Диклаймер: Все права принадлежат госпоже Дж. К. Роулинг



жүктеу 4.67 Mb.
бет1/28
Дата24.01.2018
өлшемі4.67 Mb.
түріРассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Не верю!

Автор: Bellatrix


Бета: Tananda
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ГГ, РУ/ГГ, ГП/БЗ, РУ/ПП
Жанр: Приключения/роман.
Диклаймер: Все права принадлежат госпоже Дж.К.Роулинг.
Саммари: В общем, все начинается с того, что Гарри Поттеру приходит письмо, в котором рассказывается, что он потомок Волдеморта, в общем, племянничек. Парню по прихоти дяди приходиться перейти в Слизерин, где жить намного веселее, чем в Гриффиндоре. Но вскоре ему начинают сниться очень странные сны. Гермиона решила пожертвовать собой ради Ордена Феникса, а Дамблдор оказывается не Дамблдором.… Ну, и заветные слова первой части: «Авада Кедавра!»

Глава 1.
Письмо выпало из его рук и упало на гриффиндорский стол. Черный филин ухнул и, не дождавшись благодарности за долгий перелет, взмыл под потолок Большого зала. Гарри взглянул на сидящую рядом Гермиону и как-то устало закрыл глаза. Его неестественно бледное лицо и какая-то усталая сосредоточенность заставили Гермиону невольно поежится. Когда он снова взглянул на девушку, в его взгляде читалось полное смятение и шок. Юноша, судорожно втянув воздух, опустил голову и тихо произнес:


- Письмо… - его голос прозвучал слишком отчужденно.
Девушка выхватила из его рук письмо. Оно было написано незнакомым витиеватым почерком. Чернила были темно-красного цвета. «Как кровь», - промелькнула мысль в голове у девушки.

«Здравствуй, Гарри!


Думаю, ты очень удивился, когда получил это письмо. Не стоит.
Я хочу, чтобы ты, Гарри, узнал о своем истинном происхождении. Дело в том, что твоя бабушка, мать Джеймса Поттера приходится далекой сестрой моей матери. Получается, что ты мой единственный племянник, а значит и единственный наследник. Хотя и маггловская кровь твоей матери очень сильно разбавила слизеринскую - моей матери, но некоторые детали нельзя было упустить из виду. Я сам об этом узнал не так давно, но я уверен, Дамблдор подозревал о нашей родственной связи. Наверное, еще с тех пор как увидел твоего отца в Хогвартсе.
Наверняка, как истинный гриффиндорец, ты не поверишь ни одному слову из этого письма. Что ж ты в праве… пока. Но не забывай, что сказал тебе Том Риддл из дневника. Хотя мы оба – полукровки, сироты, воспитанные в ужасных условиях магглами, мы обладаем такой могущественной силой, о которой мечтают только сильные чистокровные волшебники. Он сказал тебе это только потому, что он мое творение, мое дитя, мои воспоминания, связанные со мной навсегда. Но тот Риддл ошибся, наверное, только в одном: он пытался тебя убить. Но ведь теперь мы оба знаем правду о том, кто мы есть.
Все, окружающие тебя люди, не видят в тебе отдельного человека со своими чувствами, эмоциями и переживаниями. Для них – ты обыкновенное орудие в руках правосудия, которому с рождения было суждено бороться со мной. Им наплевать на тебя, как на человека. Им главное свой покой и уют. А я предлагаю показать всем этим трусам, кто ты такой на самом деле, продемонстрировать всю свою мощь и силу.
Я предлагаю тебе перейти на факультет Слизерин и тем самым доказать, что ты готов разделить господство над этим миром. Поверь, вместе мы изменим его. Вместе мы достигнем недостижимых высот. Ты не глуп, и думаю, все сам понимаешь. Подумай над этим, но запомни - у тебя есть только два пути: послушаться меня и не противоречить мне, или же я сам заставлю тебя покориться.
Лорд Волдеморт.»

Гермиона схватила парня за руку и сильно сжала:


- Гарри, что ты будешь делать? Это определенно очередная ловушка…
Парень ответил очень тихо, чтобы возле них никто не слышал ни единого слова:
-Гермиона, ты думаешь, что я поверил хоть одному его слову?! Да он ведь тот самый человек, который убил моих родителей! Который ни раз пытался убить меня! С какой стати я должен ему верить?! - Гарри только после этих слов осознал сам для себя, что что-то в этом письме, как для обычного вранья, не дает ему покоя.
- Ты скажешь Дамблдору о письме?
- Зачем? Все равно он начнет волноваться из-за пустяков и… - Гарри не успел договорить, девушка оборвала его:
- Из-за пустяков? Гарри, ты понимаешь, о чем говоришь? Когда ты пытаешься быть героем, то всякий раз что-то случается! Вспомни о Сири… - Гермиона осеклась, поймав на себе злобный взгляд парня. Он выхватил из ее рук это треклятое письмо, которое задело его внутреннее умиротворение. Уже уходя, он нагнулся к уху Гермионы и прошептал:
- Если хочешь помочь, то прошу тебя промолчать о письме и не говорить о нем даже Рону.
Гермиона от удивления расширила глаза:
- Гарри, я ведь не хочу тебе зла, ты же чудесно это знаешь!
Гарри растерянно улыбнулся, кинул беглый взгляд в сторону слизеринского стола и направился к выходу из Большого зала, быстрым шагом направляясь на урок Зельеделия. Он чувствовал, как его спину сопровождают любопытные и испуганны взгляды.
Да, нельзя было придумать ничего лучше, чем прислать такое письмецо перед занятием Снейпа.… А может это просто чья-то глупая шутка? Например, Малфоя? Он же ненавидит Гарри, и прислать такое как раз в его стиле. А Гарри еще два года заниматься со слизеринцами зельеделием. Все ради мечты стать аврором… Аврор. Да уж интересно доживет ли он хотя бы до своего совершеннолетия, не то чтобы думать о карьере.
Сердце бешено колотилось. Парень все равно сомневался в том, кто являлся отправителем этого письма. Или нет? Но ведь даже Дамблдор не знал, что именно говорил Том Риддл Гарри в Тайной комнате
Какой-то внутренний голосок нашептывал попробовать поверить во всю эту историю с родством. Но все же это все казалось таким нереальным… Он племянник Волдеморта, того, кто убил его родителей, частично виновен в смерти Сириуса, многих невинных людей. Племянник того, кто хочет власти над всем миром, того, кто испортил всю его жизнь…. Гарри мог еще долго перечислять все «добрые дела» «дяденьки», но смысла в этом не было. Слишком комичной казалась сложившаяся ситуация.
Парень покопался в карманах и достал письмо от Волдеморта, чтобы еще раз перечитать, как вдруг рядом послышались шаги. Он обернулся и заметил запыхавшегося Рона.
- За тобой не угнаться, дружище! А это что такое? – спросил Рон, заглядываю в письмо. – Бр-р-р… ни одного слова не пойму… Что за закорючки?
- Что? – удивился Гарри. – Ты, что, не можешь прочитать письмо?
- А это письмо? Ладно-ладно,… на каком это языке-то?
- Э-э-э, на английском…
- Ты издеваешься? Ну-ка! Прочитай!
Гарри начал читать, но Рон очень быстро его остановил:
- Да-да, неужели ты настолько уверен, что я так хорошо понимаю язык змееустов, как ты? Хорош с шуточками, а Гермиона где?
Гарри не мог поверить, значит, это письмо точно не шутка, а, возможно, и самая настоящая и при том очень горькая правда. О Мерлин! Это было так странно, и даже реально, он сам не знал почему. Еще вчера он бы поднял на смех любого, кто сказал бы: «Знаешь, Гарри, а ты племянник Воландеморта». А сегодня.… Сегодня что-то внутри нашептывало гриффиндорцу - это правда. Может быть, это связано с тем, что Дамблдор слишком многое утаил от Гарри, и правда выплывала только в последнюю минуту. Может быть, из-за того, что Волдеморт очень умело давил на то, что никто не считается с его чувствами….
А ведь все до этого письма было таким простым…. Сейчас Гарри был в полной растерянности. Как бы было все просто, если б он был обыкновенным мальчиком. Его родители были бы живы, он бы спокойно учился, новички не тыкали б в него пальцами и не восклицали от радости созерцания такой известной особы, как он. Ну почему? Почему те, кто хотят чего-то и заслуживают, это не получают. А те, которым ничего не надо, всегда известны, попадают в объективы фотокамер. Как все несправедливо!
- Гарри, ау! Хогвартс вызывает великого Гарри Поттера. Где Гермиона, она же с тобой должна была идти на зелья?! – улыбнулся Рон.
- А? Что? – Гарри понял, что стоит и, не отрываясь, смотрит в одну точку, а Рон машет у него перед носом рукой, чтобы тот пришел в себя. – Гермиона? А она…
Гарри замялся, чтобы ему ответить, как вдруг кто-то повис у него на шее. Парень немного скосил глаза и увидел Гермиону, которая обвила его шею руками, а голову положила ему на плечо.
- Я должна была с МакГонагалл поговорить, поэтому пришлось немного задержаться, - она отпустила Гарри и подошла к Рону.
Гарри очень обрадовался, что ему не надо было выдумывать что-нибудь, чтобы объяснить его ссору с Гермионой.
- А, понятно… Герм, ты не могла бы мне помочь с… - Рон не успел договорить, как вдруг у него на шее точно так же, как несколько минут назад Гермиона на Гарри, повисла Парвати Патил, их однокурсница.
- А! Изменяешь мне! Я так и знала! – смеялась Парвати. Рон взял ее за руки, обернулся и улыбнулся:
- Да! Я тебе изменяю! Потому что ты любишь меня только из-за денег!
Парвати засмеялась и произнесла:
- Наконец догадался! А я все думала и гадала, когда этот долгожданный момент произойдет! Мне нужен только твой толстый бумажник!
Рон улыбнулся:
- Глупышка….
Он взял ее лицо руками и притянул к себе. Их губы соприкоснулись в долгом и горячем поцелуе. Было такое чувство, что они целуются перед концом мира, как будто никогда больше друг друга не увидят.
Гарри перевел взгляд с этой парочки на Гермиону. Она опустила глаза, как только те начали целоваться. Но, почувствовав взгляд Гарри, подняла голову и улыбнулась.
Ну, кто бы мог подумать, что после прошлого года, когда Фадж так оплошал, не признавая возвращения Сами-знаете-кого, Перси назначили бы его главным помощником, а мистера Уизли – главным в отделе Министерства по связям с магглами. Теперь Рон мог позволить себе любые дорогие вещи. Ну, кто бы мог подумать несколько лет назад, что за таким оборванцем (как выразился когда-то Малфой) могут бегать все самые красивые девушки Хогвартса. Рон ни с одной из них так долго не встречался как с Парвати. Это уже длилось два месяца. Он все время говорил, что она любит его только из-за денег, но на самом деле это было вовсе не так: отца близняшек Патил сделали главным в отделе по волшебным играм. И поэтому Парвати была более чем обеспеченной.
Парвати оторвалась от Рона и прикоснулась пальчиком к его губам:
- Пошли, я тебе должна кое-что показать!
- Но… - попытался протестовать Рон, но Парвати взяла его за руку и потянула за собой. Рон кинул мечтательный взгляд на Гарри и Гермиону и последовал за своей девушкой. Гермиона проводила их глазами до конца коридора, пока они не исчезли за поворотом. Потом, развернувшись, глянула на Гарри:
- Гарри, извини. Я была не права…. Я…я не должна была говорить…
- Герм, забудь… Ты всегда права. В последнее время я слишком часто срываюсь по пустякам. Ты ни в чем не виновата. Это я должен попросить у тебя прощения, что так ушел и оставил тебя в Большом Зале.
Гермиона улыбнулась и подошла к нему ближе:
-Что ты решил насчет письма?
-У меня была идея, что это шутка кого-то из Слизерина, но произошло одно небольшое происшествие…
Гермиона подняла бровь и стала его внимательно слушать.
- Гермиона, ответь мне на один вопрос: ты знаешь серпентагро?
- Язык Змей? Гарри, ты смеешься? Конечно же, нет! Из тех, кого я знаю, им владеешь только ты и Сам-Знаешь-Кто.
- Дело в том, что Рон увидел письмо и попросил его прочитать. Я начал, но он меня остановил и сказал, что это на серпентагро.
- Что?.. Дай-ка мне письмо.
Гарри протянул его ей. Она долго изучала его и потом сказала:
- Я знаю, почему я смогла прочитать его, – она подняла глаза на Гарри. – Оно действительно на этом языке, но когда ты получил его, то тебе очень хотелось, чтобы я его прочитала. И, по-видимому, ты мне передал немного знаний об этом языке… Другого объяснения я не вижу, - закончила Герми, очень довольная собой.
- Такое бывает? – удивился Гарри, разглядывая письмо в своих руках. Гермиона кивнула в ответ. Пару недель назад ей как раз попадалась книга о магиях разных магических существ, и кое-где указывалось о том, как волшебники прежде передавали некоторые свои способности другим магам. Но для передачи умения навсегда требовались сложные ритуалы.
- Значит письмо от Волдеморта, - неверяще произнес Поттер.
- Да, Гарри. Я бы хотела опровергнуть твои догадки, но никто из Слизерина не знает серпентагро.
- Черт!
- Что ты будешь делать?
- Он пишет в письме, что хочет, чтобы я подумал над его предложением. Ну, вот… я подумаю…
- Гарри…
- Герм, не говори ничего. Прошу. Все слишком странно… Пошли к Снейпу.

В классе как всегда было душно. Гермиона и Гарри вовремя поспели к уроку. Они сели рядом с Роном и Парвати, и несколькими секундами позже в класс влетел явно злой Снейп и прошипел ученикам:


- Сегодня будет практическая контрольная работа. Кто с ней не справиться будет отчислен из этой группы!
Снейпа не очень радовал тот факт, что его группа шестого курса (которая в былые времена состояла человек из 15-20, и преимущественно это были слизеринцы) сейчас насчитывала около 40 особ со всех факультетов. К огромнейшему огорчению Северуса, надоевшие ему Поттер, Уизли и Грейнджер получили по СОВам «отлично». И эта «небольшая» проблема мешала ему преподавать. И вот сейчас, посоветовавшись с Дамблдором, он решил, что с помощью небольшой контрольной можно отчислить около 10 учеников. Снейп надеялся, что в этот список попадут и Уизли, и Поттер. Все-таки Грейнджер контрольной не испугаешь. По СОВам она получила высшие оценки, ее даже записали в «Книгу магических рекордов мадам Пиннюс».
Снейп махнул палочкой - и с его стола слетело два десятка листков с заданиями и пропорциями, а за ними к столам учеников полетели различные ингредиенты.
- Приступайте! Через два часа жду полные колбы с зельем воспоминаний и зельем костероста. Надеюсь, вы умеете раздваивать свои котлы, потому что сегодня вы будете варить два зелья одновременно.
Снейп закончил свою давно подготовленную речь, как вдруг вверх взмыла рука Гермионы. Он проигнорировал ее и сел за свой стол. Все начали раздваивать котлы, а Гермиона все не опускала руку. Снейп начал листать одну книгу. Прошло уже 5 минут, но Грейнджер руку не опускала. Студенты, оторвавшись от созерцания своих списков, начали наблюдать за Гермионой и Снейпом. Профессор поднял голову и взглянул на гриффиндорскую всезнайку. Они долго играли в гляделки, пока Снейп не выдержал и не произнес:
- Что вы хотите, мисс Грейнджер?
- Одновременное варение зелий изучают только в конце 6-го курса. Почему мы будем самостоятельно этим заниматься, если до этого даже не практиковались?
- Потому что это практическая контрольная! – мягко произнес Снейп. От такого необычного тона мастера зелий многие студенты даже невольно вздрогнули. – Вы и попрактикуетесь, и получите оценку за это.
Он вернулся к чтению. Гермиона фыркнула и начала раздваивать котел, как вдруг услышала слова Снейпа, которые он произнес, даже не соизволив оторваться от книги:
- Ах да, пять баллов с Гриффиндора!
- За что? – возразила Гермиона.
- За… глупые вопросы и отрывание других учеников от контрольной.
- Но…
- Еще пять…
- Проф… - но Гарри толкнул ее в бок.
- Молчи, потеряешь очки – тебя все гриффиндорцы съедят.

Урок неумолимо приближался к концу. К своему удивлению, Гарри осознавал, что у него получается готовить одновременно два зелья, в отличие от многих студентов. Прозвенел звонок и Снейп, не отрываясь от книги, взмахнул палочкой – и из рук студентов вырвались колбы с жидкостями и полетели к его столу, на ходу расплескивая свое содержимое.


Гарри поднял палочку, намеревая очистить свои котлы от зелий, как вдруг мимо проходивший Малфой намеренно толкнул его. Гарри нечаянно задел котлы – и те упали на пол, расплескивая всю жидкость по классу. Малфой ухмыльнулся и, еле шевеля губами, произнес так, чтобы его слышал лишь Гарри:
- Поттер, нам надо поговорить!
Гарри удивленно посмотрел на Малфоя и попытался что-то сказать, как внезапно к юношам подошел Снейп.
- Мистер Поттер, 20 очков с Гриффиндора за неаккуратность. Сейчас вы останетесь и уберете все, что натворили, а также вычистите все котлы! И все это без магии!
Гарри бросил на Снейпа взгляд, полный негодования.Хотелось резко ответить профессору, но потерять еще больше драгоценных балов факультета не хотелось.
Ничего другого не оставалось, как начать жаловаться на Малфоя.
- Профессор, это Малфой меня толкнул, и котлы упали.
- Еще минус 10 очков с Гриффиндора. Мистер Малфой, вы свободны.
Малфой тяжело вздохнул и произнес:
- Профессор, Поттер прав, я его толкнул.
Снейп не выказал удивления, только сдвинул брови:
- Мистер Малфой, вы поможете мистеру Поттеру убрать мой кабинет, - очков он со Слизерина принципиально не снимал, ведь он был их деканом. Снейп развернулся и направился к себе.
Малфой молчал, пока тот не закрыл за собой дверь, после чего он ухмыльнулся и обратился к Гарри:
- Когда ты переходишь в Слизерин?
Гарри удивленно уставился на парня. Неужели среди Пожирателей так быстро разносятся слухи?
- Что? – нервно засмеялся Гарри. – Я ни-ког-да не перейду на ваш факультет!
- Поттер, ты перейдешь на наш факультет, все равно выбора у тебя не останется! - растягивая слова, говорил блондин.
- С какой стати мне переходить на ваш факультет? Это не то чтобы глупо, это просто нелепо! Я гриффиндорец! - Гарри, от злости, забыл о запрете на магию, взмахнул палочкой – и в кабинете стало чисто. Все котлы весело заблестели от чистоты. Зелье на полу исчезло.
- Спешу поздравить гриффиндорца с тем, что котлы нужно было вычистить без применения магии.
Гарри только сейчас осознал, что ему снова влетит от Снейпа, но почему-то эти мысли очень быстро исчезли:
- Малфой, мог бы хоть спасибо сказать: я избавил твои ухоженные ручки от грязной работы! Или ты позвал бы своих прихвостней, чтобы они отдувались за тебя?
Драко сжал руки в кулаки и произнес:
- Несколько дней назад, не зная ни о чем, я бы убил тебя прямо на этом месте. Радуйся своей удаче! Кого-то теряешь, кого-то находишь. Блэк, по сравнению с Лордом, просто разменная фигура на шахматной доске. Не правда ли?
На этот раз Гарри, не выдержав, сжал руки в кулаки и ударил блондина в челюсть. Драко совсем этого не ожидал, поэтому покачнулся и упал на пол. Он поднял голову - и Гарри увидел, что он разбил ему губу. В глазах Малфоя плясали недобрые огоньки:
- Ненавижу тебя, Поттер. Ну почему ты не умрешь? - Драко вздернул подбородок, поднялся на ноги и вышел из кабинета.
Гарри опустил голову, сел на стол и толкнул ногой свой опрокинувшийся котел.
Да, теперь каких либо сомнений касательно Волдеморта не оставалось. Знания о родстве пугали. Теперь из-за этого даже Малфой - хотя его отец – правая рука Волдеморта, не может ничего ему сделать. Зачем Малфой спрашивал про факультет? Все равно он настоящий гриффиндорец и не перейдет в Слизерин. И Волдеморт никак не сможет его заставить.
Но если Волдеморт - его дядя, то почему пророчество говорит, что кто-то один из них умрет от руки иного? Может, Волдеморт нашел какой-то компромисс, чтобы не терять такого хорошего союзника, как Гарри? Мерлин его знает…
Гарри спрыгнул со стола и направился к озеру, на трансфигурацию он уже и так опоздал. Стоило подышать свежим воздухом и еще раз обдумать слова Темного Лорда и Малфоя. Парню повезло, ему никто не встретился до самого обеда.
Как только он вошел в Большой зал, то сразу заметил, что некоторые слизеринцы как-то по-иному смотрят на него. Во взглядах все еще сквозило высокмерие, но, по крайней мере, презрения в них не было. Слизеринцы кидали в его сторону заинтересованные взгляды, перешептываясь между собой. Драко сидел посредине стола. С одной стороны от него сидел какой-то семикурсник, а с другой - Блейз Забини. Они о чем-то шептались, но как только Гарри вошел в зал, замолчали и оценивающе взглянули на Гарри. От этого гриффиндорцу стало как-то не по себе. Отыскав глазами Рона и Гермиону, он направился к своим друзьям. Парвати с ними не было.
Гарри поприветсовал друзей, извинился за прогул трансфигурации и уселся около Гермионы. Та с неприкрытым интересом глянула на него и спросила:
- Ты что-то решил?
- Меня пугает сложившаяся ситуация.
Рон, не понимая, посмотрел на своих друзей и спросил:
- Вы о чем?
- Ой… - Гермиона только вспомнила, что Рон сидит рядом, но не знает о письме. Она покосилась на Гарри, но тот, судя по выражению его лица, не собирался отвечать своему лучшему другу. – Ой, Рон, мы не хотели это говорить при Парвати, но… - она накрыла своей ладонью ладонь Гарри и улыбнулась. Тот оторвался от разглядывания пустой тарелки и посмотрел на Рона и Гермиону, - …мы встречаемся!
«Что?» - пронеслось в голове у Гарри.
- ЧТО? - вырвалось из уст Рона. Все гриффиндорцы глянули на парня, который так закричал на весь зал. Но Рон не обращал внимания. – Вы… встречаетесь…? Не верю! Когда?
Гарри сам хотел знать когда. Но он молчал, ему было интересно, чем кончиться весь этот фарс.
- Уже неделю… - продолжала Гермиона. – Мы не могли тебя застать без Парвати, чтобы сказать тебе правду…
Вдруг возле Рона появилась Парвати и потащила к выходу, прощебетав что это важно. Как только они вышли из зала, Гарри набросился на Гермиону:
- Мы… встречаемся?
- А что мне было еще придумать? – начала оправдываться девушка.
- Ну…
- Ты же сам сказал, чтобы я не говорила Рону о письме.
- А-а-а.… И теперь нам надо вести себя как влюбленные?
- Гарри ты прямо как ребенок! Естественно! Пошли, пока Рон не вернулся, - она сунула ему в руки стопку своих книжек и направилась к выходу.
Да! Они будут притворяться влюбленными! Нет, ей это будет легко изображать! Вот, наконец, подходящий момент, чтобы он понял, что она питает к нему не просто дружеские чувства.

Глава 2

«Гарри,
Малфой сказал, что ты уже принял решение и не собираешься переходить в Слизерин, и что я должен расценивать это как то, что ты не смирился со своей участью. Так ли это? Хотя, знаешь, я ожидал этого. Дамблдор хорошо постарался сгладить все погрешности. Он воспитал тебя истинным борцом за добро, настоящим гриффиндорцем. Но, Гарри, разве ты не понимаешь, что не всегда добро бывает право? Пойми, свет, как и тьма, очень часто использует разные хитрости, уловки. Жертвует жизнью одних, чтобы спасти жизни других, более важных.


И тем более добро побеждает ВСЕГДА только в сказках. А ты веришь в сказки? Думаю, нет… В сказках добрые герои никогда не умирают и не теряют близких. А твоя жизнь совсем не похожа на сказку. Но ты же хочешь, чтобы твои друзья по-прежнему были живы. Я знаю, хочешь. Тогда переходи на мою сторону, добровольно. Весь мир будет у твоих ног, любая девушка будет твоей, любая твоя прихоть станет законом. Никто и никогда не посмеет оскорбить тебя. Ты будешь богом, Гарри. Соглашайся…. Все в твоих руках. Только одно слово: да. И твоя жизнь превратится в сказку. А шахматная игра будет закончена, все близкие тебе люди навсегда останутся рядом с тобой. Разве не этого ты всегда хотел, Гарри?
Если ты захочешь отомстить за своего крестного, я тебе разрешу. У тебя будет возможность убить Лестранж, Питтегрю.
Я даю тебе неделю на размышления. Свое решение передай мне с Малфоем.
Т.Р.»

«Т.Р.? Он что издевается? Он же ненавидит это имя!»



Гермионы и Рона сегодня с ним на завтраке не было. Рон не ночевал этой ночью в общей комнате. Наверное, развлекался где-то с Парвати. А Гермиона вчера допоздна просидела над книжками и, наверное, до сих пор не проснулась.
Гриффиндорец медленно ел овсянку, мечтательно смотря в одну точку и не замечая никого вокруг.
Чей-то тихий голос произнес:
- Гарри… - в ответ молчание.
- Гарри… - молчание.
- ГАРРИ!!!! – молчание!!!
- ГАРРИ ДЖЕЙМС ПОТТЕР!!!!
- А? Что случилось? – Гарри посмотрел на Джинни, сидящую перед ним.
- Ты что, того? – Джинни покрутила пальцем у виска. – Начал с ума сходить что ли?
- Да нет, просто задумался… - гриффиндорец устало потер лоб. - Не более. Что ты хотела?
- Ты на тренировку завтра придешь?
- Обязательно, а… во сколько?
- Ох, Гарри, чем ты только слушаешь? В полвторого.
- А… ясно. Спасибо! Увидемся!
Джинни кивнула в ответ, а Гарри поднялся и направился к выходу, на лице растерянность. Странно было то, что ему нравилось то, что его пытается заполучить Волдеморт. Не только Дамблдору стал нужен он, Гарри Поттер. Люди действительно странно к нему относился. Большинство видело в нем надежду Волшебного мира, не более. Друзьями он мог считать разве что Рона и Гермиону. Остальные гриффиндорцы могли в любой момент с легкостью от него отвернуться, когда он сделал бы что-то необычное, не по нормам общества. Достаточно было вспомнить, как к нему отнеслись в начале пятого курса, когда он заявил о том, что Волдеморт возродился.
Гермиона в последнее время слишком увлеклась книгами, а Рон все свободное время проводил с очередными подругами, Гарри, к своему удивлению, ощущал себя с каждый днем все более одиноким. Смешно, но откуда могли взяться такие мысли?
В сердце теплилась надежда, а если все действительно изменится. Гарри было страшно, очень страшно. Волдеморт должен был вселять ужас, надо было его бояться и мечтать убить его, но гриффиндорец боялся совсем не этого. Он боялся того, кем мог стать, если принял бы предложение Риддла.
На ходу, складывая вчетверо письмо и засовывая его в карман, он скользнул взглядом по слизеринскому столу. Неужели тут ему придется учиться? Большинство слизеринцев исподлобья глядели на него. Гарри еще раз непроизвольно улыбнулся и вышел из зала.
О Мерлин! Почему он стал так небрежно относиться к тренировкам по квиддичу, если он раньше был для него всем? Гарри вернули в команду в этом году вместо Джинни. Джинни захотелось стать охотником, к тому же освободились места Алисии Спиннет и Ангелины Джонсон, которые были охотниками в прошлом году. А Кэти Белл стала капитаном.
- Поттер! - кто-то вдруг окликнул его. Он обернулся и увидел Малфоя, стоящего около лестницы.
- Чего тебе? - брезгливо произнес Гарри. Малфой немного поморщился от такого тона, но потом сказал:
- И когда такая личность, как ты, Поттер, удостоит наш факультет своим присутствием?
- У меня есть неделя на раздумья.
- Ну, как знаешь… Не затягивай с ответом, - пожал плечами Драко и направился обратно в Большой Зал.

Гарри сидел на уроке ЗОТС и все время развлекался тем, что медленно листал учебник и рассматривал картинки. На уроке ЗОТС Гарри сел рядом с Гермионой. В который раз, прокручивая в голове слова Волдеморта, он почти не слышал профессора Люпина. Вдруг кто-то его больно стукнул в бок. Он глянул на своего обидчика. Гермиона. Она указывала ему на свою тетрадку. Гарри опустил взгляд и увидел написанные слова карандашом: «Может, спросишь у Люпина про Риддла?» Парень только покачал головой:


- Нет, если бы он знал, он бы мне сказал.
- А, может, все-таки попробуешь?
- Ну, хорошо, как-нибудь потом. Сейчас настроения нет.

Все время Гермиона находилась рядом с Гарри. Рон очень редко бывал с ними, развлекаясь со своими поклонницами, а точнее поклонницами его бумажника. Иногда ученики Хогвартса шутили, что в Слизерине есть Драко Малфой, а в Гриффиндоре есть Рон - второй Драко.


Когда он бывал с ними, то Гарри с Гермионой приходилось притворяться влюбленными: мило смотреть друг на друга, невинно хлопая глазками, держаться за руки, обниматься. Хорошо, что Рон был ослеплен своими романчиками и не замечал, что Гарри и Гермиона никогда не целовались. Рон этого не замечал – и Гарри был счастлив. Но вот Гермиона не была в восторге от этого. С каждым днем Гарри начинал ей все больше и больше нравиться. Она вздрагивала каждый раз, когда он брал ее за руку или обнимал за плечи. Девушка совсем не играла, она показывала настоящие чувства. Но Гарри не мог этого заметить, равно, как и Рон его игру. Он был слишком занят размышлениями над своей ужасной и слишком уж неопределенной жизнью.
- Все! Я пошел! Я у него все спрошу! Все! – Гарри встал, глянул умоляющим взглядом на Гермиону и сел обратно. – Ну, я не могу! Какое у него будет лицо, когда он услышит это из моих уст. А когда узнает, что я поверил убийце моих родителей, испугался и тому подобное? Гермиона! Ну, я не МОГУ!!!
- Все ты сможешь! Ты не можешь больше терять времени, да и пора определиться. Подойди к нему! – девушка махнула рукой в сторону стола преподователей.
- Герм, может, ты сама к ним подойдешь?
- Нет! ИДИ! Смотри же, он выходит! Догони и спроси!
Гарри вскочил из-за стола и побежал к выходу из Большого Зала. Уже у самой лестницы он догнал профессора Люпина и окликнул его.
- А, Гарри! Ты что-то хотел?
- Да, профессор. Я бы хотел кое-что у вас спросить о Волдеморте.
Люпин, вздрогнув от имени Темного Лорда, попросил продолжать.
- Это наверное не коридорный разговор. Мы можем поговорить наедине?
Люпин кинул взгляд на небольшую кучку хаффлпаффок позади Гарри и произнес:
- Пошли, Гарри, ко мне в кабинет. Там все обсудим.
Гарри кивнул и последовал за преподавателем. Оказавшись в кабинете профессора, Поттер уселся в указанное ему кресло и взглянул на севшего напротив Люпина.
- Что произошло, Гарри? Тебе снова снились странные сны?
Гриффиндорец покачал головой:
- Если бы… Дело в том, что Волдеморт… он… - Гарри замешкался, собираясь с мыслями. Пути назад не было. Нужно было поделиться с кем-то взрослым, кто мог бы ему помочь советом. - Пару дней назад я получил письмо от него, что он мой… дядя, - Гарри опустил голову, боясь встречаться глазами с профессором. Тот с интересом разглядывал своего ученика. – И он просит меня перейти в Слизерин, тем самым приняв его предложение о сотрудничестве. Я…Я… Я не знаю, верить ли в это. Да и вообще что думать о всем написанном! – Поттер поднял голову и с мольбой в глазах уставился на Ремуса. Тот устало потер виски и негромко ответил:
- Все же этот день настал. Я так надеялся, что мне не надо будет тебе показывать это, - профессор начал рыться в своем столе. Он достал потрепанную книгу и, раскрыв, положил на стол. На обоих страницах были пустые места как будто для фотографий, а под ними небольшие полоски. – Когда-то давно Альбус доверил мне этот альбом, чтобы никогда не выплыли эти сведения, - он протянул Гарри перо и попросил. – Напиши на этих двух страницах по имени. Маргарита Поттер и Меропа.
Рассудив, что в узенькие полоски это и надо было написать, Поттер вывел имена и удивленно вскинул брови, увидев, как над строчками появляются недвигающиеся фотографии.
-Это книга, которая проявляет фотографии людей, которые хранятся в главном хранилище. Если ты правильно написал имена людей, которых хочешь увидеть, то на страницах появятся их фотографии, - Ремус указал на женщину лет сорока в бальном платье, такие носили в начале столетия, - Это твоя бабушка. Ее звали Маргарет Поттер. А это…- он перевел пальцем на вторую фотографию. Там была изображена женщина в легком летнем платье синего цвета в белый горошек. Живот ее немного выпирал: она была беременна, - это мать Тома Риддла…
Гарри переводил взгляд с одной фотографии на другую. Женщины были похожи как две капли воды. Только вот у его бабушки были длинные каштановые волосы, а у матери Волдеморта – черные. Его мать была очень бледной, глаза черные, как будто она - вампир…
- Значит, правда… - Гарри растроенно застонал и опустил голову.
- Гарри, Дамблдор запрещал мне что-либо тебе говорить об этом. Это также одна из причин того, почему Волдеморт хотел убить тебя… не хотел лишнего конкурента. Он боялся, что ты как еще один претендент на имя наследника Слизерина, захочешь власти и начнешь бороться против него.
- А я думал, что директор наконец-то все рассказал мне в прошлом году, - Поттеру не верилось, что ему снова не до конца все рассказали. И так каждый раз.
- Пророчества тоже бывают неточными.… Твое не подразумевало того, что вы будете связаны родственными связями, а не только магическими.
- А почему он сейчас хочет, чтобы я ему покорился? Я же воспитан по-иному… я не приму этого…
- А ты уверен? – позади Люпина появился сам Дамблдор. – Уверен, что воспитание вытеснило рвение к власти и мировому господству?
- Я никогда не мечтал об этом, директор!
- Уверен?
- Да! Я не мог бы предать всех вас!
- А тебя не пугает то, что он последний твой родственник из магов после смерти Сириуса? - спросил Люпин.
- Не знаю, может, немного… не знаю! – Гарри закрыл лицо руками.
- Гарри успокойся, я хочу предложить тебе кое-что.… Надеюсь, ты согласишься…
Гарри поднял голову, взглянул на директора и кивнул.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет