Dan Brown. The Da Vinci Code Дэн Браун Код да Винчи



жүктеу 8.43 Mb.
бет82/89
Дата02.04.2019
өлшемі8.43 Mb.
1   ...   78   79   80   81   82   83   84   85   ...   89

CHAPTER 99


ГЛАВА 99

Sir Leigh Teabing felt rueful as he gazed out over the barrel of his Medusa revolver at Robert Langdon and Sophie Neveu. "My friends," he said, "since the moment you walked into my home last night, I have done everything in my power to keep you out of harm's way. But your persistence has now put me in a difficult position."

Лью Тибинг, злобно сощурившись, целился в Софи и Лэнгдона из револьвера "Медуза".

— Вот что, друзья мои, — начал он. — С тех самых пор, как вчера ночью вы вошли в мой дом, я по мере моих слабых сил делал все возможное, чтобы оградить вас от неприятностей. Но ваше упрямство поставило меня в весьма сложное положение.



He could see the expressions of shock and betrayal on Sophie's and Langdon's faces, and yet he was confident that soon they would both understand the chain of events that had guided the three of them to this unlikely crossroads.

По выражению лиц Софи и Лэнгдона он понял: они просто в шоке и такого предательства никак не ожидали. Однако Тибинг был уверен: очень скоро они поймут, что цепь событий неминуемо должна была привести именно к такой развязке.

There is so much I have to tell you both... so much you do not yet understand.

Мне так много хочется сказать вам обоим... но, увы, боюсь, вы не все поймете.

"Please believe," Teabing said, "I never had any intention of your being involved. You came to my home. You came searching for me."

— Поверьте, — продолжил Тибинг, — у меня не было ни малейшего намерения вовлекать вас в эту историю. Вы сами пришли в мой дом. Вы сами искали встречи со мной.

"Leigh?" Langdon finally managed. "What the hell are you doing? We thought you were in trouble. We came here to help you!"

— Лью? — наконец удалось выдавить Лэнгдону. — Что, черт побери, происходит? Мы считали, что вы в опасности. Мы здесь, чтобы помочь вам!

"As I trusted you would," he said. "We have much to discuss."

Langdon and Sophie seemed unable to tear their stunned gazes from the revolver aimed at them.



— Ни секунды не сомневался, что вы придете, — ответил Тибинг. — Нам надо многое обсудить.

Лэнгдон и Софи, точно загипнотизированные, не могли оторвать глаз от нацеленного на них револьвера.



"It is simply to ensure your full attention," Teabing said. "If I had wanted to harm you, you would be dead by now. When you walked into my home last night, I risked everything to spare your lives. I am a man of honor, and I vowed in my deepest conscience only to sacrifice those who had betrayed the Sangreal."

"What are you talking about?" Langdon said. "Betrayed the Sangreal?"

"I discovered a terrible truth," Teabing said, sighing. "I learned why the Sangreal documents were never revealed to the world. I learned that the Priory had decided not to release the truth after all. That's why the millennium passed without any revelation, why nothing happened as we entered the End of Days."


— Это просто чтобы вы слушали меня внимательно, — пояснил Тибинг. — Если бы я хотел причинить вам вред, оба вы уже давно были бы мертвы. Когда вчера ночью вы вошли в мой дом, я сделал все ради спасения ваших жизней. Я узнал, что Приорат в конце концов принял решение не рассказывать миру правду. Вот почему наступление нового тысячелетия обошлось без разоблачений, вот почему с приходом конца дней ничего не случилось.

Langdon drew a breath, about to protest.

Лэнгдон собрался было возразить.

"The Priory," Teabing continued, "was given a sacred charge to share the truth. To release the Sangreal documents when the End of Days arrived. For centuries, men like Da Vinci, Botticelli, and Newton risked everything to protect the documents and carry out that charge. And now, at the ultimate moment of truth, Jacques Saunière changed his mind. The man honored with the greatest responsibility in Christian history eschewed his duty. He decided the time was not right." Teabing turned to Sophie. "He failed the Grail. He failed the Priory. And he failed the memory of all the generations that had worked to make that moment possible."

Изначально Приорат, — продолжил Тибинг, — взял на себя священную обязанность обнародовать документы Сангрил с приходом конца дней. На протяжении веков такие люди, как да Винчи, Боттичелли и Ньютон, рисковали всем, чтобы сохранить эти документы и выполнить свою священную миссию. И вот теперь, когда настал момент истины, Жак Соньер неожиданно изменил решение. Человек, наделенный высочайшими полномочиями в христианском мире, пренебрег своим долгом. Он, видите ли, решил, что еще не время. — Тибинг обернулся к Софи. — Он пренебрег Граалем. Он подвел Приорат Сиона. Он предал память тех, кто на протяжении поколений приближал этот священный момент.

"You?" Sophie declared, glancing up now, her green eyes boring into him with rage and realization. "You are the one responsible for my grandfather's murder?"

— Вы?! — воскликнула Софи и так и впилась взором яростно сверкающих зеленых глаз в Тибинга. — Так это вы ответственны за убийство моего деда?..

Teabing scoffed. "Your grandfather and his sénéchaux were traitors to the Grail."

Тибинг насмешливо фыркнул:

— Ваш дед и его ближайшие приспешники предали священный Грааль!



Sophie felt a fury rising from deep within. He's lying!

Волна гнева захлестнула Софи. Он лжет, лжет!

Teabing's voice was relentless. "Your grandfather sold out to the Church. It is obvious they pressured him to keep the truth quiet."

— Ваш дед с потрохами продался Церкви, — спокойно парировал Тибинг. — Очевидно, священники оказывали на него Определенное давление, чтобы держал язык за зубами.

Sophie shook her head. "The Church had no influence on my grandfather!"

Софи покачала головой:

— Церковь никак не могла повлиять на моего деда! Тибинг холодно усмехнулся:



Teabing laughed coldly. "My dear, the Church has two thousand years of experience pressuring those who threaten to unveil its lies. Since the days of Constantine, the Church has successfully hidden the truth about Mary Magdalene and Jesus. We should not be surprised that now, once again, they have found a way to keep the world in the dark. The Church may no longer employ crusaders to slaughter non-believers, but their influence is no less persuasive. No less insidious." He paused, as if to punctuate his next point. "Miss Neveu, for some time now your grandfather has wanted to tell you the truth about your family."

— Но, дорогая моя, нельзя не учитывать, что у Церкви имеется огромный опыт по этой части. На протяжении двух тысячелетий она угнетала и уничтожала тех, кто угрожал ей разоблачением. Со времен императора Константина Церкви весьма успешно удавалось скрывать правду об истинных отношениях Марии Магдалины и Иисуса. А потому вовсе не удивительно, что и сейчас священники нашли способ и дальше держать мир в неведении. Да, Церковь больше не устраивает крестовых походов ради избиения неверных, но от этого влияние ее ничуть не ослабло. Не стало менее агрессивным. — Он выдержал многозначительную паузу. — Мисс Невё, кажется, ваш дедушка хотел рассказать вам всю правду о вашей семье. Софи была потрясена.

Sophie was stunned. "How could you know that?"

— Откуда вы знаете?

"My methods are immaterial. The important thing for you to grasp right now is this." He took a deep breath. "The deaths of your mother, father, grandmother, and brother were not accidental."

— Это не столь существенно. Важно другое. Важно, чтобы вы поняли наконец следующее. — Тут он снова многозначительно умолк, вздохнул, а потом добавил: — Гибель вашей матери, отца, брата и бабушки была далеко не случайной.

The words sent Sophie's emotions reeling. She opened her mouth to speak but was unable.

Langdon shook his head. "What are you saying?"



Слова эти потрясли Софи. Она потеряла дар речи. Хотела что-то сказать, но мешал ком в горле. Лэнгдон покачал головой:

— О чем это вы?



"Robert, it explains everything. All the pieces fit. History repeats itself. The Church has a precedent of murder when it comes to silencing the Sangreal. With the End of Days imminent, killing the Grand Master's loved ones sent a very clear message. Be quiet, or you and Sophie are next."

— Но ведь это же все объясняет, Роберт! Все сходится. История имеет свойство повторяться. У Церкви уже имелся прецедент. Она не остановилась перед убийством, когда надо было скрыть историю с Граалем. Настала смена тысячелетий, и убийство Великого мастера, Жака Соньера, должно послужить в назидание другим. Держите язык за зубами, иначе следующими будете вы, Роберт и Софи.

"It was a car accident," Sophie stammered, feeling the childhood pain welling inside her. "An accident!"

— Но они погибли в автокатастрофе, — пробормотала Софи. Сердце ее заныло от тоски и боли. — Произошел несчастный случай!

"Bedtime stories to protect your innocence," Teabing said. "Consider that only two family members went untouched—the Priory's Grand Master and his lone granddaughter—the perfect pair to provide the Church with control over the brotherhood. I can only imagine the terror the Church wielded over your grandfather these past years, threatening to kill you if he dared release the Sangreal secret, threatening to finish the job they started unless Saunière influenced the Priory to reconsider its ancient vow."

Сказочка на ночь, чтобы дитя оставалось в счастливом неведении, — сказал Тибинг. — Да вы вдумайтесь хорошенько. Уцелели лишь два члена семьи, Великий мастер Приората и его внучка. Для того чтобы обеспечить контроль Церкви над братством, лучшей парочки просто не сыскать. Могу лишь догадываться, какому террору подвергла Церковь вашего деда в эти последние годы. Они наверняка угрожали убить вас, его единственную внучку, если он посмеет опубликовать документы Сангрил. Вот и пришлось Жаку Соньеру, обладавшему немалым влиянием, отговорить Приорат.

"Leigh," Langdon argued, now visibly riled, "certainly you have no proof that the Church had anything to do with those deaths, or that it influenced the Priory's decision to remain silent."

— Но послушайте, Лью, — перебил его Лэнгдон, лишь сейчас он немного пришел в себя. — Сознайтесь, ведь у вас нет никаких доказательств, что Церковь имеет какое-либо отношение к этим смертям. Как и к тому, что священники как-то повлияли на решение Приората молчать и впредь.

"Proof?" Teabing fired back. "You want proof the Priory was influenced? The new millennium has arrived, and yet the world remains ignorant! Is that not proof enough?"

— Доказательства? — парировал Тибинг. — Какие еще вам нужны доказательства, что на Приорат повлияли? Новое тысячелетие настало, а весь мир по-прежнему пребывает в неведении! Разве это не доказательство?

In the echoes of Teabing's words, Sophie heard another voice speaking. Sophie, I must tell you the truth about your family. She realized she was trembling. Could this possibly be that truth her grandfather had wanted to tell her? That her family had been murdered? What did she truly know about the crash that took her family? Only sketchy details. Even the stories in the newspaper had been vague. An accident? Bedtime stories? Sophie flashed suddenly on her grandfather's overprotectiveness, how he never liked to leave her alone when she was young. Even when Sophie was grown and away at university, she had the sense her grandfather was watching over. She wondered if there had been Priory members in the shadows throughout her entire life, looking after her.

Слова Тибинга эхом разносились под высокими сводами, а в ушах Софи звучал совсем другой голос. Голос деда. Софи, я хочу рассказать тебе правду о твоей семье. Только сейчас она почувствовала, что ее сотрясает мелкая дрожь. Неужели дедушка хотел рассказать ей именно это? О том, что всю ее семью убили? А что действительно известно ей об этой катастрофе, унесшей жизни четырех самых близких людей? Да ничего, лишь общие детали. Даже в газетах описание этого несчастного случая выглядело довольно туманным. Был ли то несчастный случай? Или утешительная сказочка на ночь? И вдруг Софи вспомнила, как истово оберегал ее дед буквально от всего на свете. Не оставлял одну ни на секунду, когда она была девочкой. Даже когда Софи стала взрослой и поступила в университет, она незримо ощущала присутствие деда. Казалось, он следит за каждым ее шагом. Может, за ней действительно тайком наблюдали специально приставленные члены Приората?

"You suspected he was being manipulated," Langdon said, glaring with disbelief at Teabing. "So you murdered him?"

— Так вы подозреваете, что Соньером манипулировали, — сказал Лэнгдон, окидывая Тибинга недоверчивым взглядом. — Значит, это вы убили его?

"I did not pull the trigger," Teabing said. "Saunière was dead years ago, when the Church stole his family from him. He was compromised. Now he is free of that pain, released from the shame caused by his inability to carry out his sacred duty. Consider the alternative. Something had to be done. Shall the world be ignorant forever? Shall the Church be allowed to cement its lies into our history books for all eternity? Shall the Church be permitted to influence indefinitely with murder and extortion? No, something needed to be done! And now we are poised to carry out Saunière's legacy and right a terrible wrong." He paused. "The three of us. Together."

— Ну, на спусковой крючок я не нажимал, — ответил тот. — Соньер умер давным-давно, в тот миг, когда Церковь отняла у него семью. Он был скомпрометирован. Зато теперь он свободен от угрызений совести, что одолевали его при одной мысли о том, что он оказался не способен выполнить свой священный долг. А теперь давайте рассмотрим альтернативы. Что-то следует предпринять. Должен ли весь мир оставаться в неведении и дальше? Следует ли разрешать Церкви и впредь вбивать лживые идеи в головы людей через свои книжки? Следует ли разрешать Церкви распространять свое влияние, влияние, что достигается путем убийств, обмана и преследований? Нет, с этим следует покончить! И это должны сделать мы. Мы должны исполнить за Соньера его долг, исправить его ужасную ошибку. — Он на секунду умолк. — Мы трое. Мы должны действовать заодно, Софи просто ушам своим не верила.

Sophie felt only incredulity. "How could you possibly believe that we would help you?"

— Да как только вы могли подумать, что мы станем помогать вам?

"Because, my dear, you are the reason the Priory failed to release the documents. Your grandfather's love for you prevented him from challenging the Church. His fear of reprisal against his only remaining family crippled him. He never had a chance to explain the truth because you rejected him, tying his hands, making him wait. Now you owe the world the truth. You owe it to the memory of your grandfather."

Да просто потому, моя дорогая, что именно вы стали причиной отказа Приората обнародовать документы. Любовь деда к вам сделала его слабым, неспособным противостоять Церкви. Его сковывал страх потерять единственного родного и близкого человека. И он уже никогда не сможет поведать правду, поскольку вы отвергли его, связали ему руки, заставили ждать. Теперь поведать правду миру — ваш долг. Вы должны сделать это в память о Жаке Соньере.

Robert Langdon had given up trying to get his bearings. Despite the torrent of questions running through his mind, he knew only one thing mattered now—getting Sophie out of here alive. All the guilt Langdon had mistakenly felt earlier for involving Teabing had now been transferred to Sophie.

Роберт Лэнгдон давно оставил попытки разобраться в истинных мотивах Тибинга. Его волновало лишь одно: как вывести отсюда Софи живой и невредимой. Прежде его мучило чувство вины перед Тибингом, теперь же он терзался из-за Софи.

I took her to Château Villette. I am responsible.

Это я завез ее в Шато Виллет. Мне и отвечать.

Langdon could not fathom that Leigh Teabing would be capable of killing them in cold blood here in the Chapter House, and yet Teabing certainly had been involved in killing others during his misguided quest. Langdon had the uneasy feeling that gunshots in this secluded, thick-walled chamber would go unheard, especially in this rain. And Leigh just admitted his guilt to us.

Лэнгдон не слишком верил в то, что Тибинг способен хладнокровно застрелить их здесь, в Чептер-Хаус. Теперь он понимал: на совести Тибинга немало невинных жертв. К тому же возникло неприятное подозрение, что выстрелы, которые могут прогреметь здесь, в этом помещении с толстыми каменными стенами, вряд ли будут услышаны снаружи, особенно в такой дождь. А Лью просто свалит всю вину на нас.

Langdon glanced at Sophie, who looked shaken. The Church murdered Sophie's family to silence the Priory? Langdon felt certain the modern Church did not murder people. There had to be some other explanation.

Лэнгдон покосился на Софи, на ней лица не было. Церковь уничтожила всю ее семью, чтобы Приорат молчал? Как-то не слишком верилось, что современная Церковь на подобное способна. Должно существовать какое-то иное объяснение.

"Let Sophie leave," Langdon declared, staring at Leigh. "You and I should discuss this alone."

— Давайте отпустим Софи, — произнес Лэнгдон, глядя прямо в глаза сэра Лью. — А мы с вами обсудим это наедине.

Teabing gave an unnatural laugh. "I'm afraid that is one show of faith I cannot afford. I can, however, offer you this." He propped himself fully on his crutches, gracelessly keeping the gun aimed at Sophie, and removed the keystone from his pocket. He swayed a bit as he held it out for Langdon. "A token of trust, Robert."

Тибинг издал фальшивый смешок:

— Боюсь, что просто не могу себе позволить проявить такую неосмотрительность. Однако предлагаю следующее. — Продолжая целиться в Софи, он свободной рукой достал из кармана криптекс. Подержал немного на ладони, точно взвешивая, затем протянул криптекс Лэнгдону. — В знак доверия, Роберт.



Robert felt wary and didn't move. Leigh is giving the keystone back to us?

Тот не двинулся с места. Чтобы Лью добровольно отдал нам краеугольный камень? Этого просто быть не может!

"Take it," Teabing said, thrusting it awkwardly toward Langdon.

— Берите же, — сказал Тибинг. Лэнгдон видел лишь одну причину, по которой Тибинг мог расстаться с камнем.

Langdon could imagine only one reason Teabing would give it back. "You opened it already. You removed the map."

— Так вы его открыли. Достали карту... Тибинг отрицательно помотал головой:

Teabing was shaking his head. "Robert, if I had solved the keystone, I would have disappeared to find the Grail myself and kept you uninvolved. No, I do not know the answer. And I can admit that freely. A true knight learns humility in the face of the Grail. He learns to obey the signs placed before him. When I saw you enter the abbey, I understood. You were here for a reason. To help. I am not looking for singular glory here. I serve a far greater master than my own pride. The Truth. Mankind deserves to know that truth. The Grail found us all, and now she is begging to be revealed. We must work together."

— Ах, Роберт! Если бы я действительно мог решить эту загадку, меня бы здесь давно не было. Отправился бы за Граалем и не стал впутывать вас. Нет, я не знаю ответа. Спокойно в этом признаюсь. Истинный рыцарь должен быть честен перед лицом священного Грааля. Он должен понимать и чтить посланные ему свыше знаки. Стоило мне увидеть, как вы входите в аббатство, и я тут же все понял. Вы здесь по одной причине: хотите помочь. Мне слава ни к чему. Я служу великому господину, и проявления гордыни тут неуместны. Истина. Правда. Человечество заслуживает того, чтобы знать правду. Грааль соединил нас. Он ждет, хочет, чтобы его тайну наконец раскрыли. И мы должны работать вместе.

Despite Teabing's pleas for cooperation and trust, his gun remained trained on Sophie as Langdon stepped forward and accepted the cold marble cylinder. The vinegar inside gurgled as Langdon grasped it and stepped backward. The dials were still in random order, and the cryptex remained locked.

Несмотря на заверения Тибинга, на все эти красивые слова об истине и доверии, револьвер оставался нацеленным на Софи. И тогда Лэнгдон шагнул вперед и взял из рук Тибинга холодный цилиндр. Внутри тихо булькнула жидкость, Лэнгдон снова отступил на несколько шагов. Диски цилиндра оставались в том же положении. Криптекс никто не открывал.

Langdon eyed Teabing. "How do you know I won't smash it right now?"

Лэнгдон смотрел прямо в глаза Тибингу:

— А что, если я сейчас просто разобью его об пол? Тибинг зашелся в приступе смеха.



Teabing's laugh was an eerie chortle. "I should have realized your threat to break it in the Temple Church was an empty one. Robert Langdon would never break the keystone. You are an historian, Robert. You are holding the key to two thousand years of history—the lost key to the Sangreal. You can feel the souls of all the knights burned at the stake to protect her secret. Would you have them die in vain? No, you will vindicate them. You will join the ranks of the great men you admire—Da Vinci, Botticelli, Newton—each of whom would have been honored to be in your shoes right now. The contents of the keystone are crying out to us. Longing to be set free. The time has come. Destiny has led us to this moment."

Мне сразу следовало понять, еще в церкви Темпла, что все ваши угрозы уничтожить криптекс не более чем дешевая уловка. Роберт Лэнгдон не способен разбить краеугольный камень. Вы же историк, Роберт. Вы держите ключ к тайнам двухтысячелетней истории, потерянный ключ от Грааля. Вы должны слышать, как к вам взывают души всех рыцарей, сожженных на кострах. Они защищали эту тайну. Хотите, чтобы их жертва оказалась напрасной? Нет, вы должны отомстить за них. Должны присоединиться к великим людям, которыми так всегда восхищались, — Леонардо да Винчи, Боттичелли, Ньютону, каждый из которых счел бы за честь оказаться сейчас на вашем месте. Тайна этого криптекса взывает ко всем нам. Рвется на свободу. Время пришло. Час пробил. Сама судьба привела нас к этому великому моменту.

"I cannot help you, Leigh. I have no idea how to open this. I only saw Newton's tomb for a moment. And even if I knew the password..." Langdon paused, realizing he had said too much.

— Я ничем не могу помочь вам, Лью, поскольку и понятия не имею, как его открыть. Могилу Ньютона видел каких-то несколько минут. И даже если бы знал ключевое слово... — Тут Лэнгдон умолк, сообразив, что наговорил лишнего.

"You would not tell me?" Teabing sighed. "I am disappointed and surprised, Robert, that you do not appreciate the extent to which you are in my debt. My task would have been far simpler had Rémy and I eliminated you both when you walked into Château Villette. Instead I risked everything to take the nobler course."

— Так вы мне не скажете? — выдохнул Тибинг. — Должен признаться, я разочарован, Роберт. И удивлен. Удивлен тем, что вы не понимаете, в каком долгу оказались передо мной. Если бы мы с Реми устранили вас с самого начала, как только вы вошли в Шато Виллет, это значительно упростило бы мою задачу. А я рисковал всем, черт знает на что только не шел, лишь бы обойтись с вами, как подобает благородному человеку.

"This is noble?" Langdon demanded, eyeing the gun.

— Это вы называете благородством? — Лэнгдон выразительно покосился на ствол револьвера.

"Saunière's fault," Teabing said. "He and his sénéchaux lied to Silas. Otherwise, I would have obtained the keystone without complication. How was I to imagine the Grand Master would go to such ends to deceive me and bequeath the keystone to an estranged granddaughter?" Teabing looked at Sophie with disdain. "Someone so unqualified to hold this knowledge that she required a symbologist baby-sitter." Teabing glanced back at Langdon. "Fortunately, Robert, your involvement turned out to be my saving grace. Rather than the keystone remaining locked in the depository bank forever, you extracted it and walked into my home."

— Во всем виноват Соньер, — поспешил вставить Тибинг. — Это он и его senechaux солгали Сайласу. В противном случае я получил бы краеугольный камень без всяких осложнений. Откуда мне было знать, насколько далеко зайдет Великий мастер в стремлении обмануть меня, передать камень своей не имеющей никакого к нему отношения внучке? — Тибинг с упреком взглянул на Софи. — Созданию настолько никчемному, что ей потребовался в качестве няньки и поводыря крупнейший специалист по символам. — Тибинг снова обернулся к Лэнгдону. — К счастью, Роберт, ваше участие все изменило. Оказалось для меня даже в какой-то степени спасительным. Камень мог остаться запертым в том банке навеки, а вы заполучили его и доставили мне прямо по адресу.

Where else would I run? Langdon thought. The community of Grail historians is small, and Teabing and I have a history together.

Что же теперь делать? Может, согласиться? — думал Лэнгдон. Ведь как бы там ни было, а нас с Тибингом действительно многое объединяет.

Teabing now looked smug. "When I learned Saunière left you a dying message, I had a pretty good idea you were holding valuable Priory information. Whether it was the keystone itself, or information on where to find it, I was not sure. But with the police on your heels, I had a sneaking suspicion you might arrive on my doorstep."

Теперь в голосе Тибинга звучали нотки самодовольства:

— Когда я узнал, что Соньер, умирая, оставил вам последнее послание, я сразу понял: вы завладели ценной информацией Приората. Что это: краеугольный камень или же сведения о том, где его искать, — я не знал, мог только гадать. Но когда полиция села вам на хвост, я был почти уверен: вы непременно придете ко мне.



Langdon glared. "And if we had not?"

— А если бы не пришли? — огрызнулся Лэнгдон.

"I was formulating a plan to extend you a helping hand. One way or another, the keystone was coming to Château Villette. The fact that you delivered it into my waiting hands only serves as proof that my cause is just."

— Ну, у меня уже созревал план, как протянуть вам руку помощи. Короче, так или иначе, но краеугольный камень должен был оказаться в Шато Виллет. И тот факт, что вы привезли его прямехонько ко мне, лишь подтверждает: я был прав.

"What!" Langdon was appalled.

— Что?! — возмущенно воскликнул Лэнгдон.

"Silas was supposed to break in and steal the keystone from you in Château Villette—thus removing you from the equation without hurting you, and exonerating me from any suspicion of complicity. However, when I saw the intricacy of Saunière's codes, I decided to include you both in my quest a bit longer. I could have Silas steal the keystone later, once I knew enough to carry on alone."

— Сайлас должен был проникнуть в Шато Виллет и отобрать у вас камень. И таким образом вывести вас из игры, не причинив вреда. А заодно отвести от меня все подозрения. Однако стоило мне увидеть, как сложна загадка, все эти коды Соньера, я решил подключить вас к поискам решения, хотя бы на время. А с камнем можно было и подождать. Сайлас мог отобрать его и позже.

"The Temple Church," Sophie said, her tone awash with betrayal.

— В церкви Темпла, — протянула Софи, и в голосе ее звучали гнев и отвращение к предателю.

Light begins to dawn, Teabing thought. The Temple Church was the perfect location to steal the keystone from Robert and Sophie, and its apparent relevance to the poem made it a plausible decoy. Rémy's orders had been clear—stay out of sight while Silas recovers the keystone. Unfortunately, Langdon's threat to smash the keystone on the chapel floor had caused Rémy to panic. If only Rémy had not revealed himself, Teabing thought ruefully, recalling his own mock kidnapping. Rémy was the sole link to me, and he showed his face!

Все мало-помалу встает на свои места, подумал Тибинг. Церковь Темпла представлялась идеальным местом, где можно было беспрепятственно отобрать камень у Софи и Лэнгдона. К тому же завлечь их туда не составляло труда, тому способствовали намеки на захоронение в Лондоне в стихах Соньера. Реми получил четкие распоряжения оставаться в укрытии до тех пор, пока Сайлас не отберет краеугольный камень. Но увы, угроза Лэнгдона разбить криптекс об пол заставила Реми запаниковать. Если бы тогда этот придурок Реми не высунулся, злобно думал Тибинг и вспомнил инсценировку собственного похищения, все могло сложиться иначе. Ведь Реми был единственным связующим со мной звеном, и он посмел показать свое лицо!

Fortunately, Silas remained unaware of Teabing's true identity and was easily fooled into taking him from the church and then watching naively as Rémy pretended to tie their hostage in the back of the limousine. With the soundproof divider raised, Teabing was able to phone Silas in the front seat, use the fake French accent of the Teacher, and direct Silas to go straight to Opus Dei. A simple anonymous tip to the police was all it would take to remove Silas from the picture.

К счастью, хоть Сайлас не знал, кем на самом деле был Тибинг. Монаха ничего не стоило обвести вокруг пальца, заставить поверить в то, что Реми действительно связывает заложника на заднем сиденье лимузина. Когда подняли звуконепроницаемую перегородку между водительским креслом и остальной частью салона, Тибинг позвонил Сайласу, сидевшему рядом с водителем. Заговорил с ним с сильным французским акцептом, убеждая, что это не кто иной, как Учитель, и велел Сайласу укрыться в лондонской резиденции "Опус Деи". Ну а затем было достаточно одного звонка в полицию, чтобы устранить уже не нужного монаха.

One loose end tied up.

Обрубить лишние концы.

The other loose end was harder. Rémy.

С другим "концом" оказалось сложнее. Реми.

Teabing struggled deeply with the decision, but in the end Rémy had proven himself a liability. Every Grail quest requires sacrifice. The cleanest solution had been staring Teabing in the face from the limousine's wet bar—a flask, some cognac, and a can of peanuts. The powder at the bottom of the can would be more than enough to trigger Rémy's deadly allergy. When Rémy parked the limo on Horse Guards Parade, Teabing climbed out of the back, walked to the side passenger door, and sat in the front next to Rémy. Minutes later, Teabing got out of the car, climbed into the rear again, cleaned up the evidence, and finally emerged to carry out the final phase of his mission.

Тибингу стоило немалых усилий уговорить себя, что другого выхода просто нет. Реми не раз доказывал ему свою преданность и надежность. Но поиски Грааля всегда требовали жертв. И решение напрашивалось само собой. В мини-баре лимузина стояла небольшая фляжка с коньяком и баночка арахиса. Пудры на дне этой самой баночки оказалось достаточно, чтобы вызвать у Реми смертельный приступ удушья. Он ведь страдал аллергией на арахис в любом его виде. И вот когда Реми припарковал лимузин на Хорсгардз-Парейд, Тибинг выбрался из машины, подошел к передней дверце и уселся рядом с Реми. А несколько минут спустя снова вышел, забрался на заднее сиденье и уничтожил все улики. А затем отправился завершать свою миссию.

Westminster Abbey had been a short walk, and although Teabing's leg braces, crutches, and gun had set off the metal detector, the rent-a-cops never knew what to do. Do we ask him to remove his braces and crawl through? Do we frisk his deformed body? Teabing presented the flustered guards a far easier solution—an embossed card identifying him as Knight of the Realm. The poor fellows practically tripped over one another ushering him in.

До Вестминстерского аббатства было недалеко, и хотя металлические костыли Тибинга и спрятанный в кармане маленький револьвер "Медуза" заставили сигнализацию сработать на входе, охранники не посмели остановить Тибинга. Неужели заставлять его снять скобы, отбросить костыли и проползать под аркой металлоискателя? Он и без того несчастный калека. Мало того, Тибинг продемонстрировал охранникам веское доказательство своей благонадежности, а именно — документ, подтверждающий, что ему пожаловано звание рыцаря. Бедняги едва не сшибли друг друга с ног в стремлении угодить инвалиду-лорду, пропустить его в собор.

Now, eyeing the bewildered Langdon and Neveu, Teabing resisted the urge to reveal how he had brilliantly implicated Opus Dei in the plot that would soon bring about the demise of the entire Church. That would have to wait. Right now there was work to do.

Теперь же, глядя на растерянных Лэнгдона и Невё, Тибинг с трудом удерживался от хвастливых признаний в том, как хитроумно подключил "Опус Деи" к разработанному им плану по разоблачению всей Христианской церкви. Нет, с этим можно и подождать. Прямо сейчас следует заняться делом.

"Mes amis," Teabing declared in flawless French, "vous ne trouvez pas le Saint-Graal, c'est le Saint-Graal qui vous trouve." He smiled. "Our paths together could not be more clear. The Grail has found us."

— Mes amis, — произнес Тибинг на безупречном французском, — vous ne trouvez pas le Saint-Graal, c'est le Saint-Graal qui vous trouve70. — Он улыбнулся. — Нам по пути. Сам Грааль нашел и объединил нас.

Silence.

Ответом ему было молчание.

He spoke to them in a whisper now. "Listen. Can you hear it? The Grail is speaking to us across the centuries. She is begging to be saved from the Priory's folly. I implore you both to recognize this opportunity. There could not possibly be three more capable people assembled at this moment to break the final code and open the cryptex." Teabing paused, his eyes alight. "We need to swear an oath together. A pledge of faith to one another. A knight's allegiance to uncover the truth and make it known."

Тогда он заговорил с ними шепотом:

— Послушайте. Неужели не слышите? Это голос самого Грааля взывает к нам через века. Он молит, чтобы мы спасли его, вырвали из лап Приората. Вам выпала уникальная возможность. На всем белом свете не найдется трех таких людей, как мы, способных разгадать последнее ключевое слово и открыть криптекс. — Тибинг на секунду умолк, глаза его горели. — Мы должны дать друг другу клятву верности. Клятву узнать всю правду и поведать о ней миру.



Sophie stared deep into Teabing's eyes and spoke in a steely tone. "I will never swear an oath with my grandfather's murderer. Except an oath that I will see you go to prison."

Глядя прямо в глаза Тибингу, Софи заговорила ледяным тоном:

— Никогда не стану клясться в верности убийце моего деда. Могу поклясться ему разве что в одном: сделаю вес возможное, чтобы вы отправились за решетку.



Teabing's heart turned grave, then resolute. "I am sorry you feel that way, mademoiselle." He turned and aimed the gun at Langdon. "And you, Robert? Are you with me, or against me?"

Тибинг помрачнел и после паузы произнес:

— Жаль, что вы так настроены, мадемуазель. — Затем обернулся и наставил револьвер на Лэнгдона. — Ну а вы, Роберт? Вы со мной или против меня?



 





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   78   79   80   81   82   83   84   85   ...   89


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет