Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет49/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   89

Uncertain, Sophie made her way closer to the painting, scanning the thirteen figures—Jesus Christ in the middle, six disciples on His left, and six on His right. "They're all men," she confirmed.

Софи подошла поближе к картине и стала изучать тринадцать фигур: Иисус Христос в центре, шестеро учеников по левую Его руку, шестеро — по правую.

— Но все они мужчины, — повторила она.



"Oh?" Teabing said. "How about the one seated in the place of honor, at the right hand of the Lord?"

— Неужели? — насмешливо воскликнул Тибинг. — А как насчет того, кто сидит на самом почетном месте, по правую руку от Господа?

Sophie examined the figure to Jesus' immediate right, focusing in. As she studied the person's face and body, a wave of astonishment rose within her. The individual had flowing red hair, delicate folded hands, and the hint of a bosom. It was, without a doubt... female.

Софи так и впилась глазами в фигуру, изображенную по правую руку от Христа. Она смотрела на лицо и торс этой фигуры, и вдруг... Нет, этого просто быть не может! Но глаза ее не обманывали. Длинные и волнистые рыжие волосы, маленькие, изящно сложенные ручки, даже некий намек на грудь. То, вне всякого сомнения... была женщина!

"That's a woman!" Sophie exclaimed.

— Да это женщина! — воскликнула Софи. Тибинг весело рассмеялся:

Teabing was laughing. "Surprise, surprise. Believe me, it's no mistake. Leonardo was skilled at painting the difference between the sexes."

Вот уж сюрприз так сюрприз, верно? II поверьте мне, зрение вас не подвело. Уж кто-кто, а Леонардо славился умением изображать разницу между полами.

Sophie could not take her eyes from the woman beside Christ. The Last Supper is supposed to be thirteen men. Who is this woman? Although Sophie had seen this classic image many times, she had not once noticed this glaring discrepancy.

Софи не отводила глаз от сидевшей рядом с Иисусом женщины. Но на Тайной вечере собрались тринадцать мужчин. Кто же тогда эта женщина? До этого Софи много раз видела прославленное произведение Леонардо, но ни разу не замечала этих столь характерных черт.

"Everyone misses it," Teabing said. "Our preconceived notions of this scene are so powerful that our mind blocks out the incongruity and overrides our eyes."

— А никто не замечает, — словно прочитал ее мысли Тибинг. — Сказывается воздействие подсознания, укоренившихся в нем образов. И оно столь сильно, что не позволяет видеть несоответствий, обманывает наше зрение.

"It's known as skitoma," Langdon added. "The brain does it sometimes with powerful symbols."

— И явление это называется скотома, — вставил Лэнгдон. — Зачастую мозг именно так реагирует на укоренившиеся символы.

"Another reason you might have missed the woman," Teabing said, "is that many of the photographs in art books were taken before 1954, when the details were still hidden beneath layers of grime and several restorative repaintings done by clumsy hands in the eighteenth century. Now, at last, the fresco has been cleaned down to Da Vinci's original layer of paint." He motioned to the photograph. "Et voilà!"

— Еще одна причина, по которой вы пропустили эту женщину, — сказал Тибинг, — заключается в том, что на многих фотографиях в альбомах по искусству, сделанных до 1954 года, детали скрыты под налетом пыли, грязи и несколькими слоями реставрационной краски. Следует отметить, что в восемнадцатом веке реставраторы работали довольно топорно. А затем наконец фреску очистили от всех этих наслоений, что и позволило увидеть оригинал да Винчи во всем его великолепии. — Он жестом указал на репродукцию. — Et voila!

Sophie moved closer to the image. The woman to Jesus' right was young and pious-looking, with a demure face, beautiful red hair, and hands folded quietly. This is the woman who singlehandedly could crumble the Church?

Софи подошла еще ближе. Женщина, сидевшая по правую руку от Иисуса, была молода и выглядела благочестиво. Личико застенчивое, скромно сложенные ручки, волны вьющихся рыжих волос. И одна эта женщина способна пошатнуть церковные устои?

"Who is she?" Sophie asked.

— Кто она? — спросила Софи.

"That, my dear," Teabing replied, "is Mary Magdalene."

— Она, моя дорогая, — ответил Тибинг, — не кто иная, как Мария Магдалина.

Sophie turned. "The prostitute?"

— Проститутка? — изумилась Софи.

Teabing drew a short breath, as if the word had injured him personally. "Magdalene was no such thing. That unfortunate misconception is the legacy of a smear campaign launched by the early Church. The Church needed to defame Mary Magdalene in order to cover up her dangerous secret—her role as the Holy Grail."

Тибинг возмущенно фыркнул, точно это слово оскорбило его самого.

— Ничего подобного. Магдалина таковой не являлась. Заблуждение это вселилось в умы людей с подачи Христианской церкви раннего периода. Церковники организовали настоящую кампанию, чтобы опорочить Марию Магдалину. И все для того, чтобы сохранить в тайне одно опасное для них обстоятельство. Ее роль в качестве Грааля.



"Her role?"

— Ее роль!

"As I mentioned," Teabing clarified, "the early Church needed to convince the world that the mortal prophet Jesus was a divine being. Therefore, any gospels that described earthly aspects of Jesus' life had to be omitted from the Bible. Unfortunately for the early editors, one particularly troubling earthly theme kept recurring in the gospels. Mary Magdalene." He paused. "More specifically, her marriage to Jesus Christ."

— Как я уже говорил, — принялся объяснять сэр Тибинг, — церковники старались убедить мир в том, что простой смертный, проповедник Иисус Христос, являлся на самом деле божественным по природе своей существом. Потому и не вошли в Библию Евангелия с описанием жизни Христа как земного человека. Но тут редакторы Библии оплошали, одна из таких земных тем до сих пор встречается в Евангелиях. Тема Марии Магдалины. — Он сделал паузу. — А именно: ее брак с Иисусом.

"I beg your pardon?" Sophie's eyes moved to Langdon and then back to Teabing.

— Простите, не поняла... — Софи переводила удивленный взгляд с Лэнгдона на Тибинга и обратно.

"It's a matter of historical record," Teabing said, "and Da Vinci was certainly aware of that fact. The Last Supper practically shouts at the viewer that Jesus and Magdalene were a pair."

— Этот факт попал в исторические записи, — сказал Тибинг, — и да Винчи, разумеется, знал о нем. "Тайная вечеря" так и взывает к зрителю. Вот, смотрите, Иисус и Магдалина были парой!

Sophie glanced back to the fresco.

Софи перевела взгляд на фреску.

"Notice that Jesus and Magdalene are clothed as mirror images of one another." Teabing pointed to the two individuals in the center of the fresco.

— Заметьте также, Иисус и Магдалина одеты так, словно являются зеркальным отражением друг друга. — Тибинг указал на две фигуры в центре картины.

Sophie was mesmerized. Sure enough, their clothes were inverse colors. Jesus wore a red robe and blue cloak; Mary Magdalene wore a blue robe and red cloak. Yin and yang.

Софи смотрела точно завороженная. Да, одежда одинаковая, только разных цветов. На Христе красная мантия и синий плащ, на Марии Магдалине синяя мантия и красный плащ. Инь и ян.


"Venturing into the more bizarre," Teabing said, "note that Jesus and His bride appear to be joined at the hip and are leaning away from one another as if to create this clearly delineated negative space between them."

— Есть и более тонкие признаки, — продолжил Тибинг. — Видите, Иисус и Его невеста сидят рядом, вплотную, соприкасаясь бедрами, а выше фигуры их расходятся, образуя свободное пространство. И все это напоминает нам уже знакомый символ.


Even before Teabing traced the contour for her, Sophie saw it—the indisputable V shape at the focal point of the painting. It was the same symbol Langdon had drawn earlier for the Grail, the chalice, and the female womb.

Тибинг еще и договорить не успел, а Софи уже увидела в центре фрески знак , образованный двумя центральными фигурами. Чуть раньше Лэнгдон обозначил этим символом Грааль, сосуд и женское лоно.


"Finally," Teabing said, "if you view Jesus and Magdalene as compositional elements rather than as people, you will see another obvious shape leap out at you." He paused. "A letter of the alphabet."

— И наконец, — продолжил Тибинг, — если рассматривать Иисуса и Магдалину как элементы композиции, а не людей, та тут так и напрашивается еще одна подсказка. — Он выдержал паузу, затем добавил: — Буква алфавита.


Sophie saw it at once. To say the letter leapt out at her was an understatement. The letter was suddenly all Sophie could see. Glaring in the center of the painting was the unquestionable outline of an enormous, flawlessly formed letter M.

И Софи тотчас увидела ее. Буква так и бросалась в глаза, странно, что она не замечала ее прежде. Теперь Софи видела только эту букву. В самом центре картины отчетливо вырисовывалась большая и изящно выписанная буква "М".


"A bit too perfect for coincidence, wouldn't you say?" Teabing asked.

— Слишком уж совершенна и отчетлива для простого совпадения, верно? — заметил Тибинг.


Sophie was amazed. "Why is it there?"

— Да, но зачем она здесь? — удивленно спросила Софи. Тибинг пожал плечами:


Teabing shrugged. "Conspiracy theorists will tell you it stands for Matrimonio or Mary Magdalene. To be honest, nobody is certain. The only certainty is that the hidden M is no mistake. Countless Grail-related works contain the hidden letter M—whether as watermarks, underpaintings, or compositional allusions. The most blatant M, of course, is emblazoned on the altar at Our Lady of Paris in London, which was designed by a former Grand Master of the Priory of Sion, Jean Cocteau."

— Теоретики тайных знаков и символов сказали бы вам, что она обозначает Matrimonio, или Марию Магдалину. Но единства мнений здесь не наблюдается. Одно определенно: запрятанная в картине буква "М" — это не ошибка художника. Она появилась здесь не случайно, по его воле. Замаскированная буква "М" фигурирует в бесчисленных работах, связанных с Граалем, то в виде водяного знака, то буквы, закрашенной еще одним слоем краски, то в форме композиционных аллюзий. Ну а самая явственная из всех украшает алтарь Матери нашей Богородицы в Лондоне. Создателем этого алтаря является бывший Великий мастер Приората Сиона, Жан Кокто.

Sophie weighed the information. "I'll admit, the hidden M's are intriguing, although I assume nobody is claiming they are proof of Jesus' marriage to Magdalene."

У Софи просто голова пошла кругом от обилия информации.

— Согласна, эта буква "М" на картине действительно выглядит интригующе, но сомневаюсь, чтобы она могла служить доказательством брачных уз, связывавших Иисуса и Марию.



"No, no," Teabing said, going to a nearby table of books. "As I said earlier, the marriage of Jesus and Mary Magdalene is part of the historical record." He began pawing through his book collection. "Moreover, Jesus as a married man makes infinitely more sense than our standard biblical view of Jesus as a bachelor."

— Нет-нет, — сказал Тибинг и подошел к столу, заваленному книгами. — Я ведь уже говорил, брак Иисуса и Марин Магдалины зафиксирован в исторических хрониках. — Он начал рыться в бумагах и книгах. — Более того, Иисус как человек женатый наделен куда большим значением и смыслом, нежели привычный нам стандартный библейский образ Иисуса-холостяка.

"Why?" Sophie asked.

— Это почему? — удивилась Софи.

"Because Jesus was a Jew," Langdon said, taking over while Teabing searched for his book, "and the social decorum during that time virtually forbid a Jewish man to be unmarried. According to Jewish custom, celibacy was condemned, and the obligation for a Jewish father was to find a suitable wife for his son. If Jesus were not married, at least one of the Bible's gospels would have mentioned it and offered some explanation for His unnatural state of bachelorhood."

— Потому что Иисус — еврей, — ответил Лэнгдон вместо занятого поисками какой-то книги Тибинга. — А негласные социальные законы того времени запрещали еврейскому мужчине ходить в холостяках. Согласно иудейской традиции безбрачие не поощрялось, долгом каждого добропорядочного еврея было найти себе жену, чтобы та родила ему сына. Если бы Иисус не был женат, то по крайней мере хотя бы в одном из библейских Евангелий должен быть упомянут этот факт, а также приведено объяснение, почему Иисус оставался холостяком.

Teabing located a huge book and pulled it toward him across the table. The leather-bound edition was poster-sized, like a huge atlas. The cover read: The Gnostic Gospels. Teabing heaved it open, and Langdon and Sophie joined him. Sophie could see it contained photographs of what appeared to be magnified passages of ancient documents—tattered papyrus with handwritten text. She did not recognize the ancient language, but the facing pages bore typed translations.

Тибинг отыскал какую-то огромную книгу и вытащил ее из-под стопки других. Переплетенное в кожу издание было размером с плакат и напоминало атлас. Название на переплете гласило: "Гностические Евангелия". Тибинг раскрыл книгу, Софи с Лэнгдоном подошли к нему. Страницы представляли собой увеличенные снимки каких-то древних документов; тексты написаны от руки на обрывках папируса. Софи не поняла, что это за язык, но на странице слева был приведен перевод.

"These are photocopies of the Nag Hammadi and Dead Sea scrolls, which I mentioned earlier," Teabing said. "The earliest Christian records. Troublingly, they do not match up with the gospels in the Bible." Flipping toward the middle of the book, Teabing pointed to a passage. "The Gospel of Philip is always a good place to start." Sophie read the passage:

— Это фотокопии Свитков Мертвого моря и Коптских, из Наг-Хаммади, я уже упоминал о них сегодня, — сказал Тибинг. — Самые первые христианские записи. И в них найдены существенные расхождения с библейскими текстами. — Тибинг перелистал несколько страниц и указал на какой-то отрывок. — Полагаю, лучше всего начать с Евангелия от Филиппа.

Софи прочитала перевод отрывка.



And the companion of the Saviour is Mary Magdalene. Christ loved her more than all the disciples and used to kiss her often on her mouth. The rest of the disciples were offended by it and expressed disapproval. They said to him, "Why do you love her more than all of us?"

А спутница Спасителя — Мария Магдалина. Христос любил ее больше всех своих учеников и часто целовал в губы. Остальные ученики были этим обижены и высказывали недовольство. Они говорили ему: "Неужели любишь ее больше, чем всех нас?"

The words surprised Sophie, and yet they hardly seemed conclusive. "It says nothing of marriage."

Слова эти удивили Софи, но не убедили окончательно.

— Однако здесь ничего не сказано о браке.



"Au contraire." Teabing smiled, pointing to the first line. "As any Aramaic scholar will tell you, the word companion, in those days, literally meant spouse."

— Аu contraire60, — улыбнулся Тибинг и указал на первую строчку. — Любой специалист по арамейскому скажет вам, что слово "спутница" в те дни буквально означало "супруга".

Langdon concurred with a nod.

Лэнгдон в знак подтверждения кивнул.

Sophie read the first line again. And the companion of the Saviour is Mary Magdalene.

Софи еще раз перечитала первую строку: "А спутница Спасителя Мария Магдалина".

Teabing flipped through the book and pointed out several other passages that, to Sophie's surprise, clearly suggested Magdalene and Jesus had a romantic relationship. As she read the passages, Sophie recalled an angry priest who had banged on her grandfather's door when she was a schoolgirl.

Тибинг перелистал книгу и нашел еще несколько отрывков, подтверждавших, что между Магдалиной и Иисусом существовали весьма романтичные взаимоотношения. Читая эти строки, Софи вдруг вспомнила, как однажды, когда она была еще девочкой, в дверь дома громко забарабанит какой-то разъяренный священник.

"Is this the home of Jacques Saunière?" the priest had demanded, glaring down at young Sophie when she pulled open the door. "I want to talk to him about this editorial he wrote." The priest held up a newspaper.

— Здесь проживает Жак Соньер? — осведомился он, глядя сверху вниз на Софи, отворившую ему дверь. — Хочу поговорить с ним об этой его статейке. — В руках священник держал газету.

Sophie summoned her grandfather, and the two men disappeared into his study and closed the door. My grandfather wrote something in the paper? Sophie immediately ran to the kitchen and flipped through that morning's paper. She found her grandfather's name on an article on the second page. She read it. Sophie didn't understand all of what was said, but it sounded like the French government, under pressure from priests, had agreed to ban an American movie called The Last Temptation of Christ, which was about Jesus having sex with a lady called Mary Magdalene. Her grandfather's article said the Church was arrogant and wrong to ban it.

Софи позвала деда, и двое мужчин скрылись в кабинете, плотно притворив за собой дверь. Мой дед написал что-то в газету? Софи бросилась на кухню и начала просматривать утренние выпуски. И вот наконец в одной из газет, на второй странице, она увидела фамилию деда и прочитала статью. Софи, конечно, не поняла всего, что там говорилось, но общий смысл был таков: французское правительство под давлением священнослужителей решило запретить американский фильм "Последнее искушение Христа". В этом фильме Христос занимался сексом с женщиной по имени Мария Магдалина. Дед писал, что Церковь поступила неправильно, запретив фильм.

No wonder the priest is mad, Sophie thought.

Неудивительно, что священник был в такой ярости, подумала она.

"It's pornography! Sacrilege!" the priest yelled, emerging from the study and storming to the front door. "How can you possibly endorse that! This American Martin Scorsese is a blasphemer, and the Church will permit him no pulpit in France!" The priest slammed the door on his way out.

— Это порнография! Святотатство! — кричал он, выбежав из кабинета и бросаясь к входной двери. — Да как вы только посмели! Этот американец, Мартин Скорсезе, самый настоящий богохульник! И уж где-где, а во Франции Церковь не допустит, чтобы эти его мерзости вышли на экран! — Он выскочил на улицу, громко хлопнув дверью.

When her grandfather came into the kitchen, he saw Sophie with the paper and frowned. "You're quick."

Придя на кухню, дед увидел Софи с газетой и нахмурился:

— Шустрая у меня девочка, ничего не скажешь.



Sophie said, "You think Jesus Christ had a girlfriend?"

— Так ты считаешь, что у Иисуса Христа была подружка? — спросила Софи.

"No, dear, I said the Church should not be allowed to tell us what notions we can and can't entertain."

— Нет, милая. Просто я хотел сказать, что Церковь не имеет права навязывать людям свои взгляды на искусство.

"Did Jesus have a girlfriend?"

— Так была у Христа подружка или нет?

Her grandfather was silent for several moments. "Would it be so bad if He did?"

Дед погрузился в молчание, потом ответил: — Если и да, то что в том плохого? Ты как считаешь?

Sophie considered it and then shrugged. "I wouldn't mind."

Софи задумалась, потом пожала плечиками:

— Лично я не возражаю.



 Sir Leigh Teabing was still talking. "I shan't bore you with the countless references to Jesus and Magdalene's union. That has been explored ad nauseum by modern historians. I would, however, like to point out the following." He motioned to another passage. "This is from the Gospel of Mary Magdalene."

Сэр Тибинг меж тем не умолкал:

— Не стану утомлять вас бесчисленными ссылками, подтверждающими союз Христа и Магдалины. На эту тему существует масса спекуляций разных современных историков. Мне бы хотелось особо отметить следующее. — Он указал на очередную страницу. — Это отрывок из Евангелия от Марии Магдалины.



Sophie had not known a gospel existed in Magdalene's words. She read the text:

Софи знала, что Евангелия от Марии Магдалины в Библии не существует. Но текст прочла:

And Peter said, "Did the Saviour really speak with a woman without our knowledge? Are we to turn about and all listen to her? Did he prefer her to us?"

И сказал Петр: " Что, Спаситель и вправду говорил с женщиной без нашего ведома? Мы что же, теперь должны все слушать ее? Он предпочел ее нам?"

And Levi answered, "Peter, you have always been hot-tempered. Now I see you contending against the woman like an adversary. If the Saviour made her worthy, who are you indeed to reject her? Surely the Saviour knows her very well. That is why he loved her more than us."

И Левит ответил ему: "Ты всегда слишком горячишься, Петр. Теперь вот решил состязаться с этой женщиной, точно с врагом. Если сам Спаситель выбрал ее, кто ты такой, чтобы отвергать? Уж Спасителю нашему виднее. Знает он ее хорошо, а потому и любит больше, чем нас".

"The woman they are speaking of," Teabing explained, "is Mary Magdalene. Peter is jealous of her."

— Женщина, о которой идет речь, — сказал Тибинг, — и есть Мария Магдалина. Петр ревнует к ней Христа.

"Because Jesus preferred Mary?"

— Потому что Иисус предпочел Марию?

"Not only that. The stakes were far greater than mere affection. At this point in the gospels, Jesus suspects He will soon be captured and crucified. So He gives Mary Magdalene instructions on how to carry on His Church after He is gone. As a result, Peter expresses his discontent over playing second fiddle to a woman. I daresay Peter was something of a sexist."

— Не только поэтому. Ставки тут гораздо выше. Во многих Евангелиях сказано, что именно в тот момент Иисус и заподозрил, что скоро Его схватят и распнут на кресте. И Он наказывает Марии, как править Его Церковью после того, как Он уйдет. Вот Петр и выражает недовольство тем, что играет роль второй скрипки. Лично мне кажется, Петр был женоненавистником.

Sophie was trying to keep up. "This is Saint Peter. The rock on which Jesus built His Church."

Софи возмутилась:

— Как можно так говорить? Ведь это святой Петр! На него опирался Христос, когда строил свою Церковь.



"The same, except for one catch. According to these unaltered gospels, it was not Peter to whom Christ gave directions with which to establish the Christian Church. It was Mary Magdalene."

— Да, все верно, за исключением одной небольшой детали. Согласно всем этим изначальным Евангелиям, Христос давал указания о том, как строить Церковь, вовсе не Петру. А Марии Магдалине.

Sophie looked at him. "You're saying the Christian Church was to be carried on by a woman?"

Софи удивленно посмотрела на него:

— Вы что же, хотите сказать, Христианская церковь была основана и управлялась женщиной?



"That was the plan. Jesus was the original feminist. He intended for the future of His Church to be in the hands of Mary Magdalene."

— Таков был план. Иисус оказался феминистом. Он отдавал будущее Своей Церкви в руки Марии Магдалины.

"And Peter had a problem with that," Langdon said, pointing to The Last Supper. "That's Peter there. You can see that Da Vinci was well aware of how Peter felt about Mary Magdalene."

— А Петр этого не одобрял, — подхватил Лэнгдон и указал на репродукцию "Тайной вечери". — Вот он, Петр. Как видите, да Винчи был прекрасно осведомлен о его отношении к Марии.

Again, Sophie was speechless. In the painting, Peter was leaning menacingly toward Mary Magdalene and slicing his blade-like hand across her neck. The same threatening gesture as in Madonna of the Rocks!

И вновь Софи на миг лишилась дара речи. Петр, изображенный на фреске, угрожающе нависал над Марией Магдалиной. Мало того, ребром ладони показывал, что готов перерезать ей горло. Тот же жест, что и на картине "Мадонна в гроте"!

"And here too," Langdon said, pointing now to the crowd of disciples near Peter. "A bit ominous, no?"

— И здесь тоже, — сказал Лэнгдон, указывая на учеников Христа, сгрудившихся вокруг Петра. — Выглядит угрожающе, верно?

Sophie squinted and saw a hand emerging from the crowd of disciples. "Is that hand wielding a dagger?"

Софи прищурилась и вдруг заметила выделяющуюся в толпе учеников чью-то руку.

— Что это в ней? Кинжал?



"Yes. Stranger still, if you count the arms, you'll see that this hand belongs to... no one at all. It's disembodied. Anonymous."

— Да. Но вот странность. Попробуйте пересчитать руки на картине, и вы увидите, что эта рука принадлежит... как бы никому. Она анонимна. Рука без тела.

Sophie was starting to feel overwhelmed. "I'm sorry, I still don't understand how all of this makes Mary Magdalene the Holy Grail."

Софи была потрясена. А затем, после паузы, заметила:

— Простите, но я все равно не понимаю, какая связь между Марией Магдалиной и Граалем.



"Aha!" Teabing exclaimed again. "Therein lies the rub!" He turned once more to the table and pulled out a large chart, spreading it out for her. It was an elaborate genealogy. "Few people realize that Mary Magdalene, in addition to being Christ's right hand, was a powerful woman already."

— Ага! — торжествующе воскликнул Тибинг. — Вот мы и подобрались к сути дела! — И он снова бросился к столу, вытащил откуда-то из-под бумаг огромную карту, а затем расстелил ее на столе перед Софи. На карте было изображено генеалогическое древо. — Лишь немногие знали о том, что Мария Магдалина помимо того, что была правой рукой Христа, уже обладала большой властью.

Sophie could now see the title of the family tree.

Софи увидела надпись над генеалогическим древом:

THE TRIBE OF BENJAMIN

РОД ВЕНИАМИНА

"Mary Magdalene is here," Teabing said, pointing near the top of the genealogy.

— Вот она, Мария Магдалина, здесь, — сказал Тибинг и указал на самую верхушку древа.

Sophie was surprised. "She was of the House of Benjamin?"

Софи удивилась:

— Так она из дома Вениаминова?.



"Indeed," Teabing said. "Mary Magdalene was of royal descent."

— Вот именно, — кивнул Тибинг. — Мария Магдалина — женщина царского происхождения.

"But I was under the impression Magdalene was poor."

— А мне всегда казалось, она была бедна.

Teabing shook his head. "Magdalene was recast as a whore in order to erase evidence of her powerful family ties."

Тибинг отрицательно покачал головой:

— Магдалину превратили в шлюху, чтобы уничтожить даже намек на ее благородное происхождение.



Sophie found herself again glancing at Langdon, who again nodded. She turned back to Teabing. "But why would the early Church care if Magdalene had royal blood?"

Софи вопросительно покосилась на Лэнгдона, тот подтвердил кивком. Тогда она спросила у Тибинга:

— Но какое дело Церкви было до того, что Мария Магдалина благородных кровей?



The Briton smiled. "My dear child, it was not Mary Magdalene's royal blood that concerned the Church so much as it was her consorting with Christ, who also had royal blood. As you know, the Book of Matthew tells us that Jesus was of the House of David. A descendant of King Solomon—King of the Jews. By marrying into the powerful House of Benjamin, Jesus fused two royal bloodlines, creating a potent political union with the potential of making a legitimate claim to the throne and restoring the line of kings as it was under Solomon."

Англичанин улыбнулся:

— Милое мое дитя! Церковь волновало не столько царское происхождение Марии, сколько ее отношения с Христом, который тоже принадлежал к царскому роду. В Евангелии от Матфея говорится, что Иисус происходил из дома Давидова. Как известно, Давид был потомком самого царя Соломона, царя еврейского народа. Женись Христос на Марии, Он бы объединился со знатным родом Вениамина, связал эти два царских рода и создал мощнейший политический союз, имел бы законное право претендовать на трон и возродить правящий царский род, как это было при Соломоне.



Sophie sensed he was at last coming to his point.

Софи поняла, что Тибинг подходит к кульминации своего повествования.

Teabing looked excited now. "The legend of the Holy Grail is a legend about royal blood. When Grail legend speaks of 'the chalice that held the blood of Christ'... it speaks, in fact, of Mary Magdalene—the female womb that carried Jesus' royal bloodline."

Сам же Тибинг заметно оживился:

— Легенда о чаше Грааля — это легенда о царской крови. Упоминание в легенде о "сосуде с кровью Христа"... на деле означает упоминание о Марии Магдалине, женском лоне, несущем "царскую кровь" Христа.



The words seemed to echo across the ballroom and back before they fully registered in Sophie's mind. Mary Magdalene carried the royal bloodline of Jesus Christ? "But how could Christ have a bloodline unless...?" She paused and looked at Langdon.

Слова эхом обошли просторную комнату, прежде чем укоренились в сознании Софи. Мария Магдалина несла в себе царскую кровь Иисуса Христа?

Стало быть, у Христа могло быть?.. — Тут она умолкла и вопросительно взглянула на Лэнгдона.



Langdon smiled softly. "Unless they had a child."

— Могло быть потомство, — улыбнувшись, закончил он за нее.

Sophie stood transfixed.

Софи так и замерла, точно громом пораженная.

"Behold," Teabing proclaimed, "the greatest cover-up in human history. Not only was Jesus Christ married, but He was a father. My dear, Mary Magdalene was the Holy Vessel. She was the chalice that bore the royal bloodline of Jesus Christ. She was the womb that bore the lineage, and the vine from which the sacred fruit sprang forth!"

— Итак! — провозгласил Тибинг. — Сейчас перед вами раскроется величайшая из тайн в истории! Иисус не только был женат, Он был отцом. А Мария Магдалина, дитя мое, была священным сосудом, носившим Его ребенка! Тем священным лоном, призванным продлить царский род, той лозой, на которой зрел благословенный плод их любви! Софи почувствовала, как тонкие светлые волоски у нее на руке встали дыбом.

Sophie felt the hairs stand up on her arms. "But how could a secret that big be kept quiet all of these years?"

— Но как же получилось, что этот факт на протяжении веков оставался тайной?

"Heavens!" Teabing said. "It has been anything but quiet! The royal bloodline of Jesus Christ is the source of the most enduring legend of all time—the Holy Grail. Magdalene's story has been shouted from the rooftops for centuries in all kinds of metaphors and languages. Her story is everywhere once you open your eyes."

— Да Господь с вами! — воскликнул Тибинг. — Чем угодно, только не тайной! Именно царское происхождение Иисуса стало источником самой захватывающей из легенд всех времен, легенды о чаше Грааля. На протяжении веков об истории Марии Магдалины кричали и вопили на каждом углу, на разных языках и с помощью всевозможных метафор. Ее история повсюду, стоит только прислушаться и присмотреться внимательнее.

"And the Sangreal documents?" Sophie said. "They allegedly contain proof that Jesus had a royal bloodline?"

— Ну а документы Сангрил? — спросила Софи. — Это тоже аллегория, доказывающая царское происхождение Христа?

"They do."

— Да.

"So the entire Holy Grail legend is all about royal blood?"

— Тогда выходит, легенда о чаше Грааля есть не что иное, как повествование о царской крови?

"Quite literally," Teabing said. "The word Sangreal derives from San Greal—or Holy Grail. But in its most ancient form, the word Sangreal was divided in a different spot." Teabing wrote on a piece of scrap paper and handed it to her.

— Причем в самом прямом смысле, — заметил Тибинг. — Само слово "Сангрил" происходит от "San Greal", что в переводе означает "Святой Грааль". Но в древности слово "Сангрил" имело другую разбивку. — Тибинг взял листок бумаги, нацарапал что-то на нем и протянул Софи.

She read what he had written.

Она прочла:

Sang Real

Sang Real. И тут же перевела.

 Instantly, Sophie recognized the translation. Sang Real literally meant Royal Blood.

Словосочетание "Sang Real" в буквальном смысле означало "королевская кровь".


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет