Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет79/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   75   76   77   78   79   80   81   82   ...   89



CHAPTER 96

ГЛАВА 96


Silas awoke with a start.

Сайлас проснулся словно от толчка.

He had no idea what had awoken him or how long he had been asleep. Was I dreaming? Sitting up now on his straw mat, he listened to the quiet breathing of the Opus Dei residence hall, the stillness textured only by the soft murmurs of someone praying aloud in a room below him. These were familiar sounds and should have comforted him.

Он не знал, что его разбудило и сколько он проспал. Мне снился сон? Он сел на соломенном тюфяке и прислушался к звукам в резиденции "Опус Деи", но тишину нарушало лишь тихое бормотание в комнате этажом ниже — там кто-то молился вслух. Эти знакомые звуки сразу успокоили Сайласа.

And yet he felt a sudden and unexpected wariness.

Но тут внезапно он снопа ощутил тревогу.

Standing, wearing only his undergarments, Silas walked to the window. Was I followed? The courtyard below was deserted, exactly as he had seen it when he entered. He listened. Silence. So why am I uneasy? Long ago Silas had learned to trust his intuition. Intuition had kept him alive as a child on the streets of Marseilles long before prison... long before he was born again by the hand of Bishop Aringarosa. Peering out the window, he now saw the faint outline of a car through the hedge. On the car's roof was a police siren. A floorboard creaked in the hallway. A door latch moved.

Поднявшись в чем был, прямо в нижнем белье, он подошел к окну. Неужели кто-то меня выследил? Но двор был пуст. Он прислушался. Тишина. С чего это я так разнервничался? За всю свою многотрудную жизнь Сайлас научился доверять интуиции. Только интуиция спасала его на улицах Марселя, когда он был еще ребенком. Задолго до тюрьмы... задолго до того, как у него благодаря епископу Арингаросе началась совсем другая жизнь. Он высунулся из окна и только теперь заметил смутные очертания стоявшего за изгородью автомобиля. На крыше полицейская мигалка. В коридоре скрипнула половица. Кто-то подергал ручку его двери.

Silas reacted on instinct, surging across the room and sliding to a stop just behind the door as it crashed open. The first police officer stormed through, swinging his gun left then right at what appeared an empty room. Before he realized where Silas was, Silas had thrown his shoulder into the door, crushing a second officer as he came through. As the first officer wheeled to shoot, Silas dove for his legs. The gun went off, the bullet sailing above Silas's head, just as he connected with the officer's shins, driving his legs out from under him, and sending the man down, his head hitting the floor. The second officer staggered to his feet in the doorway, and Silas drove a knee into his groin, then went clambering over the writhing body into the hall.

Сайлас отреагировал мгновенно. Метнулся в сторону и оказался за дверью как раз в тот момент, когда она с грохотом распахнулась. В комнату ворвался полицейский с пистолетом. Не успел он сообразить, где находится Сайлас, как тот ударил дверь плечом и сбил с ног второго полисмена, который как раз входил. Первый, резко развернувшись, приготовился стрелять, но тут Сайлас нырнул прямо ему под ноги. Грохнул выстрел, пуля просвистела над головой Сайласа, а тот даром времени не терял: больно пнул ногой стрелявшего прямо в голень. Ноги у того подкосились, и он, рухнув на пол, пребольно ударился головой о деревянные половицы. Второй полицейский, оказавшийся у двери, уже поднимался на ноги, но Сайлас подлетел и ударил его коленом в пах. Потом перепрыгнул через согнувшегося пополам от боли человека и выбежал в коридор.

Almost naked, Silas hurled his pale body down the staircase. He knew he had been betrayed, but by whom? When he reached the foyer, more officers were surging through the front door. Silas turned the other way and dashed deeper into the residence hall. The women's entrance. Every Opus Dei building has one. Winding down narrow hallways, Silas snaked through a kitchen, past terrified workers, who left to avoid the naked albino as he knocked over bowls and silverware, bursting into a dark hallway near the boiler room. He now saw the door he sought, an exit light gleaming at the end.

Почти голый, в одном белье, Сайлас несся вниз по лестнице. Он понимал, что его предали. Но кто? Вот и прихожая, и он увидел, как в нее через распахнутую дверь вбегают другие полицейские. Сайлас повернулся и бросился бежать по коридору. Там женская половина. В каждом здании "Опус Деи" есть такое отделение. Сайлас проскочил через кухню, до смерти перепугав поваров и посудомоек. Еще бы: огромный голый альбинос мчался как бешеный, сшибая на своем пути котелки и тарелки. Вот он оказался в темном и узком коридорчике за бойлерной и увидел впереди спасительный свет, дверь открывалась на улицу. .

Running full speed through the door out into the rain, Silas leapt off the low landing, not seeing the officer coming the other way until it was too late. The two men collided, Silas's broad, naked shoulder grinding into the man's sternum with crushing force. He drove the officer backward onto the pavement, landing hard on top of him. The officer's gun clattered away. Silas could hear men running down the hall shouting. Rolling, he grabbed the loose gun just as the officers emerged. A shot rang out on the stairs, and Silas felt a searing pain below his ribs. Filled with rage, he opened fire at all three officers, their blood spraying.

Сайлас выскочил под проливной дождь, спрыгнул с высокого крыльца, но слишком поздно заметил выбегающего из-за угла здания полицейского. Мужчины столкнулись, при этом Сайлас успел подставить широкое бледное плечо, оно с сокрушительной силой ударило полицейского прямо в грудь. Офицер рухнул на мостовую, увлекая Сайласа за собой. Монах оказался сверху. При падении полицейский выронил из рук пистолет, оружие отлетело в сторону. Сайлас слышал, как из здания с криками выбегает кто-то еще. Он изловчился, перекатился на спину и успел схватить пистолет прежде, чем из дверей показались другие полицейские. Грянул выстрел, Сайласа точно огнем ожгло. Пуля угодила в подреберье. И тогда, ослепленный яростью, он открыл огонь по трем полицейским. Из его ран фонтанчиками била кровь

A dark shadow loomed behind, coming out of nowhere. The angry hands that grabbed at his bare shoulders felt as if they were infused with the power of the devil himself. The man roared in his ear. SILAS, NO!

Но тут над ним нависла чья-то тень, появившаяся, казалось, из ниоткуда. Дьявольски сильные руки впились ему в плечи мертвой хваткой и встряхнули. Мужчина проревел ему прямо в ухо:

— Сайлас, нет!



Silas spun and fired. Their eyes met. Silas was already screaming in horror as Bishop Aringarosa fell.

Монах развернулся и выстрелил. И только тут встретился взглядом со своей жертвой. Епископ Арингароса упал, Сайлас издал вопль ужаса.

 



CHAPTER 97


ГЛАВА 97

More than three thousand people are entombed or enshrined within Westminster Abbey. The colossal stone interior burgeons with the remains of kings, statesmen, scientists, poets, and musicians. Their tombs, packed into every last niche and alcove, range in grandeur from the most regal of mausoleums—that of Queen Elizabeth I, whose canopied sarcophagus inhabits its own private, apsidal chapel—down to the most modest etched floor tiles whose inscriptions have worn away with centuries of foot traffic, leaving it to one's imagination whose relics might lie below the tile in the undercroft.

В Вестминстерском аббатстве похоронены или помещены в раку около трех тысяч человек. Все колоссальное внутреннее пространство собора занято могилами королей, государственных деятелей, ученых, поэтов и музыкантов. Их надгробия, угнездившиеся в каждой нише и каждом алькове, не отличаются той помпезностью и великолепием, которыми отмечены королевские мавзолеи. Это прежде всего саркофаг с прахом королевы Елизаветы I, который покоится здесь в отдельной часовне, а также более скромные захоронения, прямо в полу, под металлическими плитами, надписи на которых стерлись за века от бесконечного хождения посетителей. И уж чьи останки нашли там последнее упокоение, оставалось теперь только гадать.

Designed in the style of the great cathedrals of Amiens, Chartres, and Canterbury, Westminster Abbey is considered neither cathedral nor parish church. It bears the classification of royal peculiar, subject only to the Sovereign. Since hosting the coronation of William the Conqueror on Christmas Day in 1066, the dazzling sanctuary has witnessed an endless procession of royal ceremonies and affairs of state—from the canonization of Edward the Confessor, to the marriage of Prince Andrew and Sarah Ferguson, to the funerals of Henry V, Queen Elizabeth I, and Lady Diana.

Построенное в стиле других величественных соборов Европы, Вестминстерское аббатство не считается ни кафедральным собором, ни просто церковью для прихожан. Оно всегда носило другой статус — "особой королевской церкви". Здесь не только хоронили монархов, здесь проводилась их коронация. Первая, коронация Вильгельма Победителя, состоялась на Рождество, в 1066 году. А затем этот великолепный храм стал свидетелем и других бесконечных королевских, государственных и религиозных церемоний, от канонизации Эдуарда Исповедника до свадьбы принца Эндрю и Сары Фергюсон, пышных похорон Генриха V, королевы Елизаветы I и леди Ди.

Even so, Robert Langdon currently felt no interest in any of the abbey's ancient history, save one event—the funeral of the British knight Sir Isaac Newton.

In London lies a knight a Pope interred.

Однако сейчас Роберта Лэнгдона не интересовало ни одно историческое событие, произошедшее в стенах аббатства, кроме похорон английского рыцаря, сэра Исаака Ньютона.

Лондон, там рыцарь лежит, похороненный Попом.

Hurrying through the grand portico on the north transept, Langdon and Sophie were met by guards who politely ushered them through the abbey's newest addition—a large walk-through metal detector—now present in most historic buildings in London. They both passed through without setting off the alarm and continued to the abbey entrance.

Пройдя под величественным порталом в северный поперечный неф, Лэнгдон с Софи были встречены охранниками, те вежливо заставили их пройти через недавно появившееся в аббатстве новшество — металлоискатель в виде высокой арки, теперь такие установлены в большинстве исторических зданий Лондона. Они благополучно миновали арку, не вызвав никаких подозрений, и двинулись к центру собора.

Stepping across the threshold into Westminster Abbey, Langdon felt the outside world evaporate with a sudden hush. No rumble of traffic. No hiss of rain. Just a deafening silence, which seemed to reverberate back and forth as if the building were whispering to itself.

Едва переступив порог Вестминстерского аббатства, Лэнгдон ощутил, что весь остальной мир для него точно исчез. Ни шума дорожного движения. Ни шелеста дождя. Тишина просто оглушала, и еще казалось, воздух слегка вибрирует, точно это величественное здание нашептывает что-то самому себе.

Langdon's and Sophie's eyes, like those of almost every visitor, shifted immediately skyward, where the abbey's great abyss seemed to explode overhead. Gray stone columns ascended like redwoods into the shadows, arching gracefully over dizzying expanses, and then shooting back down to the stone floor. Before them, the wide alley of the north transept stretched out like a deep canyon, flanked by sheer cliffs of stained glass. On sunny days, the abbey floor was a prismatic patchwork of light. Today, the rain and darkness gave this massive hollow a wraithlike aura... more like that of the crypt it truly was.

Взгляды Софи и Лэнгдона, как и почти каждого здешнего посетителя, тут же устремились вверх, туда, где над их головами воспарял к небесам необъятный купол. Колонны из серого камня вздымались, точно калифорнийские мамонтовые деревья, и терялись где-то в глубине, в тени. Вершины их поднимались на головокружительную высоту, а основания уходили в каменный пол. Публике открывался широченный проход северного нефа, он был подобен глубокому каньону в обрамлении скал из цветного стекла. В солнечные дни лучи отбрасывали на пол целую палитру мерцающих бликов. Сегодня же шел дождь, на улице было серо и пасмурно, и в этом необъятном пространстве сгустился полумрак... отчего аббатство стало походить на склеп, чем оно, в сущности, и являлось.

"It's practically empty," Sophie whispered.

Langdon felt disappointed. He had hoped for a lot more people. A more public place. Their earlier experience in the deserted Temple Church was not one Langdon wanted to repeat. He had been anticipating a certain feeling of security in the popular tourist destination, but Langdon's recollections of bustling throngs in a well-lit abbey had been formed during the peak summer tourist season. Today was a rainy April morning. Rather than crowds and shimmering stained glass, all Langdon saw was acres of desolate floor and shadowy, empty alcoves.



— Да здесь почти никого, — шепнула Софи. Лэнгдон ощутил нечто похожее на разочарование. Он надеялся увидеть в соборе куда больше людей. Чем больше людей, тем лучше. Ему не хотелось повторения того, что произошло в заброшенной церкви Темпла. Ведь в толпе туристов человек чувствует себя в большей безопасности. Последний раз он был здесь летом, в самый разгар туристического сезона, но теперь в Лондоне дождливое апрельское утро. И вместо любопытных толп и разноцветных бликов на полу Лэнгдон видел под ногами лишь голые плиты и альковы, утопающие в тени.

"We passed through metal detectors," Sophie reminded, apparently sensing Langdon's apprehension. "If anyone is in here, they can't be armed."

— Мы только что прошли через металлоискатели, — напомнила Софи. Очевидно, она ощутила, как напряжен Лэнгдон. — А стало быть, те немногие люди, что находятся здесь, никак не могут быть вооружены.

Langdon nodded but still felt circumspect. He had wanted to bring the London police with them, but Sophie's fears of who might be involved put a damper on any contact with the authorities. We need to recover the cryptex, Sophie had insisted. It is the key to everything.

She was right, of course.



Лэнгдон кивнул, но слова Софи его не успокоили. Чуть раньше он хотел вызвать сюда же и лондонскую полицию, но опасения Софи относительно заинтересованности в этом деле Фаша остановили его. Она не слишком верила в то, что капитан судебной полиции отказался от преследования подозреваемого. Первым делом мы должны найти криптекс, сказала тогда Софи. Это ключ ко всему.

И разумеется, она оказалась права.



The key to getting Leigh back alive.

Ключ к тому, чтобы вернуть Лью живым и здоровым.

The key to finding the Holy Grail.

Ключ к тайне Грааля.

The key to learning who is behind this.

Ключ к тому, чтобы узнать, кто стоит за всем этим.

Unfortunately, their only chance to recover the keystone seemed to be here and now... at the tomb of Isaac Newton. Whoever held the cryptex would have to pay a visit to the tomb to decipher the final clue, and if they had not already come and gone, Sophie and Langdon intended to intercept them.

К сожалению, единственная возможность найти этот ключ представилась здесь и сейчас... у могилы Исаака Ньютона. Человек, завладевший криптексом, должен был появиться у этой могилы, чтобы расшифровать последнее ключевое слово. Если только... если только он не успел сделать это раньше и уйти. Но Софи с Лэнгдоном не теряли надежды.

Striding toward the left wall to get out of the open, they moved into an obscure side aisle behind a row of pilasters. Langdon couldn't shake the image of Leigh Teabing being held captive, probably tied up in the back of his own limousine. Whoever had ordered the top Priory members killed would not hesitate to eliminate others who stood in the way. It seemed a cruel irony that Teabing—a modern British knight—was a hostage in the search for his own countryman, Sir Isaac Newton.

Продвигаясь вдоль левой стены собора, они попали в узкий боковой проход за длинным рядом пилястров. У Лэнгдона не выходил из головы Лью Тибинг, он так и видел его связанным, с кляпом во рту, на заднем сиденье лимузина. Тот, кто приказал в одночасье перебить всю верхушку Приората Сиона, вряд ли остановится перед убийством любого другого человека, вставшего у него на пути. Какая жестокая ирония судьбы кроется в том, что Тибинг, тоже получивший столь почетный в Британии титул рыцаря, стал заложником во время поисков могилы своего же соотечественника, сэра Исаака Ньютона.

"Which way is it?" Sophie asked, looking around.

— Где же она? — спросила Софи, озираясь по сторонам. Могила. Лэнгдон понятия не имел.

The tomb. Langdon had no idea. "We should find a docent and ask."

— Надо найти какого-нибудь служку и спросить.

Langdon knew better than to wander aimlessly in here. Westminster Abbey was a tangled warren of mausoleums, perimeter chambers, and walk-in burial niches. Like the Louvre's Grand Gallery, it had a lone point of entry—the door through which they had just passed—easy to find your way in, but impossible to find your way out. A literal tourist trap, one of Langdon's befuddled colleagues had called it. Keeping architectural tradition, the abbey was laid out in the shape of a giant crucifix. Unlike most churches, however, it had its entrance on the side, rather than the standard rear of the church via the narthex at the bottom of the nave. Moreover, the abbey had a series of sprawling cloisters attached. One false step through the wrong archway, and a visitor was lost in a labyrinth of outdoor passageways surrounded by high walls.

Все лучше, думал Лэнгдон, чем блуждать по всему аббатству. Оно являло собой бесчисленное множество мавзолеев, миниатюрных часовен и ниш для захоронения, куда свободно можно было войти. Как и в Большой галерее Лувра, вход тут был только один, тот самый, через который они сюда попали. Так что войти просто, а вот выбраться почти невозможно. Один из коллег Лэнгдона называл аббатство "настоящей ловушкой для туристов". К тому же выстроено оно было в архитектурных традициях своего времени, а именно: в виде гигантского креста. Однако в отличие от многих церквей вход здесь располагался сбоку, а не в центре, в удлиненной части нефа. Кроме того, у аббатства имелось множество пристроек. Один неверный шаг, проход не под той аркой, и посетитель рисковал заблудиться в лабиринте внешних переходов, окруженных высокими стенами.

"Docents wear crimson robes," Langdon said, approaching the center of the church. Peering obliquely across the towering gilded altar to the far end of the south transept, Langdon saw several people crawling on their hands and knees. This prostrate pilgrimage was a common occurrence in Poets' Corner, although it was far less holy than it appeared. Tourists doing grave rubbings.

— Служки здесь ходят в красных сутанах, — сказал Лэнгдон и двинулся к центру. В дальнем конце южного трансепта виднелся золоченый алтарь, возле него Лэнгдон увидел нескольких человек, стоявших на четвереньках. Он знал, что подобные сцены в Уголке поэтов69 не редкость, и все равно позы этих людей неприятно поразили его. Ерзают, как полотеры, только вместо обычного пола под плитами тела усопших.

"I don't see any docents," Sophie said. "Maybe we can find the tomb on our own?"

— Что-то никого здесь не видно, — сказала Софи. — Может, попробуем сами найти могилу?

Without a word, Langdon led her another few steps to the center of the abbey and pointed to the right.

Не говоря ни слова, Лэнгдон провел ее еще на несколько шагов вперед и указал вправо.

Sophie drew a startled breath as she looked down the length of the abbey's nave, the full magnitude of the building now visible. "Aah," she said. "Let's find a docent."

Софи ахнула — перед ней во всем своем величии и великолепии открылся вид на внутреннюю часть здания. Она казалась необъятной.

— Ага, теперь понимаю, — протянула она. — Да, нам действительно нужен проводник.



At that moment, a hundred yards down the nave, out of sight behind the choir screen, the stately tomb of Sir Isaac Newton had a lone visitor. The Teacher had been scrutinizing the monument for ten minutes now.

А в это время чуть дальше, в ста ярдах от них, за скрытой от глаз Софи и Лэнгдона ширмой для хора, к внушительной гробнице сэра Исаака Ньютона приблизился одинокий посетитель. Учитель остановился и оглядывал надгробие минут десять, не меньше.

Newton's tomb consisted of a massive black-marble sarcophagus on which reclined the sculpted form of Sir Isaac Newton, wearing classical costume, and leaning proudly against a stack of his own books—Divinity, Chronology, Opticks, and Philosophiae Naturalis Principia Mathematica. At Newton's feet stood two winged boys holding a scroll. Behind Newton's recumbent body rose an austere pyramid. Although the pyramid itself seemed an oddity, it was the giant shape mounted halfway up the pyramid that most intrigued the Teacher.

На массивном саркофаге из черного мрамора стояла скульптура великого ученого в классическом костюме. Он гордо опирался на внушительную стопку собственных трудов — "Математические начала натуральной философии", "Оптика", "Богословие", "Хронология" и прочие. У ног Ньютона два крылатых мальчика разворачивали свиток. Прямо за его спиной высилась аскетически простая и строгая пирамида. И хотя пирамида выглядела здесь довольно неуместно, не она сама, но геометрическая фигура, находившаяся примерно в середине ее, привлекла особо пристальное внимание Учителя.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   75   76   77   78   79   80   81   82   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет