Дарт Бейн: Династия Зла



жүктеу 2.93 Mb.
бет1/14
Дата25.05.2018
өлшемі2.93 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ

ДАРТ БЕЙН, КНИГА ТРЕТЬЯ: ДИНАСТИЯ ЗЛА

автор: Дрю Карпишин
Перевод с английского: Гильдия Архивистов http://jcouncil.net в составе:

SNDP (главы 0-3), Завулон (гл. 4-6), Алекс Маклауд (гл. 7-10), Раймус Айсбридж (гл. 11-14), TK-430 (гл. 15-16), Gilad (гл. 17-22), Basilews (гл. 23-27)

Редакция: Праздный, Джена Орс

Корректор: zavron_lb

Ответственные редакторы: Gilad, Basilews

Оформление обложки: Queller (художник – Джон Джуд Паленкар)

Издание на русском языке: Hungryewok Publishing Ltd, апрель 2010



http://sweu.ru/DB3.rar

Ситы сгинули – все, кроме Дарта Бейна, автора Правила Двух, которое гласит, что новый Орден ситов должен состоять всего из двух адептов: учителя и ученика. Но как можно обучить воспитанника, чья главная цель – и доказательство успеха – убийство собственного наставника?

Дарт Бейн начинает ощущать пагубные последствия многолетнего использования темной стороны Силы. В то же время он испытывает первые сомнения в своей ученице Занне, поскольку та все еще не попыталась убить его и захватить власть. Что, если она слаба? Что, если она недостойна быть новым темным владыкой? Узнав о древнем ситском артефакте, который, возможно, хранит секрет бессмертия, Бейн направляется на его поиски в одиночку. Но Занна отнюдь не так слаба, как он думает: видя сомнения наставника, она понимает, что настало время покончить с ним. Силы зла столкнутся в яростной битве, и на кону – будущее Ордена ситов!

ПРОЛОГ
Дарт Бейн, действующий повелитель ситов, сбросил покрывало и свесил ноги с кровати на холодный мраморный пол. Он поводил головой из стороны в сторону, растягивая связки мощной шеи и мускулистых плеч.

Наконец он с кряхтением поднялся. Набрав в легкие побольше воздуха, сит медленно выдохнул, поднимая руки высоко над головой и выпрямляясь во весь свой двухметровый рост. Чувствуя, как с хрустом движется каждый спинной позвонок, он потянул руки вверх, пока кончики пальцев не коснулись потолка.

Удовлетворенный, он опустил руки и взял световой меч с богато украшенной стойки, стоявшей рядом с кроватью. Зажатая в правой ладони рукоятка действовала успокаивающе. Прочная хватка. Знакомое чувство. Но даже это чувство не смогло полностью остановить дрожь в свободной руке. Нахмурившись, Бейн сжал пальцы в кулак с такой силой, что ногти впились глубоко в ладонь – грубый, но эффективный способ прекратить подергивание.

Неслышной походкой он вышел из спальни в коридор особняка, который с определенного времени стал его домом. Минуя одну комнату за другой, Дарт Бейн двигался по коридорам, украшенным яркими гобеленами и разноцветными коврами. Каждая из комнат была обставлена изготовленной на заказ мебелью, редкими произведениями искусства и другими безошибочными признаками богатства. Понадобилась почти минута, чтобы пересечь здание и добраться до задней двери, которая вела на открытую площадку около особняка.

Босой и раздетый по пояс, владыка ситов вздрогнул от холода и посмотрел вниз, на абстрактные фигуры из каменной мозаики, озаренные светом двух лун-близнецов Сьютрика 4. Кожа покрылась мурашками, но Бейн не обратил внимания на ночную прохладу и активировал лезвие светового меча. Отработка энергичных движений Джем Со началась.

Мышцы сита протестующе стонали, суставы хрустели, но он продолжал тщательно выполнять комбинации. Режущий удар. Ложный замах. Выпад. Ступни едва слышно стучали по каменной поверхности заднего двора – спонтанный ритм, отмечавший каждый выпад и отступление в поединке с воображаемым противником.

Его тело все еще не пробудилось до конца. Последние признаки сна и усталости превратились в едва различимый внутренний голос, который нашептывал: брось тренировку, вернись в уютную кровать. Бейн справился с ним, мысленно повторяя первую строчку кодекса ситов: покой – это ложь; есть только страсть.

Десять стандартных лет прошло с тех пор, как он лишился орбалисковой брони. Десять лет с тех пор, как тело Бейна было выжжено до неузнаваемости разрушительной силой молнии, выпущенной из его собственной руки. Десять лет с тех пор, как целитель Калеб вытащил его с того света, а Занна, ученица Бейна, убила Калеба и обрекла на смерть джедая, который прилетел вместе с ними.

Благодаря хитрости Занны джедаи решили, что ситов больше нет. Все десять лет учитель и ученица поддерживали этот миф: скрывались в тени, копили ресурсы и собирались с силами для ответного удара. Когда-нибудь этот великий день настанет. Ситы раскроют свое существование и уничтожат Орден джедаев.

Бейн понимал, что может не дожить до этого момента. Ему было за сорок, и первые признаки старения уже коснулись тела. Тем не менее он был уверен: даже если на это уйдут столетия, однажды ситы – его ситы – будут править галактикой.

Продолжая игнорировать боли, неизменно сопровождавшие первую половину его ночной тренировки, Бейн стал повышать скорость движений. Кроваво-красный клинок, ставший продолжением его несокрушимой воли, вновь и вновь рассекал воздух.

Несмотря на возраст, его телосложение по-прежнему внушало уважение. Накачанные еще в шахтах Апатроса мускулы перекатывались под кожей с каждым взмахом меча. Однако крохотная часть той грубой силы, которой он владел в юности, уже исчезла.

Бейн высоко подпрыгнул, описал мечом в воздухе дугу и обрушил клинок вниз – ударом, способным разрубить противника пополам. С резким стуком его ноги опустились на твердый камень. Бейн передвигался грациозно и изящно, его выпады были отточены, а клинок меча мелькал с ослепительной скоростью… но все же чуточку медленней, чем прежде.

Процессы старения были едва различимыми, но неизбежными. Бейна это не страшило; потерянные силу и скорость он легко мог компенсировать мудростью, опытом и знаниями. Но не возраст был повинен в том, что порой его левая рука начинала дрожать.

Одну из лун закрыла тень: в ночном небе появилось темное облако, грозившее обернуться свирепым штормом. Бейн замер и на секунду задумался о том, чтобы прекратить традиционную тренировку – и тем самым избежать надвигающегося ливня. Но его мышцы были разогреты, а кровь яростно струилась по венам. Незначительная боль исчезла, испарилась под воздействием адреналина от напряженных физических упражнений. Не время отступать.

Почуяв порыв холодного ветра, Бейн припал к земле и открылся Силе, позволив ей свободно течь сквозь тело. Его внимание обострилось; он мог различить и отследить каждую капельку дождя. Ни одна из них не коснется открытого тела владыки ситов.

Бейн чувствовал, как в нем растет мощь темной стороны. Как и всегда, она пришла в виде едва различимой искорки, крошечной вспышки света и тепла. Мышцы напряглись в предвкушении, и он разжег эту искру своей страстью, дал волю гневу и ярости и превратил ее в адское пламя – огненную бурю, которая жаждала освобождения.

Как только первая крупная капля шлепнулась о каменный пол, Бейн сорвался с места. Сокрушительная сила Джем Со сменилась быстрыми и ловкими движениями Соресу. Владыка ситов завращал мечом над головой, переключившись на технику, предназначенную для защиты от бластерного огня.

Ветер усилился и перешел в воющий ураган, а моросящий дождик быстро превратился в настоящий ливень. Тело и разум Бейна слились в единое целое, выставив против проливного дождя бесконечную мощь Силы. Световой меч превращал брызги воды в крошечные облачка пара, а Бейн крутился, вертелся и изгибался, уклоняясь от немногочисленных капель, преодолевших защиту.

Десять минут он сражался со стихией, наслаждаясь силой темной стороны. Затем черную тучу унесло ветром, и буря закончилась – так же внезапно, как и началась. Тяжело дыша, Бейн выключил клинок. Его кожа блестела от пота, но ни единая капля дождя не коснулась голого тела.

Неожиданные бури случались на Сьютрике почти каждую ночь, особенно здесь, в густом лесу на окраинах столичной Даплоны. Но многочисленные преимущества планеты легко перевешивали это мелкое неудобство.

Расположенный во Внешнем Кольце, вдалеке от галактического правительства и зорких глаз Совета джедаев, Сьютрик занимал удачное место на пересечении нескольких гиперпространственных путей. Корабли с других планет были здесь частыми гостями. Местное небольшое, но процветающее индустриальное общество успешно развивалось, зарабатывая на торговле и грузоперевозках.

Постоянный приток посетителей со всех уголков галактики позволял Бейну легко получать нужные сведения. Он организовал свою сеть информаторов и агентов, которой мог лично руководить.

Конечно, это было бы невозможно, если бы тело Бейна все еще покрывали орбалиски – паразиты с прочным хитиновым панцирем, которые питались его плотью, взамен обеспечивая силу и защиту. Органические доспехи делали его практически неуязвимым в бою, однако жуткий внешний вид вынуждал владыку ситов избегать посторонних глаз.

В те дни он тоже старался укрепиться материально и упрочить свое политическое влияние, однако обезображенная наружность ограничивала его возможности. Скрываясь от джедаев и пребывая в постоянном уединении, Бейн был вынужден работать через шпионов и посредников. Его глазами и ушами служила Занна: все потоки информации проходили сквозь нее, каждая задача выполнялась при ее участии. Из-за этого Бейну приходилось действовать осторожно, не спешить с комбинациями и откладывать рискованные планы.

Теперь все было иначе. Он по-прежнему выглядел устрашающе, однако вполне мог сойти за наемника, охотника за головами или отставного солдата. Он носил типичную местную одежду и выделялся лишь ростом – в общем и целом, был человеком заметным, но едва ли необычным. Это позволяло сливаться с толпой, встречаться с информаторами и заводить знакомства с ценными политическими союзниками.

Бейну больше не приходилось прятаться, ведь теперь он мог просто прикрыться фальшивым именем. С этой целью он приобрел небольшой особняк неподалеку от Даплоны. Под видом богатых торговцев – брата и сестры Сеппа и Аллии Омек – они с Занной осторожно проникли во влиятельные общественные, политические и экономические круги планеты.

Их особняк был расположен достаточно близко к столице, чтобы пользоваться всеми преимуществами Сьютрика, но достаточно далеко, чтобы Занна могла продолжать обучение и постигать искусство ситов. Но если застой и самоуверенность – это яд, который когда-нибудь уничтожит джедаев, то Бейн должен оставаться бдительным и не допустить, чтобы его собственный Орден угодил в такую же ловушку. Поэтому важно не только тренировать ученицу, но и развиваться самому, оттачивая навыки и познавая новые секреты.

Во внутреннем дворе снова поднялся прохладный ветерок, остудив мокрое от пота тело Бейна. Физические упражнения были окончены – настало время приступить к действительно важной работе.

Пара десятков шагов – и Бейн оказался перед небольшой пристройкой у задней части особняка. Проход был закрыт на кодовый замок. Сит набрал комбинацию, мягко толкнул дверь и вошел в здание, которое служило его личной библиотекой.

Она представляла собой квадратную комнату пяти метров в длину, освещаемую тусклой лампой на потолке. Стены были уставлены полками, доверху забитыми книгами, свитками и рукописями – знаниями древних ситов, которые он собирал годами. В центре комнаты на высоком пьедестале располагалось главное сокровище Дарта Бейна – его голокрон.

Кристаллическая четырехгранная пирамида, которая могла уместиться на ладони, содержала все его знания и достижения. Учения, понятия, открытия – все аспекты темной стороны, постигнутые Бейном, – были записаны в голокрон для вечного хранения. Это было его наследие, оставленное потомкам; единственный способ передать накопленную мудрость тем, кто последует его примеру и станет повелителем ситов.

После смерти Бейна голокрон перейдет к Занне… если она окажется достаточно сильна, чтобы забрать у него титул темного владыки. Но Бейн уже не был уверен в том, что это случится.

В той или иной форме ситы существовали тысячи лет. Все это время они вели бесконечную войну с джедаями… а также друг с другом. Планы последователей темной стороны снова и снова рушились из-за внутренних раздоров и борьбы за власть.

Этот фатальный недостаток сопровождал Орден ситов на протяжении всей его истории. Любого выдающегося лидера рано или поздно уничтожал союз его собственных последователей. Потеряв сильного вождя, слабые ситы вскоре начинали грызню друг с другом, еще больше ослабляя Орден.

Из всех ситских мастеров лишь Бейн осознал гибельность этого порочного круга. И лишь он оказался достаточно силен, чтобы из него вырваться. Под его руководством ситы переродились. Теперь их было двое, не больше и не меньше: один воплощал могущество, второй к нему стремился.

Отныне титул повелителя принадлежал только сильнейшему, достойнейшему ситу. Благодаря Правилу Двух силы учителей и учеников будут расти от поколения к поколению, пока ситы не уничтожат джедаев и не приведут галактику в новый век.

Поэтому Бейн и взял Занну в ученицы: она обладала нужным потенциалом, чтобы превзойти учителя. Однажды она свергнет его с пьедестала, провозгласит себя темной владычицей ситов и выберет собственного ученика. Бейн умрет, но ситы будут жить.

Так он думал раньше. Но теперь его терзали сомнения.

Прошло уже двадцать лет с тех пор, как Дарт Бейн подобрал ее десятилетней девочкой на поле Руусанской битвы, но Занна по-прежнему довольствовалась ролью подчиненной. Она усвоила все уроки и демонстрировала поразительную связь с Силой. Все эти годы Бейн внимательно следил за ее успехами и сейчас уже не мог сказать, кто выйдет победителем из их дуэли. Однако нежелание вызвать учителя на поединок заставляло его усомниться: есть ли у Занны амбиции, чтобы стать повелительницей ситов?

Войдя в библиотеку, Бейн протянул левую руку, чтобы закрыть за собой дверь и сразу же почувствовал знакомую дрожь в ладони. Непроизвольно отдернув руку, сит снова сжал пальцы в кулак и захлопнул дверь ногой.

Да, он начал стареть, однако влияние возраста было несравнимо с тем уроном, который уже нанесла его телу темная сторона Силы. Бейн мог лишь бессильно улыбаться иронии ситуации: тьма давала ему неиссякаемую мощь, но брала за нее ужасную цену. Человеческие кости и плоть просто не выдерживали столь сокрушительной энергии. Огонь темной стороны поглощал его, пожирал по маленьким кусочкам. Десятки лет его тело фокусировало в себе мощь Силы. Теперь оно стало разрушаться.

Проведенные в орбалисковой броне годы лишь усугубили ситуацию. Паразиты убивали Бейна, хоть и дарили взамен поразительную силу. Его организм работал далеко за пределами естественных возможностей, что усиливало отрицательный эффект темной стороны и приводило к преждевременному старению. И хотя орбалиски давно были сняты, нанесенный ими урон был необратим.

Первые признаки слабеющего здоровья были малозаметными: глаза запали, кожа побледнела и покрылась пятнами – чуть сильнее, чем обычно бывает в этом возрасте. За последний год, однако, ухудшения становились все более явными, пока не вылились в дрожь, которая все чаще и чаще охватывала его левую руку.

И Бейн ничего не мог поделать. Джедаи умели исцелять раны и болезни с помощью светлой стороны. Но темная сторона – это не лекарство, а оружие. Больные и слабые не заслуживают помощи; лишь сильные достойны жить.

Он пытался скрыть дрожь от своей ученицы, но Занна была слишком сообразительной, чтобы не заметить столь очевидную слабость учителя.

Бейн ожидал, что эта слабость побудит ее наконец-то бросить ему вызов. Но даже сейчас, при столь очевидной уязвимости учителя, Занна явно не собиралась нарушать стасус кво. Почему – из-за страха, нерешительности или даже жалости к учителю – Бейн не знал, но его избранник и наследник не должен был испытывать ни одного из этих чувств.

Конечно, существовало еще одно объяснение, причем самое тревожное. Занна заметила ухудшение его здоровья – и просто решила подождать. За пять лет тело учителя превратится в труху, и тогда она избавится от него без всякого риска.

В большинстве случаев Бейн похвалил бы подобную стратегию, однако здесь она противоречила основополагающему принципу Правила Двух. Ученик должен заслужить титул темного повелителя, сразив учителя в битве, где оба покажут максимум своих возможностей. Если Занна собирается биться с ним, когда он станет дряхлым и немощным стариком, то она недостойна быть его наследницей. Но и начинать схватку первым Бейн не желал. Если победит Занна, то владычицей ситов станет особа, которая не приняла или не поняла основную идею нового Ордена. Если верх одержит Бейн, то его тело ослабеет задолго до того, как он успеет найти и обучить нового наследника.

Существовало лишь одно решение: Бейн должен придумать, как продлить свою жизнь. Он должен восстановить и омолодить тело… либо заменить его на новое. Год назад он думал, что это невозможно. Теперь все изменилось.

С одной из полок Бейн достал толстый том с шершавой кожаной обложкой и пожелтевшими от времени страницами. Положив книгу на возвышение, он аккуратно открыл ее на отмеченном прошлой ночью месте.

Как и большинство книг своей личной библиотеки, этот том Бейн приобрел у частного коллекционера. Хотя вся галактика считала ситов вымершими, темная сторона по-прежнему будоражила умы представителей всех рас. Процветал черный рынок ситских артефактов, которые пользовались спросом у богатых и власть имущих.

Джедаи пытались найти и конфисковать все, что было связано с ситами, но лишь взвинтили цены и заставили коллекционеров работать через посредников и сохранять анонимность.

Бейну это было только на руку. Он мог расширять и пополнять библиотеку без страха привлечь чье-либо внимание: его считали всего лишь очередным коллекционером ситских фетишей, анонимным богатеем, одержимым темной стороной и готовым потратить состояние на запрещенные рукописи и артефакты.

Большая часть приобретений не представляла ценности: не слишком мощные амулеты и прочие безделушки; подержанные копии исторических трудов, которые Бейн выучил наизусть еще на Коррибане; незавершенные манускрипты на мертвых и не поддающихся расшифровке языках. Но бывало, ему попадались настоящие сокровища.

К таковым относилась рваная и потрепанная книга, лежавшая сейчас перед Бейном. Один из агентов владыки ситов приобрел ее несколько месяцев назад – событие настолько удачное, что его не назовешь простой случайностью. Пути Силы таинственны и непостижимы, и Бейн верил, что ему было предназначено получить этот том – а вместе с ним и ответ на свой вопрос.

Как и почти все книги из его коллекции, том представлял собой исторические записи одного из древних ситов. Большинство страниц пестрели именами, датами и другой информацией, не несущей практической ценности для Бейна. Но в одной небольшой главе вкратце рассказывалось о человеке по имени Дарт Андедду. Этот сит, как утверждал автор, прожил сотни лет, используя темную сторону Силы, чтобы продлевать жизнь и поддерживать существование тела гораздо дольше отпущенного природой срока.

По древней традиции всех ситов, предшествовавших Бейну, правление Андедду завершилось предательством со стороны его собственных последователей. Но голокрон древнего владыки – хранилище его величайших секретов, в том числе и тайны почти бесконечной жизни – так и не был обнаружен.

Вот и вся история – в сумме меньше двух страниц. Краткое описание не касалось ни времени и места его жительства, ни судьбы предавших его последователей. Но именно отсутствие информации делало этот фрагмент таким привлекательным.

Почему так мало подробностей? Почему Бейн ни разу за годы исследований не встречал других упоминаний о Дарте Андедду?

Этому могло быть лишь одно разумное объяснение: джедаям удалось вычеркнуть Андедду из галактической истории. За прошедшие века они собрали все инфопланшеты, голодиски и рукописные работы с упоминаниями Андедду и перенесли в свои архивы – скрыли навечно, чтобы посторонние не узнали его секреты.

Но, несмотря на все их усилия, одна старая, забытая и в остальном бесполезная рукопись все-таки добралась до Бейна. Два месяца – с тех пор как том попал к нему в руки – темный повелитель приходил после ночных тренировок в библиотеку и размышлял над тайной пропавшего голокрона. Соотнося лежавшую перед ним книгу с тысячами других работ из своей коллекции, он пытался сложить куски мозаики, но раз за разом терпел неудачу.

Тем не менее владыка ситов не сдавался. От этого зависели все его достижения, вся проделанная работа. Он узнает, где искать голокрон Андедду. Он откроет тайну вечной жизни и получит время, чтобы найти и подготовить другого ученика.

Без этой тайны он ослабеет и умрет, а Занна без борьбы унаследует титул повелителя. Правило Двух будет посрамлено, а судьба Ордена – оставлена в руках недостойной.

Бейн должен найти голокрон Дарта Андедду. Иначе ситы обречены.
Глава 1
– …в соответствии с правилами, установленными предыдущей, а также всеми последующими статьями. Требование шестое: орган...

Медд Тандар поднес длинные пальцы к высокой конусообразной голове. Надеясь прогнать боль, которая мучила его последние двадцать минут, цереанин стал массировать свой выступающий лоб.

Гельба – женщина, ради переговоров с которой он прилетел на планету Доан – оторвала глаза от петиции и спросила:

– Что-то не так, мастер-джедай?

– Я не мастер, – напомнил он самопровозглашенной предводительнице повстанцев. – Просто рыцарь. – Со вздохом Медд опустил голову. Еще через секунду он пересилил себя и добавил: – Все в порядке. Пожалуйста, продолжайте.

Отрывисто кивнув, Гельба вернулась к своему бесконечному списку ультиматумов:

– Требование шестое: орган избранных представителей шахтерской касты должен получить в свою полную юрисдикцию решение 11 следующих вопросов. Первый: определение размера зарплаты в соответствии с галактическими стандартами. Второй: установление количества часов в неделю, которые работник должен отработать. Третий: утверждение списка одежды, обеспечивающей безопасность и предоставляемой…

Невысокая мускулистая дама бубнила монотонно и без остановки, а ее голос отражался от неровных стен подземной пещеры и превращался в причудливое эхо. Другие присутствующие шахтеры – две женщины и трое мужчин – столпились вокруг Гельбы, как будто завороженные ее речью. Медд не мог отделаться от мысли, что старателям не стоит горевать, если рабочие инструменты вдруг сломаются – голос их лидера пробьет любой камень.

Официально Тандар прибыл сюда, чтобы прекратить вражду между мятежниками и королевской семьей. Как и все цереане, он обладал сдвоенным мозгом, что позволяло одновременно смотреть на конфликт с обеих точек зрения. Теоретически это делало его идеальным кандидатом для разрешения сложных политических ситуаций – вроде той, что возникла на этой маленькой шахтерской планете. Однако на практике Медд понял: роль дипломата куда более утомительна, чем он представлял.

Уродливый коричневый кусок камня под названием Доан располагался во Внешнем Кольце. Более 80% территории планеты служило площадкой для горнодобывающих работ, и нанесенный поверхности урон был заметен даже из космоса. Борозды в пять километров шириной и в несколько сотен длиной рассекали изувеченный ландшафт, словно неизгладимые шрамы. Карьеры глубиной в сотни метров казались оспинами на лице планеты.

Спустившись в забитую смогом атмосферу, можно было разглядеть и огромные, беспрестанно работающие машины. Экскаваторы сновали туда-сюда, как насекомые-переростки, роя землю и копаясь в грязи. Буровые вышки на механических ногах доводили туннели до новых глубин. Гигантские грузовые корабли загораживали тусклый свет солнца, терпеливо ожидая, пока их трюмы и отсеки заполнят почвой, пылью и измельченным камнем.

Над поверхностью планеты возвышалось несколько колонн из неровного темно-коричневого камня. Пятикилометровой высоты и диаметром в несколько сотен метров каждая, они были похожи на пальцы, тянущиеся к небу. На плоских верхушках этих естественных столпов располагались особняки, замки и дворцы, обитатели которых наблюдали за творящимся внизу хаосом.

Редкие залежи минералов и неистовые темпы их добычи превратили маленький Доан в очень богатый мир. Это богатство, впрочем, оседало в закромах знати, живущей в своих особняках на вершинах каменных столпов. Большая же часть населения – низшие касты – были обречены на постоянный физический труд либо занимали положение мелких слуг, не имея ни единого шанса на карьерный рост.

Эту социальную группу и представляла Гельба. В отличие от элиты, они жили на поверхности планеты и обитали в хилых лачугах, наскоро сооруженных среди ям и карьеров, либо в небольших пещерах, вырытых в скальной поверхности. На что похожа их жизнь, Медд почувствовал на себе, едва выйдя из своего челнока с климат-контролем. Его окутала волна невыносимого жара, поднимавшегося от бесплодной, выжженной солнцем земли. Цереанин быстро прикрыл голову куском ткани, пряча нос и рот от клубов пыли, которые могли проникнуть в легкие.

Человек, присланный Гельбой в качестве встречающего, также был закутан в тряпки, из-за чего общение под аккомпанемент грохота машин сделалось еще более затруднительным. К счастью, говорить и не потребовалось: проводник молча повел гостя по территории карьера, и джедай лишь изумленно таращил глаза на окружающую разруху.

Вскоре они добрались до небольшого, грубо высеченного в толще камня туннеля. Медду пришлось согнуться, чтобы не задеть головой острые выступы на потолке. Джедай и его проводник прошли несколько сотен метров, постепенно спускаясь вниз, пока не оказались в большой естественной пещере, освещенной лампами накаливания.

Стены и пол подземной камеры покрывали следы, оставленные инструментами. Очевидно, все залежи ценных минералов отсюда уже давно извлекли. Осталось лишь несколько неровных скальных образований, возвышавшихся над неровным полом – где на метр, а где и на все десять, почти до самого потолка. Их можно было бы назвать красивыми, не будь они все того же тускло-коричневого оттенка, который доминировал на Доане.

Мебели в этой импровизированной штаб-квартире мятежников не было, но высокий потолок наконец позволил цереанину распрямиться в полный рост. Но главное – жар, пыль и шум поверхности почти не доходили до подземного зала, так что джедай мог открыть свое лицо. Впрочем, наслушавшись пронзительного голоса Гельбы, Медд стал сомневаться, хорошо ли это.

– Следующее требование: королевская семья должна быть лишена власти, а все ее особняки – переданы в распоряжение избранных представителей, упомянутых в пункте 3 подраздела В раздела 5. Кроме того, с них следует взыскать штраф и пеню в размере…

– Пожалуйста, остановитесь, – сказал Медд, подняв руку. Гельба смилостивилась и замолчала. – Как я уже говорил, Совет джедаев не в состоянии удовлетворить ваши требования. Я прибыл не для того, чтобы отобрать власть у королевской семьи. Я могу лишь выступить посредником в переговорах между вами и знатью Доана.

– Они отказываются вести с нами переговоры! – крикнул один из шахтеров.

– Их можно понять, – возразил Медд. – Вы убили кронпринца.

– Это было недоразумение, – сказала Гельба. – Мы не собирались взрывать его спидер. Мы просто хотели, чтобы он приземлился. Пытались захватить его живым.

– Ваши намерения уже не играют роли, – пояснил Медд спокойным и ровным голосом. – Убив наследника престола, вы обрушили на свои головы гнев королевской семьи.

– Вы что, их оправдываете? – возмутилась Гельба. – Они охотятся на моих людей, как на диких животных! Сажают за решетку без суда и следствия! Пытками выжимают информацию, а если не выходит, то казнят! Но даже джедаи закрывают глаза на наши страдания. Вы ничем не лучше Галактического Сената!

Медд понимал расстройство шахтеров. Доан уже несколько веков был членом Республики, но ни Сенат, ни другие правительственные органы не обращали внимания на несправедливость его общественного строя. Имея в составе миллионы миров, каждый из которых обладал своими традициями, Республика следовала политике невмешательства и делала исключение лишь для самых тяжелых случаев.

Формально идеалисты порицали Доан и его антидемократические принципы. В то же время базовые потребности жителей – еда, крыша над головой, свобода от рабства и даже право подавать в суд на превысивших полномочия аристократов – всегда удовлетворялись. Безусловно, элита Доана эксплуатировала бедных, но на многих планетах ситуация была гораздо, гораздо хуже.

Тем не менее бездействие Сената не останавливало тех, кто надеялся изменить ситуацию к лучшему. В последние десять лет группы, требующие политического и социального равенства, возникали в нижних кастах как грибы после дождя. Естественно, знать была недовольна. Растущее напряжение вылилось в насилие, кульминацией которого стало убийство наследника престола. Это произошло три стандартных месяца назад.

В ответ король ввел военное положение. С тех пор вести о преступлениях знати превратились в нескончаемый поток, лишь подтверждавший слова Гельбы. Но галактика не спешила проявлять к мятежникам симпатию. Многие сенаторы считали их террористами. И хотя сам Медд сочувствовал им, он не мог действовать без разрешения Сената.

Галактический закон гласил, что джедаи должны сохранять нейтралитет во всех гражданских войнах и внутренних конфликтах, если насилие не угрожает распространиться на другие миры Республики. А все эксперты сошлись во мнении, что в данном случае это маловероятно.

– То, как с вами обращаются, неправильно, – согласился Медд, аккуратно подбирая слова. – Я поговорю с королем и попробую убедить его прекратить гонения. Но ничего обещать не могу.

– Тогда зачем вы вообще прилетели? – вопросила Гельба.

Медд замялся, но в конце концов решил, что единственный выход – рассказать всю правду.

– Пару недель назад ваша бригада вырыла небольшую гробницу.

– На Доане много гробниц, – ответила Гельба. – Раньше мы хоронили в них мертвых… до того, как знать решила перекопать всю планету.

– В этой гробнице были найдены артефакты, – продолжал Медд. – Амулет, кольцо и несколько старых свитков.

– Все, что мы нашли, – наше! – сердито выкрикнул один из шахтеров.

– Так гласит один из древнейших законов, – подтвердила Гельба. – Даже королевская семья не смеет его нарушать.

– Мой учитель считает, что это артефакты темной стороны, – сказал Медд. – Я должен привезти их в Храм на Корусканте на хранение.

Прищурившись, Гельба окинула его взглядом, но промолчала.

– Конечно, мы заплатим, – добавил джедай.

– Вы, джедаи, называете себя защитниками, – сказала Гельба. – Помощниками слабых и угнетенных. Но кучка золотых безделушек вас занимает больше, чем жизни и страдания живых существ.

– Я постараюсь вам помочь, – уверил ее Медд. – И поговорю с королем от вашего имени. Но сначала я должен получить эти…

Внезапно он замолчал; эхо слов повисло в воздухе. Что-то не так. У джедая закололо в животе – верный признак надвигающейся опасности.

– Что? – спросила Гельба. – В чем дело?

«Возмущение в Силе», – подумал Медд и потянулся к световому мечу на поясе.

– Кто-то идет.

– Невозможно. Часовые в туннеле нас бы предупре… агх!

Характерный звук бластерного разряда оборвал Гельбу на полуслове. Она пошатнулась и рухнула на землю с дымящейся дырой в груди. Остальные шахтеры с криками бросились врассыпную, пытаясь укрыться за многочисленными каменными выступами. Двое из них не успели и упали, сраженные смертоносно точными выстрелами промеж лопаток.

Медд остался на месте, активировал меч и стал вглядываться в темные стены пещеры. Ничего не видя в темноте подземелья, он открылся Силе – и отшатнулся, будто от удара в живот.

Обычно Сила окутывала его, словно теплая волна белого света, придавала сил и помогала сосредоточиться. В этот раз она была похожа на холодный кулак, ударивший его в солнечное сплетение.

Еще один луч бластера просвистел у Медда над ухом. Упав на колени, озадаченный и сбитый с толку джедай пополз к ближайшему камню. Всю жизнь он учился служить Силе. Ему говорили, что светлая сторона должна течь сквозь него, расширять возможности и обострять чувства, направлять мысли и движения. Теперь же Медда, казалось, предала сама первооснова его способностей.

Джедай слышал, как рикошетят о стены ответные разряды, выпущенные шахтерами в сторону невидимого противника, но не обращал внимания на звуки битвы. Медд не понимал, что с ним случилось, но знал, что должен найти способ справиться с напастью.

Тяжело дыша, он мысленно повторил первые строки кодекса джедаев и попытался успокоиться. Нет эмоций; есть покой. Мантра Ордена помогла восстановить дыхание, и несколько секунд спустя джедай решился еще раз прикоснуться к Силе.

Но вместо покоя и ясности ума он почувствовал лишь гнев и ненависть. Медд инстинктивно закрылся – и понял, что происходит. Каким-то непостижимым образом источник его сил оказался заражен и отравлен темной стороной.

Как это получилось, он объяснить не мог, но по крайней мере был готов сопротивляться. Заблокировав страх, джедай слегка приоткрыл сознание и превратил поток Силы в тонкую струйку. Одновременно он сосредоточился на том, чтобы очистить ее от загрязнения. Постепенно Медд все-таки почувствовал прилив энергии светлой стороны… хотя эта энергия была гораздо слабее, чем обычно.

Выйдя из-за каменного укрытия, он громко крикнул:

– Покажись!

Из темноты в Медда полетел бластерный разряд. В последнюю секунду он отразил его мечом – этот прием Тандар освоил еще падаваном – и смертельный сгусток энергии улетел в угол пещеры.



«Слишком близко, – сказал себе джедай. – Ты действуешь медленно и неуверенно. Доверься Силе».

Светлая сторона окутала его, но что-то по-прежнему было не так. Ее мощь дрожала и гасла, как голограмма от статических помех. Что-то – или кто-то – мешал ему сосредоточиться. Пелена тьмы закрывала сознание, ограничивая возможность обращаться к Силе. Для джедая не было ничего более ужасного, но Медд не собирался отступать.

– Оставь шахтеров в покое! – крикнул он твердым, не выдающим ни капли неуверенности голосом. – Выйди и сражайся!

Из дальнего угла пещеры вышла молодая иктотчи с бластерами в обеих руках. На ней был простой черный плащ с откинутым капюшоном; ее изогнутые заостренные рога, выступающие из висков, спускались к плечам. На фоне красной кожи резко выделялась черная татуировка на подбородке: четыре острых, тонких линии, выходящие из нижней губы словно клыки.

– Шахтеры мертвы, – сказала иктотчи. В ее голосе было что-то жестокое, как будто она насмехалась над джедаем.

Осторожно расширив сферу восприятия, Медд понял, что это правда. Будто сквозь дымку он увидел разбросанные по залу тела старателей: каждый из них был убит смертельным выстрелом в голову или грудь. За те несколько секунд, пока Медд приходил в себя, она перебила их всех.

– Ты – убийца, – предположил он. – Королевская семья поручила тебе расправиться с лидерами восстания.

Иктотчи наклонила голову в знак подтверждения и приоткрыла рот, будто собираясь что-то сказать… Затем внезапно выстрелила еще раз.

Уловка почти сработала. В нормальных условиях Медд почувствовал бы обман задолго до того, как убийца начала действовать, но неведомая сила, блокировавшая светлую сторону, сделала его уязвимым.

Не пытаясь отразить выстрел, Медд отпрыгнул в сторону и тяжело приземлился на каменный пол.



«Ты неуклюж, как маленький мальчик», – упрекнул он себя, поднимаясь на ноги.

Не давая убийце шанса выстрелить в третий раз, джедай вытянул свободную руку ладонью вперед и с помощью Силы вырвал у нее оружие. Проведенный прием обернулся приступом обжигающей боли, которая прошла по всей длине его головы, заставив вздрогнуть и отступить на полшага. Однако бластеры успешно взлетели в воздух и приземлились неподалеку от ног Тандара.

К его удивлению, убийцу это не смутило. Может, она чувствовала его страх и неуверенность? Было известно, что иктотчи обладают ограниченными способностями предвидения; по слухам, они могли с помощью Силы заглядывать в будущее. Кое-кто даже утверждал, что они владеют телепатией. Что, если эта иктотчи и блокирует светлую сторону?

– Сдавайся, и я обещаю, что тебя будут судить по справедливости, – произнес Медд, стараясь выглядеть убедительным и абсолютно уверенным в себе.

Убийца улыбнулась, обнажив острые зубы:

– Суда не будет.

Она сделала кувырок назад, так что плащ затрепетал в воздухе, и скрылась за толстым выходом каменного пласта. В ту же секунду один из бластеров у ног Медда громко запищал.

Джедай думал, что обезоружил соперницу, но вместо этого попал в ее хитрую ловушку. Только за миг до взрыва он заметил, что блок питания запрограммирован на перегрузку. Последней его мыслью было попробовать оградиться от взрыва при помощи Силы, но джедай не мог пробить затуманившую сознание пелену. Он чувствовал только страх, гнев и ненависть.

И за мгновенье до того, как взрыв оборвал его жизнь, Медд осознал весь ужас темной стороны.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет