Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет56/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   89



CHAPTER 68

ГЛАВА 68


New York editor Jonas Faukman had just climbed into bed for the night when the telephone rang. A little late for callers, he grumbled, picking up the receiver.

Нью-йоркский редактор Джонас Фаукман только что улегся спать, когда зазвонил телефон. Что-то поздновато для звонков, подумал он и снял трубку. Оператор спросил:

An operator's voice asked him, "Will you accept charges for a collect call from Robert Langdon?"

— Вы готовы оплатить междугородний звонок от Роберта Лэнгдона?

Puzzled, Jonas turned on the light. "Uh... sure, okay."

Немного озадаченный Джонас включил настольную лампу. — Э-э... да, конечно.

The line clicked. "Jonas?"

В трубке послышался щелчок.

— Джонас?



"Robert? You wake me up and you charge me for it?"

— Роберт? Мало того что разбудил меня, так еще заставляешь платить?

"Jonas, forgive me," Langdon said. "I'll keep this very short. I really need to know. The manuscript I gave you. Have you—"

— Ради Бога, прости, — сказал Лэнгдон. — Буду краток. Поверь, мне это очень важно. Та рукопись, что я тебе передал. Ты уже...

"Robert, I'm sorry, I know I said I'd send the edits out to you this week, but I'm swamped. Next Monday. I promise."

— Извини, Роберт. Знаю, что обещал переслать ее тебе на этой неделе с редакторскими поправками, но страшно замотался и все такое. В понедельник ты ее точно получишь, обещаю.

"I'm not worried about the edits. I need to know if you sent any copies out for blurbs without telling me?"

— Да нет, дело не в редактуре. Я хотел узнать, рассылал ли ты копии для издательской рекламы без моего ведома?

Faukman hesitated. Langdon's newest manuscript—an exploration of the history of goddess worship—included several sections about Mary Magdalene that were going to raise some eyebrows. Although the material was well documented and had been covered by others, Faukman had no intention of printing Advance Reading Copies of Langdon's book without at least a few endorsements from serious historians and art luminaries. Jonas had chosen ten big names in the art world and sent them all sections of the manuscript along with a polite letter asking if they would be willing to write a short endorsement for the jacket. In Faukman's experience, most people jumped at the opportunity to see their name in print.

Фаукман колебался, не зная, как лучше ответить. Последняя рукопись Лэнгдона, исследование в области истории поклонения богине, включала несколько разделов о Марии Магдалине, которые могли вызвать, мягко говоря, недоумение. Хотя весь этот материал был подкреплен документами, там же имелись и ссылки на других авторов, Фаукман не собирался выпускать книгу Лэнгдона без по крайней мере нескольких отзывов видных историков и искусствоведов. Джонас выбрал десять самых известных имен ученых и разослал всем полные копии рукописи с вежливыми сопроводительными письмами, в которых просил написать несколько строк на обложку. По своему опыту Фаукман знал: большинство людей с радостью хватаются за любую возможность увидеть свое имя на обложке книги, пусть даже и чужой.

"Jonas?" Langdon pressed. "You sent out my manuscript, didn't you?"

— Джонас! — окликнул его Лэнгдон. — Так ты рассылал копии рукописи или нет?

Faukman frowned, sensing Langdon was not happy about it. "The manuscript was clean, Robert, and I wanted to surprise you with some terrific blurbs."

Фаукман нахмурился, понимая, что Лэнгдон далеко не в восторге.

— Рукопись готова к изданию, Роберт. Просто хотел удивить тебя шикарной рекламой на обложке.



A pause. "Did you send one to the curator of the Paris Louvre?"

Пауза.

— И одну копию ты послал в Париж, куратору Лувра?



"What do you think? Your manuscript referenced his Louvre collection several times, his books are in your bibliography, and the guy has some serious clout for foreign sales. Saunière was a no-brainer."

— Ну и что тут такого? Ведь в твоей рукописи неоднократно упоминаются экспонаты его коллекции, его книги входят в библиографический список, к тому же у парня прекрасная репутация, что немаловажно для продажи книги в другие страны. Соньер не какой-нибудь там дилетант.

The silence on the other end lasted a long time. "When did you send it?"

Снова молчание на том конце линии.

— Когда ты ее послал?



"About a month ago. I also mentioned you would be in Paris soon and suggested you two chat. Did he ever call you to meet?" Faukman paused, rubbing his eyes. "Hold on, aren't you supposed to be in Paris this week?"

— Примерно месяц назад. Ну и упомянул, что ты сам скоро будешь в Париже, предложил вам двоим встретиться, поболтать. Кстати, он тебе не звонил? — Фаукман умолк, потер глаза. — Погоди-ка, ты вроде бы должен быть в Париже прямо на этой неделе, верно?

"I am in Paris."

— Я и есть в Париже. Фаукман резко сел в постели:

Faukman sat upright. "You called me collect from Paris?"

— Так ты звонишь мне за мой счет из Парижа?

"Take it out of my royalties, Jonas. Did you ever hear back from Saunière? Did he like the manuscript?"

— Вычтешь из моего гонорара, Джонас. Ты получил какой-нибудь ответ от Соньера? Ему понравилась рукопись?

"I don't know. I haven't yet heard from him."

— Не знаю. Ничего от него не получал.

"Well, don't hold your breath. I've got to run, but this explains a lot Thanks."

— Ладно, все нормально. Мне надо бежать. Ты многое мне объяснил. Спасибо.

"Robert—"

— Послушай, Роберт...

But Langdon was gone. Faukman hung up the phone, shaking his head in disbelief Authors, he thought. Even the sane ones are nuts.

Но Лэнгдон уже отключился. Фаукман повесил трубку и удрученно покачал головой. Ох уж эти авторы, подумал он. Даже самые умные из них совершенно сумасшедшие.

Inside the Range Rover, Leigh Teabing let out a guffaw. "Robert, you're saying you wrote a manuscript that delves into a secret society, and your editor sent a copy to that secret society?"

Лью Тибинг, ставший свидетелем этого разговора, высказал предположение:

— Роберт, вы только что говорили, что написали книгу, затрагивающую интересы тайного общества. И ваш редактор послал копию рукописи члену тайного общества?



Langdon slumped. "Evidently."

— Получается, что так, — ответил Лэнгдон.

"A cruel coincidence, my friend."

— Роковое совпадение, друг мой.

Coincidence has nothing to do with it, Langdon knew. Asking Jacques Saunière to endorse a manuscript on goddess worship was as obvious as asking Tiger Woods to endorse a book on golf. Moreover, it was virtually guaranteed that any book on goddess worship would have to mention the Priory of Sion.

Совпадения тут ни при чем, подумал Лэнгдон. Положительный отзыв Жака Соньера на книгу о поклонении женскому божеству означал не только коммерческий успех. Это подразумевало причастность к ее рекламе такой организации, как Приорат Сиона.

"Here's the million-dollar question," Teabing said, still chuckling. "Was your position on the Priory favorable or unfavorable?"

Вот вам вопрос на засыпку, — усмехаясь, сказал Тибинг. — Вы как там высказывались в адрес Приората? Положительно или отрицательно?

Langdon could hear Teabing's true meaning loud and clear. Many historians questioned why the Priory was still keeping the Sangreal documents hidden. Some felt the information should have been shared with the world long ago. "I took no position on the Priory's actions."

Лэнгдон сразу понял истинную подоплеку этого вопроса. Многих историков интересовало, почему Приорат до сих пор держит документы Сангрил в тайне. Кое-кто из них догадывался, что документы могут потрясти основы современного мироустройства.

— Я никак не комментировал позицию Приората.



"You mean lack thereof."

— Так, значит, вообще не упоминали?

Langdon shrugged. Teabing was apparently on the side of making the documents public. "I simply provided history on the brotherhood and described them as a modern goddess worship society, keepers of the Grail, and guardians of ancient documents."

Лэнгдон пожал плечами. По всей вероятности, Тибинг был сторонником опубликования документов.

— Я просто изложил историю братства. Охарактеризовал Приорат как современное общество культа женского начала, как хранителей Грааля и древних документов.



Sophie looked at him. "Did you mention the keystone?"

Софи повернулась к нему:

— А о краеугольном камне упоминали?



Langdon winced. He had. Numerous times. "I talked about the supposed keystone as an example of the lengths to which the Priory would go to protect the Sangreal documents."

Лэнгдон поморщился. Упоминал. И неоднократно.

— Я говорил о краеугольном камне лишь в качестве примера, характеризуя усердие, с которым Приорат будет защищать документы Сангрил.



Sophie looked amazed. "I guess that explains P.S. Find Robert Langdon."

Софи была потрясена.

— Думаю, это объясняет слова деда: "P. S. Найти Роберта Лэнгдона".



Langdon sensed it was actually something else in the manuscript that had piqued Saunière's interest, but that topic was something he would discuss with Sophie when they were alone.

Но сам Лэнгдон подозревал, что Соньера заинтересовало в его рукописи совсем другое. Впрочем, он предпочитал обсудить это Софи наедине.

"So," Sophie said, "you lied to Captain Fache."

— Так, значит, — сказала Софи, — вы все-таки солгали капитану Фашу.

"What?" Langdon demanded.

— О чем это вы? — спросил Лэнгдон.

"You told him you had never corresponded with my grandfather."

— Вы сказали ему, что никогда не переписывались с моим дедом.

"I didn't! My editor sent him a manuscript."

— Я и не переписывался! Это редактор послал ему копию рукописи.

"Think about it, Robert. If Captain Fache didn't find the envelope in which your editor sent the manuscript, he would have to conclude that you sent it." She paused. "Or worse, that you hand-delivered it and lied about it."

Вдумайтесь хорошенько, Роберт. Если капитан Фаш не найдет конверт, в котором ваш редактор переслал ему рукопись, он неизбежно сделает вывод, что ее прислали вы. — Она на секунду умолкла. — Или, что еще хуже, что вы передали ее ему лично, из рук в руки. И опять же солгали.

 When the Range Rover arrived at Le Bourget Airfield, Rémy drove to a small hangar at the far end of the airstrip. As they approached, a tousled man in wrinkled khakis hurried from the hangar, waved, and slid open the enormous corrugated metal door to reveal a sleek white jet within.

И вот наконец "рейнджровер" очутился на аэродроме Ле Бурже, и Реми подъехал к небольшому ангару в дальнем конце взлетной полосы. При их приближении из ангара выскочил встрепанный мужчина в помятом комбинезоне цвета хаки, приветственно взмахнул рукой и отворил огромную металлическую дверь. В ангаре стоял изящный реактивный самолет белого цвета.

Langdon stared at the glistening fuselage. "That's Elizabeth?"

Лэнгдон не сводил глаз с блестящего фюзеляжа.

— Так это и есть Элизабет? Тибинг улыбнулся:



Teabing grinned. "Beats the bloody Chunnel."

— Да. Перемахивает этот чертов Канал62 как нечего делать. Мужчина в хаки поспешил к ним, щурясь от яркого света фар.

The man in khakis hurried toward them, squinting into the headlights. "Almost ready, sir," he called in a British accent. "My apologies for the delay, but you took me by surprise and—" He stopped short as the group unloaded. He looked at Sophie and Langdon, and then Teabing.

Почти все готово, сэр, — сказал он с сильным английским акцентом. — Прошу прощения за задержку, но вы застали меня врасплох и... — Тут он осекся: из джипа вышли сразу несколько человек. Он вопросительно взглянул на Софи и Лэнгдона, потом — на Тибинга.

Teabing said, "My associates and I have urgent business in London. We've no time to waste. Please prepare to depart immediately." As he spoke, Teabing took the pistol out of the vehicle and handed it to Langdon.

— Это мои помощники, — сказал Тибинг. — И у нас очень срочное дело в Лондоне. Так что не будем тратить времени даром. Готовьтесь к отлету немедленно. — С этими словами он достал из машины пистолет и протянул его Лэнгдону.

The pilot's eyes bulged at the sight of the weapon. He walked over to Teabing and whispered, "Sir, my humble apologies, but my diplomatic flight allowance provides only for you and your manservant. I cannot take your guests."

Увидев оружие, пилот испуганно округлил глаза. Потом подошел к Тибингу и зашептал:

— Но, сэр, вы уж простите, но дипломатические привилегии распространяются только на вас и вашего слугу. Я никак не могу взять на борт этих людей.



"Richard," Teabing said, smiling warmly, "two thousand pounds sterling and that loaded gun say you can take my guests." He motioned to the Range Rover. "And the unfortunate fellow in the back."

— Ричард, — ласково улыбнулся ему Тибинг, — две тысячи фунтов стерлингов и этот заряженный пистолет говорят о том, что вам придется взять на борт моих гостей. — Он махнул рукой в сторону джипа. — И не забудьте прихватить еще одного, он в багажном отделении.

 



CHAPTER 69


ГЛАВА 69

The Hawker 731's twin Garrett TFE-731 engines thundered, powering the plane skyward with gut-wrenching force. Outside the window, Le Bourget Airfield dropped away with startling speed.

Два турбореактивных двигателя фирмы "Гаррет" с ревом и неукротимой силой уносили самолет "Хокер-731" все выше в небо. За стеклом иллюминатора аэродром Ле Бурже уменьшался с непостижимой быстротой.

I'm fleeing the country, Sophie thought, her body forced back into the leather seat. Until this moment, she had believed her game of cat and mouse with Fache would be somehow justifiable to the Ministry of Defense. I was attempting to protect an innocent man. I was trying to fulfill my grandfather's dying wishes. That window of opportunity, Sophie knew, had just closed. She was leaving the country, without documentation, accompanying a wanted man, and transporting a bound hostage. If a "line of reason" had ever existed, she had just crossed it. At almost the speed of sound.

Я бегу из своей страны, подумала Софи, и тело ее вжалось в кожаное сиденье. До этого момента она считала, что игра в кошки-мышки с Фашем как-то оправдана. Простоя пыталась защитить невиновного человека. Пыталась исполнить предсмертную волю моего деда. Теперь же Софи понимала: возможности оправдаться перед властями больше не существует. Она покидала страну без документов, вместе с человеком, которого разыскивает полиция, мало того, еще и с монахом, захваченным в заложники. Если грань дозволенного и существовала, она только что переступила ее. Почти со скоростью звука.

Sophie was seated with Langdon and Teabing near the front of the cabin—the Fan Jet Executive Elite Design, according to the gold medallion on the door. Their plush swivel chairs were bolted to tracks on the floor and could be repositioned and locked around a rectangular hardwood table. A mini-boardroom. The dignified surroundings, however, did little to camouflage the less than dignified state of affairs in the rear of the plane where, in a separate seating area near the rest room, Teabing's manservant Rémy sat with the pistol in hand, begrudgingly carrying out Teabing's orders to stand guard over the bloody monk who lay trussed at his feet like a piece of luggage.

Софи, Лэнгдон и Тибинг сидели у двери в кабину пилота, на ней красовался золотой медальон с надписью: "Элитный дизайн спортивного реактивного самолета "Хокер-731". Кресла с бархатной обивкой были привинчены к рельсам на полу, и их можно было передвигать и устанавливать вокруг прямоугольного стола твердых пород дерева. Получался мини-кабинет для совещаний. Впрочем, вся эта пристойная обстановка не могла скрыть неприглядной сцены в хвостовом отсеке, где на отдельном кресле, рядом с туалетом, сидел слуга Тибинга Реми с пистолетом в руке и, неукоснительно выполняя распоряжение хозяина, караулил монаха, которого бросили у его ног точно багаж.

"Before we turn our attention to the keystone," Teabing said, "I was wondering if you would permit me a few words." He sounded apprehensive, like a father about to give the birds-and-the-bees lecture to his children. "My friends, I realize I am but a guest on this journey, and I am honored as such. And yet, as someone who has spent his life in search of the Grail, I feel it is my duty to warn you that you are about to step onto a path from which there is no return, regardless of the dangers involved." He turned to Sophie. "Miss Neveu, your grandfather gave you this cryptex in hopes you would keep the secret of the Holy Grail alive."

"Yes."


— Прежде чем мы снова займемся краеугольным камнем, — сказал Тибинг, — я бы хотел кое-что прояснить. — Произнес он это самодовольным менторским тоном — так отец поучает своих детишек. — Прекрасно понимаю, друзья мои, что оказался всего лишь вашим гостем в этом путешествии, и благодарю за оказанную мне честь. И тем не менее как человек, проведший долгие годы в поисках Грааля, считаю своим долгом предупредить: вы ступаете на тропу, откуда нет возврата, не говоря уж о сопряженных с этим путем опасностях. — Он повернулся к Софи.

— Мисс Невё, ваш дед передал вам краеугольный камень в надежде, что вы сохраните тайну Грааля?



— Да.

"Understandably, you feel obliged to follow the trail wherever it leads."

— Насколько я понимаю, вы считаете своим долгом пройти этот путь до конца.

Sophie nodded, although she felt a second motivation still burning within her. The truth about my family. Despite Langdon's assurances that the keystone had nothing to do with her past, Sophie still sensed something deeply personal entwined within this mystery, as if this cryptex, forged by her grandfather's own hands, were trying to speak to her and offer some kind of resolution to the emptiness that had haunted her all these years.

Софи кивнула, хотя думала еще об одной мотивации. Правда о моей семье. Несмотря на уверения Лэнгдона, что краеугольный камень не имеет никакого отношения к ее прошлому, Софи чувствовала, что с этой тайной связано нечто глубоко личное. Точно криптекс, вырезанный из камня руками деда, пытался заговорить с ней, предоставить некую компенсацию за пустоту и одиночество, которые она ощущала все эти годы.

"Your grandfather and three others died tonight," Teabing continued, "and they did so to keep this keystone away from the Church. Opus Dei came within inches tonight of possessing it. You understand, I hope, that this puts you in a position of exceptional responsibility. You have been handed a torch. A two-thousand-year-old flame that cannot be allowed to go out. This torch cannot fall into the wrong hands." He paused, glancing at the rosewood box. "I realize you have been given no choice in this matter, Miss Neveu, but considering what is at stake here, you must either fully embrace this responsibility... or you must pass that responsibility to someone else."

— Сегодня погибли ваш дед и еще трое, — продолжил Тибинг, — и они выбрали смерть, чтобы сохранить камень, не отдать его Церкви. Сегодня же секта "Опус Деи" едва не завладела этим сокровищем. Надеюсь, вы понимаете: все это налагает на вас огромную ответственность. В руки вам передали факел. Факел, горевший на протяжении двух тысяч лет, и никак нельзя допустить, чтобы он погас. Факел не должен попасть в чужие руки. — Он сделал паузу, взглянул на шкатулку розового дерева. — Понимаю, в этой ситуации у вас просто не было выбора, мисс Невё, но, учитывая, сколь высоки ставки, вы должны быть готовы взять на себя всю полноту ответственности... Или можете возложить эту ответственность на кого-то другого.

"My grandfather gave the cryptex to me. I'm sure he thought I could handle the responsibility."

— Дед передал криптекс мне. Уверена, он сделал это не случайно.

Teabing looked encouraged but unconvinced. "Good. A strong will is necessary. And yet, I am curious if you understand that successfully unlocking the keystone will bring with it a far greater trial."

Тибинг приободрился, но, похоже, не был до конца уверен.

— Хорошо. Тут нужна очень сильная воля. И еще хотелось бы знать бог что. Понимаете ли вы, что в случае успешного открытия криптекса вы подвергнетесь дальнейшим, еще более серьезным испытаниям?



"How so?"

— Это почему?

"My dear, imagine that you are suddenly holding a map that reveals the location of the Holy Grail. In that moment, you will be in possession of a truth capable of altering history forever. You will be the keeper of a truth that man has sought for centuries. You will be faced with the responsibility of revealing that truth to the world. The individual who does so will be revered by many and despised by many. The question is whether you will have the necessary strength to carry out that task."

— Представьте на секунду, дорогая. Перед вами карта, и на ней указано местоположение Грааля. В этот момент вы становитесь обладательницей истины, способной полностью изменить ход истории. Вы становитесь обладательницей сокровища, за которым человек охотился столетиями. И перед вами встанет вопрос: стоит ли раскрывать правду миру? Это огромная ответственность. Человек, поведавший миру правду, будет превозносим одними и презираем другими. Вопрос в том, достаточно ли у вас сил, чтобы выдержать это испытание.

Sophie paused. "I'm not sure that is my decision to make."

Софи после некоторого колебания ответила:

Не уверена, что это будет исключительно мое решение. Тибинг удивленно приподнял брови:



Teabing's eyebrows arched. "No? If not the possessor of the keystone, then who?"

— Вот как? Но чье же, если не обладательницы краеугольного камня?

"The brotherhood who has successfully protected the secret for so long."

— Братства, которое успешно охраняло эту тайну на протяжении веков.

"The Priory?" Teabing looked skeptical. "But how? The brotherhood was shattered tonight. Decapitated, as you so aptly put it. Whether they were infiltrated by some kind of eavesdropping or by a spy within their ranks, we will never know, but the fact remains that someone got to them and uncovered the identities of their four top members. I would not trust anyone who stepped forward from the brotherhood at this point."

— Приората? — скептически произнес Тибинг. — Но разве это возможно? Братство разгромлено. Точнее, обезглавлено. Возможно, в его рядах появился предатель или шпион. Мы этого не знаем, но факт остается фактом: кто-то раскрыл имена четырех представителей верхушки. И лично я не стал бы доверять человеку, который бы неожиданно появился и назвался представителем братства.

"So what do you suggest?" Langdon asked.

— Так что же вы предлагаете? — спросил Лэнгдон.

"Robert, you know as well as I do that the Priory has not protected the truth all these years to have it gather dust until eternity. They have been waiting for the right moment in history to share their secret. A time when the world is ready to handle the truth."

— Вам, как и мне, прекрасно известно, Роберт: не для того все эти годы Приорат столь рьяно защищал истину, чтобы она навеки оставалась тайной. Его члены ждали подходящего момента, чтобы поделиться ею с человечеством.

"And you believe that moment has arrived?" Langdon asked.

— И вы считаете, такой момент настал? — спросил Лэнгдон.

"Absolutely. It could not be more obvious. All the historical signs are in place, and if the Priory did not intend to make their secret known very soon, why has the Church now attacked?"

— Да, просто уверен. Это же совершенно очевидно. Все признаки налицо. И потом, если Приорат не собирался вскоре предать свою тайну огласке, к чему было Церкви нападать на него?

Sophie argued, "The monk has not yet told us his purpose."

— Но ведь монах еще не рассказал нам о своих целях, — возразила Софи.

"The monk's purpose is the Church's purpose," Teabing replied, "to destroy the documents that reveal the great deception. The Church came closer tonight than they have ever come, and the Priory has put its trust in you, Miss Neveu. The task of saving the Holy Grail clearly includes carrying out the Priory's final wishes of sharing the truth with the world."

— Его цель — это цель Церкви, — сказал Тибинг. — И состоит она в том, чтобы уничтожить документы, разоблачающие ее. Сегодня церковники были близки к своей цели как никогда, и Приорат доверил камень вам, мисс Невё. Задача по спасению Грааля, вне всякого сомнения, включает и исполнение последнего желания Приората — поделиться этой тайной с миром.

Langdon intervened. "Leigh, asking Sophie to make that decision is quite a load to drop on someone who only an hour ago learned the Sangreal documents exist."

— Лью, — перебил его Лэнгдон, — не слишком ли тяжкую ношу взваливаем мы на плечи Софи, прося ее принять столь ответственное решение всего через несколько часов после того, как она узнала о существовании документов Сангрил?

Teabing sighed. "I apologize if I am pressing, Miss Neveu. Clearly I have always believed these documents should be made public, but in the end the decision belongs to you. I simply feel it is important that you begin to think about what happens should we succeed in opening the keystone."

Тибинг вздохнул:

— Простите, если оказываю на вас давление, мисс Невё. Лично я всегда считал, что документы эти должны быть обнародованы, но окончательное решение принимать только вам. Я просто взял на себя смелость предупредить вас о том, что может последовать за успешным разрешением головоломки под названием "Криптекс".



"Gentlemen," Sophie said, her voice firm. "To quote your words, 'You do not find the Grail, the Grail finds you.' I am going to trust that the Grail has found me for a reason, and when the time comes, I will know what to do."

— Господа, — твердо заявила в ответ Софи, — цитируя ваши же слова: "Не вы находите святой Грааль, это святой Грааль находит вас", я склонна считать, что Грааль "нашел" меня неспроста. А потому я буду знать, что с ним делать, когда придет время.

Both of them looked startled.

Мужчины удивленно переглянулись.

"So then," she said, motioning to the rosewood box. "Let's move on."

— Так что, — сказала она и придвинула к себе шкатулку, — давайте займемся делом.

 



CHAPTER 70


ГЛАВА 70

Standing in the drawing room of Château Villette, Lieutenant Collet watched the dying fire and felt despondent. Captain Fache had arrived moments earlier and was now in the next room, yelling into the phone, trying to coordinate the failed attempt to locate the missing Range Rover.

Лейтенант Колле стоял в просторной гостиной Шато Виллет и с грустью наблюдал за тем, как догорает огонь в камине. Капитан Фаш прибыл несколько минут назад и находился в соседней комнате. Он орал что-то в телефонную трубку, пытаясь скоординировать действия своих людей по поиску исчезнувшего джипа.

It could be anywhere by now, Collet thought.

Да джип теперь может быть где угодно, подумал Колле.

Having disobeyed Fache's direct orders and lost Langdon for a second time, Collet was grateful that PTS had located a bullet hole in the floor, which at least corroborated Collet's claims that a shot had been fired. Still, Fache's mood was sour, and Collet sensed there would be dire repercussions when the dust settled.

Unfortunately, the clues they were turning up here seemed to shed no light at all on what was going on or who was involved. The black Audi outside had been rented in a false name with false credit card numbers, and the prints in the car matched nothing in the Interpol database.



Он не подчинился приказу Фаша, упустил Лэнгдона во второй раз и был благодарен судьбе за то, что люди из управления судебной полиции обнаружили в полу пулевое отверстие. Это хоть как-то оправдывало действия Колле. Однако Фаш пребывал в самом скверном расположении духа, и Колле чувствовал, что его ждет нешуточная выволочка, когда все утрясется. К несчастью, все найденные в замке вещественные доказательства не проливали света на то, что здесь произошло и кто был замешан в этих событиях. Черная "ауди" была взята напрокат кем-то под вымышленным именем, расплатились за нее фальшивой кредитной картой, отпечатки пальцев на машине и в салоне не числились в полицейской картотеке.

Another agent hurried into the living room, his eyes urgent. "Where's Captain Fache?"

В комнату ворвался агент, глаза его возбужденно сверкали.

— Где капитан Фаш?



Collet barely looked up from the burning embers. "He's on the phone."

Колле продолжал смотреть на тлеющие угли.

— Говорит по телефону.



"I'm off the phone," Fache snapped, stalking into the room. "What have you got?"

— Уже не говорю! — рявкнул Фаш, входя в комнату. — Что там у вас?

The second agent said, "Sir, Central just heard from André Vernet at the Depository Bank of Zurich. He wants to talk to you privately. He is changing his story."

— В управление только что звонил Андре Берне из Депозитарного банка Цюриха, — доложил агент. — Сказал, что хочет поговорить с вами лично. Он решил изменить показания.

"Oh?" Fache said.

— Вот как? — фыркнул Фаш.

Now Collet looked up.

Только теперь Колле отвел взгляд от камина.

"Vernet is admitting that Langdon and Neveu spent time inside his bank tonight."

— Берне признает, что Лэнгдон и Невё провели какое-то время в стенах банка.

"We figured that out," Fache said. "Why did Vernet lie about it?"

— Мы и без него это поняли, — сказал Фаш. — Но зачем он солгал? Вот в чем вопрос.

"He said he'll talk only to you, but he's agreed to cooperate fully."

— Сказал, что будет говорить только с вами. Согласен оказывать всяческое содействие.

"In exchange for what?"

— В обмен на что?

"For our keeping his bank's name out of the news and also for helping him recover some stolen property. It sounds like Langdon and Neveu stole something from Saunière's account."

— В обмен просит, чтоб мы не упоминали его банк в новостях. И еще чтобы помогли ему найти похищенную собственность. Похоже, Лэнгдону с Невё удалось украсть что-то.

"What?" Collet blurted. "How?"

— Что именно? — воскликнул Колле. — И как?

Fache never flinched, his eyes riveted on the second agent. "What did they steal?"

Фаш грозно смотрел на агента.

— Что они украли?



"Vernet didn't elaborate, but he sounds like he's willing to do anything to get it back."

Collet tried to imagine how this could happen. Maybe Langdon and Neveu had held a bank employee at gunpoint? Maybe they forced Vernet to open Saunière's account and facilitate an escape in the armored truck. As feasible as it was, Collet was having trouble believing Sophie Neveu could be involved in anything like that.



— Берне не говорил. Но похоже, он очень заинтересован в возвращении этой собственности. Готов буквально на все.

From the kitchen, another agent yelled to Fache. "Captain? I'm going through Mr. Teabing's speed dial numbers, and I'm on the phone with Le Bourget Airfield. I've got some bad news."

Из кухни еще один агент окликнул Фаша:

— Капитан! Я только что связался с аэропортом Ле Бурже. Боюсь, у нас плохие новости.



Thirty seconds later, Fache was packing up and preparing to leave Château Villette. He had just learned that Teabing kept a private jet nearby at Le Bourget Airfield and that the plane had taken off about a half hour ago.

The Bourget representative on the phone had claimed not to know who was on the plane or where it was headed. The takeoff had been unscheduled, and no flight plan had been logged. Highly illegal, even for a small airfield. Fache was certain that by applying the right pressure, he could get the answers he was looking for.



Тридцать секунд спустя Фаш собрался и приготовился выехать из замка Шато Виллет. Он узнал, что Тибинг держал в одном из ангаров Ле Бурже личный реактивный самолет и что самолет этот поднялся в воздух примерно полчаса назад. Представитель диспетчерской службы Ле Бурже, с которым Фаш говорил по телефону, клялся и божился, что не знает, кто был на борту самолета и в каком направлении он вылетел. Взлет произошел вне расписания, полетный план зафиксирован не был. Слишком много нарушений закона для такого маленького аэропорта. Фаш был уверен, что если как следует надавить, то можно получить ответы на все вопросы.

"Lieutenant Collet," Fache barked, heading for the door. "I have no choice but to leave you in charge of the PTS investigation here. Try to do something right for a change."

— Лейтенант Колле, — распорядился Фаш, направляясь к двери, — у меня нет выбора, так что придется оставить вас здесь за главного. И постарайтесь добиться каких-нибудь результатов, хотя бы ради разнообразия.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет