Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет61/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   57   58   59   60   61   62   63   64   ...   89



CHAPTER 78

ГЛАВА 78


Sophie felt a wild excitement as she cradled the cryptex and began dialing in the letters. An ancient word of wisdom frees this scroll. Langdon and Teabing seemed to have stopped breathing as they looked on. S... O... F...

Ощущая прилив радостного возбуждения, Софи взяла криптекс и начала поворачивать диски с буквами. Мир древний мудрый свиток открывает. Лэнгдон с Тибингом, затаив дыхание, наблюдали за ее действиями. S... О... F...

"Carefully," Teabing urged. "Ever so carefully."

— Осторожнее! — взмолился Тибинг. — Умоляю вас, дитя мое, действуйте осторожнее!

...I... A.

... I... А.

Sophie aligned the final dial. "Okay," she whispered, glancing up at the others. "I'm going to pull it apart."

Софи закончила поворачивать последний диск. Все нужные буквы выстроились в одну линию.

— Ну вот, вроде бы все, — шепнула она и посмотрела на своих спутников. — Можно открывать.



"Remember the vinegar," Langdon whispered with fearful exhilaration. "Be careful."

Помните об уксусе, — нарочито драматическим шепотом предупредил ее Лэнгдон. — Осторожнее.

Sophie knew that if this cryptex were like those she had opened in her youth, all she would need to do is grip the cylinder at both ends, just beyond the dials, and pull, applying slow, steady pressure in opposite directions. If the dials were properly aligned with the password, then one of the ends would slide off, much like a lens cap, and she could reach inside and remove the rolled papyrus document, which would be wrapped around the vial of vinegar. However, if the password they had entered were incorrect, Sophie's outward force on the ends would be transferred to a hinged lever inside, which would pivot downward into the cavity and apply pressure to the glass vial, eventually shattering it if she pulled too hard.

Софи понимала, что если криптекс сработан по тому же принципу, что и те, с которыми она играла в детстве, открыть его можно очень просто, держа руками за оба конца и легонько потянув. Если диски подогнаны в соответствии с ключевым словом, один конец просто соскользнет, как колпачок, прикрывающий линзы, и тогда она сможет выудить из цилиндра свернутый в рулон листок папируса, обернутый вокруг крохотного сосуда с уксусом. Однако если ключевое слово угадано неверно, то давление, применяемое Софи на концы цилиндра, приведет в действие рычажок на пружинке. Он опустится вниз и надавит на хрупкий стеклянный сосуд, отчего тот разобьется, если потянуть с силой.

Pull gently, she told herself.

Не жми, тяни осторожно, напомнила она себе.

Teabing and Langdon both leaned in as Sophie wrapped her palms around the ends of the cylinder. In the excitement of deciphering the code word, Sophie had almost forgotten what they expected to find inside. This is the Priory keystone. According to Teabing, it contained a map to the Holy Grail, unveiling the tomb of Mary Magdalene and the Sangreal treasure... the ultimate treasure trove of secret truth.

Тибинг с Лэнгдоном не отводили глаз от рук Софи. Вот она взялась за концы цилиндра. Вот начала тянуть. Они долго ломали головы над разгадкой ключевого слова, и Софи уже почти забыла, что им предстоит найти внутри. Краеугольный камень Приората. Если верить Тибингу, он представлял собой карту с указанием местонахождения Грааля, объяснял, что такое надгробный камень Марии Магдалины и сокровище Сангрил...

Now gripping the stone tube, Sophie double-checked that all of the letters were properly aligned with the indicator. Then, slowly, she pulled. Nothing happened. She applied a little more force. Suddenly, the stone slid apart like a well-crafted telescope. The heavy end piece detached in her hand. Langdon and Teabing almost jumped to their feet. Sophie's heart rate climbed as she set the end cap on the table and tipped the cylinder to peer inside.

Ухватившись за концы цилиндра, Софи еще раз убедилась, что все буквы выстроились правильно, в одну линию. А затем осторожно и медленно потянула. Ничего не происходило. Тогда она потянула чуть сильнее. Внезапно что-то щелкнуло, и каменный цилиндр раздвинулся, как телескоп. В руке у нее осталась половинка. Лэнгдон с Тибингом возбужденно вскочили. Сердце у Софи колотилось как бешеное. Она положила крышку на стол и заглянула в образовавшееся отверстие.

A scroll!

Свиток!

Peering down the hollow of the rolled paper, Sophie could see it had been wrapped around a cylindrical object—the vial of vinegar, she assumed. Strangely, though, the paper around the vinegar was not the customary delicate papyrus but rather, vellum. That's odd, she thought, vinegar can't dissolve a lambskin vellum. She looked again down the hollow of the scroll and realized the object in the center was not a vial of vinegar after all. It was something else entirely.

Всмотревшись попристальнее, Софи увидела, что тонкая бумага обернута вокруг какого-то предмета цилиндрической формы. Пузырек с уксусом, подумала она. Странно, но бумага, в которую он был завернут, не походила на папирус. Скорее, на тонкий пергамент. Очень странно, ведь уксус не способен растворить пергамент из телячьей кожи, пусть даже очень тонкий. Она снова заглянула внутрь и только теперь поняла, что никакого пузырька с уксусом там нет. То был совершенно другой предмет. А вот какой — непонятно.

"What's wrong?" Teabing asked. "Pull out the scroll."

— Что случилось? — спросил Тибинг. — Может, все-таки достанете свиток?

Frowning, Sophie grabbed the rolled vellum and the object around which it was wrapped, pulling them both out of the container.

Хмурясь, Софи ухватила пергамент кончиками пальцев и вытянула его вместе с предметом, который был в него завернут.

"That's not papyrus," Teabing said. "It's too heavy."

— Это не папирус, — сказал Тибинг. — Слишком уж тяжелый и плотный.

"I know. It's padding."

— Да, знаю. Это телячья кожа.

"For what? The vial of vinegar?"

— А это что за штука? Пузырек с уксусом?

"No." Sophie unrolled the scroll and revealed what was wrapped inside. "For this."

— Нет. — Софи развернула пергаментный свиток и достала загадочный предмет. — Вот смотрите...

When Langdon saw the object inside the sheet of vellum, his heart sank.

Лэнгдон увидел, что находилось в пергаменте, и пал духом.

"God help us," Teabing said, slumping. "Your grandfather was a pitiless architect."

— Господи, помоги, — пробормотал Тибинг. — Ваш уважаемый дедушка был безжалостным шутником.

Langdon stared in amazement. I see Saunière has no intention of making this easy.

On the table sat a second cryptex. Smaller. Made of black onyx. It had been nested within the first. Saunière's passion for dualism. Two cryptexes. Everything in pairs. Double entendres. Male female. Black nested within white. Langdon felt the web of symbolism stretching onward. White gives birth to black.



Лэнгдон изумленно взирал на стол. Да, Жак Соньер не собирался облегчать им задачу. На столе лежал второй криптекс. По размерам меньше первого. Сделан из черного оникса. Именно он находился внутри первого криптекса. Соньер явно испытывал пристрастие к дуализму. Два криптекса. Все попарно. Мужчина женщина. Черное внутри белого. Целый букет символов. Белое дает рождение мерному.

Every man sprang from woman.

Каждый мужчина появляется на свет от женщины.

Whitefemale.

Белое — женщина.

Blackmale.

Черное — мужчина.

Reaching over, Langdon lifted the smaller cryptex. It looked identical to the first, except half the size and black. He heard the familiar gurgle. Apparently, the vial of vinegar they had heard earlier was inside this smaller cryptex.

Лэнгдон протянул руку и взял со стола маленький криптекс. Выглядел он практически так же, как и первый, за исключением размера и цвета. И внутри что-то булькало. Очевидно, пузырек с уксусом находился именно в маленьком криптексе.

"Well, Robert," Teabing said, sliding the page of vellum over to him. "You'll be pleased to hear that at least we're flying in the right direction."

— Ну, Роберт, — заметил Тибинг и придвинул к Лэнгдону кусок пергамента, — думаю, вы будете рады узнать, что мы продвигаемся в верном направлении.

Langdon examined the thick vellum sheet. Written in ornate penmanship was another four-line verse. Again, in iambic pentameter. The verse was cryptic, but Langdon needed to read only as far as the first line to realize that Teabing's plan to come to Britain was going to pay off.

Лэнгдон осмотрел кусок телячьей кожи. На нем витиеватым почерком было выведено еще одно четверостишие. И снова пятистопным ямбом. Очевидно, и этот текст представлял собой шифровку. Но Лэнгдону было достаточно одного взгляда на первую строчку, чтобы убедиться: решение Тибинга лететь в Британию было правильным.

IN LONDON LIES A KNIGHT A POPE INTERRED.

ЛОНДОН, ТАМ РЫЦАРЬ ЛЕЖИТ, ПОХОРОНЕННЫЙ ПАПОЙ.

The remainder of the poem clearly implied that the password for opening the second cryptex could be found by visiting this knight's tomb, somewhere in the city.

Из остальных строк стихотворения становилось ясно, что ключ ко второму криптексу может быть найден лишь тогда, когда они посетят могилу этого самого рыцаря в Лондоне.

Langdon turned excitedly to Teabing. "Do you have any idea what knight this poem is referring to?"

Лэнгдон с надеждой взглянул на Тибинга:

— Вы имеете хоть малейшее представление, о каком рыцаре идет речь?



Teabing grinned. "Not the foggiest. But I know in precisely which crypt we should look."

— Ни малейшего, — с усмешкой ответил Тибинг. — Зато я точно знаю, где искать его склеп.

 At that moment, fifteen miles ahead of them, six Kent police cars streaked down rain-soaked streets toward Biggin Hill Executive Airport.

Тем временем на земле, в пятнадцати милях от них, шесть полицейских автомобилей мчались по промокшей от дождя дороге к аэропорту Биггин-Хилл в Кенте.






CHAPTER 79


ГЛАВА 79

Lieutenant Collet helped himself to a Perrier from Teabing's refrigerator and strode back out through the drawing room. Rather than accompanying Fache to London where the action was, he was now baby-sitting the PTS team that had spread out through Château Villette.

Лейтенант Колле достал из холодильника Тибинга бутылочку перье, отпил глоток и вышел из кухни в коридор. Вместо того чтобы лететь вместе с Фашем в Лондон, где должны были развернуться главные события, он был вынужден сидеть и надзирать за экспертами технической службы, которые наводнили Шато Виллет.

So far, the evidence they had uncovered was unhelpful: a single bullet buried in the floor; a paper with several symbols scrawled on it along with the words blade and chalice; and a bloody spiked belt that PTS had told Collet was associated with the conservative Catholic group Opus Dei, which had caused a stir recently when a news program exposed their aggressive recruiting practices in Paris.

Пока добытые ими вещественные улики ситуацию не проясняли: пуля, застрявшая в деревянном полу; клочок бумаги с какими-то непонятными символами и словами "клинок" и "сосуд"; а также утыканный шипами ремешок, весь в крови. Эксперт объяснил Колле, что эта находка, возможно, указывает на участие в событиях члена консервативной католической группы под названием "Опус Деи". Совсем недавно в одной телевизионной программе разоблачалась их неблаговидная деятельность в Париже, связанная с вербовкой новых братьев.

Collet sighed. Good luck making sense of this unlikely mélange.

Колле вздохнул. Хорошо, что хоть с этой непонятной штуковиной нам разбираться не придется.

Moving down a lavish hallway, Collet entered the vast ballroom study, where the chief PTS examiner was busy dusting for fingerprints. He was a corpulent man in suspenders.

Пройдя через просторный холл, он вошел в огромный бальный зал, где хозяин дома устроил себе кабинет. Там глава экспертной службы напылял на предполагаемых местах отпечатков пальцев специальный состав. Это был добродушного вида толстяк в подтяжках.

"Anything?" Collet asked, entering.

— Ну, есть что-нибудь? — осведомился Колле. Толстяк покачал головой:

The examiner shook his head. "Nothing new. Multiple sets matching those in the rest of the house."

— Ничего нового. Отпечатков много, но все соответствуют тем, что найдены в других помещениях дома.

"How about the prints on the cilice belt?"

— Ну а те, что на ремешке с шипами?

"Interpol is still working. I uploaded everything we found."

— Над ними работает Интерпол. Я передал им все, что мы нашли.

Collet motioned to two sealed evidence bags on the desk. "And this?"

Колле указал на два запечатанных пластиковых пакета на столе:

— А здесь что? Мужчина пожал плечами:



The man shrugged. "Force of habit. I bag anything peculiar."

Да это я так, по привычке. Собираю все, что покажется странным.

Collet walked over. Peculiar?

"This Brit's a strange one," the examiner said. "Have a look at this." He sifted through the evidence bags and selected one, handing it to Collet.



Колле подошел к столу. Странным? — Этот англичанин — необычный тип, — ответил эксперт. — Вот посмотрите. — Он порылся в одном из пакетов и протянул Колле снимок.

The photo showed the main entrance of a Gothic cathedral—the traditional, recessed archway, narrowing through multiple, ribbed layers to a small doorway.

На снимке был запечатлен главный вход в католический кафедральный собор. Вполне традиционная архитектура, ряд постепенно сужающихся арок вел к маленькой двери в глубине.

Collet studied the photo and turned. "This is peculiar?"

— Ну и что тут особенного? — спросил Колле.

"Turn it over."

— Да вы переверните.

On the back, Collet found notations scrawled in English, describing a cathedral's long hollow nave as a secret pagan tribute to a woman's womb. This was strange. The notation describing the cathedral's doorway, however, was what startled him. "Hold on! He thinks a cathedral's entrance represents a woman's..."

На обратной стороне снимка были записи на английском. И говорилось здесь о том, что продолговатый неф старинного собора символизировал собой чрево женщины. И что это была дань древним языческим верованиям. Да, действительно странная приписка.

— Погодите-ка! Так он считает, что вход в собор как бы символизировал собой женскую...



The examiner nodded. "Complete with receding labial ridges and a nice little cinquefoil clitoris above the doorway." He sighed. "Kind of makes you want to go back to church."

Эксперт кивнул:

— Да. Все уменьшающиеся своды — это как бы губы влагалища, а нависающие над входом складки — это клитор. — Он вздохнул. — Знаете, сразу захотелось зайти в церковь.



Collet picked up the second evidence bag. Through the plastic, he could see a large glossy photograph of what appeared to be an old document. The heading at the top read:

Колле взял второй пакет. Через пластик просвечивал большой глянцевый снимок какого-то старого документа. Заголовок вверху гласил:

Les Dossiers SecretsNumber 4° lm1 249

"Les Dossiers Secrets — Number 4° lm1 249".

"What's this?" Collet asked.

— А это что? — спросил Колле.

"No idea. He's got copies of it all over the place, so I bagged it."

— Понятия не имею. Тут повсюду были разбросаны копии этого документа, вот я и взял одну.

Collet studied the document.

Колле принялся изучать документ.

PRIEURE DE SIGN—LES NAUTONIERS/GRAND MASTERS


ПРИОРАТ СИОНА — НАСТОЯТЕЛИ ВЕЛИКИЕ МАСТЕРА

JEAN DE GISORS

1188-1220

MARIE DE SAINT-CLAIR

1220-1266

GUILLAUME DE GlSORS

1266-1307

EDOUARD DE BAR

1307-1336

JEANNE DE BAR

1336-1351

JEAN DE SAINT-CLAIR

1351-1366

BLANCE D'EVREUX

1366-1398

NICOLAS FLAMEL

1398-1418

RENE D'ANJOU

1418-1480

IOLANDE DE BAR

1480-1483

SANDRO BOTTICELLI

1483-1510

LEONARDO DA VINCI

1510-1519

CONNETABLE DE BOURBON

1519-1527

FERDINAND DE GONZAQUE

1527-1575

LOUIS DE NEVERS

1575-1595

ROBERT FLUDD

1595-1637

J. VALENTIN ANDREA

1637-1654

ROBERT BOYLE

1654-1691

ISAAC NEWTON

1691-1727

CHARLES RADCLYFFE

1727-1746

CHARLES DE LORRAINE

1746-1780

MAXIMILIAN DE LORRAINE

1780-1801

CHARLES NODIER

1801-1844

VICTOR HUGO

1844-1885

CLAUDE DEBUSSY

1885-1918

JEAN COCTEAU

1918-1963


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   57   58   59   60   61   62   63   64   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет