Дипломная работа тема: Повседневно- бытовая жизнь Варненского района в пореформенный период с 1861года по 1900 год студентка V курса


Несмотря на то, что варненские казаки занимались такими разными



жүктеу 0.85 Mb.
бет4/7
Дата07.02.2019
өлшемі0.85 Mb.
түріДиплом
1   2   3   4   5   6   7
Несмотря на то, что варненские казаки занимались такими разными

промыслами, большинство из них никто от их непосредственной миссии не

освобождал. Многие из них и в пореформенное время состояли на службе

Отечеству.

1.5 Органы правопорядка и судопроизводство.

Перед властью стояла проблема усиления органов охраны

правопорядка. Проблема кардинального переустройства полиции была

поставлена и решалась еще одновременно с подготовкой отмены

крепостного права. Однако отсутствие резерва времени, средств и

профессиональных кадров привели к тому, что предполагаемая

многоплановая полицейская реформа завершилась изданием в декабре 1862

года «Временных правил об управлении полиции в уездах и городах

губернии». Согласно нормативного документа, произошло слияние земской и

городской полиции в рамках уездного полицейского управления, изменился

порядок назначения уездного исправника, а также полиция была

освобождена от ряда функций, которые частично брали на себя образованные

органы местного самоуправления. В остальном, сохранялись прежние

структуры полицейского аппарата. В последующие полстолетия основное

внимание уделялось сельской полиции, вследствие исчерпания крестьянской

общиной правоохранительной функции. В 1878 году учреждается должность

полицейского урядника. Но в случае с Варненским районом часто

полицейскую функцию брали на себя органы местного самоуправления,

поэтому для нас эти изменения не столь актуальны.

С самого начала образования поселений Новой линии судебная власть

была в руках двух станичных судей, исполнявших роль заседателей

правления и замещавших начальника станицы в случае его отсутствия. По

сути дела всех и казаков, и гражданских лиц, судили военным судом.

По Судебной реформе 1864 года, судебная власть была отделена от

власти исполнительной, административной и законодательной. В

гражданских и уголовных делах был введен суд присяжных и объявлено о

несменяемости судей.

Жизнь в малом сообществе рождала специфические социальные

структуры, в том числе институты с традиционно судебными функциями

(пресечение нарушения норм взаимоотношений, хозяйствования, разрешения

различных имущественных споров). Традиционно казацкое

судопроизводство (суды стариков, суд добросовестных казаков, суд соседей

и другое) существовало в русской деревне и казачьих станицах издревле. Оно

сохранилось и в пореформенный период в форме волостных (станичных)

сословных крестьянских судов, официально учрежденных в рамках

крестьянско-общественного управления. Выборные волостные судьи-

крестьяне разбирали тяжбы и проступки жителей своего станичного юрта,

решая дело «по совести», «глядя, что за человек и что за дело», в основе их

решений были нормы обычного права, известные по прецеденту и

передававшиеся устной традицией из поколения в поколение.

В ходе реализации Крестьянской реформы волостные суды создавались

и в уральских губерниях. Волостные писари вели запись решений судов в

отпечатанных губернской типографией «Книгах на записку решений

волостного суда»; эти книги являются ценным источником изучения

судопроизводства и правосознания крестьянства Урала. Интересен, с точки

зрения сохранности, книг волостного суда комплекс документов Русско-

Течинской волости Шадринского уезда Пермской губернии. Он содержит в

себе книги волостного суда с 1880 по 1899 годы.

Однако нам удалось найти в архивах Челябинской области фрагменты

книг станичного суда по Великопетровскому станичному юрту. Изучение

этих документов позволяет говорить о том, что в традиционном казацком

правосознании большое значение придавалось обычаю просить прощение за

совершенный проступок. В случае прощения, полученного на «миру», то есть

на сходе, судьи не разбирали дело. Однако имелись случаи, когда судьи не

принимали во внимание просьбу о прощении. Так в сохранившемся решении

суда за 1883 год записано, что суд не принял во внимание то, что ответчик

«просил прощение в краже», так как «украл он у беднейшей вдовы

Кокшаровой, имеющей 5 детей». И постановил решение о наказании

Н.Рахмеева за кражу кошмы и валенок двадцатью ударами розги на

публичном месте.1

А вот одно из типичных постановлений по «словесному заявлению» о

нанесенных побоях: В суде (запись от 1883 года) разночинец Андрей

Богатырев, признавая себя виновным, испросил у обиженного Митрофана

Бобыкина прощения и уплатил ему за обиду 1 руб. 20 коп., на что Бобыкин

согласился… А потому суд постановил: за прощением иска со стороны

потерпевшего, дело это считать оконченным».2

Репутация тяжущихся в казацком правосознании имела решающее

значение при вынесении решения казацкими станичными судами по

спорным, труднодоказуемым делам. Казак, пользующийся репутацией

«хорошего, честного человека», хорошего казака, в семействе у которого

никто не был заподозрен в обмане, воровстве имел все шансы выиграть

подобное дело. Ложь считалась большим грехом, не случайно на станичном

суде иногда в доказательство справедливости, истинности показаний казаки

«божились» перед иконой. Весьма показательно, что по искам о взыскании

денег ответчики, как правило, не оспаривали наличие и величину долга, даже

при отсутствии долговых расписок. Деньги порой занимали «на веру», и

отказываться от долга считали безнравственным. Должники обычно

«признавали долг за собой», а от станичных судей ждали лишь назначения

нового срока уплаты долга.3

Таким образом, мы можем сделать вывод, что кроме ликвидации

правила о суде любого жителя станицы войсковым судом военных,

практически никаких изменений в судопроизводстве Варненского района не

произошло. Кроме того, что судьи стали выборными и казаков,

находившихся на службе, по гражданским делам судили теперь также как и

простых жителей – станичным судом. Это послужило смягчением

выносимых приговоров. Так как выборные станичные судьи- крестьяне

разбирали тяжбы и проступки жителей своего станичного юрта, решая дело

«по совести», «глядя, что за человек и что за дело», в основе их решений

были нормы обычного права, известные по прецеденту и передававшиеся

устной традицией из поколения в поколение.

А традиции района были богатыми: казаки, башкиры, татары, киргиз-

кайсаки, мордва, марийцы, живя рядом, эти народы влияли друг на друга,

осваивали все лучшее, ценное и оправдывающее себя в духовном плане.

Рассмотрим культурно-бытовое развитие района.



Глава 2 Культурно-бытовое развитие Варненского района.
2.1 Участие казаков Варненского района в войнах.

С момента своего возникновения Оренбургское казачье войско несло

сторожевую службу в гарнизонах крепостей и укреплений Оренбургской

оборонительной линии на границе с Киргиз-Кайсацкой степью. Ежегодно от

всех кантонов, а позднее, полковых округов, на пограничную линию

назначались специальные отряды и команды казаков, главной задачей

которых была охрана пространства между крепостями, контроль за

безопасностью передвижений в прилинейной полосе, преследование

совершавших набеги отрядов кочевников.

С начала XIX века казаки Оренбургского казачьего войска стали

назначаться на внешнюю службу, т.е. за пределы войсковой территории.

Полки Оренбургского казачьего войска несли службу, участвуя в

многочисленных войнах XIX века. Перечислим некоторые из них:


  • Отечественная война 1812 года

  • Крымская война

  • Покорение Кавказа (1864 года)

  • Поход в Среднюю Азию (1864 года)

  • Русско-Турецкая война (1877-1878 годов)1

Несли такую службу и казаки – жители Варненского района. По истечении

срока двухгодичной льготы, предоставленной переселенцам для

хозяйственного обоснования на новом месте, казаки по специально

составлявшимся спискам ежегодно назначались по нарядам Войскового

Дежурства в полки и отдельные части. Начиная с января 1846 года, варненцы

принимали участие во всех военных экспедициях и кампаниях XIX века.

Первая группа казаков Великопертровского станичного юрта численностью 83 человека была сформирована и отправлена из станицы в апреле 1846 года. Эта команда в составе Сводного отряда назначалась для смены личного состава, находившегося в Нижнем Новгороде 4-го Оренбургского казачьего полка. Одновременно с ними из станицы было командировано 18 человек с Сводный казачий полк отдельного Оренбургского корпуса в Москву и 12 казаков из Варненского поселка – на усиление летней кордонной стражи на Новую линию – в Николаевское и Константиновское укрепления. Служба в укреплениях и пикетах Новой линии была для казаков менее обременительной, чем длительные командировки за пределы войсковой территории. Назначенные для службы в полках казаки обязаны были следовать к местам расквартирования частей на собственных лошадях, совершая ежедневно 30- 50-верстные переходы.

За все время этих экспедиций варненцы сражались храбро, об этом говорит тот факт, что в район не пришло ни одного известия о предательстве или

дезертирстве казаков с поля боя, а также многочисленные упоминания в

приказах по войску о награждениях отличившихся. Достоверно удалось

установить по данным архивов 139 случаев награждения только казаков

Варны Георгиевскими крестами 2-й, 3-й, 4-й степеней и Георгиевскими

медалями «За храбрость» 3-й и 4-й степеней.

Служба в укреплениях и пикетах Новой линии была для казаков менее

обременительной, чем длительные командировки за пределы войсковой

территории. Казаки, назначенные в кордонную службу в укрепления и

пикеты Новой линии, несли службу, попеременно сменяясь каждые полгода

( с 16 мая по 16 ноября – летняя, с 16 ноября по16 мая – зимняя смена).

Денежное довольствие, выплачиваемое казакам в середине XIX века,

находящимся на полевой службе, было мизерным, ничтожными были

денежные награды, изредка выдававшиеся нижним чинам казачьих отрядов.

Так, к примеру, по итогам императорского смотра находившегося в Москве

Сводного казачьего полка Николай 1 за его образцовое состояние приказал

выдать казакам трех оренбургских сотен по 25 копеек серебром каждому. В

числе получивших награду упоминаются и казаки варненские : приказной

Якупов, урядник Осинцев, казак Тяканов.2

Первые годы для казаков Новолинейного района основной службой

являлась кордонная служба. Помимо того, что они охраняли границу, казаки

одновременно оберегали собственные дома и имущество от покушений

воинственных кочевников Киргиз-Кайсацкой степи.

Начиная с 60-х годов XIX века, полки Оренбургского казачьего войска

были заняты в основном на среднеазиатском театре военных действий.

Исключением является посылка в июне 1863 года 5-го казачьего полка на

подавление антирусского восстания в Польше. В то время, когда

Оренбургское казачество было задействовано в разрешении восточного

вопроса, в России была проведена военная реформа. В 1874 году вышел указ

о всесословной воинской повинности, снявший тяготы военной службы с

низших сословий. В соответствии с новым уставом общий срок службы для

казаков был определен в 18 лет в приготовительном, строевом и запасном

разрядах. В пункте 423 Устава отмечалось, что «казаки строевого разряда

состоят на действительной службе или на льготе»1. Действительной службой

называлась служба в полках и в батареях, а казаки, распущенные по домам на

льготу, должны были в любое время быть готовыми к выходу на службу по

требованию войсковой администрации. По сути, к концу XIX века срок

действительной службы (первая очередь) был установлен в 4 года, после чего

казаки увольнялись на льготу в свои поселки и станицы. Еще 4 года

находились на льготе 2-й очереди и после чего переводились в третью

очередь. Казаки второй и третьей очереди находились по домам, но были

обязаны содержать в исправности все свое снаряжение и коней к выходу на

службу по приказу войсковой администрации. С этой целью в каждой

станице ежегодно, иногда два раза в год, проводились специальные строевые

смотры, а на поселковых и станичных атаманов возлагался контроль за

содержанием лошадей в отдельных табунах. С 33 до 38 лет казаки считались

теперь в запасном разряде, а по истечении срока переводились в войсковое

ополчение. Личный состав ополчения призывался на службу только в

военное время по особому указу. По достижении 48 лет казаки выходили в

отставку, занимались исключительно хозяйством и могли продавать

обмундирование и строевых лошадей. Все эти изменения положительно влияли на экономическое развитие района, так как появилось больше

«свободных рабочих рук», которые большую часть службы ( за исключением

первых 4 лет с 21-летнего возраста) находились на льготе, то есть занимались

своим хозяйством.

Само существование поселка Варенеского было обусловлено необходимостью закрыть границы, поэтому и быт местного населения был, в основном подчинен необходимости нести службу.



2.2 Фольклор.
Ярким выражением своеобразной культуры Варенского казачества является фольклор. В былинах, исторических, лирических и походных песнях запечатлены славные подвиги казаков, их ратные дела и походы. У жителей Варненского поселка, как и в других станицах Оренбургского войска, широкое хождение имели разного рода легенды, предания и поверия, в достоверность которых верили все без исключения жители войскового сословия. Это были поверия о закопанных кладах, открывающих свое местонахождение во время цветения папоротника. Поверия о силе заговоренной земли, которую казаки носили с собой в особой лядунке на груди. Предания о заколдованном коне, появляющемся перед казаками и спасавшем их в самые тяжелые минуты, когда гибель казалась неминуемой. Немало легенд и поверий существовало и вокруг находившегося у поселка памятника средневековой архитектуры – мавзолея Кесене. (см. приложение 2). Среди тюркоязычного населения прилегающих районов бытовало поверие о том, что раз в году, в период весеннего полнолуния больные, принесшие с собой особое подношение и сотворившие пятикратный намаз (молитву) в одиночестве у мавзолея, излечивались от многих тяжелых недугов – проказы, порчи, бесплодия. Поэтому с момента заселения поселка казаки татары взяли мавзолей под свое особое покровительство, тщательно следили за его сохранностью и первое время изредка совершали в нем намазы. Но в отличие от кочевавших по степи казахских родов и башкир, считавших за особую честь хоронить в его пределах покойников, жители Варненского поселка устроили свое отдельное кладбище невдалеке от поселения.

Жители поселка с детских лет слышали красивую легенду о дочери грозного властителя востока Тимура-Тамерлана и ее трагической любви к простому воину Менгирею. В различных вариантах этой легенды по-разному раскрывалась суть произошедшей на берегу степного озера трагедии. По одному варианту, дочь Тамерлана, сбежавшая от отца с простым воином из его отряда, была, разорвана дикими зверями (тигром, вепрем), по другим – покончила с собой, увидев гибель своего возлюбленного, схваченного посланной по их следам погоней и убитого по приказу отца. Легенда утверждает, что на месте гибели дочери хан приказал выстроить величественный памятник – «Башню Тамерлана», где и была погребена Кесене. Как гласит легенда, кирпич изготавливался в районе города Троицка и передавался по цепочке воинами до места строительства мавзолея.

Сохранялись и другие традиционные поверья, былины, песни, характерные для казачьего войска: о подвигах Ильи Муромца, о походах Ермака Тимофеевича. Исторические песни повествуют также о войнах с французами, турками, о героях Отечества. В них отражены трагические судьбы атаманов С.Разина, К.Булавина, Суворова, Кутузова. В этих песнях преобладают мотивы верноподданических чувств к своему Отечеству. Нередко в них воспроизводятся походные и фронтовые будни, рассказывается о драматических случаях и событиях: в походной и тревожной службе. Поэтому казачьи песни отличаются от лирических большей динамичностью, напряженностью, пластикой и простотой. Ярко, образно заканчиваются песни («Расправа турок над казаками»):

На ноже оно, сердце храброе,

Встрепенулося,

Над злодеями, над ретивыми,

Усмехнулося…

Часто лирико-эпические песни служат в качестве строевых. В песнях казаков Новой линии мотивы социального протеста встречаются редко, они приглушены. Зато немало песен посвящено семейной и любовной лирике. Казаки независимо от их национальной принадлежности пели о несчастной любви, об измене подруги:



Напрасно ты, казак, стремишься,

Напрасно мучаешь коня,

Тебе казачка изменила,

Другому сердце отдала…

В казацкой среде издавна бытовал семейно-бытовой фольклор, включающий в себя хороводные, игровые и плясовые песни. Оренбуржские казаки, в основном жили в достатке, поэтому и песни у них яркие, праздничные, игровые. Особенно много таких песен в станицах Новолинейного региона: в Варненской, Чесменской, Полтавской и Брединской. В них искрометный юмор и радость бытия:



  • Уж ты, женушка-жена,

Хорошо ли ты жила?

  • Иванович, хорошо!

Хоть бы с годичек еще,

Хоть бы с годик, хоть бы с два…

Погуляла б молода!

Особенно торжественно проходят проводы казака на службу. Здесь, видимо, сказывается установленный веками обычай и одновременно сознание того, что эта служба не блестящий парад, а ответственный и трудный подвиг – защита царя и Отечества. За последние дни перед уходом в доме «походного» идет обычная суета. Женщины складывают белье и теплые вещи, готовят сухари, мужчины получают обмундирование и снаряжение. Накануне похода, вечером в доме собираются родственники и знакомые, здесь устраивается гулянка. Затем происходит хождение по домам уходящих в поход, если казак женат. Если казак холост, то собирается вечеринка с друзьями и девушками. На следующий день походный объезжает всех родственников с последним прощальным визитом и приглашает на проводы. Затем все походные собираются на площади, где им служится напутственный молебен с окроплением святою водой каждого казака и их лошадей. После этого казаки разъезжаются по своим домам, где уже собрались все провожающие. Все усаживаются за стол, все подается по чарке водки, произносятся в это время заздравные тосты, желая счастья и успехов на ратной службе. Затем выходили из-за стола, по христианскому обычаю, присаживались на минуту перед дорогой. Отец встает, креститься на икону, снимает с божницы небольшую икону и становится в передний угол, рядом с ним мать с хлебом с солью в руках. Перед ними походный. Отец и мать по очереди благословляют на службу иконой и хлебом. Затем выходят на улицу, к крыльцу кто-нибудь из братьев подводит боевого коня, которого походный берет со словами: «Не выдай родимый!». Ни один казак не удержится от слез в этом случае, потому, что конь для них все «конь подо мной, так и Бог со мной», говорил каждый казак. После этого все выходили за ворота: в центре походный с матерью и женой или сестрой, вокруг огромной толпой провожающие, позади старик ведет в поводу коня. Ширится и растет над станицей, за душу хватает песня, несется в воздухе трогательная мелодия_



Прощай страна моя родная,

И вы все добрые друзья!

Благослови меня, родная, -

Быть может, на смерть я иду!

Возвращение же казака со службы было отмечено особым обрядом, не обставленным, но и в этом случае в доме у прибывшего собиралось очень много народа, где на первом месте была, конечно, водка, без которой у казаков не обходился ни один торжественный случай. Вечером начиналась гулянка с обязательным хождением по домам всех гуляющих .

Из множества казачьих праздников и обрядов, особо следует выделить свадьбу. В день свадьбы в доме жениха и невесты идет обычная суета – последние приготовления к свадьбе: у невесты готовят приданое, у жениха сундуки для него, происходит одевание к венцу. В доме жениха родители благословляют своего сына и затем уже жених с «тысяцким воеводой», свахами, дружками и другими гостями едут в дом к невесте. Родители же остаются дома, оно вообще не могут присутствовать ни при выкупе, ни при венчании. Во время пути поют веселые и грустные песни, прославляющие жениха, невесту и родителей. Во двор к невесте въезжают с песней, обращенной к девушке:

Собирайся-ка, умница,

Собирайся –ка, разумница,

На чужу дальнюю сторонушку.

Затем входят в дом и начинается «продажа косы». Тысяцкий за 20-30 копеек получает место рядом с невестой, куда садится жених и начинают величать всех гостей: сначала тысяцкого, затем свах, а потом всех остальных. После этого с грустными песнями в отдельных санях жених и невеста и все остальные гости едут в церковь.

В церкви они становятся перед аналоем на платок, разосланный свахой, при чем замечают, кто первый ступит на него, тот и будет главой семьи. По бокам от жениха и невесты становятся свахи, которые будут меняться местами друг с другом и поздравлять новобрачных, когда их поведут вокруг аналоя. Затем все едут в дом к жениху, где новобрачных благословляют родители мужа. После этого все усаживаются за столы и начинается угощение гостей, сопровождаемое поздравлениями в адрес молодых и их родителей. Молодых одаривают деньгами.

На следующее утро молодых будят свахи, съезжаются все гости, при этом творится «настоящий хаос»: бьют горшки, старые чашки, беспрерывно кричат «ура» - по казацки буйно и весело.

Затем все едут на блины к теще. Во время угощения теща наливает масло на руки и намазывает голову молодому, приговаривая: «Будь всегда таким же масляным для меня и моей дочки». Жених дарит теще материю на платье, этим и заканчивается обрядовая сторона свадьбы и начинается гулянка. От теще едут к тысяцкому, затем к свахе и т.д. по старшинству гуляющих. Такое хождение продолжается обычно три дня, на богатых свадьбах не менее 7-10 дней.

В последний день, когда все дома обойдены, собираются у жениха, где начинается «выметание мусора» после свадьбу. В горницу натаскивают трухи, соломы и начинают кидать медяки, а молодые начинают мести и собирать монеты. Эта процедура продолжается 1,5 –2 часа. Затем весь сор выметают, его большой кучей складывают за воротами и поджигают. Это считается финалом свадьбы – «свадьба сгорела» и жизнь вступает в обычную колею.

Все праздники сопровождались песнями, шутками, гулянкой. Но самое важное место всегда и везде занимали песни, которых у казаков было множество: грустные и веселые, мелодичные и трогательные, военные и бытовые.

Немало припевок, частушек и игровых – обрядовых песен посвящены сватанью и свадебным ритуалам. Но отличие этих песен от строевых и исторических в том, что у каждой народности эти обряды были оставлены почти в неизменном том виде, в котором они находились до начала несения ими службы в казачьих отрядах и поселениях.

Казачий фольклор складывался в течении длительного времени. Свадьбы и торжества, связанные с рождением ребенка, у варненцев проходили с учетом национальных особенностей, впрочем, как и погребальные обряды, совершавшиеся по религиозным традициям и канонам. Остальные песни, обряды, связанные с общей особенностью региона – казачьей службой отправлялись совместно.

2.3 Устои, религия, традиции, праздники, быт населения Варненского района.

Основную долю населения Новой линии составляли казаки или

население, приписанное к казацкому сословию. А казачество – это

своеобразное сословие, соединяющее в себе образ жизни земледельца и

профессионального воина, выработавшего свои специфические обряды и

традиции, наиболее ярко проявлявшиеся в казачьих праздниках,

высокочтимых и любимых всем войсковым населением. В их основе,

безусловно, находились общие с другими сословиями и группами

культурные и религиозные традиции и корни. Заметный отпечаток на

складывание обрядов наложил и многонациональный характер казачества. В

частности, в состав войскового сословия Оренбургского казачьего войска ( в

т.ч. и Варненского района) входили русские, украинцы, калмыки, татары,

мордва, башкиры, мещеряки, киргиз-кайсаки. Численность их была

различной, но в той или иной мере их культуры оказали влияние на

складывание образа жизни казачества.

С течением обстоятельств, объединенные в единое сословие различные национальные группы, взаимно обогащали друг друга, в то же время сохраняя некоторые особенности своего национального уклада. Так получилось, что в Варненском поселке сошлись две культуры – оседлая в своей основе русскоязычная и в недавнем прошлом кочевая, татарская и калмыцкая.

Интерес представляют традиции киргиз-кайсаков. Особенно связанные с костями. Бакса (шаман) для лечения больного применял следующий метод: после особого ритуала брал череп лошади, делал в нем дыры, а после вставлял в него наряженные людьми палочки. Череп выносили на дорогу, а за ним ставили два собачьих черепа. Это означало, что болезнь посадили на лошадь, а чтобы она не останавливала лошадь, за ней пустили двух злых собак.3

К этому времени татары ( в войске Оренбуржья впервые появились под

названием тептярей) во многом утратили элементы кочевого образа жизни,

адаптировались к оседлости, вобрав традиции окружающих национальных

групп. Единственным резким различием между казаками-татарами и

русскоязычным населением войска являлась религия. Варненские татары в

отличие от ногайских, сохранили свою традиционную религию – ислам.


Каталог: DswMedia
DswMedia -> Контрольная работа по теме «Мир в начале нового времени»
DswMedia -> Игра «Безопасный Интернет» Добрый день, дорогие друзья! Я рада приветствовать вас на первой интерактивной игре «Безопасный Интернет»
DswMedia -> Календарь знаменательных и памятных дат
DswMedia -> -
DswMedia -> Методики творческих способностей и одарённости Тесты Гилфорда ги
DswMedia -> Тема урока : «А. А. Блок. Слово о поэте. Историческая тема в его творчестве» класс: 8 (ОО)
DswMedia -> Кульчакова Ангелина, 7 класс
DswMedia -> Цели урока. Общеобразовательные
DswMedia -> Столетов Александр Григорьевич


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет