Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет47/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   89



CHAPTER 55

ГЛАВА 55


Seated on the divan beside Langdon, Sophie drank her tea and ate a scone, feeling the welcome effects of caffeine and food. Sir Leigh Teabing was beaming as he awkwardly paced before the open fire, his leg braces clicking on the stone hearth.

Усевшись на диван рядом с Лэнгдоном, Софи пила чай и ела ячменные лепешки. Только сейчас она поняла, как устала и проголодалась. Сэр Тибинг, лучась улыбкой, расхаживал перед камином, время от времени задевая железной скобой за каменную плиту под очагом.

"The Holy Grail," Teabing said, his voice sermonic. "Most people ask me only where it is. I fear that is a question I may never answer." He turned and looked directly at Sophie. "However... the far more relevant question is this: What is the Holy Grail?"

— Чаша Грааля! — торжественно начал он свою речь. — Большинство людей спрашивают меня только об одном — где она находится? Боюсь, на этот вопрос я никогда не смогу ответить. — Он повернулся и взглянул Софи прямо в глаза. — Куда более уместным кажется мне другой вопрос. А именно: что это такое, чаша Грааля?

Sophie sensed a rising air of academic anticipation now in both of her male companions.

Софи почти физически ощутила, как нарастают у ее собеседников нетерпение и азарт, свойственные лишь истинным ученым.

"To fully understand the Grail," Teabing continued, "we must first understand the Bible. How well do you know the New Testament?"

— Чтобы понять, что такое Грааль, — продолжал Тибинг, — следует прежде всего понять Библию. Скажите, насколько хорошо вы знаете Новый Завет?

Sophie shrugged. "Not at all, really. I was raised by a man who worshipped Leonardo da Vinci."

Софи пожала плечами:

— Боюсь, что вовсе не знаю. Меня воспитывал человек, боготворивший Леонардо да Винчи.



Teabing looked both startled and pleased. "An enlightened soul. Superb! Then you must be aware that Leonardo was one of the keepers of the secret of the Holy Grail. And he hid clues in his art."

Тибинг удивился и обрадовался одновременно:

— Просвещенная душа! Замечательно! Тогда вы должны знать, что Леонардо был одним из хранителей тайны Грааля. И ключи к этой тайне мы находим в его искусстве.



"Robert told me as much, yes."

— Роберт говорил мне то же самое.

"And Da Vinci's views on the New Testament?"

— Ну а о взглядах да Винчи на Новый Завет?

"I have no idea."

— Об этом не знаю.

Teabing's eyes turned mirthful as he motioned to the bookshelf across the room. "Robert, would you mind? On the bottom shelf. La Storia di Leonardo."

Тибинг взглянул на книжные полки в другом конце комнаты. — Не будете ли так любезны, Роберт? На самой нижней полке. "La Storia di Leonardo".

Langdon went across the room, found a large art book, and brought it back, setting it down on the table between them. Twisting the book to face Sophie, Teabing flipped open the heavy cover and pointed inside the rear cover to a series of quotations. "From Da Vinci's notebook on polemics and speculation," Teabing said, indicating one quote in particular. "I think you'll find this relevant to our discussion."

Лэнгдон подошел к полкам, нашел большой альбом по искусству, принес и положил на журнальный столик. Повернув книгу лицевой стороной к Софи, Тибинг открыл ее и указал на внутренний клапан суперобложки, где были напечатаны цитаты.

— "Из заметок да Винчи по искусству полемики и рассуждений", — прочел он. — Думаю, вот эта как нельзя лучше характеризует суть нашего разговора.



Sophie read the words.

И Софи прочитала:

Many have made a trade of delusions

Многие спекулируют на заблуждениях

and false miracles, deceiving the stupid multitude.

и ложных чудесах, обманывая глупое большинство.

—LEONARDO DA VINCI

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

"Here's another," Teabing said, pointing to a different quote.

— А вот еще! — воскликнул сэр Тибинг и указал на другую цитату:

Blinding ignorance does mislead us.

Слепое невежество сбивает нас с пути.

O! Wretched mortals, open your eyes!

О! Жалкие смертные, раскройте глаза!

—LEONARDO DA VINCI

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

Sophie felt a little chill. "Da Vinci is talking about the Bible?"

Софи пробрал легкий озноб.

— Да Винчи говорит о Библии? Тибинг кивнул:



Teabing nodded. "Leonardo's feelings about the Bible relate directly to the Holy Grail. In fact, Da Vinci painted the true Grail, which I will show you momentarily, but first we must speak of the Bible." Teabing smiled. "And everything you need to know about the Bible can be summed up by the great canon doctor Martyn Percy." Teabing cleared his throat and declared, "The Bible did not arrive by fax from heaven."

— К Библии он относился примерно так же, как и к чаше Грааля. Вообще-то да Винчи написал настоящий Грааль, вскоре я покажу вам эту картину, но сперва поговорим о Библии. А все, что вам надо о ней знать, суммировал великий каноник, доктор теологических наук Мартин Перси. — Тут Тибинг откашлялся и процитировал: — "Библия не прислана к нам с небес по факсу".

"I beg your pardon?"

— Простите, не поняла?

"The Bible is a product of man, my dear. Not of God. The Bible did not fall magically from the clouds. Man created it as a historical record of tumultuous times, and it has evolved through countless translations, additions, and revisions. History has never had a definitive version of the book."

— Библия — это творение человека, моя дорогая, а вовсе не Бога. Библия не свалилась с небес нам на головы. Человек создал эту историческую хронику смутных времен, а затеи она прошла бесчисленное количество переводов, дополнений и переделок. В истории никогда не существовало подлинного варианта этой книги.

"Okay."

— Ясно.

"Jesus Christ was a historical figure of staggering influence, perhaps the most enigmatic and inspirational leader the world has ever seen. As the prophesied Messiah, Jesus toppled kings, inspired millions, and founded new philosophies. As a descendant of the lines of King Solomon and King David, Jesus possessed a rightful claim to the throne of the King of the Jews. Understandably, His life was recorded by thousands of followers across the land." Teabing paused to sip his tea and then placed the cup back on the mantel. "More than eighty gospels were considered for the New Testament, and yet only a relative few were chosen for inclusion—Matthew, Mark, Luke, and John among them.

— Иисус Христос был исторической фигурой, обладавшей огромным влиянием. Возможно, это самый загадочный и харизматический лидер, которого видел мир. Как и было предсказано Мессией, Иисус свергал царей, вдохновлял миллионы людей, явился родоначальником новых философий. Потомок царя Соломона и царя Давида, Иисус имел полное право претендовать на трон властителя евреев. Его жизнь была описана тысячами последователей по всему миру, что и понятно. — Тибинг сделал паузу, отпил глоток чая, вернул чашку на каминную полку. — Для включения в Новый Завет рассматривались свыше восьмидесяти Евангелий, но лишь несколько удостоились чести быть представленными в этой книге, в том числе от Матфея, Марка, Луки, Иоанна.

"Who chose which gospels to include?" Sophie asked.

— Но кто же решал, какое Евангелие выбрать? — спросила Софи.

"Aha!" Teabing burst in with enthusiasm. "The fundamental irony of Christianity! The Bible, as we know it today, was collated by the pagan Roman emperor Constantine the Great."

— Ага! — Тибинг излучал энтузиазм. — Вот в чем кроется ирония! Вот что уязвляет христиан! Библия, как мы теперь знаем, была составлена из различных источников язычником, римским императором Константином Великим.

"I thought Constantine was a Christian," Sophie said.

— А я думала, Константин был христианином, — сказала Софи.

"Hardly," Teabing scoffed. "He was a lifelong pagan who was baptized on his deathbed, too weak to protest. In Constantine's day, Rome's official religion was sun worship—the cult of Sol Invictus, or the Invincible Sun—and Constantine was its head priest. Unfortunately for him, a growing religious turmoil was gripping Rome. Three centuries after the crucifixion of Jesus Christ, Christ's followers had multiplied exponentially. Christians and pagans began warring, and the conflict grew to such proportions that it threatened to rend Rome in two. Constantine decided something had to be done. In 325 A.D., he decided to unify Rome under a single religion. Christianity."

— Едва ли, — покачал головой Тибинг. — Он всю жизнь прожил язычником, и крестили его только на смертном одре, когда он был слишком слаб, чтоб протестовать. В дни Константина официальной религией Рима было поклонение Солнцу. Культ Sol Invictus, или Непобедимого Солнца, и Константин был главным священником. К несчастью для него, Римскую империю в те времена охватили беспорядки на религиозной почве. Через три столетия после распятия Иисуса Христа на кресте число его последователей неизмеримо возросло. Христиане воевали с язычниками, и конфликт настолько разросся, что Риму угрожал раскол на два отдельных государства. Константин понимал, что надо как-то спасать ситуацию. И вот в 325 году нашей эры он решил объединить Рим под знаменем одной религии. А именно — христианства.

Sophie was surprised. "Why would a pagan emperor choose Christianity as the official religion?"

Софи удивилась:

— Но что заставило императора-язычника выбрать государственной религией христианство?



Teabing chuckled. "Constantine was a very good businessman. He could see that Christianity was on the rise, and he simply backed the winning horse. Historians still marvel at the brilliance with which Constantine converted the sun-worshipping pagans to Christianity. By fusing pagan symbols, dates, and rituals into the growing Christian tradition, he created a kind of hybrid religion that was acceptable to both parties."

Тибинг усмехнулся:

— Константин был весьма неплохим стратегом. Он понимал, что христианство находится на подъеме, и просто сделал ставку на фаворита. Историки до сих пор восхищаются умением, с которым Константин обратил язычников, приверженцев культа Солнца, в христианство. Он ввел языческие символы, даты и ритуалы в развивающуюся христианскую традицию и создал некое подобие религиозного гибрида, приемлемого для обеих сторон.



"Transmogrification," Langdon said. "The vestiges of pagan religion in Christian symbology are undeniable. Egyptian sun disks became the halos of Catholic saints. Pictograms of Isis nursing her miraculously conceived son Horus became the blueprint for our modern images of the Virgin Mary nursing Baby Jesus. And virtually all the elements of the Catholic ritual—the miter, the altar, the doxology, and communion, the act of "God-eating"—were taken directly from earlier pagan mystery religions."

— Поразительная метаморфоза! — подхватил Лэнгдон. — Налицо рудименты языческой религии в христианской символике. Египетские солнечные диски превратились в нимбы католических святых. Пиктограммы богини Исиды, баюкающей своего чудесным образом зачатого сына Гора, стали образчиком образов Девы Марии с младенцем Иисусом на руках. Ну и все элементы католического ритуала — митра, алтарь, славословие, причастие, поедание "тела Христова", наконец, — были непосредственно позаимствованы из более ранних языческих религий.

Teabing groaned. "Don't get a symbologist started on Christian icons. Nothing in Christianity is original. The pre-Christian God Mithras—called the Son of God and the Light of the World—was born on December 25, died, was buried in a rock tomb, and then resurrected in three days. By the way, December 25 is also the birthday of Osiris, Adonis, and Dionysus. The newborn Krishna was presented with gold, frankincense, and myrrh. Even Christianity's weekly holy day was stolen from the pagans."

Тибинг издал жалобный стон:

— Ну все, пошло-поехало! Стоит символисту заговорить о христианских иконах, и его уже не остановить! В христианстве все заимствовано. Дохристианский бог Митра, его еще называли сыном Солнца и Светочем Мира, родился 25 декабря, был похоронен в склепе на склоне горы и ровно через три дня воскрес. Кстати, 25 декабря является также днем рождения Осириса, Адониса и Диониса. Новорожденного Кришну одарили золотом, ладаном и миррой. Даже священный для христиан день недели был позаимствован у язычников.



"What do you mean?"

— Как это? — спросила Софи.

"Originally," Langdon said, "Christianity honored the Jewish Sabbath of Saturday, but Constantine shifted it to coincide with the pagan's veneration day of the sun." He paused, grinning. "To this day, most churchgoers attend services on Sunday morning with no idea that they are there on account of the pagan sun god's weekly tribute—Sunday."

— Вообще-то изначально христиане считали таким днем еврейский шаббат — субботу, но Константин сдвинул его в пользу почитаемого язычниками дня Солнца, — сказал Лэнгдон и усмехнулся. — По сей день большинство прихожан посещают службу в воскресенье утром и понятия не имеют о том, что находятся здесь по той же причине, что и язычники, — отдать дань уважения дню бога Солнца. А это кроется в самом названии воскресенья — Sunday.

Sophie's head was spinning. "And all of this relates to the Grail?"

У Софи голова пошла кругом.

— Ну а какое все это имеет отношение к Граалю?



"Indeed," Teabing said. "Stay with me. During this fusion of religions, Constantine needed to strengthen the new Christian tradition, and held a famous ecumenical gathering known as the Council of Nicaea."

Sophie had heard of it only insofar as its being the birthplace of the Nicene Creed.



"At this gathering," Teabing said, "many aspects of Christianity were debated and voted upon—the date of Easter, the role of the bishops, the administration of sacraments, and, of course, the divinity of Jesus."

— Вот именно, — кивнул сэр Тибинг. — Слушайте лучше меня. Во времена слияния двух религий Константину нужно было укрепить новую христианскую традицию, и он созвал знаменитый Вселенский собор. На этом собрании обсуждались, принимались и отвергались многие аспекты христианства — дата Пасхи, роль епископов, церковные таинства и, разумеется, божественность самого Иисуса Христа.

"I don't follow. His divinity?"

— Что-то я не совсем понимаю, — с недоумением нахмурилась Софи. — Божественность Иисуса?..

"My dear," Teabing declared, "until that moment in history, Jesus was viewed by His followers as a mortal prophet... a great and powerful man, but a man nonetheless. A mortal."

— Моя дорогая, — торжественно объявил Тибинг, — до этого исторического момента Иисус рассматривался Его последователями как смертный пророк... человек, безусловно, великий и влиятельный, но всего лишь человек. Простой смертный.

"Not the Son of God?"

— Не сын Бога?

"Right," Teabing said. "Jesus' establishment as 'the Son of God' was officially proposed and voted on by the Council of Nicaea."

— Да! — радостно воскликнул Тибинг. — Только на этом Вселенском соборе Христос был провозглашен и официально признан Сыном Божиим. В результате голосования.

"Hold on. You're saying Jesus' divinity was the result of a vote?"

— Погодите. Вы что же, хотите сказать, что божественная сущность Иисуса стала результатом голосования?

"A relatively close vote at that," Teabing added. "Nonetheless, establishing Christ's divinity was critical to the further unification of the Roman empire and to the new Vatican power base. By officially endorsing Jesus as the Son of God, Constantine turned Jesus into a deity who existed beyond the scope of the human world, an entity whose power was unchallengeable. This not only precluded further pagan challenges to Christianity, but now the followers of Christ were able to redeem themselves only via the established sacred channel—the Roman Catholic Church."

— Причем выиграл Он лишь с небольшим преимуществом голосов, — сказал сэр Тибинг. — Однако подтверждение божественной сущности Иисуса стало определяющим моментом в дальнейшем развитии Римской империи, и именно на этой основе зиждилась затем власть Ватикана. Официально провозгласив Иисуса Сыном Божьим, Константин тем самым превратил Его в божество, существующее как бы вне мира людей, чья власть над ними вечна и незыблема. Это не только предотвращало дальнейшие выпады язычников против христианства, но и позволяло последователям Христа искать спасение души лишь через один-единственный официально утвержденный канал — Римскую католическую церковь.

Sophie glanced at Langdon, and he gave her a soft nod of concurrence.

Софи вопросительно взглянула на Лэнгдона, тот кивком подтвердил, что согласен с умозаключениями Тибинга.

"It was all about power," Teabing continued. "Christ as Messiah was critical to the functioning of Church and state. Many scholars claim that the early Church literally stole Jesus from His original followers, hijacking His human message, shrouding it in an impenetrable cloak of divinity, and using it to expand their own power. I've written several books on the topic."

— А делалось все это исключительно ради власти, — продолжил тот. — Христос как Мессия угрожал самому существованию Церкви и государства. По мнению многих ученых, ранняя Церковь украла Христа у Его последователей в прямом смысле этого слова, отняла у Него человечность, затуманила Его образ, обрядив в непроницаемый плащ божественности. И использовала все это лишь с одной целью — расширить и укрепить свою власть. Я сам написал несколько книг на эту тему.

"And I assume devout Christians send you hate mail on a daily basis?"

"Why would they?" Teabing countered. "The vast majority of educated Christians know the history of their faith. Jesus was indeed a great and powerful man. Constantine's underhanded political maneuvers don't diminish the majesty of Christ's life. Nobody is saying Christ was a fraud, or denying that He walked the earth and inspired millions to better lives. All we are saying is that Constantine took advantage of Christ's substantial influence and importance. And in doing so, he shaped the face of Christianity as we know it today."



— И, как я полагаю, так называемые истинные христиане до сих пор забрасывают вас гневными письмами?

— С чего бы это? — возразил Тибинг. — Большинство образованных христиан знакомы с историей своей веры. Иисус действительно был великим и очень сильным человеком. И все это политиканское маневрирование Константина никак не преуменьшает величия жизни Христа. Никто не может сказать, что Христос был обманщиком, никто не отрицает, что Он две тысячи лет назад ходил по этой земле и вдохновлял миллионы людей, призывая их к лучшей жизни. Мы всего лишь утверждаем, что Константин использовал огромное влияние и значимость Христа в своих целях. И таким образом сформировал основы известного нам на сегодняшний день христианства.



Sophie glanced at the art book before her, eager to move on and see the Da Vinci painting of the Holy Grail.

Софи покосилась на книгу, лежавшую перед ней на столе. Ей не терпелось услышать продолжение, увидеть, как да Винчи изобразил чашу Грааля.

"The twist is this," Teabing said, talking faster now. "Because Constantine upgraded Jesus' status almost four centuries after Jesus' death, thousands of documents already existed chronicling His life as a mortal man. To rewrite the history books, Constantine knew he would need a bold stroke. From this sprang the most profound moment in Christian history." Teabing paused, eyeing Sophie. "Constantine commissioned and financed a new Bible, which omitted those gospels that spoke of Christ's human traits and embellished those gospels that made Him godlike. The earlier gospels were outlawed, gathered up, and burned."

— Но тут существовал один подвох, — продолжил свое повествование Тибинг. — Поскольку Константин поднял статус Христа почти через четыреста лет после смерти последнего, успели накопиться тысячи документов, хроник жизни великого человека, где Он описывался как простой смертный. Константин понимал, что следует переписать эти исторические книги. Именно тогда и возник самый значимый момент в истории христианства. — Не сводя глаз с Софи, Тибинг выдержал многозначительную паузу, затем продолжил: — Константин финансировал написание новой Библии, куда не входили бы Евангелия, говорившие о человеческих чертах Христа, а включались те, где подчеркивалась божественная Его сущность. Все более ранние Евангелия были объявлены вне закона, затем собраны и сожжены на кострах.

"An interesting note," Langdon added. "Anyone who chose the forbidden gospels over Constantine's version was deemed a heretic. The word heretic derives from that moment in history. The Latin word haereticus means 'choice.' Those who 'chose' the original history of Christ were the world's first heretics."

— Одно любопытное замечание, — вставил Лэнгдон. — Любой, кто предпочитал запрещенные Константином версии Евангелия, объявлялся еретиком. Само слово "еретик" происходит от латинского "haereticus", что означает "выбор". Тот, кто выбрал изначальную историю Христа, и стал первым в мире "еретиком".

"Fortunately for historians," Teabing said, "some of the gospels that Constantine attempted to eradicate managed to survive. The Dead Sea Scrolls were found in the 1950s hidden in a cave near Qumran in the Judean desert. And, of course, the Coptic Scrolls in 1945 at Nag Hammadi. In addition to telling the true Grail story, these documents speak of Christ's ministry in very human terms. Of course, the Vatican, in keeping with their tradition of misinformation, tried very hard to suppress the release of these scrolls. And why wouldn't they? The scrolls highlight glaring historical discrepancies and fabrications, clearly confirming that the modern Bible was compiled and edited by men who possessed a political agenda—to promote the divinity of the man Jesus Christ and use His influence to solidify their own power base."

— К несчастью для историков, — продолжил Тибинг, — некоторые Евангелия из тех, что приказал уничтожить Константин, уцелели. Так, в 1950 году в пещере неподалеку от Кум-рана были найдены Свитки Мертвого моря. А незадолго до этого, в 1945-м, Коптские свитки, их нашли в Наг-Хаммади. В этих документах рассказывалась не только истинная история Грааля, они повествовали о пастырской роли Христа с чисто светской точки зрения. И разумеется, Ватикан, в худших своих традициях дезинформации, стремился пресечь распространение этих свитков. Что в общем-то и понятно. Ведь свитки эти позволяли выявить исторические расхождения и подтасовки, служили подтверждением тому, что к созданию новой Библии приложил руку политикан, стремившийся обожествить человека Иисуса Христа и использовать Его авторитет для укрепления собственной власти.

"And yet," Langdon countered, "it's important to remember that the modern Church's desire to suppress these documents comes from a sincere belief in their established view of Christ. The Vatican is made up of deeply pious men who truly believe these contrary documents could only be false testimony."

— И все же, — возразил Лэнгдон, — как мне кажется, важно помнить о том, что желание нынешней Церкви предотвратить широкое хождение этих документов происходит из искренней веры в правильность и непогрешимость устоявшихся взглядов на Христа. В Ватикане собрались глубоко верующие люди, убежденные, что эти противоречивые документы могут оказаться фальшивкой.

Teabing chuckled as he eased himself into a chair opposite Sophie. "As you can see, our professor has a far softer heart for Rome than I do. Nonetheless, he is correct about the modern clergy believing these opposing documents are false testimony. That's understandable. Constantine's Bible has been their truth for ages. Nobody is more indoctrinated than the indoctrinator."

Тибинг усмехнулся и опустился в глубокое кресло напротив Софи.

— Как видите, дорогая, наш профессор гораздо мягче и снисходительнее относится к Риму, нежели я. И тем не менее он прав, говоря о том, что современные церковники искренне убеждены во вредности и ошибочности этих документов. Это и понятно. Ведь на протяжении долгих веков Библия Константина была для них истиной в последней инстанции. Нет на свете более внушаемых людей, чем те, кто призван внушать.



"What he means," Langdon said, "is that we worship the gods of our fathers."

Он просто хочет сказать, — вставил Лэнгдон, — что мы поклоняемся богам наших отцов.

"What I mean," Teabing countered, "is that almost everything our fathers taught us about Christ is false. As are the stories about the Holy Grail."

— Я просто хочу сказать, — возразил Тибинг, — что почти все, чему учили нас отцы о Христе, есть ложь и фальшивка. Как и все эти россказни о чаше Грааля.

Sophie looked again at the Da Vinci quote before her. Blinding ignorance does mislead us. O! Wretched mortals, open your eyes!

Софи перевела взгляд на цитату да Винчи. "Слепое невежество сбивает нас с пути. О! Жалкие смертные, раскройте глаза!" Тибинг потянулся к книге и начал перелистывать ее.

Teabing reached for the book and flipped toward the center. "And finally, before I show you Da Vinci's paintings of the Holy Grail, I'd like you to take a quick look at this." He opened the book to a colorful graphic that spanned both full pages. "I assume you recognize this fresco?"

— И наконец, прежде чем я покажу вам рисунок да Винчи с изображением Грааля, хотел бы, чтоб вы взглянули на это. — Он открыл альбом с цветной иллюстрацией на развороте. — Вы, разумеется, узнаете эту фреску?

He's kidding, right? Sophie was staring at the most famous fresco of all time—The Last Supper—Da Vinci's legendary painting from the wall of Santa Maria delle Grazie near Milan. The decaying fresco portrayed Jesus and His disciples at the moment that Jesus announced one of them would betray Him. "I know the fresco, yes."

Да он никак шутит! Софи смотрела на самую знаменитую фреску всех времен — "Тайная вечеря". Легендарная роспись, которой да Винчи украсил стену собора Санта-Мария дела Грацие неподалеку от Милана. На ней был изображен Христос со своими учениками. Он объявлял о том, что кто-то из них предал Его.

— Да, конечно, мне хорошо знакома эта фреска.



"Then perhaps you would indulge me this little game? Close your eyes if you would."

— Тогда, может, вы согласитесь сыграть со мной в одну игру? Закройте глаза на минутку.

Uncertain, Sophie closed her eyes.

Софи несколько растерялась, но закрыла глаза.

"Where is Jesus sitting?" Teabing asked.

— Где сидит Иисус? — спросил Тибинг.

"In the center."

— В центре.

"Good. And what food are He and His disciples breaking and eating?"

— Отлично! А что за пищу преломляют и едят Христос и Его ученики?

"Bread." Obviously.

— Хлеб. — Это же очевидно!

"Superb. And what drink?"

— Прекрасно. А что пьют?

"Wine. They drank wine."

— Вино. Они пьют вино.

"Great. And one final question. How many wineglasses are on the table?"

— Замечательно, просто великолепно. Ну и, наконец, последний вопрос. Сколько на столе бокалов для вина?

Sophie paused, realizing it was the trick question. And after dinner, Jesus took the cup of wine, sharing it with His disciples. "One cup," she said. "The chalice." The Cup of Christ. The Holy Grail. "Jesus passed a single chalice of wine, just as modern Christians do at communion."

Софи задумалась, понимая, что это вопрос с подвохом. А после трапезы Христос взял чашу с вином и разделил ее со своими учениками.

— Одна чаша, — ответила она. — Сосуд. Чаша Христова. Христос передавал из рук в руки один-единственный сосуд с вином, как бы подчеркивая тем самым, что все христиане должны объединиться.



Teabing sighed. "Open your eyes."

Тибинг вздохнул.

— А теперь откройте глаза.



She did. Teabing was grinning smugly. Sophie looked down at the painting, seeing to her astonishment that everyone at the table had a glass of wine, including Christ. Thirteen cups. Moreover, the cups were tiny, stemless, and made of glass. There was no chalice in the painting. No Holy Grail.

Она повиновалась. Тибинг загадочно улыбался. Софи взглянула на иллюстрацию и, к своему изумлению, обнаружила, что у каждого за столом была чаша с вином, в том числе и у Христа. Тринадцать чаш. Мало того, все они были маленькие, без ножки и сделаны из стекла. Никакого особенного сосуда на картине не оказалось. Никакой чаши Грааля.

Teabing's eyes twinkled. "A bit strange, don't you think, considering that both the Bible and our standard Grail legend celebrate this moment as the definitive arrival of the Holy Grail. Oddly, Da Vinci appears to have forgotten to paint the Cup of Christ."

Тибинг хитро сощурился:

— Немного странно, вам не кажется, что в Библии и наиболее распространенных легендах этот момент связывают с появлением чаши Грааля? А да Винчи словно забыл об этом и такую чашу не нарисовал.



"Surely art scholars must have noted that."

— Уверена, искусствоведы должны были это заметить.

"You will be shocked to learn what anomalies Da Vinci included here that most scholars either do not see or simply choose to ignore. This fresco, in fact, is the entire key to the Holy Grail mystery. Da Vinci lays it all out in the open in The Last Supper"

— Вы удивитесь, узнав, что некоторые странности в рисунках и картинах Леонардо сознательно обходились учеными и искусствоведами. А что касается этой фрески, то она и есть ключик пониманию тайны Грааля. И в "Тайной вечере" да Винчи он перед нами словно на ладони.

Sophie scanned the work eagerly. "Does this fresco tell us what the Grail really is?"

Софи впилась взглядом в иллюстрацию.

— Так, получается, эта фреска говорит нам, что на самом деле представляет собой чаша Грааля?



"Not what it is," Teabing whispered. "But rather who it is. The Holy Grail is not a thing. It is, in fact... a person"

— Не что, — прошептал в ответ Тибинг. — Скорее кто. Дело в том, что Грааль никакой не предмет. На самом деле это... лицо вполне одушевленное.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет