Даниель Бесс



жүктеу 0.64 Mb.
бет1/5
Дата05.07.2018
өлшемі0.64 Mb.
  1   2   3   4   5


Даниель Бесс
САМЫЙ ЛУЧШИЙ УЧИТЕЛЬ

Действующие лица

Г-н Носорог – директор лицея Волк и Лисица

Г-н Альбатрос – преподаватель французского языка в лицее Волк и Лисица

Г-н Гиббон - преподаватель математики в лицее Волк и Лисица

Г-н Зебра – преподаватель истории в лицее Волк и Лисица

Г-жа Сова - секретарша директора лицея

Г-жа Косуля – мать учащегося

Г-жа Страус - журналистка

Девушка Лань – учащаяся лицея Волк и Лисица



Место действия

Все происходит в лицее Волк и Лисица: в кабинете директора

или в учительской

Картина первая

Кабинет директора



Понедельник, 10 часов утра
Сцена 1

Носорог и Г-жа Сова
Носорог (по телефону)- … Мое почтение, господин Ректор.

(вешает трубку).

Входит секретарша

Г-жа Сова – Могу я пригласить господина Гиббона?

Носорог – Господин Гиббон. А могу ли я тратить время попусту с господином Гиббоном?

Г-жа Сова – Ему было назначено на 10 часов.

Носорог – И что, он все еще не ушел?

Г-жа Сова – Он неделю назад записался на прием.

Носорог – Уже без четверти одиннадцать. Вполне мог бы уйти. Надеюсь, он хоть уроки не прогуливает.

Г-жа Сова – Мне кажется, ему очень нужно с вами поговорить.

Носорог – Решительно сегодня утром я всем необходим. Только что я сорок пять минут провел с Ректором нашей Академии у телефона. Надеюсь, господин Гиббон не будет настаивать на столь же длительном свидании. (Идет к двери) Заходите, господин Гиббон.

Сцена 2

Носорог, г-жа Сова, потом Гиббон

Г-жа Сова вводит г-на Гиббона и исчезает.
Носорог – Господин Гиббон, вам известно, что в настоящий момент у нашей администрации страшно напряженный рабочий график. В это время года всегда так. Перейдем прямо к делу.

Гиббон - Я попросил об этой встрече, господин Директор, чтобы привлечь ваше внимание к моей аттестации.

Носорог – И что же там такое с вашей аттестацией?

Гиббон - Вы написали мне «очень хороший учитель».

Носорог – И в чем же проблема? Разве вы не очень хороший?

Гиббон – Разумеется, разумеется, хороший! То есть, я хочу сказать… мне кажется, что подобная оценка не расходится с делом.

Носорог – Стало быть, я не ошибся.

Гиббон – И все же хотелось бы вам напомнить, господин директор, что все предшествующие годы вы мне писали «превосходный учитель».

Носорог – Ну и что? Вы разве не были превосходным учителем?

Гиббон – Да, да, конечно! То есть, я хочу сказать, что, если вы удостоили меня подобным определением, значит, моя деятельность, видимо, соответствовала критериям превосходства, и я чрезвычайно благодарен вам за то, что вы это заметили. Поэтому я полагал, что и в нынешнем году…

Носорог – Очень хороший учитель, превосходный учитель – не вижу разницы. Это одно и то же.

Гиббон – Но только не в табели о рангах. В табели очень хороший учитель стоит ниже учителя превосходного.

Носорог – Вполне возможно, но, будьте уверены, я держу вас за превосходного учителя.

Гиббон – Благодарю за доверие, господин директор, но, если это действительно так, почему бы не зафиксировать это на бумаге, как в прежние годы?

Носорог – Уж больно вы чувствительны, господин Гиббон. Стоит ли преподавателю такого уровня, как вы, и таких широких взглядов, копаться в формальных различиях между «превосходным» и «очень хорошим». Подумайте о тех учителях, которые названы просто «хорошими», и о тех, что заслуживают звания просто «учитель», подразумевая – «плохой учитель» или даже «вовсе не учитель».

Гиббон – Не думаю, что в нашем превосходном лицее хоть кто-то получил подобную оценку. Именно поэтому я так огорчился. Хотелось бы знать, в чем мои недостатки, ибо, раз они имеются, следует их назвать.

Носорог – Совершенно необязательно, чтобы в превосходном лицее все преподаватели были превосходными, как, впрочем, и все ученики. Даже директор может и не быть превосходным. Так или иначе, я вкладываю все же некоторый смысл в эти условные, вернее, ставшие условными аттестации, и, если пишу «очень хороший учитель», то так и считаю: очень хороший. Это высокая оценка.

Гиббон – Очень благодарен вам, господин Директор.

Носорог – Позвольте и вас поблагодарить, господин Гиббон (встает).

Гиббон - И все же, господин Директор, я не могу в полную силу заниматься своим делом и верить в него, если меня не считают превосходным учителем.

Носорог – Примите уверения, господин Гиббон, в моем совершеннейшем почтении к таланту, с которым вы осуществляете вашу миссию. От имени всего преподавательского корпуса выражаю вам полное и глубокое доверие.

Гиббон - Могу ли я надеяться, господин Директор…

Носорог – Вы прекрасно понимаете, что в этом году я не стану пересматривать аттестацию. Если вы никак не хотите согласиться с моей оценкой, которую, повторяю, я считаю чрезвычайно высокой, вы, естественно, имеете право направить прошение Ректору. Можете также и обжаловать аттестацию, что в вашем случае будет выглядеть смехотворно. И поймите, господин Гиббон, вы застали меня в страшно напряженный момент и…. Извините, но у меня назначены другие встречи.

Гиббон – Спасибо, господин Директор.

Господин Гиббон уходит
Сцена 3
Носорог, госпожа Сова

Входит госпожа Сова
Носорог – Известно вам, что он приходил из-за аттестации?

Госпожа Сова – Он сорок пять минут мне о ней толковал, когда пришел подписывать. Не может пережить.

Носорог – Так он подписал или нет?

Госпожа Сова – Нет.

Носорог – Чувствую, достанет он меня со своей аттестацией. Осмеливается требовать «превосходного учителя», а сам по три дня в месяц не является на работу! А сколько писем от родителей я получаю с просьбой его заменить!

Если уж на то пошло, его бы вообще стоило вывести за рамки классификации. Ни за что не буду исправлять… Даже если Ректор потребует! А в следующий раз напишу ему « хороший учитель». Да, я раздражен, госпожа Сова, но уж больно нескладно начинается день. А тут еще СМИ на нас насядут. Ректор только что мне сообщил, что министр затевает кампанию по привлечению общественного внимания к преподавательскому корпусу. Уже начал этим заниматься. Министр задумал показать по телевидению двенадцать лучших учителей Франции, по одному каждый вечер в течение двух недель. Кроме воскресений, естественно.



Госпожа Сова - Ну и что?

Носорог - Проблема в том, госпожа Сова, кто эти двенадцать лучших учителей Франции? Министр не ведает, что творит. А Ректор, который прекрасно всё понимает, перепоручил задание директорам. Об этом мы и спорили сорок пять минут подряд. Он требует, чтобы я делегировал одного из наших учителей.

Госпожа Сова – Ну и что?

Носорог - То, что он меня подставил, госпожа Сова.
Картина вторая

Кабинет директора

Понедельник 15 часов
Сцена 1

Носорог, госпожа Сова
Носорог - …Мое почтение, господин Ректор (вешает трубку).

Входит госпожа Сова

Госпожа Сова – Можете ли вы принять господина Альбатроса?

Носорог - Пусть войдет.
Сцена 2
Носорог, Альбатрос

Альбатрос входит, госпожа Сова выходит.
Носорог - Вы – превосходный учитель, господин Альбатрос.

Альбатрос – Такой аттестации вы меня удостаиваете вот уже несколько лет.

Носорог – Разумеется, не вы один. Однако в вашем случае это не просто формула. Поэтому-то я вас и пригласил. Господин Альбатрос, я только что говорил с Ректором нашей Академии. Министр затеял шумную кампанию с целью привлечь общественное внимание к достоинствам нашего образования и преподавательского состава. Это не первая и, разумеется, не последняя его выходка. Зато – новинка жанра. Надеюсь, последняя в моей служебной биографии. Короче, в двенадцати лучших лицеях и коллежах Франции нужно выбрать двенадцать лучших преподавателей.

Альбатрос – Ну и что?

Носорог – Я выбрал вас, чтобы представлять наше учебное заведение крупным планом, на телевидении.

Альбатрос – Не понимаю.

Носорог – Пять минут в лучшее время, крупным планом на лучшем государственном канале…

Альбатрос – Но о чем нужно говорить и в качестве кого?

Носорог – В качестве лучшего учителя. Я бы даже сказал – самого лучшего учителя самого лучшего лицея. Что касается темы, вы сами ее выберете.

Альбатрос - Я бы не взял на себя смелости публично выступать в качестве лучшего учителя.

Носорог - В списке лучших вы оказались в результате сложившейся служебной иерархии. То есть, неслучайно. Но, в сущности – вы скромный учитель, как многие другие, чуть лучше других, от которого требуется за короткое время появления на экране описать лучшее, что есть в его профессии.

Альбатрос – Я понимаю, господин директор, но никак не могу принять предложения. Согласиться означало бы признать, что одни учителя лучше других.

Носорог – Но вы же признаете, что одни ученики бывают лучше других.

Альбатрос – Ученики – другое дело. Они – в процессе становления. Сегодня он – плохой ученик, а завтра – хороший. Однако никогда не приходилось слышать, чтобы сегодняшний плохой учитель завтра сделался хорошим. Поэтому учителя в большей степени, чем кто-либо другой, чувствительны к оценке их труда.

Носорог – Как раз потому и предпринимаем мы эту кампанию, чтобы оценить их труд положительно.

Альбатрос – Так-то оно так, но, оценивая меня как лучшего учителя, вы тем самым не признаёте этого за другими.

Носорог - Вы полагаете, что ваши коллеги обидятся?

Альбатрос – Безусловно. И не только в нашем лицее, но и по всей стране. Примерно 800 000 преподавателей минус двенадцать.

Носорог – Минуту назад я сказал ректору то же самое. Но он и слышать ничего не захотел. Поставьте себя на мое место.

Альбатрос – Но попробуйте и вы себя поставить на мое. Сказать мне особенно нечего. Ничего образцового во мне нет. А за душой – лишь небольшой набор учебных программ и еще меньше педагогических инструкций, разработанных инспекцией.

Носорог – Между тем, инспекция от вас в восторге.

Альбатрос – Вполне вероятно, что инспектируют и составляют программы разные люди. Уверяю вас: меня никак нельзя считать образцом.

Носорог – Почему же тогда родители специально оговаривают, чтобы их детей определили к вам в класс? И ученики испытывают к вам доверие. Никогда не слышал, чтобы у вас с ними случались конфликты. Нет, я настаиваю на своем выборе, ибо он тщательно обдуман. Я уже поручил своей секретарше оформить вам командировку на ТВ.

Альбатрос - И речи быть не может. Я никуда не пойду.

Носорог – Я так и знал. А если я вам скажу, что вы самый телегеничный в нашем лицее?

Альбатрос – Мы здесь не на кастинге.

Носорог – Что поделать, я пытаюсь найти аргументы. Приобретаю опыт для общения с другими. К счастью, есть ведь и другие. Другие превосходные учителя. Наше заведение не испытывает в них недостатка. Жаль только, что я так много времени с вами потерял (Встает). Благодарю вас, господин Альбатрос. Должно быть, ваши ученики вас заждались…Ваши ученики, которых вы только что лишили повода испытать великую гордость.

Альбатрос – Перебьются как-нибудь.

Носорог - Само собой. Я ведь вас почти не знаю. Как-то не пришлось пообщаться вне служебной территории. Кстати сказать, мне бы следовало чаще беседовать с моими учителями, я имею в виду - беседовать приватно. Нет, в самом деле, мне жаль, что не познакомился с вами ближе. Ладно, я вас отпускаю, господин Альбатрос… Но кое-что я все же о вас знаю. Нечто, отличающее вас от других и подтверждающее ваше право участвовать в этой передаче. Оно-то и помешает вам отказаться: речь идет о вашем прошлом.

Альбатрос – Что же такого вы нашли в моем прошлом?

Носорог – Однажды вы мне сказали, что всем в жизни обязаны учителям, которые в детстве поддерживали, воспитывали и сформировали вас…

Альбатрос - И что из того? Хотите сказать, что за мной должок?

Носорог – Можно сказать и так.

Альбатрос – Мне казалось, что я плачу долги моим учителям каждый день, и, поскольку у меня еще несколько лет до пенсии, я счастлив, что смогу продолжать свое дело…так что нет необходимости заявлять об этом публично.

Носорог – Ладно. Стало быть, вы не идете?

Альбатрос – Нет.

Носорог – Значит, я могу выбрать другого учителя, не так ли?

Альбатрос – Да.

Носорог – Ай, ай, ай, ну, нет никакого желания. Послушайте, дорогой коллега, я все же попытаюсь предпринять еще кое-какие шаги, поскольку убежден в правильности своего выбора (Звонит по телефону). Госпожа Сова, зайдите, пожалуйста….

Входит госпожа Сова.
Сцена 3

Носорог, Альбатрос, госпожа Сова.

Носорог – Госпожа Сова, не угодно ли вам довести до сведения господина Альбатроса, сколько писем от родителей содержится в его досье.

Госпожа Сова – Более сотни с того момента, как господин Альбатрос работает в лицее. Его папка – одна из самых толстых.

Носорог – Не волнуйтесь. Во всех этих письмах родители благодарят меня за то, что я взял вас на работу, хотя я не выбирал вас специально. Во всех письмах родители от вас в восторге, не говоря уже о телефонных звонках. Не так ли, госпожа Сова?

Госпожа Сова – Родители не всегда звонят с целью вас превознести. Но когда, например, они хотят пожаловаться на другого учителя, они противопоставляют ему вас в качестве положительного примера.

Носорог – Вы хотите сказать в качестве образцового учителя, госпожа Сова.

Госпожа Сова – Совершенно верно. Мне и самой хотелось бы иметь такого учителя, как вы.

Носорог - Не надо излишних восторгов, госпожа Сова, мы живем в эпоху объективности.

Госпожа Сова уходит
Сцена 4

Альбатрос, Носорог
Носорог – Следует ли мне для пущей убедительности развесить все эти письма в учительской? Ведь если родители мне их прислали, им определенно хотелось, чтобы все знали о вас как о превосходном учителе. И разве телепередача не лучшая к тому возможность? Вы согласны со мной? Подумайте, прошу вас (Встает).

Альбатрос (подумав). Не потому, конечно, что я считаю себя превосходным учителем и не для того, чтобы меня таковым считали другие, но я готов согласиться. Готов согласиться потому, что, поразмыслив, я понял: мне есть, что сказать.

Носорог (снова садится)- Я тоже так думаю. Благодарю, господин Альбатрос.
Картина третья

Кабинет директора лицея



Вторник 11 часов

Сцена 1

Носорог, Зебра, Гиббон
Зебра – Это серьезно, господин Директор.

Гиббон – Вы понимаете, господин Директор, что в сложившейся ситуации нам особенно важно участвовать в принимаемых вами решениях, поскольку они касаются всего преподавательского состава, который мы представляем.

Зебра – Само собой разумеется, что по сути дела мы совершенно не согласны. Нас за идиотов держат. Что-то тут нечисто в этой затее Министра. За ней кроется злая воля дискредитировать весь преподавательский состав, и это так очевидно, что невольно задаешь себе вопрос: не для того ли все устроено, чтобы скрыть свое нежелание заниматься решением действительно насущных и важных проблем.

Носорог – Вы прекрасно понимаете, что как представитель Министра в нашем лицее я не вправе дезавуировать исходящее от него решение. Я должен сделать все, чтобы претворить его в жизнь. Каким бы не было мое собственное мнение на сей счет.

Гиббон – Мы о нем догадываемся.

Зебра – Поэтому, даже если мы не согласны по сути, формального участия нам все же хочется.

Носорог – Слушаю вас.

Зебра – Прежде всего, мы хотим вам сказать, что было бы гораздо лучше, если бы мы узнали об этой новости из ваших собственных уст, а не от наших более осведомленных коллег из соседнего лицея под горкой.

Гиббон – Вы поставили нас в затруднительное положение.

Зебра – Несколько даже унизительное.

Носорог – Я сам узнал только сегодня утром. И с самого утра наш Ректор держит меня на телефоне (Звонит телефон). Отлично, соедините меня с ним (Зебре и Гиббону). Извините (в трубку). Еще нет, господин Ректор…это не так легко…да, есть у меня кое-какие идеи, господин Ректор…но нужно немного времени… напоминаю вам, господин Ректор, что в моем лицее не меньше двухсот учителей…само собой, господин Ректор (вешает трубку). Уже третий раз мне звонит. Журналисты вроде бы торопят. Стоит ли говорить, что необходимость выбирать лучшего меня совсем не радует. Нет во мне таланта специалиста по набору высококвалифицированных кадров. И, тем не менее, выход из положения надо найти.

Зебра – Вы же понимаете, господин Директор, что мы не можем оставить вас наедине с решением. Оно ведь должно быть демократическим, а не самодержавным.

Носорог – Что вы предлагаете?

Гиббон – Вы пока никого не выбрали?

Носорог – Нет, конечно, я думаю.

Зебра – Не лучше ли было бы сначала выработать критерии, господин директор?

Гиббон - Критерии отбора.

Зебра – Дабы сделать этот отбор возможно более объективным.

Гиббон – Согласно каким именно критериям намерены вы избрать лучшего?

Носорог – Их множество. Мне хотелось бы опереться, прежде всего, на результаты инспекторской проверки.

Гиббон – Осторожней! Инспекторы нередко весьма пристрастны.

Носорог – Можно принять во внимание результаты ученических экзаменов.

Гиббон – Но вплоть до новых распоряжений учителя лишены возможности выбирать себе учеников.

Носорог – Я мог бы также учесть мнение родителей.

Зебра – Ну, это уж ни в какие ворота. Не родительское дело решать, кто из учителей хорош, а кто плох.

Носорог - Совершенно с вами согласен.

Зебра – Родители наших учеников – нам не начальство, а мы им – не подчиненные.

Гиббон – Родителям, к несчастью, свойственно применять к обучению систему защиты интересов потребителя.

Носорог – Поэтому этот критерий я отбрасываю, полагаясь на такое качество, как привязанность к своему делу, преданность, если хотите!

Зебра – Не понимаю. Почему тот, кто делает больше, чем вменяет ему круг оплаченных обязанностей, должен считаться лучше того, кто в точности остается в рамках зарплаты?

Гиббон – Не выбирать же лучшего по количеству проверенных тетрадок.

Зебра – Все зависит от качества проверки.

Носорог – Само собой.

Гиббон – Если кто быстро работает, так это не значит, что он хуже.

Зебра – Скажем прямо: среди преданных немало ничтожеств.

Носорог – Стало быть, долой этот критерий! Не очень-то вы облегчаете мне задачу, господа (Звонит телефон). Конечно, соедините меня с ним… да, господин Ректор, я как раз беседую с несколькими учителями…с двумя учителями – математики и истории…да, да, история – это конечно…ну, и математика конечно…вот как, уже?!.. Да, но знаете, господин Ректор, здесь

специфические трудности…буду держать вас в курсе (Вешает трубку).

Уж и не знаю, как они это сделали, но четверо из двенадцати уже в списке. Даже директор лицея, что ниже, под горкой, определился с лучшим.

Зебра – Руководствуясь какими критериями?

Носорог – Право, не знаю.

Зебра – Мы предлагаем критерий объективности. Опираясь на простые и разумные доводы. Например, если человек должен говорить по телевидению, он должен уметь говорить. И знать, о чем говорить. Поэтому (надеюсь, коллега не станет мне возражать) надо выбирать сообразно с преподаваемым предметом.

Гиббон – В самом деле, если в наличии имеются преподаватель физкультуры и преподаватель математики, то выбор между ними сделать нетрудно. Математика – предмет, заставляющий думать.

Зебра – Но ведь не только математика, история тоже.

Гиббон – Да, но математика мыслит логически.

Зебра – Как бы то ни было избранный учитель должен держать речь о воспитании, иначе какой смысл давать ему слово? Речь в определенном смысле политическую. Иначе смысла нет.

Носорог – Господа, я учту ваши критерии. Теперь мне нужно подумать.

Зебра – Я прекрасно понимаю, что дело срочное. Если вы захотите со мной проконсультироваться, можете мною полностью располагать в любое время.

Гиббон – Точно так же и мной, господин Директор.

Носорог – Благодарю вас, господа.

Гиббон – Как бы то ни было в одном пункте мы все втроем совершенно солидарны: никакого «лучшего учителя» нет.

Носорог – К несчастью, Министр так не думает.
Картина четвертая

Коридор в лицее

Четверг 10 часов
Сцена 1

Носорог, Альбатрос
Альбатрос – Добрый день, господин Директор.

Носорог – Добрый день.

Альбатрос – Скажите, господин Директор, известно ли вам, что они уже берут интервью у моей жены?

Носорог – Но ведь она – не учительница!

Альбатрос – (сдерживая ярость). Нет! Просто потому, что она моя жена! Чтобы поболтать обо мне, о моем характере! Поскольку главный вопрос, интересующий всю страну: нормальный ли человек учитель, когда он у себя дома! «Учительские тайны»! «Преподаватель с изнанки»! «Подноготная наставника»! Господин Директор, разве мы договаривались о вторжении передачи в мою личную жизнь?

Носорог – Разумеется, нет.

Альбатрос – Они хотят снимать меня в бассейне, потому что моя жена имела неосторожность сказать, что я занимался плаваньем.

Носорог – (рассержен) – Уморительно! Не подумайте, что я это про вас в купальном костюме…я о самом факте! Знаете, с телевидением только вы сами должны определять границы дозволенного, как и с учениками. А то они, пожалуй, заставят вас и с вышки прыгать. Не может быть и речи, чтобы превращать всё в реалити-шоу. Не в этом состояла идея Министра!

Альбатрос – Хорошо. Значит, я отказываю им в бассейне и в интервью с моей женой и детьми. Отказываю во всем, что творится у меня в доме: в ужине с соседями, с тетрадками, загромоздившими обеденный стол…

Носорог (он уязвлен). Тетради среди объедков – о, нет, только не это! Нет, нет, и еще раз нет!



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет