Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет50/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   46   47   48   49   50   51   52   53   ...   89



CHAPTER 59

ГЛАВА 59


The male receptionist in the lobby of the Opus Dei headquarters on Lexington Avenue in New York City was surprised to hear Bishop Aringarosa's voice on the line. "Good evening, sir."

Мужчина, дежуривший в приемной, в вестибюле на первом этаже штаб-квартиры "Опус Деи" в Нью-Йорке, на Лексингтон-авеню, немало удивился, услышав в трубке голос епископа Арингаросы.

Добрый вечер, сэр.



"Have I had any messages?" the bishop demanded, sounding unusually anxious.

Мне никаких сообщений не оставляли? — Голос епископа звучал непривычно встревоженно и возбужденно.

"Yes, sir. I'm very glad you called in. I couldn't reach you in your apartment. You had an urgent phone message about half an hour ago."

— Да, сэр. Очень хорошо, что вы позвонили. Сам я никак не мог связаться с вами. Тут примерно с полчаса назад поступило одно срочное сообщение.

"Yes?" He sounded relieved by the news. "Did the caller leave a name?"

— Да? — Теперь в голосе слышалось явное облегчение. — А звонивший назвался?

"No, sir, just a number." The operator relayed the number.

"Prefix thirty-three? That's France, am I right?"



— Нет, сэр, только номер оставил. — И дежурный продиктовал ему номер. — Код тридцать три? Это, кажется, Франция?

"Yes, sir. Paris. The caller said it was critical you contact him immediately."

— Да, сэр. Париж. Звонивший сказал, дело очень срочное, просил, чтобы вы немедленно нашли его.

"Thank you. I have been waiting for that call." Aringarosa quickly severed the connection.

— Благодарю. Я ждал этого звонка. — И Арингароса быстро отключился.

As the receptionist hung up the receiver, he wondered why Aringarosa's phone connection sounded so crackly. The bishop's daily schedule showed him in New York this weekend, and yet he sounded a world away. The receptionist shrugged it off. Bishop Aringarosa had been acting very strangely the last few months.

Дежурный, вешая трубку, удивился, что Арингаросу было так плохо слышно, мешали шумы и потрескивания. Согласно расписанию на этой неделе епископ должен был бы быть в Нью-Йорке, но казалось, что звонит он откуда-то издалека. Впрочем, не важно, ему-то что за дело. Дежурный уже к этому привык.

Последние несколько месяцев епископ Арингароса вел себя очень странно.



My cellular phone must not have been receiving, Aringarosa thought as the Fiat approached the exit for Rome's Ciampino Charter Airport. The Teacher was trying to reach me. Despite Aringarosa's concern at having missed the call, he felt encouraged that the Teacher felt confident enough to call Opus Dei headquarters directly.

Должно быть, на мой мобильный звонки не поступают, подумал Арингароса. "Фиат" подъезжал к римскому аэропорту Чампино, где осуществлялись чартерные рейсы. Учитель пытался разыскать меня. Арингароса волновался, что не может принять звонок Учителя, но теперь на душе полегчало: видно, Учитель чувствовал себя достаточно уверенно, раз позвонил прямо в штаб-квартиру "Опус Деи".

Things must have gone well in Paris tonight.

As Aringarosa began dialing the number, he felt excited to know he would soon be in Paris. I'll be on the ground before dawn. Aringarosa had a chartered turbo prop awaiting him here for the short flight to France. Commercial carriers were not an option at this hour, especially considering the contents of his briefcase.The line began to ring. A female voice answered. "Direction Centrale Police Judidaire."



Должно быть, в Париже все прошло нормально. Скоро я и сам буду в Париже, думал Арингароса, набирая продиктованный ему номер. Приземлимся мы еще до рассвета. Арингароса летел маленьким самолетом, выполнявшим чартерные рейсы во Францию. О коммерческих в этот час не могло быть и речи, особенно с учетом содержимого его портфеля. В трубке послышались гудки. Ответила женщина:

— Direction Centrale Police Judiciaire61.



Aringarosa felt himself hesitate. This was unexpected. "Ah, yes... I was asked to call this number?"

Арингароса растерялся. Этого он не ожидал.

— Э-э... добрый вечер. Меня попросили позвонить по этому телефону.



"Qui êtes-vous?" the woman said. "Your name?"

— Qui etes-vous? — спросила женщина. — Ваше имя?

Aringarosa was uncertain if he should reveal it. The French Judicial Police?

Арингароса не знал, стоит ли ему называться. Ведь он попал в Центральное управление судебной полиции Франции.

"Your name, monsieur?" the woman pressed.

— Ваше имя, месье? — продолжала настаивать дама.

"Bishop Manuel Aringarosa."

— Епископ Мануэль Арингароса.

"Un moment." There was a click on the line.

After a long wait, another man came on, his tone gruff and concerned. "Bishop, I am glad I finally reached you. You and I have much to discuss."



— Un moment. — В трубке послышался щелчок. Затем, после паузы, раздался грубоватый мужской голос:

— Рад, епископ, что смог наконец услышать вас. Нам с вами надо многое обсудить.



 



CHAPTER 60


ГЛАВА 60

Sangreal... Sang Real... San Greal... Royal Blood... Holy Grail.


Сангрил... Sang Real... San Greal... Королевская кровь... Чаша Грааля.

It was all intertwined.

Все взаимосвязано.

The Holy Grail is Mary Magdalene... the mother of the royal bloodline of Jesus Christ. Sophie felt a new wave of disorientation as she stood in the silence of the ballroom and stared at Robert Langdon. The more pieces Langdon and Teabing laid on the table tonight, the more unpredictable this puzzle became.

Священным Граалем является Мария Магдалина... мать царского рода Иисуса Христа. Софи стояла посреди просторного кабинета и растерянно смотрела на Лэнгдона широко раскрытыми глазами. Чем больше она узнавала от Тибинга и Лэнгдона, тем более непредсказуемой становилась эта игра в вопросы и ответы.

"As you can see, my dear," Teabing said, hobbling toward a bookshelf, "Leonardo is not the only one who has been trying to tell the world the truth about the Holy Grail. The royal bloodline of Jesus Christ has been chronicled in exhaustive detail by scores of historians." He ran a finger down a row of several dozen books.

— Как видите, дорогая моя, — сказал сэр Тибинг и захромал к книжным полкам, — Леонардо был не единственным, кто пытался рассказать миру правду о Граале. Знатное происхождение Христа исследовалось самым тщательным образом десятками историков. — Он провел пальцем по корешкам нескольких книг.

Sophie tilted her head and scanned the list of titles:

Склонив голову набок, Софи прочла их названия:

THE TEMPLAR REVELATION:

ОТКРЫТИЕ ТАМПЛИЕРОВ:

Secret Guardians of the True Identity of Christ

Тайные хранители истинного происхождения Христа

THE WOMAN WITH THE ALABASTER JAR:

Mary Magdalene and the Holy Grail

ЖЕНЩИНА С АЛЕБАСТРОВЫМ КУВШИНОМ: Мария Магдалина и чаша Грааля

THE GODDESS IN THE GOSPELS

Reclaiming the Sacred Feminine

ОБРАЗ БОГИНИ В ЕВАНГЕЛИЯХ:

Восстановление священного женского начала

"Here is perhaps the best-known tome," Teabing said, pulling a tattered hardcover from the stack and handing it to her. The cover read:

— Наверное, это самый известный труд, — сказал Тибинг, достал с полки книгу в потрепанной обложке и протянул ей. Софи прочла название:

HOLY BLOOD, HOLY GRAIL

СВЯТАЯ КРОВЬ, СВЯЩЕННЫЙ ГРААЛЬ

The Acclaimed International Bestseller

Всемирно признанный бестселлер

Sophie glanced up. "An international bestseller? I've never heard of it."

Софи с недоумением подняла глаза:

— Всемирно признанный бестселлер? Странно, но я никогда о нем не слышала.



"You were young. This caused quite a stir back in the nineteen eighties. To my taste, the authors made some dubious leaps of faith in their analysis, but their fundamental premise is sound, and to their credit, they finally brought the idea of Christ's bloodline into the mainstream."

— Вы были слишком молоды, дитя мое. В восьмидесятые годы эта книга произвела настоящий фурор. На мой взгляд, авторам не хватило смелости довести до логического конца свой анализ. Но мыслили они в верном направлении. И еще, следует отдать им должное, сумели внедрить идею о царском происхождении Христа в умы широких масс.

"What was the Church's reaction to the book?"

— Ну а какова же была реакция Церкви на эту книгу?

"Outrage, of course. But that was to be expected. After all, this was a secret the Vatican had tried to bury in the fourth century. That's part of what the Crusades were about. Gathering and destroying information. The threat Mary Magdalene posed to the men of the early Church was potentially ruinous. Not only was she the woman to whom Jesus had assigned the task of founding the Church, but she also had physical proof that the Church's newly proclaimed deity had spawned a mortal bloodline. The Church, in order to defend itself against the Magdalene's power, perpetuated her image as a whore and buried evidence of Christ's marriage to her, thereby defusing any potential claims that Christ had a surviving bloodline and was a mortal prophet."

— Она, разумеется, привела священников в полное бешенство. Чего и следовало ожидать. Ведь в конечном счете здесь говорится о тайне, которую Ватикан пытался похоронить еще в четвертом веке. Речь, в частности, идет о крестовых походах. О том, как с их помощью собиралась и уничтожалась информация. Ведь угроза, которую Мария Магдалина представляла церковникам раннего христианского периода, была нешуточной. Она не только была женщиной, которой Христос доверил создание Своей Церкви, уже само ее существование доказывало: Церковь умалчивала о том, что у Христа, как и у всякого смертного, могло быть потомство. Более того — Церковь в стремлении защититься от власти Марии Магдалины объявила ее шлюхой и похоронила все свидетельства о женитьбе Христа на Марии, удушив в зародыше саму мысль о потомстве Христа и об исторических свидетельствах Его земного, а не божественного происхождения.

Sophie glanced at Langdon, who nodded. "Sophie, the historical evidence supporting this is substantial."

Софи взглянула на Лэнгдона, тот кивнул:

— Можете мне поверить, Софи, там приведено достаточно исторических доказательств.



"I admit," Teabing said, "the assertions are dire, but you must understand the Church's powerful motivations to conduct such a cover-up. They could never have survived public knowledge of a bloodline. A child of Jesus would undermine the critical notion of Christ's divinity and therefore the Christian Church, which declared itself the sole vessel through which humanity could access the divine and gain entrance to the kingdom of heaven."

— Признаю, — сказал Тибинг, — реакция была чрезмерно жестока, но и Церковь можно понять. У нее были весьма серьезные основания хранить эти сведения в тайне. Церковь бы серьезно пострадала, если бы вдруг они оказались преданы широкой огласке. Ребенок Иисуса подорвал бы саму идею Его божественного происхождения, подорвал бы сами основы и устои Христианской церкви, провозгласившей себя единственным связующим звеном между Богом и людьми, единственными вратами, через которые человек может попасть в Царствие Небесное.

"The five-petal rose," Sophie said, pointing suddenly to the spine of one of Teabing's books. The same exact design inlaid on the rosewood box.

— Роза с пятью лепестками... — задумчиво произнесла Софи, разглядывая корешок одной из книг. Точно такой же узор выгравирован на шкатулке палисандрового дерева.

Teabing glanced at Langdon and grinned. "She has a good eye." He turned back to Sophie. "That is the Priory symbol for the Grail. Mary Magdalene. Because her name was forbidden by the Church, Mary Magdalene became secretly known by many pseudonyms—the Chalice, the Holy Grail, and the Rose." He paused. "The Rose has ties to the five-pointed pentacle of Venus and the guiding Compass Rose. By the way, the word rose is identical in English, French, German, and many other languages."

Тибинг взглянул на Лэнгдона и усмехнулся:

— А она наблюдательная девочка. — Потом обернулся к Софи. — Это символ Грааля, созданный Приоратом. Символ Марии Магдалины. Поскольку имя ее было запрещено Церковью, она получила несколько псевдонимов. Ее называли Сосудом, чашей Грааля и Розой. — Он сделал паузу. — Символ Розы напрямую связан с пятиконечной звездой Венеры и Компасом Розы. Кстати, само слово "роза" звучит одинаково в английском, французском, немецком и многих других языках.



"Rose," Langdon added, "is also an anagram of Eros, the Greek god of sexual love."

— Роза, — вставил Лэнгдон, — является также анаграммой слова "Эрос", в латинском написании "Eros". А Эрос — бог плотской любви в Древней Греции.

Sophie gave him a surprised look as Teabing plowed on.

Софи удивленно взглянула на него, а Тибинг продолжил:

"The Rose has always been the premiere symbol of female sexuality. In primitive goddess cults, the five petals represented the five stations of female life—birth, menstruation, motherhood, menopause, and death. And in modern times, the flowering rose's ties to womanhood are considered more visual." He glanced at Robert. "Perhaps the symbologist could explain?"

— Роза всегда была главным символом женской красоты и сексуальности. В первобытных культах богини пять лепестков символизировали пять ипостасей жизни женщины: рождение, менструация, материнство, менопауза и, наконец, смерть. — Он взглянул на Роберта. — Возможно, специалисту по символам есть что добавить?

Robert hesitated. A moment too long.

Роберт замялся. Пауза затянулась.

"Oh, heavens!" Teabing huffed. "You Americans are such prudes." He looked back at Sophie. "What Robert is fumbling with is the fact that the blossoming flower resembles the female genitalia, the sublime blossom from which all mankind enters the world. And if you've ever seen any paintings by Georgia O'Keeffe, you'll know exactly what I mean."

— О Господи! — воскликнул Тибинг. — Эти американцы такие ханжи! — Он обернулся к Софи. — Просто Роберт стесняется вам сказать, что цветок розы напоминает женские гениталии, тот прекрасный бутон, из которого вышло на свет Божий все человечество. И если вы когда-нибудь видели картины Джорджии О'Кифф, вы бы точно поняли, что я имел в виду.

"The point here," Langdon said, motioning back to the bookshelf, "is that all of these books substantiate the same historical claim."

— Главное, — заметил Лэнгдон, подходя к книжным полкам, — что все эти книги объединяет одна весьма важная мысль.

"That Jesus was a father." Sophie was still uncertain.

— Что Иисус был отцом? — неуверенно спросила Софи.

"Yes," Teabing said. "And that Mary Magdalene was the womb that carried His royal lineage. The Priory of Sion, to this day, still worships Mary Magdalene as the Goddess, the Holy Grail, the Rose, and the Divine Mother."

— Да, — ответил Тибинг. — И что Мария Магдалина была тем сосудом, тем священным лоном, что носило Его знатного наследника. По сей день Приорат Сиона почитает Марию Магдалину как богиню, Грааль, Розу и Богоматерь.

Sophie again flashed on the ritual in the basement.

Софи вновь вспомнился ритуал, нечаянной свидетельницей которого она стала в доме деда.

"According to the Priory," Teabing continued, "Mary Magdalene was pregnant at the time of the crucifixion. For the safety of Christ's unborn child, she had no choice but to flee the Holy Land. With the help of Jesus' trusted uncle, Joseph of Arimathea, Mary Magdalene secretly traveled to France, then known as Gaul. There she found safe refuge in the Jewish community. It was here in France that she gave birth to a daughter. Her name was Sarah."

— Согласно Приорату, — продолжил Тибинг, — Мария Магдалина была беременна, когда Христа распяли. Чтоб спасти еще не рожденное дитя Иисуса, она покинула Святую землю, другого выхода у нее просто не было. С помощью дяди Иисуса, верного Иосифа Аримафейского, Мария Магдалина тайно бежала во Францию, известную тогда под названием Галлия. Там она нашла убежище в еврейской общине. Там же, во Франции, родила дочь. Девочку назвали Сарой.

Sophie glanced up. "They actually know the child's name?"

Софи удивленно вскинула на него глаза:

— Так они даже знали имя ребенка?



"Far more than that. Magdalene's and Sarah's lives were scrutinously chronicled by their Jewish protectors. Remember that Magdalene's child belonged to the lineage of Jewish kings—David and Solomon. For this reason, the Jews in France considered Magdalene sacred royalty and revered her as the progenitor of the royal line of kings. Countless scholars of that era chronicled Mary Magdalene's days in France, including the birth of Sarah and the subsequent family tree."

— Не только это. Жизни Магдалины и Сары скрупулезно! описаны в хрониках их защитниками. Следует помнить, что ребенок Магдалины принадлежал к знатному роду еврейских царей — Давида и Соломона. А потому евреи, обосновавшиеся во Франции, высоко чтили Магдалину, считали ее продолжательницей царского рода. Множество историков той эпохи составили подробнейшие жизнеописания Марии Магдалины во Франции, упоминалось и о рождении Сары. А затем составили и ее жизнеописание, и генеалогическое древо ее потомков.

Sophie was startled. "There exists a family tree of Jesus Christ?"

Софи была поражена.

— Так, значит, существует генеалогическое древо самого Христа?



"Indeed. And it is purportedly one of the cornerstones of the Sangreal documents. A complete genealogy of the early descendants of Christ."

— Да, разумеется. И эти сведения легли в основу, стали краеугольным камнем документов Сангрил. Подробнейшее генеалогическое древо потомков Христа.

"But what good is a documented genealogy of Christ's bloodline?" Sophie asked. "It's not proof. Historians could not possibly confirm its authenticity."

— Но что толку от этих документов? — воскликнула Софи. — Ведь доказательств никаких. Историки наверняка не могут подтвердить их аутентичность.

Teabing chuckled. "No more so than they can confirm the authenticity of the Bible."

Тибинг усмехнулся:

— Не более чем могут подтвердить аутентичность Библии.



"Meaning?"

— В смысле?

"Meaning that history is always written by the winners. When two cultures clash, the loser is obliterated, and the winner writes the history books—books which glorify their own cause and disparage the conquered foe. As Napoleon once said, 'What is history, but a fable agreed upon?' " He smiled. "By its very nature, history is always a one-sided account."

Sophie had never thought of it that way.



— В том смысле, что история всегда пишется победителями. И когда происходит столкновение двух культур, проигравший как бы вычеркивается, а победитель начинает писать новые книга по истории, книги, прославляющие его деяния и унижающие побежденного противника. Как однажды сказал Наполеон: "Что есть история, как не басня, в которую договорились поверить?" — Он улыбнулся. — В силу своей природы история — это всегда односторонняя оценка событий. Софи подобное никогда в голову, не приходило.

"The Sangreal documents simply tell the other side of the Christ story. In the end, which side of the story you believe becomes a matter of faith and personal exploration, but at least the information has survived. The Sangreal documents include tens of thousands of pages of information. Eyewitness accounts of the Sangreal treasure describe it as being carried in four enormous trunks. In those trunks are reputed to be the Purist Documents—thousands of pages of unaltered, pre-Constantine documents, written by the early followers of Jesus, revering Him as a wholly human teacher and prophet. Also rumored to be part of the treasure is the legendary "Q" Document—a manuscript that even the Vatican admits they believe exists. Allegedly, it is a book of Jesus' teachings, possibly written in His own hand."

— Документы Сангрил повествуют о другой, неизвестной нам стороне жизни Христа. Прочтя их, человек волен сделать собственный выбор, но какую сторону он примет, зависит от его веры и личного опыта. Главное, что информацию эту удалось сохранить. Документы Сангрил состоят из тысяч страниц текста. Те немногие свидетели, которым удалось видеть это сокровище, утверждают, будто хранится оно в четырех огромных тяжелых сундуках. Говорят, в сундуках этих лежат так называемые Бумаги пуристов. Это тысячи страниц документов доконстантиновской эпохи, написанных самыми ранними последователями Христа. Там Иисус предстает как живой человек, учитель и проповедник. Ходят также слухи о том, что частью сокровища являются легендарные "Q "-документы — рукопись, существование которой признает даже Ватикан. Это книга проповедей Христа, предположительно написанная Его собственной рукой.

"Writings by Christ Himself?"

— Написанная самим Христом?!

"Of course," Teabing said. "Why wouldn't Jesus have kept a chronicle of His ministry? Most people did in those days. Another explosive document believed to be in the treasure is a manuscript called The Magdalene Diaries—Mary Magdalene's personal account of her relationship with Christ, His crucifixion, and her time in France."

— Да, конечно, — кивнул Тибинг. — Лично я не вижу в том ничего удивительного. Почему бы Христу и не вести записей о Своем пастырстве? Ведь в наши дни это делают очень многие. Еще один документ взрывной силы — это рукопись под названием "Дневники Магдалины". Рассказ самой Марии Магдалины о ее взаимоотношениях с Христом, о том, как Его распяли, о побеге и жизни во Франции.

Sophie was silent for a long moment. "And these four chests of documents were the treasure that the Knights Templar found under Solomon's Temple?"

Какое-то время Софи молчала, осмысливая услышанное.

— Так эти четыре сундука документов и были тем сокровищем, которое тамплиеры обнаружили под развалинами храма Соломона?



"Exactly. The documents that made the Knights so powerful. The documents that have been the object of countless Grail quests throughout history."

— Да, верно. Именно эти документы сделали рыцарей такими могущественными. Документы, ставшие предметом бесчисленных поисков и спекуляций на тему Грааля.

"But you said the Holy Grail was Mary Magdalene. If people are searching for documents, why would you call it a search for the Holy Grail?"

— Но ведь вы сами говорили, что Грааль — это Мария Магдалина. Если люди заняты поисками документов, к чему им называть их поисками чаши Грааля?

Teabing eyed her, his expression softening. "Because the hiding place of the Holy Grail includes a sarcophagus."

Тибинг помедлил с ответом. — Дело в том, что в тайнике, где спрятан Грааль, находится также саркофаг.

Outside, the wind howled in the trees.

За окнами в ветвях деревьев завывал ветер. Теперь Тибинг говорил, понизив голос:

Teabing spoke more quietly now. "The quest for the Holy Grail is literally the quest to kneel before the bones of Mary Magdalene. A journey to pray at the feet of the outcast one, the lost sacred feminine."

— Поиски чаши Грааля на самом деле не что иное, как стремление преклонить колени перед прахом Марии Магдалины. Это своего рода паломничество с целью помолиться отверженной, утраченному священному женскому началу.

Sophie felt an unexpected wonder. "The hiding place of the Holy Grail is actually... a tomb?"

Софи вдруг оживилась:

— Так вы говорите, тайник, где находится Грааль, — это... могила?



Teabing's hazel eyes got misty. "It is. A tomb containing the body of Mary Magdalene and the documents that tell the true story of her life. At its heart, the quest for the Holy Grail has always been a quest for the Magdalene—the wronged Queen, entombed with proof of her family's rightful claim to power."

Карие глазки Тибинга приняли мечтательное выражение.

— Да. И там, в этой могиле, покоится не только тело Марии Магдалины, но и документы, рассказывающие истинную историю ее жизни. Все поиски чаши Грааля были на деле поисками Магдалины, обманутой и попранной царицы, похороненной вместе с доказательствами ее неотъемлемого права на власть.



Sophie waited a moment as Teabing gathered himself. So much about her grandfather was still not making sense. "Members of the Priory," she finally said, "all these years have answered the charge of protecting the Sangreal documents and the tomb of Mary Magdalene?"

Софи ожидала продолжения рассказа, но Тибинг внезапно умолк. Многое еще оставалось непонятным, в частности история деда.

— Члены Приората... — решилась она наконец. — Выходит, все эти годы они охраняли тайну документов Сангрил и место захоронения Магдалины?



"Yes, but the brotherhood had another, more important duty as well—to protect the bloodline itself. Christ's lineage was in perpetual danger. The early Church feared that if the lineage were permitted to grow, the secret of Jesus and Magdalene would eventually surface and challenge the fundamental Catholic doctrine—that of a divine Messiah who did not consort with women or engage in sexual union." He paused. "Nonetheless, Christ's line grew quietly under cover in France until making a bold move in the fifth century, when it intermarried with French royal blood and created a lineage known as the Merovingian bloodline."

— Да, но у братства был еще один, не менее важный долг — защитить потомство Христа. Ведь все эти люди находились в постоянной опасности. Ранняя Церковь боялась, что если эта ветвь рода Христова разрастется, то выплывет тайна Христа и Магдалины, а это подорвет устои католической доктрины о Мессии божественного происхождения, который никак не мог вступать в половую связь с женщинами. — Он умолк на секунду, затем продолжил: — Тем не менее род Христов благополучно рос и развивался втайне от всех во Франции, и сведения о нем всплыли на поверхность только в пятом веке, когда он соединился с французской королевской кровью, основав династию, известную как Меровинги.

This news surprised Sophie. Merovingian was a term learned by every student in France. "The Merovingians founded Paris."

Эта новость потрясла Софи. О Меровингах был наслышан каждый французский студент.

— Меровинги, которые основали Париж?



"Yes. That's one of the reasons the Grail legend is so rich in France. Many of the Vatican's Grail quests here were in fact stealth missions to erase members of the royal bloodline. Have you heard of King Dagobert?"

— Да, они самые. И это одна из причин, по которой легенда Грааля особенно популярна во Франции. Вы когда-нибудь слышали о короле Дагоберте?

Sophie vaguely recalled the name from a grisly tale in history class. "Dagobert was a Merovingian king, wasn't he? Stabbed in the eye while sleeping?"

Софи помнила, что вроде бы это имя звучало на уроках французской истории.

— Кажется, Дагоберт был королем Меровингов? И ему проткнули глаз кинжалом, когда он спал?



"Exactly. Assassinated by the Vatican in collusion with Pepin d'Heristal. Late seventh century. With Dagobert's murder, the Merovingian bloodline was almost exterminated. Fortunately, Dagobert's son, Sigisbert, secretly escaped the attack and carried on the lineage, which later included Godefroi de Bouillon—founder of the Priory of Sion."

— Совершенно верно. В конце седьмого века он пал жертвой заговора Пипина Молодого, опиравшегося на поддержку Ватикана. С убийством Дагоберта династия Меровингов практически перестала существовать. К счастью, сын Дагоберта, Сигизберт, уцелел и позже продолжил род. Потомком его являлся Годфруа де Буйон, основатель Приората Сиона.

"The same man," Langdon said, "who ordered the Knights Templar to recover the Sangreal documents from beneath Solomon's Temple and thus provide the Merovingians proof of their hereditary ties to Jesus Christ."

— Тот самый человек, — подхватил Лэнгдон, — который приказал рыцарям-тамплиерам разыскать документы Сангрил, выкопать их из-под развалин храма Соломона и таким образом доказать, что династия Меровингов ведет свое начало от Иисуса Христа.

Teabing nodded, heaving a ponderous sigh. "The modern Priory of Sion has a momentous duty. Theirs is a threefold charge. The brotherhood must protect the Sangreal documents. They must protect the tomb of Mary Magdalene. And, of course, they must nurture and protect the bloodline of Christ—those few members of the royal Merovingian bloodline who have survived into modern times."

Тибинг кивнул и тяжело вздохнул.

— Обязанности Приората Сиона в современном его виде можно разделить на три составляющие. Во-первых, братство должно защищать документы Сангрил. Во-вторых, должны беречь могилу Марии Магдалины. И наконец, третье — они должны поддерживать и защищать потомков королевской династии Меровингов, нескольких членов семьи, доживших до наших дней.



The words hung in the huge space, and Sophie felt an odd vibration, as if her bones were reverberating with some new kind of truth. Descendants of Jesus who survived into modern times. Her grandfather's voice again was whispering in her ear. Princess, I must tell you the truth about your family.

Софи ощутила, как ее охватывает дрожь волнения. Потомки Христа дожили до наших дней! В ушах звучал шепот деда. Принцесса, я должен рассказать тебе правду о твоей семье.

A chill raked her flesh.

Ее словно током пронзило до самых костей.

Royal blood.

Царская кровь.

She could not imagine.

Нет, это просто представить невозможно!..

Princess Sophie.

Принцесса Софи.

"Sir Leigh?" The manservant's words crackled through the intercom on the wall, and Sophie jumped. "If you could join me in the kitchen a moment?"

— Сэр Лью! — раздался из селекторной коробки на стене голос слуги Тибинга, и Софи вздрогнула от неожиданности. — Не заглянете ли ко мне на кухню на минутку?

Teabing scowled at the ill-timed intrusion. He went over to the intercom and pressed the button. "Rémy, as you know, I am busy with my guests. If we need anything else from the kitchen tonight, we will help ourselves. Thank you and good night."

Тибинг недовольно нахмурился: он не любил, когда его отрывали от дела. Подошел к коробке, надавил на кнопку.

— Ты же знаешь, Реми, я занят со своими гостями. Если нам сегодня что-то понадобится на кухне, мы и сами сможем взять, без твоей помощи. Так что спасибо и спокойной ночи.



"A word with you before I retire, sir. If you would."

— Надо перемолвиться словечком. Пожалуйста, если не трудно, сэр. Тибинг проворчал что-то и снова надавил на кнопку.

Teabing grunted and pressed the button. "Make it quick, Rémy."

— Ладно, выкладывай. Только быстро, Реми.

"It is a household matter, sir, hardly fare for guests to endure."

— Это дело сугубо домашнее, сэр, не предназначено для ушей гостей.

Teabing looked incredulous. "And it cannot wait until morning?"

Тибинг поразился:

— И что, никак нельзя подождать до утра?



"No, sir. My question won't take a minute."

— Никак, сэр. Это ненадолго, всего на минутку.

Teabing rolled his eyes and looked at Langdon and Sophie. "Sometimes I wonder who is serving whom?" He pressed the button again. "I'll be right there, Rémy. Can I bring you anything when I come?"

Тибинг театрально закатил глаза и покосился на Лэнгдона и Софи:

— Нет, иногда я просто не понимаю, кто у кого находится в услужении! — Он снова нажал на кнопку: — Сейчас приду, Реми. Может, захватить чего-нибудь для тебя?



"Only freedom from oppression, sir."

— Разве что свободу от гнета, сэр.

"Rémy, you realize your steak au poivre is the only reason you still work for me."

— А известно ли тебе, Реми, что единственной причиной, по которой ты до сих пор у меня служишь, являются твои фирменные бифштексы с перцем?

"So you tell me, sir. So you tell me."

— Как скажете, сэр. Вам виднее.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   46   47   48   49   50   51   52   53   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет