Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет64/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   60   61   62   63   64   65   66   67   ...   89



CHAPTER 82

ГЛАВА 82


"Fleet Street?" Langdon asked, eyeing Teabing in the back of the limo. There's a crypt on Fleet Street? So far, Leigh was being playfully cagey about where he thought they would find the "knight's tomb," which, according to the poem, would provide the password for opening the smaller cryptex.

— Флит-стрит? — спросил Лэнгдон, не сводя с Тибинга глаз. Покойник зарыт на Флит-стрит?Пока Тибинг вроде бы не собирался высказывать соображений по поводу того, где находится "могила рыцаря", которая, если верить четверостишию, должна дать ключевое слово к открытию второго, маленького, криптекса.

Teabing grinned and turned to Sophie. "Miss Neveu, give the Harvard boy one more shot at the verse, will you?"

Тибинг лукаво усмехнулся и обратился к Софи:

— Мисс Невё, позвольте этому парню из Гарварда еще раз взглянуть на стишок.



Sophie fished in her pocket and pulled out the black cryptex, which was wrapped in the vellum. Everyone had decided to leave the rosewood box and larger cryptex behind in the plane's strongbox, carrying with them only what they needed, the far more portable and discreet black cryptex. Sophie unwrapped the vellum and handed the sheet to Langdon.

Софи порылась в кармане и достала черный криптекс, завернутый в кусок пергамента. Шкатулку палисандрового дерева и большой белый криптекс было решено оставить в самолете, в сейфе, а с собой взять только компактный и загадочный черный криптекс. Софи развернула пергамент и протянула его Лэнгдону.

Although Langdon had read the poem several times onboard the jet, he had been unable to extract any specific location. Now, as he read the words again, he processed them slowly and carefully, hoping the pentametric rhythms would reveal a clearer meaning now that he was on the ground.

На борту самолета Лэнгдон успел прочесть четверостишие несколько раз, но понять, где находится могила рыцаря, так и не удалось. И вот он снова начал медленно перечитывать строки в надежде, что теперь значение их разгадать будет проще.

In London lies a knight a Pope interred.

Лондон, там рыцарь лежит, похороненный папой.

His labor's fruit a Holy wrath incurred.

Гнев понтифика он на себя навлек.

You seek the orb that ought be on his tomb.

Шар от могилы найди, Розы цветок.

It speaks of Rosy flesh and seeded womb.

На плодоносное чрево сие есть намек.

The language seemed simple enough. There was a knight buried in London. A knight who labored at something that angered the Church. A knight whose tomb was missing an orb that should be present. The poem's final reference—Rosy flesh and seeded womb—was a clear allusion to Mary Magdalene, the Rose who bore the seed of Jesus.

Вроде бы с первого взгляда все достаточно ясно. Есть некий рыцарь, похороненный в Лондоне. Рыцарь, сделавший нечто, повлекшее гнев Церкви. Рыцарь, на чьей могиле не хватает некоего шара. Шар должен присутствовать. Ну и последние строки, где упоминалось о Розе и плодоносном чреве, были прямой аллюзией с Марией Магдалиной — Розой, выносившей семя Христа.

Despite the apparent straightforwardness of the verse, Langdon still had no idea who this knight was or where he was buried. Moreover, once they located the tomb, it sounded as if they would be searching for something that was absent. The orb that ought be on his tomb?

Несмотря на достаточную прямолинейность содержания, Лэнгдон никак не мог понять, кто этот рыцарь и где он погребен. Более того, даже если они отыщут его надгробие, получится, что они искали недостающий на нем предмет. "Шар от могилы найди... "

"No thoughts?" Teabing clucked in disappointment, although Langdon sensed the Royal Historian was enjoying being one up. "Miss Neveu?"

— Какие будут соображения? — спросил Тибинг, и в голосе знаменитого историка Лэнгдон отметил некий оттенок превосходства, точно он знал то, что неведомо им. — Мисс Невё?..

She shook her head.

Софи отрицательно покачала головой.

"What would you two do without me?" Teabing said. "Very well, I will walk you through it. It's quite simple really. The first line is the key. Would you read it please?"

— Эх, что бы вы без меня делали! — сказал Тибинг. — Ладно, так и быть, поделюсь. Все очень просто. Первая строчка — это и есть ключ. Прочтите еще раз вслух, пожалуйста.

Langdon read aloud. " 'In London lies a knight a Pope interred.' "

Лэнгдон прочитал:

— "Лондон, там рыцарь лежит, похороненный папой".



"Precisely. A knight a Pope interred." He eyed Langdon. "What does that mean to you?"

— Вот именно. Рыцарь, которого похоронил папа. — Он взглянул на Лэнгдона. — О чем это вам говорит?

Langdon shrugged. "A knight buried by a Pope? A knight whose funeral was presided over by a Pope?"

Тот пожал плечами:

— Рыцарь, похороненный папой? Рыцарь, на похоронах которого присутствовал папа?



Teabing laughed loudly. "Oh, that's rich. Always the optimist, Robert. Look at the second line. This knight obviously did something that incurred the Holy wrath of the Church. Think again. Consider the dynamic between the Church and the Knights Templar. A knight a Pope interred?"

Тибинг громко расхохотался:

— О, это круто, как теперь принято говорить! Вы большой оптимист, Роберт. Взгляните на вторую строчку. Этот самый рыцарь, очевидно, сделал что-то такое, чем навлек на себя немилость Церкви. Подумайте еще раз хорошенько. Вспомните, как развивались отношения между Церковью и орденом тамплиеров. Рыцарь, которого похоронил папа?..



"A knight a Pope killed?" Sophie asked.

— Рыцарь, которого папа убил? — предположила Софи. Тибинг улыбнулся и похлопал ее по колену:

Teabing smiled and patted her knee. "Well done, my dear. A knight a Pope buried. Or killed."

— А вот это уже гораздо ближе к делу, дорогая. Рыцарь, похороненный папой. Или убитый им.

Langdon thought of the notorious Templar round-up in 1307—unlucky Friday the thirteenth—when Pope Clement killed and interred hundreds of Knights Templar. "But there must be endless graves of 'knights killed by Popes.' "

Лэнгдон вспомнил о трагической дате в истории тамплиеров, несчастливой пятнице 13-го числа 1307 года, когда папе Клименту удалось уничтожить тысячи рыцарей-тамплиеров.

— Но в таком случае могил рыцарей должно быть великое множество.



"Aha, not so! "Teabing said. "Many of them were burned at the stake and tossed unceremoniously into the Tiber River. But this poem refers to a tomb. A tomb in London. And there are few knights buried in London." He paused, eyeing Langdon as if waiting for light to dawn. Finally he huffed. "Robert, for heaven's sake! The church built in London by the Priory's military arm—the Knights Templar themselves!"

— А вот и нет! — воскликнул Тибинг. — Многие из них были сожжены на столбах, а затем тела несчастных без всяких церемоний сбрасывали в Тибр. Но в нашем стихотворении говорится о могиле. И могила эта в Лондоне. А в Лондоне похоронено всего несколько рыцарей. — Он замолчал и заглянул Лэнгдону прямо в глаза, словно надеялся, что тот за него продолжит. — Ну, Роберт, ради Бога! Церковь, построенная в Лондоне военным подразделением Приората! Церковь ордена тамплиеров!

"The Temple Church?" Langdon drew a startled breath. "It has a crypt?"

— Церковь Темпла? — удивленно протянул Лэнгдон. — Но разве там есть склеп?

"Ten of the most frightening tombs you will ever see."

— С десяток самых мрачных могил, какие вам только доводилось видеть.

Langdon had never actually visited the Temple Church, although he'd come across numerous references in his Priory research. Once the epicenter of all Templar/Priory activities in the United Kingdom, the Temple Church had been so named in honor of Solomon's Temple, from which the Knights Templar had extracted their own title, as well as the Sangreal documents that gave them all their influence in Rome. Tales abounded of knights performing strange, secretive rituals within the Temple Church's unusual sanctuary. "The Temple Church is on Fleet Street?"

Лэнгдон никогда не бывал в Темпле, хотя и неоднократно сталкивался с упоминаниями об этой церкви, работая над историей Приората. Эта церковь, некогда являвшаяся в Соединенном Королевстве эпицентром всех активных действий Приората и тамплиеров, была названа Темплом в честь храма царя Соломона (Solomon's Temple). Отсюда же произошло и название рыцарского ордена, из-под развалин этого же храма им удалось извлечь документы Сангрил, дававшие власть над Римом. Существовало немало легенд о том, как в Темпле рыцари исполняли странные тайные ритуалы, ничуть не похожие на христианские.

— Так церковь Темпла находится на Флит-стрит?



"Actually, it's just off Fleet Street on Inner Temple Lane." Teabing looked mischievous. "I wanted to see you sweat a little more before I gave it away."

— Да нет, довольно далеко от Флит-стрит. На Иннер-Темпл-лейн, — ответил Тибинг. Глаза его лукаво искрились. — Хотелось бы, чтоб вы попотели еще немного, прежде чем я расскажу.

"Thanks."

— Спасибо.

"Neither of you has ever been there?"

— Кто-нибудь из вас хоть раз там бывал?

Sophie and Langdon shook their heads.

Софи и Лэнгдон ответили отрицательно.

"I'm not surprised," Teabing said. "The church is hidden now behind much larger buildings. Few people even know it's there. Eerie old place. The architecture is pagan to the core."

— Что ж, я не удивлен, — сказал Тибинг. — Эту церковь найти не так-то просто, она прячется за более высокими домами. Лишь немногие знают, где она находится. Странное местечко, доложу я вам! Прямо мороз по коже. И архитектура типично языческая.

Sophie looked surprised. "Pagan?"

— Языческая? — удивилась Софи.

"Pantheonically pagan!" Teabing exclaimed. "The church is round. The Templars ignored the traditional Christian cruciform layout and built a perfectly circular church in honor of the sun." His eyebrows did a devilish dance. "A not so subtle howdy-do to the boys in Rome. They might as well have resurrected Stonehenge in downtown London."

— Да это пантеон язычества! — воскликнул Тибинг. — Церковь круглая. При строительстве тамплиеры пренебрегли традиционной для христианства крестообразной формой и построили церковь в виде правильного круга. Это символизировало солнце. И не где-нибудь там, в Риме, что было бы еще понятно! В самом центре Лондона!

Sophie eyed Teabing. "What about the rest of the poem?"

Софи не сводила с Тибинга глаз.

— Ну а остальные строки стихотворения? Тут энтузиазма у историка поубавилось.



The historian's mirthful air faded. "I'm not sure. It's puzzling. We will need to examine each of the ten tombs carefully. With luck, one of them will have a conspicuously absent orb."

— Не знаю, не уверен. Непонятно. Во всяком случае, нам прежде всего следует самым тщательным образом осмотреть каждую из десяти могил. Если повезет, на одной мы должны увидеть место, где прежде был шар.

Langdon realized how close they really were. If the missing orb revealed the password, they would be able to open the second cryptex. He had a hard time imagining what they might find inside.

Только теперь Лэнгдон почувствовал, как они близки к разгадке. Если отсутствующий шар подскажет им ключевое слово, они смогут открыть второй криптекс. Он не представлял, что же там внутри.

Langdon eyed the poem again. It was like some kind of primordial crossword puzzle. A five-letter word that speaks of the Grail? On the plane, they had already tried all the obvious passwords—GRAIL, GRAAL, GREAL, VENUS, MARIA, JESUS, SARAH—but the cylinder had not budged. Far too obvious. Apparently there existed some other five-letter reference to the Rose's seeded womb. The fact that the word was eluding a specialist like Leigh Teabing signified to Langdon that it was no ordinary Grail reference.

Лэнгдон снова взглянул на стихотворные строки. Напоминают кроссворд. Слово из пяти букв, говорящее о Граале?.. На борту самолета они перепробовали немало слов и вариаций этих самых слов: "Граал", "Граль", "Мария", "Иисус", "Сарра", но цилиндр так и не открылся. Нет, все они слишком очевидны. Вероятно, существует какое-то иное слово из пяти букв, и связано оно с Розой и осемененным чревом. Сам факт, что загадка поставила в тупик такого специалиста, как Лью Тибинг, уже говорил о многом.

"Sir Leigh?" Rémy called over his shoulder. He was watching them in the rearview mirror through the open divider. "You said Fleet Street is near Blackfriars Bridge?"

— Сэр Лью? — обратился к хозяину Реми. Он смотрел на них в зеркальце заднего вида. — Вы вроде бы говорили, что Флит-стрит находится неподалеку от моста Блэкфрайарз?

"Yes, take Victoria Embankment."

— Да, поезжай по набережной Виктории.

"I'm sorry. I'm not sure where that is. We usually go only to the hospital."

— Извините. Но я не уверен, что знаю дорогу. Ведь мы обычно ездим только в больницу.

Teabing rolled his eyes at Langdon and Sophie and grumbled, "I swear, sometimes it's like baby-sitting a child. One moment please. Help yourself to a drink and savory snacks." He left them, clambering awkwardly toward the open divider to talk to Rémy.

Тибинг выразительно закатил глаза и тихо проворчал:

— Нет, ей-богу, иногда я чувствую себя нянькой при малом ребенке. Прошу прощения. — С этими словами он оставил Софи и Лэнгдона и начал неуклюже пробираться к водительскому месту, чтобы поговорить с Реми через опущенную перегородку.



Sophie turned to Langdon now, her voice quiet. "Robert, nobody knows you and I are in England."

Софи обернулась к Лэнгдону и тихо заметила:

— А ведь никто не знает, что мы с вами в Англии, Роберт.



Langdon realized she was right. The Kent police would tell Fache the plane was empty, and Fache would have to assume they were still in France. We are invisible. Leigh's little stunt had just bought them a lot of time.

Лэнгдон понимал, что она права. Полиция Кента проинформирует Фаша, что в самолете беглецы не обнаружены, и тогда тот будет думать, что они остались во Франции. Мы теперь невидимки. Благодаря трюку, придуманному Тибингом, они получили самое драгоценное — время.

"Fache will not give up easily," Sophie said. "He has too much riding on this arrest now."

— Фаш так легко не сдастся, — продолжала меж тем Софи. — Слишком зациклился на вашем аресте.

Langdon had been trying not to think about Fache. Sophie had promised she would do everything in her power to exonerate Langdon once this was over, but Langdon was starting to fear it might not matter. Fache could easily be pan of this plot. Although Langdon could not imagine the Judicial Police tangled up in the Holy Grail, he sensed too much coincidence tonight to disregard Fache as a possible accomplice. Fache is religions, and he is intent on pinning these murders on me. Then again, Sophie had argued that Fache might simply be overzealous to make the arrest. After all, the evidence against Langdon was substantial. In addition to Langdon's name scrawled on the Louvre floor and in Saunière's date book, Langdon now appeared to have lied about his manuscript and then run away. At Sophie's suggestion.

"Robert, I'm sorry you're so deeply involved," Sophie said, placing her hand on his knee. "But I'm very glad you're here."



Лэнгдон старался не думать о Фаше. Софи обещала сделать все, что в ее силах, чтоб доказать невиновность Лэнгдона, когда все это закончится. Но он уже начал опасаться, что дело совсем не в ложных обвинениях. Фаш вполне может оказаться участником этого заговора. И хотя Лэнгдон представить не мог, какая связь существует между судебной полицией Франции и поисками Грааля, он чувствовал: слишком много было сегодня совпадений, указывающих на личную заинтересованность и осведомленность Фаша. Фаш очень религиозен. И он хочет повесить эти убийства на меня. Но Софи спорила с Лэнгдоном, доказывая, что Фаш заинтересован лишь в его аресте. Ведь, в конце концов, против него немало улик. Мало того, что имя Лэнгдона было выцарапано на полу в Лувре, мало того, что о встрече с ним упоминалось в календаре Соньера. Выяснилось также, что Лэнгдон солгал о своей рукописи, а потом еще и ударился в бега. Между прочим, по предложению Софи.

— Роберт, мне действительно жаль, что вы оказались замешанным во все это, — сказала Софи и положила ему руку на колено. — И все же я рада, что вы здесь.



The comment sounded more pragmatic than romantic, and yet Langdon felt an unexpected flicker of attraction between them. He gave her a tired smile. "I'm a lot more fun when I've slept."

В последнем комментарии усматривался скорее прагматический, нежели романтический оттенок, но Лэнгдон вдруг ощутил, что их связывает нечто большее, и устало улыбнулся Софи.

— От меня больше проку, когда я как следует высплюсь. Какое-то время Софи молчала.



Sophie was silent for several seconds. "My grandfather asked me to trust you. I'm glad I listened to him for once."

— Мой дед велел доверять вам. Я рада, что хоть раз послушалась его.

"Your grandfather didn't even know me."

— Но мы с ним даже не были знакомы.

"Even so, I can't help but think you've done everything he would have wanted. You helped me find the keystone, explained the Sangreal, told me about the ritual in the basement." She paused. "Somehow I feel closer to my grandfather tonight than I have in years. I know he would be happy about that."

— Это не важно. Мне кажется, вы сделали для меня все, о чем он только мог мечтать. Помогли найти краеугольный камень, объяснили, что такое Сангрил, рассказали о смысле того ритуала в подвале. — Она на секунду умолкла. — И знаете, сегодня я вдруг почувствовала себя ближе к деду, чем была все эти долгие годы. Он очень бы этому порадовался.

In the distance, now, the skyline of London began to materialize through the dawn drizzle. Once dominated by Big Ben and Tower Bridge, the horizon now bowed to the Millennium Eye—a colossal, ultramodern Ferris wheel that climbed five hundred feet and afforded breathtaking views of the city. Langdon had attempted to board it once, but the "viewing capsules" reminded him of sealed sarcophagi, and he opted to keep his feet on the ground and enjoy the view from the airy banks of the Thames.

В отдалении, на горизонте, в туманной дымке начал вырисовываться Лондон. Некогда над этим пейзажем доминировали Биг-Бен и Тауэрский мост, но теперь их сменило "Око Миллениума" — колоссальное ультрасовременное колесо обозрения высотой в добрые пятьсот футов, с которого открывался захватывающий вид на город. Как-то раз Лэнгдон даже хотел прокатиться на колесе, но вид кабинок-капсул не внушил доверия. Они напомнили ему маленькие саркофаги, и он предпочел остаться на земле и любоваться видами с продуваемой всеми ветрами набережной Темзы.

Langdon felt a squeeze on his knee, pulling him back, and Sophie's green eyes were on him. He realized she had been speaking to him. "What do you think we should do with the Sangreal documents if we ever find them?" she whispered.

Тут он почувствовал, что рука Софи легонько сжала его колено. Глаза ее возбужденно блестели.

— Как думаете, что следует сделать с документами Сангрил, если, конечно, мы найдем их? — спросила она шепотом.



"What I think is immaterial," Langdon said. "Your grandfather gave the cryptex to you, and you should do with it what your instinct tells you he would want done."

— То, что думаю я, значения не имеет, — ответил Лэнгдон. — Дед передал криптекс вам, стало быть, вам и решать. Делайте то, что подсказывает вам сердце.

"I'm asking for your opinion. You obviously wrote something in that manuscript that made my grandfather trust your judgment. He scheduled a private meeting with you. That's rare."

— Мне хотелось бы знать ваше мнение. Ведь, очевидно, вы написали в своей книге нечто такое, что привлекло внимание деда, вызвало доверие к вам. Поэтому он и назначил вам встречу. А такое с ним случалось крайне редко.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   60   61   62   63   64   65   66   67   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет