Дездемона, генерал венецианской морской пехоты, около 40 лет. Бианка



жүктеу 475.79 Kb.
бет1/4
Дата16.05.2019
өлшемі475.79 Kb.
  1   2   3   4

 М. Гельфанд \ М. Неменов\

Дездемона
Трагедия в двух действиях, четырнадцати картинах, с прологом и финалом

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:



Женщины:

Дездемона, генерал венецианской морской пехоты, около 40 лет.

Бианка, подруга Дездемоны, офицер разведуправления генштаба, около 40 лет.

Третий сенатор за 50, очень худая

Эмилия, жена Яго, служанка Дездемоны, 16 лет

Тети Дездемоны.

 

Мужчины:



Отелло, лидер рок-группы «Электрический кролик (Электролик)», от 25 до 30 лет

Кассио, заместитель Дездемоны, от 25 до 30

Яго, адъютант Дездемоны, около 30 лет.

Родриго, богатый венецианский дворянин, спонсор рок-группы и любовник Отелло около 25 лет.

Брабанцио, сенатор, отец  Дездемоны, около 70 лет.

Лодовико, двоюродный брат Дездемоны, банкир из Милана, около 40 

Алессандро, его сын, 15-16 лет.

Карло Серебрини, его доверенный бухгалтер, около 30 лет.

Дож Венеции

Сенаторы

Али Башара, купец из Аравии.

Исмаил-бей по кличке «Сириец», турецкий адмирал.

Монтано, предшественник Дездемоны по управлению Кипром

Рокеры

Солдаты, матросы, гонцы, горожане, мужчины и женщины, дети, офицеры, солдаты, дворяне, музыканты и слуги.

 

Место действия: Венеция и Кипр.



 

Одежда персонажей:

Мне кажется, чем ближе костюмы будут к реалиям начала 16 века, тем лучше.

Женщины в верхних платьях яркого бархата без рукавов, в длинных нижних платьях, с большими квадратными декольте и небольшими вырезами на рукавах.

На голове завитые  сложные прически, небольшие шапочки или кокетливые золотые сеточки.

На высокой талии узкий пояс с кинжалом в роскошных ножнах.

(В то время право носить оружие являлось неотъемлемым признаком свободного человека, тем паче аристократа, любого пола).

Мужчины в обтягивающих штанах с разноцветными полосами. Иногда высокие и такие же пестрые чулки от колена и вниз. Короткие пышные куртки с многочисленными прорезями и шнуровками, сквозь которые видны яркие (белые, синие, алые) рубашки. Разноцветные береты.

На поясе такой же кинжал, но на улице к нему прибавляется длинная плоская шпага. Что-то вроде узкого обоюдоострого меча.

У тех и других в дороге (например, путешествие по морю) длинные яркие плащи с прорезными рукавами, расшитые мехом и драгоценностями.

У солдат – алебарды.

 

 



Пролог

 

Дездемона, перед занавесом в нерешительности.



- Не знаю, как начать, хотим представить...

Нет, по-другому, тут решили мы...

Опять не то...

Так вот, полтыщи лет тому назад жил драматург великий, гениальный, поэт Вильям Шекспир.

Он написал трагедию о мавре и деве, что чиста как свежий снег, короче, о коварстве и любви, точнее, о любви и о коварстве.

Трагедию играют до сих пор, но времена и мавры изменились.

И женщины уже не таковы.

И обстоятельства в Венеции иные...

Поэтому решились мы опять

Трагедию Отелло описать.

Не нам соперничать с Шекспиром - это ясно.

(Звонок.


Достает мобильник):

- Позже позвони, пожалуйста, я занята!

Ведь гений - это чудо,

Чудесам не место средь мобильных телефонов....

(Звонок.

Достает мобильник):

- Ну я же сказала...

Ах, это ты...

Нет, дорогой, никак не могу...

 

Но страхи прочь...Сомненья вон из сердца.



Нам долг исполнить всем пришла пора.

Как генерал бросает в бой полки,

Так драматург сражается с бумагой,

Там льется кровь, а тут она кипит...

И тот, и этот станет знаменит.

Или покроет седину позором...

Начнем...

С чего ж начнем?

Пусть будет карнавал... Венеция... Где дож венчался с морем, стояли корабли из разных стран, и люди веселились от души...

А может быть и слишком веселились, и не заметили приход суровых дней.

Но были живы и любили жизнь!

Действие первое


1картина
Венеция - Карнавал.
По авансцене проносятся танцующие мужчины, женщины, жонглеры, акробаты.

Слева рок-группа «Электрический кролик» играет, Отелло, высокий красавец лет 25, жгучий брюнет с вьющимися волосами и очень смуглой кожей, поет свой последний хит:

«Возьми в свои руки свою любовь» 

- Если от тебя ушла она,

Если бюст подруги уплыл навсегда,

Нечего стонать, как влюбленный кот,

Не бери в голову, тем более в рот!

Танцующие подпевают хором:

- Никогда в голову, тем более в рот

Возьми в руки любовь!

Возьми в руки любовь!

Делает непристойный жест

Возьми в руки любовь!

Положи на все


Авось пронесет!

Будет другая и третья придет!

Танцующие подпевают хором:

- Будет другая и третья придет!

 

Будто подхваченные вихрем появляются Дездемона и Бьянка, высокие хорошо сложенные женщины лет сорока, в карнавальных костюмах, усыпанных блестками и стразами.



Формально они в масках, но маски на длинных тростях держат в руках.

Орут и пританцовывают вместе со всеми.

Справа мужчина в маске, но обнаженный по пояс, тащит к кулисам женщину тоже в маске, женщина вырывается.

Женщина: - Сначала деньги!

Мужчина: - Деньги... (свистит) давно бы пропил, если б даже были.

Женщина: – А даром только вот (непристойный жест).

Бьянка (бросает ей монету)

Держи!


(гнусаво с расстановкой) Как учит нас святая церковь наша, в такие дни воздерживаться грех...

Дездемона – Аминь!

Женщина: (прячет монету) – Другое дело.

Мужчина: - Благодарю от всей души..  Оглядывает Бьянку с ног до головы. Клянусь святыми таинствами всеми, благодарность, я выразить готов и не словами!

Бьянка: (смеется) - Ты лучше постарайся, чтобы деньги свои потратила не зря!

Мужчина: -Уж это не извольте сомневаться!

Дездемона -Аминь!

 (Мужчина и  Женщина уходят.)

Дездемона: -Наш карнавал!...

Закрыты только лица,  веселье, похоть, музыка и корысть  -

Все напоказ!...

Широко разводит руками.

Бьянка: - И сиськи тоже!

Дездемона: (смеясь, поправляет платье) - Весь город превратился в театр с борделем вперемешку!

Бьянка: (хлопает ее по плечу) -Люблю!

Дездемона (обнимает подругу): -Я тоже!

О... Какие ляжки...

Как сказал тот потаскун? Клянусь святыми таинствами всеми!

(Хватает за плечо проходящего мимо юношу.)

Юноша: - Пусти, старуха.

Дездемона: - Сопляк!

(Отталкивает его....)

Бьянка: - Да, сразу видно, в женщинах еще не смыслит!

(Юноша делает движение вернуться.)

-Пошел, пошел!

Входит Кассио.

Дездемона: - А, вот и Кассио, позволь тебе представить, мой новый лейтенант, он родом из Флоренции и там закончил академию с отличьем!

Знакомьтесь, лейтенант, моя подруга детства, офицер генштаба.

Кассио: - Мое почтенье! Счастлив видеть вас, ваше превосходительство. (Бьянке) А с вами познакомиться я рад. И восхищенье выразить свое. Вас видел много раз, издалека.

 Таких красавиц на военной службе нигде, кроме Венеции, не встретишь!

Бьянка: - Тосканцы в комплиментах знают толк... Но продолжайте, слушать Вас приятно.

Дездемона: - Так вам понравилось в Венеции?

Кассио: - Нет слов!

Венеция - столица красоты, утех и наслаждений, вечный праздник, жемчужина, рожденная из моря, переливается у моря на краю.

Как сон счастливый!

Бьянка: - Да вы поэт.

Кассио: - В Венеции нетрудно стать поэтом.

«Кролики» играют быстрый танец., все танцуют.

Бьянка (запыхавшись) - На брудершафт, никто не возражает?

Кассио: - Я буду счастлив!

Дездемона: - Там за углом, есть неплохой бар.

(Кассио кланяется, уходит).

Дездемона: - Тебе по вкусу мальчик?

Бьянка: - Признаюсь...

Дездемона: - Ну, владей!

Бери его на абордаж, как галеон, сокровищами полный, берут пираты среди волн карибских...

(Обнимаются. Возвращается Кассио, за ним слуга несет поднос с тремя бокалами шампанского. Дездемона пьет, улыбаясь. Кассио пригубливает.

Бьянка  пьет, глядя на него в упор. Ставит бокал на поднос и, притянув к себе молодого человека, долго страстно целует. Кассио притягивает ее к себе, потом отпускает, неуверенно смотрит на Дездемону. Та целует его в щеку.)

Дездемона: - Что ж, господа, не буду вас задерживать, я погуляю тут еще немного.

(Дездемона одна, рассеянно оглядывается по сторонам.

Какой-то мальчишка пытается стянуть у нее с пояса кошелек.

Быстрым движением ловит его руку и выворачивает.

Мальчишка орет плаксиво)

Мальчишка: -Ай-яй-яй... За что?! Пустите.

Двое не совсем трезвых здоровяков бандитского вида: - Эй, потаскуха. Ну, то есть, госпожа.. Пусти мальца!

(Кладут руки на ножи.

Дездемона таким же ловким  движением, не выпуская мальчишку, засовывает под мышку трость, на которой укреплена маска, и достает длинный узкий кинжал.

Немая сцена)

Какая-то женщина: - Ваше превосходительство!

(Еще кто-то)

- Наш генерал!

Виват!


Виват!

Виват, наш генерал!

Один из бандитов:  - Простите... Не узнал!

Второй: - Прощенья просим...

Первый: - Простите... Не узнал!

Дездемона: - Ладно

(Отпускает мальчишку.)

Первый бандит: ( Ловит мальчишку за рукав.) – Подай-ка стул для госпожи.

(Мальчишка приносит табуретку, кланяется, Дездемона садится.

«Кролики» перешептываются, один из них что-то объясняет Отелло, тот

выходит на авансцену)

Отелло: - Позвольте спеть для Вас, ваше превосходительство.

(Берет микрофон, поет.

По ходу пения становится на колени.)

 

Сравню ли с летним днем твои черты?



Но ты милей, умеренней и краше.

Ломает буря майские цветы,

И так недолговечно лето наше!

 

То нам слепит глаза небесный глаз,



То светлый лик скрывает непогода.

Ласкает, нежит и терзает нас

Своей случайной прихотью природа.

 

А у тебя не убывает день,



Не увядает солнечное лето.

И смертная тебя не скроет тень -

Ты будешь вечно жить в строках поэта.

 

Среди живых ты будешь до тех пор,



Доколе дышит грудь и видит взор.

(Дездемона поднимает его с колен и целует.)

 

2 картина


Родовой дворец Дездемоны и площадь перед ним

 

Три дамы, тети Дездемоны:



Первая: - Конечно!

В наш век, когда все перегородки, разделявшие общество, рушатся, все объединяются, например...

Вторая: - Например, пол с потолком!

Первая:  (пожав плечами) – Все-таки не совсем понятно, не совсем понятно...

Вторая: - В какой сточной канаве Дездемона его подобрала.

Первая: - Вот именно! Вот именно!

Третья: (наклоняется к уху второй, шепчет).

Вторая: - Ну, при таких обстоятельствах...

Третья: (наклоняется к уху первой, шепчет)

Первая: - Да? Ну, при таких обстоятельствах...

Вторая: - То есть, размерах.

Первая: - Да, размерах, я сразу становлюсь сторонницей демократии.

(Уходят.)

 

Яго и Бьянка:



ЯГО: - Действительно, немного странно. Нет, я понимаю, конечно, смазливое личико, крепкие ляжки, но замуж... Зачем ей это?

БЬЯНКА: - Возможно, она его полюбила.

ЯГО: - Любовь!? Странное слово, никогда не мог понять, что оно означает.

БЬЯНКА: - Любовь - это влечение души, это ураган, который тебя уносит, и теплый ветерок, который тебя ласкает...

Это когда любимый входит в тебя  - и ты испытываешь наслаждение и любовь, любовь и наслаждение.

А когда все кончается  - ты чувствуешь пустоту и любовь.

Когда он рядом – ты чувствуешь нежность и любовь, а когда далеко - печаль и любовь.

А когда он уходит - твоя душа умирает... и то, что остается (машет рукой).

ЯГО: - А мне бы вот хватило и того, что осталось.

(Пытается ее обнять, Бьянка его отталкивает.)

Короче говоря, любовь - это душевная болезнь, и весьма заразная притом.

БЬЯНКА: - Не беспокойся, ею могут заболеть только те, у кого есть душа.

Тебе она не угрожает!

(Уходят.)

 

Лодовико и Алессандро



Алессандро с любопытством осматривается, Лодовико делает вид, что скучает.

Дездемона: (Она в белом платье, в руках фата, к Лодовико)

- О! Спасибо, что приехал!

Очень долго и нежно целуются.

После поцелуя Лодовико удерживает руку Дездемоны в своей.

Дездемона: - А где жена?

Лодовико : - Просила ее извинить, на восьмом месяце беременности ей трудно бы было путешествовать.

Дездемона: - Ну значит скоро вас поздравить можно с шестым...

Лодовико : - С  седьмым.

Дездемона: - Ни себе чего...

Лодовико : - Ей нравится

Ты знаешь, я веду дела по всей Италии и часто вынужден надолго уезжать... Симона ищет утешенья в детях (в сторону) А может быть, и в слугах. Пожимает плечами. Бог с ней... Или не бог?

А это...

Дездемона:(Останавливает его.) - Догадалась! Это Алессандро, двоюродный племяник мой. Какой прелестный юноша (Целует АЛЕССАНДРО в щеку.) Высокий и красивый. Как и ты..

Лодовико: - Как и ты. И хочет быть генералом. Как и ты.

АЛЕССАНДРО: - - Ну, не сразу генералом, в следующем году поступлю в военную академию, потом война... Война теперь идет почти непрерывно. Не в одном месте, так в другом... Постараюсь отличиться.

(Пауза)

Дездемона: - Не знаю, что тебе и сказать, не лучшая это профессия по нынешним временам.



Если ты побеждаешь, в газетах поднимается вой о том, как много турок ты убил.

Все хотят покоя.

Все хотят, чтобы их не трогали...

Все хотят красивой картинки в телевизоре, зрелище вражеских трупов, разорванных ядрами на куски, которое так любят демонстрировать наши журналисты,  приводит в ужас их зажравшиеся душонки...

Лодовико: - Простая мысль, что в случае поражения в кровавой грязи будут валяться их собственные головы, не приходит им... ни в какое место.

Дездемона: - Если же проигрываешь...

АЛЕССАНДРО: - Ну, это ясно...

Дездемона: - Если проигрываешь... Нестерпимый стыд  перед убитыми, ранеными, искалеченными, перед людьми, которые тебе доверились, шли в огонь за тобой...

 Так что шел бы ты лучше в банкиры, как твой отец.

Прибыльно, почетно и для здоровья полезнее...

АЛЕССАНДРО: - -Но вы, тетя, ведь вы-то продолжаете служить.

Дездемона: –Сама не знаю, чему и почему.

Лодовико: - Ну ладно, не хочешь ли сходить наверх, там много интересного.

Дездемона: - Да, в западном крыле, прекрасная коллекция холодного оружия  -  мой дед собирал.

АЛЕССАНДРО: - -С радостью (целует ей руку, Дездемона целует его в лоб. Уходит.).

Дездемона: -Прекрасный сын, ты мог бы быть с женой поласковее уже за то, что она его  тебе родила.

Лодовико: -Если бы наши драматурги писали пьесы получше, если бы тогда, помнишь, твоя мать не приехала из театра слишком рано, он мог бы принадлежать тебе...

И мой банк, и мой дворец в Милане, и я сам...

Дездемона: (закрывает ему рот рукой) - Молчи, невеста не должна грустить в день свадьбы!

Лодовико: -Теперь ты наконец остепенишься, родишь ребенка от этого, как его...

Я, кстати, одобряю твой выбор. Молодой бычок с неиспорченной наследственностью. Бог даст, у меня будут отличные племянники.

(Пауза.)


Дездемона: - А, я забыла, ты не знаешь...

У меня не может быть детей, я была ранена при Алеппо, удар турецкого штыка в живот, я выжила, но детей... (Качает головой.) 

Входит Бьянка, одетая как подружка невесты.

Бьянка: - Особенно меня умиляет фата на сорокалетней бабище! (к Лодовико) Прошу прощения, благородный сеньор. (Отнимает руку Дездемоны.)

Дездемона: – Это папа настоял. Ну, пустяки, полчаса позора...

Бьянка: – Пошли, я наконец добыла парикмахера, (гордо) Шуки с Большого канала!

Дездемона: – Не может быть! Он же сказал, что у него все расписано на три месяца вперед.

Бьянка: –Вот поэтому  я и послала наряд военной полиции! Пошли!

Еще раз прошу прощения, благородный сеньор.

 

Лодовико один. Потом входит Отелло. Он одет чрезвычайно роскошно, буквально усыпан драгоценными камнями.



Лодовико: - Паскудная штука эта наша жизнь, если рассудить здраво. Но короткая, по крайней мере. А, вот и бычок. (Кланяется.)

Добрый день, благородный сеньор, позвольте приветствовать будущего владельца этого дворца, титула и половины набережной...

Отелло: – Можете не скрипеть зубами, я только что подписал бумагу, по которой от всего этого отказываюсь в пользу племянника старого сенатора.

Лодовико: –Вы считаете это несправедливым?

Отелло: – Да нет, почему же, если учесть, что одежда на мне, кроме трусов, куплена на деньги моей будущей жены...

Лодовико:  - Я вижу, вы разумный молодой человек...

Отелло: - Не такой уж безнадежный идиот, вы это имеете в виду!

Лодовико: - Я имею в виду то, что я имею в виду!

Да, так позвольте рассказать вам одну историю.

ОТЕЛЛО: - (стараясь быть вежливым)

Хоть три, моя голубка в руках парикмахера, а это надолго.

Лодовико: - Голубка, так ты ее называешь...

ОТЕЛЛО: - - Да, это... не очень-то ей подходит, признаю, но и такие названья как «господин генерал» или «ваше превосходительство», не для любой ситуации годятся!

Лодовико: - Ну... Да, так вот история.

У нас в Милане, я знаете ли из Милана, была одна семья, брат и сестра.

Брат, должен вам сказать, сестру нежно любил и с детства о ней заботился, но... бизнес есть бизнес, так что он часто бывал в отъезде.

И вот однажды, в его отсутствие, за сестрой стал ухаживать какой-то француз, красавчик... И она влюбилась без памяти и согласилась выйти за него...

Отелло: - Бывает, что поделаешь.

Лодовико: - Да, делать было нечего. После свадьбы брат уехал опять, а когда вернулся через несколько месяцев, узнал, что этот... молодожен дурно обращается с его сестрой, оскорбляет... и даже поколачивает иногда... И шляется по блядям. (Пауза) Честно говоря, я даже не знаю, что из этого было правдой, а что только слухами, болтовней...

Отелло: – И что же этот брат?

Лодовико: – А брат? (пожимает плечами) А что брат, опять уехал по делам.

Отелло: – А француз?

Лодовико: – Да, француз...  Через пару дней его нашли в роще за городом, причем голова и яйца валялись отдельно, довольно далеко от трупа... Можете себе  представить!

Отелло:  (Довольно равнодушно) - Что ж, это круто.

Лодовико: (Без выражения) - Ужасно.

Встречаются еще бандиты, готовые из-за горсти серебра разрезать человека на куски...

Ну, мне пора, рад был познакомиться с вами, позвольте вас еще раз поздравить, Дездемона замечательная женщина, и вы, конечно, будете счастливы с ней... Как это говорят попы во время венчания, «пока смерть не разлучит вас!»

Желаю счастья.

Отелло: (один) - Во бля!

Как они все мне!

Дядья, племянники, двоюродные тети, внучатые сестрицы...

И каждый норовит засрать мозги!

Появляются «Кролики» в полном составе.Видят Отелло. (Немая сцена.)

1 «кролик»: - Ни хрена себе!

2 «кролик»: - Вот это прикид!

1 «кролик»: - Видно генеральша купила себе мужа.

2 «кролик»: - На свежатинку потянуло.

3. «кролик»: - И по дешевке!

2 «кролик»: - Я бы не сказал, что по  дешевке.

Отелло:  (беззлобно) - Пошли вон, ублюдки!

1 «кролик»: - Уже уходим!

(Но никуда не движутся с места.)

Отелло: - Что вы понимаете в женщинах!

1 «кролик»: - Ну мы-то... Это ты как раз по мужчинам больше.

Мы-то понимаем кое-что!

Отелло: - Вы! Она... Когда она прижимает меня к себе, у меня сердце поднимается к горлу!

2 «кролик»: - Чего-чего у тебя поднимается?.

Отелло: - Идиот! Эта женщина!

Все ваши сопливые подружки ей в долю не канают!

Она одна зажигает больше, чем все шлюшки и шлюшищи, которых вы поимеете до того дня, пока у вас перестанет стоять!.

1 «кролик»: - А мы-то думали, ты из-за денег..

Отелло: - На хрен мне эти деньги?

Что, я себе на жизнь не мог заработать?

Короче!


Проваливайте, или я за себя не ручаюсь.

(Все уходят.)

Отелло: (вслед) - И если кто-то из вас намеревается залезть в тину, нажраться дешевого пойла и заняться рукоблудием на досуге, так знайте – репетиция (считет по пальцам) в пятницу, и тот, кто не придет или явится под газом, тот сразу может искать себе место в другой команде!

1 «кролик»:  (возвращается) - А я слышал, что Родриго, под впечатлением твоей... измены, решил послать нас всех на хрен.

Отелло: - Что я могу сделать, если он такой ревнивый идиот.

1 «кролик»: - А аппаратура, между прочим, куплена на платежи... да и за репетиционный зал уплачено только до первого числа?

 Отелло:  - Репетировать будем тут, за домом есть сарай с отличной акустикой, бывшая конюшня А про аппаратуру я что-то придумаю.

(Уходят в разные стороны).

 

3 картина



 

Отелло и Дездемона из-под венца. Брабанцио, Бьянка и Кассио (одеты как подружка и шафер), Лодовико.

Д. -Ну как, папа, тебе понравилось?

Брабанцио. - Я только жалею, что это не случилось на 15 лет раньше.

Лодовико - Или на 20

Брабанцио - Или на 20. Архиепископ был сегодня в ударе

Бьянка (в сторону) - Или в подпитии. Но, впрочем, в последнее время это обычно совпадает.

Брабанцио: (К Отелло, вежливо) - А каково ваше впечатление?

Отелло: - Потрясающие картины в алтаре... Мне, знаете ли, раньше не приходилось стоять так близко к алтарю в соборе, да я там, собственно, и не бывал никогда. Особенно слева, кающаяся Мария Магдалина, это...

Лоренцо: - Один из ранних шедевров Тициана

Брабанцио: - Мы с ним, кажется, в каком-то родстве?

Дездемона: - Да, правда, одна из внучек дожа Берберини, единственный дож в нашей семье, сбежала и обвенчалась с Тицианом. Художника едва не зарезали оскорбленные родственники.

Брабанцио - Ну, потом как-то все устроилось.

Дездемона - Дож любил внучку больше всей остальной родни, вместе взятой!

К сожалению, она умерла совсем молодой, кажется от тифа...

Ее смерть свела деда в могилу.

Отелло - А Тициан?

Бьянка - О, Тициан был безутешен, два месяца, или даже три... То... се... красивые натурщицы...

Отелло - Зато он был гениальный художник.

Дездемона - Кто бы спорил... Ты, папа, как себя чувствуешь?

Брабанцио – Устал, по правде говоря... Старость не радость.

Дездемона - Еще бы ! (обнимает его) Пойдемте, надеюсь стол уже накрыт и гости собрались. Побудешь с нами еще немного.

 

Те же, и молодой офицер. Щелкает каблуками:



- Прошу меня простить! Генерал (отдает честь), сенатор, Дож просит вас срочно пожаловать к нему во дворец, немедленно.

Брабанцио –Что-то случилось?

Офицер - Я не уполномочен...

 

 



                                   

 

4 картина


Дворец Дожей

 

Дож и сенаторы за столом. Кругом военные чиновники и слуги.



 

Дож: - В вестях нет связи. Верить им нельзя.

Первый сенатор: - Вот пишут, что сто семь галер.

Дож: -  А вот, что их сто сорок.

Второй сенатор: -  У меня их двести. Понятно, что подсчет разноречив.

Но что турецкий флот плывет на Кипр, на этом сходятся все сообщенья.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет