Дипломная работа тема: Повседневно- бытовая жизнь Варненского района в пореформенный период с 1861года по 1900 год студентка V курса


В 1864 году на основании «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» в уездах Оренбургской губернии созывались уездные земские собрания. Его исполнительным органом становилась земская управ



жүктеу 0.85 Mb.
бет2/7
Дата07.02.2019
өлшемі0.85 Mb.
түріДиплом
1   2   3   4   5   6   7
В 1864 году на основании «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» в уездах Оренбургской губернии созывались уездные земские собрания. Его исполнительным органом становилась земская управа. Земские

учреждения ведали главным образом хозяйственными делами: строительство

дорог, школ, больниц, развитием торговли и промышленности. Избирались в

земские органы землевладельцы и представители сельских обществ. Для сельских обществ устанавливались многостепенные выборы: сельский сход – волостной сход – уездный съезд. Председателем земского собрания избирался предводитель дворянства. Земские органы самоуправления находились под контролем губернатора и министра внутренних дел. Создание земских органов вызвало известное оживление общественной и хозяйственной жизни, в том числе в области народного просвещения и здравоохранения.

В 1865 году по указу Александра II Оренбургское казачество было подвергнуто серьезной реорганизации, затронувшей военно-административное устройство войска. Из прежних 68 станиц 26 были упразднены. Изменения затронули и Великопетровский станичный юрт, в состав которого с февраля 1866 года вошли поселки Анненский, Варененский, Полтавский, Парижский, Толстинский поселки. Варшавский поселок был выделен в самостоятельный станичный юрт, в соответствии, с чем изменилась и структура полковых округов.

Таким образом, Варненский район почти в нынешнем составе после реформирования вошел в состав Великопертровского станичного юрта,который в свою очередь входил в состав Троицкого уезда, который был частью Исетской провинции, образованной в 1738 году, а при создании в 1744 году Оренбургской губернии, Исетская провинция была включена в ее состав.1

В казачьих станицах и поселениях проводились выборы лиц по общественному управлению общинами. По положению 1891 года органами местного самоуправления являлись станичные и поселковые правления в составе атамана и его помощника, казначея и 2-4-х доверенных от казаков, станичный суд, а также Сбор (собрание выборных от населения лиц). В поселениях, где имелось менее 30 дворов, с Сборе участвовали все казаки-домохозяева, а в поселках, где имелось от 30 до 300 дворов в состав Сбора сроком на 1 год избирались по 1 выборному от каждых 10 дворов. Поселковый Сбор решал все дела, связанные с наиболее важными вопросами общественной жизни, в том числе контролировал должностных лиц, определял размер их жалования, выдвигал кандидатов на должности атамана, казначея и помощника атамана.

В хуторах, если они насчитывали менее 60 дворов, самостоятельного управления не создавалось, и они входили в состав близлежащего (или от которого они в свое время отпочковались) поселка. Так, к примеру, 1-ый, 2-ой Кочуровские и Усмановские, в основном семейного состава, хутора (см. приложение 1), считались частью Варненского поселка и избирали в состав его правления и на поселковый Сбор по той же норме, что и остальные казаки. К началу XX века в составе поселка имелось уже три хутора – 1-ый Кочуровский на озере Кольбек (20 дворов, 118 жителей), 2-ой Кочуровский на речке Нижний Тогузак (16 дворов, 132 жителя) и Усмановский (13 дворов, 118 жителей). Таким образом, от трех хуторов на поселковый сбор избиралось 5 выборных.

К категории выборных относились и своеобразные общественные должности огневщика (пожарного смотрителя), хожалого (рассыльного при поселковом правлении), квартальных. Первоначально все они замещались казаками, переведенными во внутреннюю службу, и не оплачивались из поселковых сумм. Впоследствии, с упразднением срока внутренней службы (по новому уставу), обязанности выборных стали исполнять отставные казаки или находившиеся на льготе 3-ей очереди урядники за чисто символическую плату. Кандидатуры на замещение этих должностей выдвигались самими жителями и утверждались поселковым Сбором.

Особенно большой вес в поселках имели квартальные, выбиравшиеся из числа наиболее авторитетных домохозяев, преимущественно урядников и вахмистров. В обязанности квартальных входил контроль за:


  • чистотой на улицах и усадьбах,

  • оповещением жителей их квартала о времени станичных и поселковых сборов,

  • собиранием платежей,

  • поведением в общественных местах и на улице.

За невыполнение указаний квартального поселковое правление имело право налагать на домохозяев денежные штрафы в размере до 5 рублей или применять иные меры воздействия. Институт квартальных оказался настолько важным и необходимым, что в Варненском районе он просуществовал до начала 60-х годов XX века, намного пережив сами казачьи станицы. По данным архивов мы можем судить о снижении преступности в Варненском районе, что мы вправе отнести на заслугу органов местного самоуправления, которые довольно эффективно исполняли свои функции.1

По выборам замещались и поселковые табунщики, смотревшие за принадлежавшим жителям скотом и конскими табунами, в которых содержались под специальным присмотром строевые лошади. Выборными были и должности станичных и почетных судей.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что создание органов местного самоуправления в Варненском районе вследствие реформ не только вызвало известное оживление общественной и хозяйственной жизни, но и давало эффективный аппарат управления, способный справляться с трудностями, возникавшими в течение поселковой жизни.

Все территориальные изменения были призваны создать более эффективное управление и более простое территориальное деление. На наш взгляд, эти цели достигли результата. Кроме административно-территориальных изменений произошли изменения и в судопроизводстве и в органах охраны правопорядка.



1.3. Национальный состав и социальное положение населения.
Население поселка и ближайших приграничных поселений с самого начала было интернациональным по своему составу. В это время в Варне проживало около 40 % татар, 11% калмыков, 2% малороссов (украинцев), а также белорусы и несколько казахских семей, не входивших в войсковое сословие. Причем за все время существования казачьей станицы не было зафиксировано ни одного факта каких-либо столкновений на почве межнациональных отношений. Это было обусловлено условиями быта войскового сословия: в бою казакам не было никакого дела до национальной принадлежности или верования – в бою есть товарищ, на чье плечо можно всегда опереться, и есть враги. Сильный отпечаток на взаимоотношения между жителями накладывали и особенности казачьей службы и быта с их жесткой дисциплиной и воинской регламентацией.

Население Варненского поселка росло довольно быстро. Если в первые два года после основания в нем проживало немногим более 400 взрослых человек, то к 1858 году согласно отчету о состоянии казачьего войска в нем уже жило 1280 человек, в том числе 661 – мужского, 620 – женского пола.1 Численность населенных пунктов района к тому же 1858 году

составляла: в станице Николаевской – 840 человек;

в Кулевчинской – 1082 человека;

в Катенинском поселке – 531 человек;

в Бородиновском – 522 жителя.2

По документам архивов мы можем проследить, что после реформы 1861 года численность полкового округа была увеличена, Варна перешла в 7-ой полковой округ, что было обусловлено изменением в административном управлении. К этому времени в поселке были возведены одна соборная и одна пятивременная мечети, кроме того, в поселении и станицах были возведены церкви , а население приписано к приходу Великопетровской станичной церкви.

Приток населения после реформы объясняется довольно легко: в новолинейных поселках давали землю и оказывали помощь наиболее несостоятельным крестьянам. Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что в рассматриваемых нами землях крепостное право как таковое не было развито, и изначально здесь селились свободные крестьяне и казаки, а также переселенцы из Младшего казахского жуза. Рассмотрим социальное положение жителей Варненского района.

Переселение проходило в несколько этапов. Первоначально в назначенные места посылались рабочие команды, состоящие из семей переселенцев, и только потом оставшиеся с домашним скарбом и скотом. Все расхода по переселению до реформы ложились на плечи казаков, вынужденных за бесценок продавать в прежних местах жительства имущество и дома. И только начиная с 1862 года, некоторые из наиболее неимущих семей получили из казны финансовую помощь. 114 семей, переселившихся в Варненский район, получили в качестве пособия по 14 рублей серебром, да нескольким десяткам калмыцких семей из упраздненного казачьего войска из собственных сумм приобрело рабочий скот, лошадей и некоторый хозяйственный инвентарь.1(см.приложение 2) Прибывшему в поселок №30 рабочему отряду из Верхнеуральского крепостного арсенала было выдано 26 ружей с 20-ю патронами на каждое, 10 пистолетов и 30 шашек старого образца на случай нападения кочевников.

(см. приложение 2)

После прибытия основной массы переселенцев в 1862 году для строительства жилья и зданий общественного назначения Войсковое правление выделило более 4 тысяч корней леса из Джабык-Карагайского войскового бора. Для заготовки леса в район Анненского поселка была направлена команда в 60 человек со всем необходимым инструментом.

Вывозка леса осуществлялась каждой семьей самостоятельно, главным образом на волах. В двух верстах севернее поселка, вниз по течению реки был построен сарай и обжиговые печи для производства кирпича из местного материала, а также изготавливался саман для землянок (см. приложение 1). Отопление в зимний период осуществлялось частично с помощью дров, частично кизяком (см. приложение 1).Поселок возводился по разработанному инженерами отдельного Оренбургского корпуса по плану, выполненному со строгой линейной планировкой. В это же время соседние поселки и станицы, входившие в район, застраивались бессистемно. Казачьи усадьбы и хозяйственные постройки обносились каменными заборами или ивовыми плетнями.1 С этого же года была начата разбивка полей и лугов, землемеры приступили к наделению казаков земельными паями. Первоначально паевые земли в размере 30 десятин нарезались всему мужскому населению, достигшему 14-летнего возраста. В пай входила земля под пашню, луга, а там, где их не было, под сенокосные угодья выделялись двойные участки степи. Оставшиеся земли вошли в общественное пользование под пастбища для скота и лошадей и в поселковый резервный фонд для наделения будущих

казаков. Земляные паи не являлись частной собственностью казаков, продать или заложить их они не могли. Земли принадлежали войску, что, по сути было общинным ведением хозяйства, они периодически перераспределялись. Земля служила войсковому сословию платой за военную службу и являлась для них основным, зачастую единственным источником получения средств к существованию и приобретения необходимого для несения службы обмундирования и снаряжения.

В исторической литературе советского периода, когда речь заходила о казачестве, обычно отмечали, чуть ли не патологическую приверженность этого самобытного сословия самодержавию, рисуя казаков «цепными псами царизма» и охранителями его устоев. И обязательно добавляли, что за эту верность с ними расплачивались землей (тут обычно приводились цифры, характеризующие размеры крестьянских наделов где-нибудь на орловщине или в районе Кургана и казачьи усредненные). Рассмотрим действительное экономическое положение семей казаков, на основание фактов мы попробуем сделать вывод о правильности утверждения советских историков о богатстве и достатке казачьих станиц.

1.4 Экономическое развитие района: специализация, промыслы, торговля.
Как в дореформенный период, так и в пореформенный Варненский район имел в основном сельскохозяйственную специализацию.

К началу 60-х годов XIX века в пользовании жителей Варненского только поселка находилось 34490 десятин 650 саженей всей земли, в том числе: 22810 дес.пашни,590 десятин лугов, 270 десятин леса и более 11 тысяч десятин в резервном фонде. Николаевская станица имела в пользовании 31177 десятин земли, Бородиновский поселок – 22312 десятин, Чесменский – 21731 десятину земли.1 Что в сравнении с орловскими землями на порядок больше последних земель. Но прежде чем делать вывод, мы должны учесть ряд факторов. Действительно фактически в пользовании казаков Варненского района, в расчете на одного землепользователя, земли было больше, чем это определялось нормами Войскогого правления. Для наглядности возьмем семью казака Варненского поселка Тимофея Савинова, состоявшую из 6 человек. Кроме главы семьи в ней было еще двое сыновей Петр (17 лет) и Василий (21 год). Жена и дочери в расчет при наделе земли не принимались. Притом, что к 1881 году сыновья не выделились из семьи, она имела в своем пользовании 72 десятины пригодной для посевов земли и 36 десятин под покос, которые предоставлялись им за отправление казачьей службы. По среднестатистическим данным, земли более чем достаточно. Однако рассмотрим подробно, возьмем данные за 1881 год.

Недвижимость семьи Савиновых состояла из дома, хозяйственных надворных построек и огорода. В хозяйстве имелась одна рабочая лошадь, вол, 4 головы крупного рогатого скота, 10 овец и 20 гусей. Из 72 десятин

семья засевала от 5 до 6,5 десятин, да на огороде 0,25 десятин картофеля. Район относится к зоне «рискованного земледелия», поэтому урожайность даже в самые лучшие года не превышала сам- 4, в среднем с каждой десятины по 35 пудов зерна (5,6 Ц.)1.

Таким образом, засевая 6 десятин, Савинов получал в конце года 33,6

центнера хлеба, распределяя его на три неравные части: на питание семьи,

продажу и корм скоту. С покосов казак получал не более 80 пудов сухого

сена с десятины (1,2 т) или 20-25 т. со всего пая.

По существовавшим условиям, казаки были обязаны выходить на

службу, приобретая за свой счет обмундирование, вооружение, все необходимое снаряжение и строевого коня. Денежные средства на покупку

амуниции казак должен был брать из доходов от земельного пая, поэтому

был вынужден продавать значительную часть урожая и даже скота.

Насколько обременительными были расходы на снаряжение, показывают

следующие данные: « строевой конь – 35-40 рублей серебром;

Оружие (шашка, пистолет, пика) – 12-15 руб.;

Обмундирование (Черкесска и др. в комплекте) – 15руб (см. приложение 1);

Седло с полным прибором – 10-12 рублей

_____________________________________

Итого: 72-82 руб.

Причем стоимость полного снаряжения постоянно возрастала. Если до 70-х

годов комплект снаряжения и строевой конь стоили 72-75 рублей, то уже в

1875 году сумма необходимых расходов возросла до 200-250 рублей…»2

Теперь посчитаем: даже продав большую часть собранного урожая, казак

выручал за него не более 25-30 рублей серебром. (Пуд ржи стоил от 1,7 до 1,9

рубля) Во взятом же нами примере необходимо было иметь все в тройном

размере. Но так как глава семьи уже имел обмундирование и коня, то ему

приходилось приобретать в течение трех лет два комплекта для своих

сыновей, кроме того, надо было готовить приданое дочерям. Поэтому казак

был вынужден отдавать в аренду свою землю состоятельным казакам, либо

иногородним, получая в год всего доходов не более 48 рублей дохода. В

1873-1878 годах интересующая нас семья занималась промыслами или

нанималась на сезонные работы к более зажиточным жителям поселка.

Отрицательно сказывались на экономическом положении казачьих

хозяйств постоянные и длительные отлучки казаков на службу, срок которой

к началу 70-х годов после реформы был сокращен до 20 лет. Зачастую

оказывалось, что на службе одновременно находились 2-3 работоспособных

члена семьи, а вся тяжесть хозяйства ложилась на плечи женщин и детей.

Недоимки казаков (а недостающие средства брались из капитала

станицы в рассрочку под проценты) имели тенденцию к росту. Так, по

данным Войскового Хозяйственного правления, к 1 января 1886 года казаки

5-ти поселков Великопетровского станичного юрта задолжали в станичный

и войсковой капитал 3519 рублей 46 копеек и 29667 пудов хлеба, в том числе и непосредственно варненцы.1

Нужно заметить, что ухудшившееся положение казаков вынудило

правительство в 90-ые годы XIX века принять ряд мер, направленных на

облегчение их службы. В частности были сокращены сроки нахождения на

службе, разрешен выезд из станицы на срок до одного года, а также из казны

стали выделять сторублевое пособие на приобретение обмундирования

(«справы») и снаряжения. Чуть позже огнестрельное оружие казакам стали

выдавать за счет войска. Вместе с тем фактическая стоимость «справы» к

концу века увеличилась до 250-300 рублей с 204 рублей в 80-ые годы.

Какие же льготы имели казаки? Освобожденный от подушного оклада

в казну, казак ежегодно вносил денежные суммы в пожарный капитал,

губернские и войсковые сборы, что, собственно, не меняло сути платежей: не

важно куда, но они взимались. По сути дела, оставаясь такими же

крестьянами, казаки отличались от них тем, что после 1861 года любой

крестьянин по своему выбору мог определить свое место жительства и род

занятий, а казаку до выхода в «чистую» отставку запрещалось даже выезжать

на заработки из станицы. Ни он, ни его дети не могли выйти из войскового

сословия, оставаясь фактически на положении крепостных крестьян. Отсюда видно, что утверждения советских историков о привилегированности

казачьего сословия являются надуманными.

Не лучшим было положение татарских и калмыцких семей. Начальник

штаба Оренбургского казачьего войска генерал-майор Н.В.Жуковский нашел

положение переселенцев крайне неблагополучным. Особо в плачевном

состоянии оказались калмыки бывшего Ставропольского иррегулярного

войска. Привыкшие к кочевому образу жизни калмыки, к тому же

разобщенные между собой и расселенные по несколько семей в 23 поселках,

так и не смогли привыкнуть к оседлости. В выстроенных для них

башкирскими рабочими командами домах они не жили, предпочитая им

войлочные кибитки, устраиваемые здесь же в черте усадьбы.

Скот, приобретенный для них администрацией войска, они сразу же

забили и, проев выделенное на первое время продовольствие, вскоре

очутились в бедственном положении. Власти, расселяя калмыков среди

русскоязычного населения, полагали. Что это поможет им адаптироваться.

Однако на деле оказалось все не так – калмыки всячески избегали сношений

с русскими и татарами и, несмотря на острый недостаток у них женщин, в

смешанные браки не вступали. Насильственно обращенные в христианство

они еще долго в тайне поклонялись бурханам и вымирали от болезней и

употребления в пищу мяса павших животных. Если в 1843 году было

переселено 2358 человек, то к 1883 году, по свидетельству А.Ф.Рязанова, их осталось всего 1204 души обоего пола.1 По докладу Жуковского наказной атаман Н.Е.Цукато приказал передать жителям поселков, находящимся в бедственном положении, 50 тысяч пудов хлеба.

Для пополнения хлебных запасов, приказано было увеличить запашку. Каждый житель должен был участвовать в обработке полей. Зерно, полученное на таких запашках, передавалось в ведение командира полкового округа и выдавалось исключительно семьям несостоятельных жителей, пострадавших от града, пожара или другого бедствия.

В зоне рискованного земледелия, каковой являлись практически все без

исключения земли Оренбургского казачьего войска, большое значение в

хозяйственной деятельности играло огородничество, почти на треть

обеспечивающее жителей продуктами питания. К началу 70-х годов почти

все местное население имело огороды, расположенные по берегам рек.

Сажали капусту, репу, огурцы, картофель. Помидоры и некоторые другие

овощи казаки не сажали, считая их «баловством». На склонах речки Нижний

Тогузак возделывали бахчи, дававшие неплохой урожай арбузов и тыквы,

хранившиеся у казаков почти до середины зимы.1

К началу 70-х годов XIX века казаки пустили прочные корни на новом

месте, хозяйства их окрепли, что сказалось на дальнейшем росте численности

населения. К тому же реформа обусловила приток в Сибирь и на Урал

переселенцев из центральных губерний империи. Многие из них оседали на

Южном Урале, в том числе и на казачьих территориях, где не было

недостатка в земле. Иногородние, как назывались казаками лица

вневойскового сословия, имели право селиться в черте казачьих поселений,

но землей не наделялись, а арендовали ее у казаков за особую плату, что

давало существенный прирост годовой прибыли казаков, особенно помогая

тем семьям, где 2-3 мужчин были в это время на службе. А также в целом

положительно влияло на экономическое развитие Варненского района.

Население Южного Зауралья состояло главным образом из

государственных крестьян, только 13 % всего населения Челябинской и

Оренбургской губерний были помещичьими крестьянами, дворовыми

людьми и казаками, то есть людьми войскового сословия. Положение

казачества мы в основном рассмотрели, а каким же было положение

остальных крестьян. На крестьян распространялись правила «Общих

положений» и «Местного положения о поземельном устройстве крестьян в

губерниях великорусских, новороссийских и белорусских». То есть

освобожденные крестьяне обязаны были выкупать усадебную землю. Им

также предоставлялась возможность отказаться от надела на помещичьей

земле и получить надел из фонда государственных земель. Что послужило

поводом для многих «бывших» переселяться в Сибирь и на Урал, в надежде

получить землю из государственных фондов.1
Как видно из данных Оренбургского губернского статистического

комитета в 80-ые годы только в Варненском поселке проживало 2397

человек, а количество дворов возросло до 308.


Каталог: DswMedia
DswMedia -> Контрольная работа по теме «Мир в начале нового времени»
DswMedia -> Игра «Безопасный Интернет» Добрый день, дорогие друзья! Я рада приветствовать вас на первой интерактивной игре «Безопасный Интернет»
DswMedia -> Календарь знаменательных и памятных дат
DswMedia -> -
DswMedia -> Методики творческих способностей и одарённости Тесты Гилфорда ги
DswMedia -> Тема урока : «А. А. Блок. Слово о поэте. Историческая тема в его творчестве» класс: 8 (ОО)
DswMedia -> Кульчакова Ангелина, 7 класс
DswMedia -> Цели урока. Общеобразовательные
DswMedia -> Столетов Александр Григорьевич


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет