что голоса стали громче. Прижала ухо к деревянной стене. Да, голоса теперь звучали отчетливее. Похоже, люди читали нараспев какую-то молитву или заклинание, но отдельных слов Софи никак не могла разобрать.

The space behind this wall is hollow!

Стало быть, там, за стеной, есть помещение?

Feeling around the edge of the panels, Sophie found a recessed fingerhold. It was discreetly crafted. A sliding door. Heart pounding, she placed her finger in the slot and pulled it. With noiseless precision, the heavy wall slid sideways. From out of the darkness beyond, the voices echoed up.

Софи провела пальцем по краю дверной панели и вот наконец нащупала небольшое углубление. Сработан запор был весьма искусно, невооруженным глазом не заметить. Потайная дверца! С бешено бьющимся от волнения сердцем Софи снова сунула палец в крошечную щель и надавила на находящийся там выступ. Тяжелая стена бесшумно начала отползать в сторону. Изнутри, из темноты, доносились голоса.

Sophie slipped through the door and found herself on a rough-hewn stone staircase that spiraled downward. She'd been coming to this house since she was a child and yet had no idea this staircase even existed!

Софи проскользнула в образовавшийся проход и оказалась на маленькой площадке перед винтовой лестницей, выложенной из грубых серых камней. Лестница вела вниз. Софи бывала в доме с раннего детства, но понятия не имела о существовании этой лестницы.

As she descended, the air grew cooler. The voices clearer. She heard men and women now. Her line of sight was limited by the spiral of the staircase, but the last step was now rounding into view. Beyond it, she could see a small patch of the basement floor—stone, illuminated by the flickering orange blaze of firelight.

Чем ниже она спускалась, тем прохладнее становилось. А хор голосов — четче. Теперь она различала мужские и женские голоса. И вот наконец осталось несколько последних ступеней, и она увидела пол внизу. Тоже выложенный из камня и освещенный мерцающим оранжевым светом, исходящим от костра или камина.

Holding her breath, Sophie inched down another few steps and crouched down to look. It took her several seconds to process what she was seeing.

Затаив дыхание, Софи преодолела последние несколько ступенек и слегка пригнулась, чтобы лучше видеть.

The room was a grotto—a coarse chamber that appeared to have been hollowed from the granite of the hillside. The only light came from torches on the walls. In the glow of the flames, thirty or so people stood in a circle in the center of the room.

Подвальное помещение походило на грот, по всей видимости, выдолбленный в гранитной породе, из которой состоял холм рядом с домом. Источником света служили факелы, укрепленные на стенах. Освещенные их мерцающим пламенем, в центре помещения стояли, образуя круг, человек тридцать или около того.

I'm dreaming, Sophie told herself. A dream. What else could this be?

Мне снится сон, сказала себе Софи. Сон. Только во сне можно увидеть такое.

Everyone in the room was wearing a mask. The women were dressed in white gossamer gowns and golden shoes. Their masks were white, and in their hands they carried golden orbs. The men wore long black tunics, and their masks were black. They looked like pieces in a giant chess set. Everyone in the circle rocked back and forth and chanted in reverence to something on the floor before them... something Sophie could not see.

На всех людях были маски. Женщины одеты в просторные белые платья из тонкого газа, на ногах золоченые сандалии. Маски у них были белые, а в руках они держали золотые шары. На мужчинах были черные туники и черные маски. Создавалось впечатление, что перед Софи доска с белыми и черными шахматными фигурами. Стоявшие кругом люди раскачивались из стороны в сторону и нараспев повторяли какие-то заклинания, обращенные к предмету, лежавшему в центре круга. А вот что это был за предмет, Софи не видела.

The chanting grew steady again. Accelerating. Thundering now. Faster. The participants took a step inward and knelt. In that instant, Sophie could finally see what they all were witnessing. Even as she staggered back in horror, she felt the image searing itself into her memory forever. Overtaken by nausea, Sophie spun, clutching at the stone walls as she clambered back up the stairs. Pulling the door closed, she fled the deserted house, and drove in a tearful stupor back to Paris.

Пение возобновилось с новой силой. Ускорилось. Звучало все громче и громче. И вдруг все участники этой странной церемонии сделали шаг к центру круга и упали на колени. И тут наконец Софи увидела, чему они поклонялись. И хотя она тут же отпрянула в ужасе, сцена эта навеки запечатлелась в памяти. К горлу подкатила тошнота, и Софи начала карабкаться обратно, вверх по лестнице, цепляясь руками за стену. Затворив за собой потайную дверцу, она выбежала из дома, села в машину и, обливаясь слезами, поехала обратно в Париж.

That night, with her life shattered by disillusionment and betrayal, she packed her belongings and left her home. On the dining room table, she left a note.

I WAS THERE. DON'T TRY TO FIND ME.



Той же ночью она собрала все свои вещи, находившиеся в городской квартире деда, и навсегда покинула родной дом. А на столе в гостиной оставила такую записку: Я ТАМ БЫЛА. НЕ ПЫТАЙСЯ НАЙТИ МЕНЯ.

Beside the note, she laid the old spare key from the château's woodshed.

"Sophie! Langdon's voice intruded. "Stop! Stop!"



Рядом с запиской она положила запасной ключ от загородного дома деда.

— Софи! — прервал ее размышления голос Лэнгдона. — Стойте! Остановитесь же!



Emerging from the memory, Sophie slammed on the brakes, skidding to a halt. "What? What happened?!"

Софи ударила по тормозам, их обоих резко бросило вперед. — Что? Что такое?

Langdon pointed down the long street before them.

Лэнгдон указал на длинную улицу впереди.

When she saw it, Sophie's blood went cold. A hundred yards ahead, the intersection was blocked by a couple of DCPJ police cars, parked askew, their purpose obvious. They've sealed off Avenue Gabriel!

Софи похолодела. Впереди, примерно в сотне ярдов от них, перекресток блокировали два автомобиля судебной полиции. Намерения их были вполне очевидны. Они отрезали нам путь к посольству!

Langdon gave a grim sigh. "I take it the embassy is off-limits this evening?"

Лэнгдон, нервно усмехнувшись, заметил:

— Как я понимаю, в посольство нам сегодня не попасть?



Down the street, the two DCPJ officers who stood beside their cars were now staring in their direction, apparently curious about the headlights that had halted so abruptly up the street from them.

Впереди двое офицеров полиции отошли от своих автомобилей и смотрели в ту сторону, где остановилась малолитражка Софи.

Okay, Sophie, turn around very slowly.

Ладно, сказала себе Софи. Поворачивай назад, девочка, только очень медленно.

Putting the SmartCar in reverse, she performed a composed three-point turn and reversed her direction. As she drove away, she heard the sound of squealing tires behind them. Sirens blared to life.

Она дала обратный ход, затем развернулась и поехала назад. Удаляясь от перекрестка, услышала, как за спиной взвизгнули шины резко затормозившего автомобиля. И тут же завыли сирены.

Cursing, Sophie slammed down the accelerator.

Чертыхаясь, Софи вдавила педаль газа.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет