Джон Рональд Руел Толкиен



жүктеу 4.54 Mb.
бет15/28
Дата20.04.2019
өлшемі4.54 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   28

искусство и знания, какие могли воспринять, и сыновья их

стали мудрее и искуснее и далеко превзошли в этом всех про-

чих людей, все еще живших к востоку от гор, и не встречав-

шихся с эльдарцами, на чьи лица падал когда-то свет валино-

ра.
Ч А С Т Ь 18.


О Р А З Р У Ш Е Н И И Б Е Л Е Р И А Н Д А
И О Г И Б Е Л И Ф И Н Г О Л Ь Ф И Н А

Фингольфин, король севера и верховный король нольдора,

видя, что его народ умножился и стал сильным и что присоеди-

нившиеся к ним люди многочисленны и доблестны, снова начал

тщательно обдумывать нападение на ангбанд.

Он знал, что всем им грозит опасность, пока кольцо оса-

ды останется не замкнутым, и моргот может беспрепятственно

трудиться в своих подземельях, измышляя зло, которое никто

не мог предвидеть, пока не сталкивался с ним.

Этот замысел фингольфина был разумным, исходя из меры

его знаний, однако нольдорцы еще не представляли себе степе-

ни могущества моргота, не понимали, что война против него

только их силами была безнадежна, все равно - спешили они к

ней или медлили.

Но так как земля их была прекрасна и королевства обшир-

ны, большинство нольдорцев удовлетворяло существующее поло-

жение. Они предпочитали оставить все как есть и медлили на-

чать атаку, в которой многие, без сомнения, должны были по-

гибнуть, победив или потерпев поражение, потому они были ма-

ло расположены слушать фингольфина, а сыновья феанора в это

время - меньше прочих. Среди вождей нольдора одни лишь амрод

и амрас держались того же мнения, что и король, потому что

они жили в местности, откуда можно было видеть тангородрим,

и угроза моргота не переставала тревожить их мысли.

Так замыслы фингольфина не привели ни к чему, и страна

сохранила мир еще на некоторое время.

Но когда шестое поколение людей после беора и мараха

еще не достигло полной зрелости, т.е. спустя четыреста пять-

десят лет после прихода фингольфина, случилась беда, которой

он так давно страшился: она была ужасней и неожиданней, чем

предсказывал ему его неосознанный страх, потому что моргот

долго и тайно готовил свои силы, и злоба в его сердце все

росла, а ненависть к нольдору становилась все нетерпимее. Он

желал не только покончить со своими врагами, но уничтожить и

осквернить земли, которыми они владели и сделали прекрасны-

ми.


И говорят, что ненависть превозмогла в нем рассудок,

ибо если бы он подождал, пока его замыслы приобретут закон-

ченность, тогда нольдор был бы уничтожен полностью. Но он, в

свою очередь, недооценил доблесть эльфов, а людей он еще не

принимал во внимание.

Пришло зимнее время, когда ночи стали длинными и без-

лунными, и обширная равнина ард-галена протянулась, тускло

освещенная холодными звездами, от фортов нольдора на холмах

до подножия тангородрима.

Сторожевые костры еле горели, стража была немногочис-

ленна, и мало кто бодрствовал в лагерях всадников хитлума.

И тогда внезапно моргот выбросил огромные реки пламени,

сбежавшие с тангородрима быстрее, чем бальроги, и заполнив-

шие всю равнину. Железные горы извергли огонь многих ядови-

тых оттенков, и воздух, смешавшись с чадом этого огня, стал

зловонным и смертоносным.

Так погиб ард-гален, и огонь пожрал его травы, и все

############################################################

###############################жизненную. Впоследствии его

стали называть анфауглит, удушающая пыль. Для множества

обуглившихся костей она стала незарытой могилой, потому что

немало нольдорцев, не успевших бежать на холмы, погибло в

том пламени, захватившем их врасплох.

Высоты дор-финиона и эред витрина сдержали свирепый по-

ток, но леса на их склонах, смотревшие на ангбанд, все сго-

рели, и дым привел в замешательство обороняющихся.

Так началась четвертая из великих битв дагор браголах,

битва внезапного пламени.

Перед фронтом этого огня шел глаурунг золотой, отец

драконов, в полной своей мощи. Следом за ним бальроги, а

дальше черные армии орков в таком количестве, какого ноль-

дорцы никогда не видели прежде и даже не могли себе предста-

вить. И враги атаковали крепость нольдора и прорвали осаду

ангбанда, убивая, где только находили, нольдорцев и их союз-

ников, серых эльфов и людей.

Многие из самых отважных врагов моргота были уничтожены

в первые же дни войны или ошеломлены, рассеяны и лишены воз-

можности собрать свои силы. С тех пор война в белерианде

больше не прекращалась, но битва внезапного пламени окончи-

лась с приходом весны, когда атаки моргота стали слабее.

Так завершилась осада ангбанда, и враги моргота рассея-

лись и отдалились друг от друга. Большая часть серых эльфов

бежала на юг, отказавшись от участия в войне на севере. Мно-

гих приняли в дориате, после чего могущество короля тингола

возросло, потому что власть королевы мелиан охраняла его

границы, и зло еще не могло проникнуть в скрытое королевст-

во. Другие нашли убежище в крепостях у моря и в нарготронде.

иные бежали из страны и укрылись в оссирианде, или, перейдя

горы, скитались, бездомные, в лесных дебрях. И слух о войне

и о падении осады дошел даже до людей на востоке среднезе-

мелья.

Главный удар в нападении пришелся на сыновей финарфина,



и ангрод с аэгнором были убиты, а рядом с ними пал бреголас,

вождь дома беора, и большая часть воинов этого народа. Но

барахир, брат бреголаса, сражался дальше к западу, вблизи

прохода сириона. Там короля финрода фелагунда, спешившего с

юга, отрезали от его воинов и окружили с небольшим отрядом

вблизи топи сереха, и он был бы убит или взят в плен, но по-

явился барахир с самыми отчаянными своими людьми и выручил

его. Окружив короля стеной копий, они с большими потерями

проложили себе путь из битвы. Так был спасен фелагунд. И

вернувшись в свою подземную крепость в нарготронде, он пок-

лялся вечно хранить дружбу с барахиром и всем его родом и

прийти к нему на помощь в любой нужде, и в знак этого обета

он дал барахиру свое кольцо.

Теперь барахир по-праву был повелителем дома беора и

вернулся в дор-финион. Но большинство его народа бежало из

своих домов и нашло убежище в укреплениях хитлума.

Так велики были силы нападения моргота, что фингольфин

и фингон не смогли прийти на помощь сыновьям финарфина. И

войска хитлума были оттеснены с большими потерями к крепос-

тям эред витрина, с трудом выдерживающим атаки орков.

Перед стенами на эйфель сирионе был оттеснен и пал ха-

дор золотоволосый, защищая арьергард своего повелителя фин-

гольфина, а было ему тогда шестьдесят шестьлет от роду, и с

ним погиб гундор, его младший сын, пронзенный множеством


стрел, и эльфы оплакали их. Тогда гальдор высокий принял

власть своего отца, и благодаря неприступной высоте гор мра-

ка, остановивших огненный поток, а также доблести эльфов и

людей севера, которых не застав или отступитьни орки, ни

бальроги, хитлум остался непокоренным - угрозой для фланга

наступления моргота. Но фингольфин был отделен от его роди-

чей морем врагов.

война нелегко складывалась для сыновей феанора, почти

все восточные границы подверглись нападению. Был захвачен

проход аглона, хотя и большой ценой для войск моргота. И ко-

легорм с куруфином, потерпев поражение, бежали на юг, а по-

том на запад, вдоль границ дориата, и попав, наконец, в нар-

готронд, просили убежища у финрода фелагунда.

Таким образом народ их увеличил силу нарготронда, но

было бы лучше, как стало ясно позднее, если бы они остались

на востоке, среди своих родичей.

Маэдрос совершил небывалые подвиги, и орки бежали перед

его лицом, потому что со времени его мучений на тангородриме

дух его пылал страшным пламенем, и маэдрос казался воскрес-

шим из мертвых. Таким образом, большая крепость на холме

химринг не была захвачена, и там, у маэдроса, вновь собра-

лись оставшиеся в живых самые доблестные воины, как из наро-

да дор-финиона, так и с восточных границ.

На какое-то время маэдрос вновь закрыл проход аглона,

так что орки не могли проникнуть этим путем в белерианд.

Но они разгромили в лафлане всадников народа феанора,

потому что туда явился глаурунг и прошел проходом маглора, и

разрушил всю страну между руслами гелиона. И орки захватили

крепость на восточных склонах горы рерир и опустошили весь

таргелион, страну карантира, и осквернили озеро хелевори.

Маглор соединился с маэдросом на химринге, но карантир

бежал и объединил остатки своего народа с разрозненным наро-

дом охотников амрода и амраса, и они отступили и прошли че-

рез рамдаль к югу.

Они оставили на амон эребе стражу и некоторую военную

силу, а зеленые эльфы оказали им помощь, и орки не вошли ни

в оссирианд, ни в таур-им-луинат и дикие земли юга.

В это время в хитлум пришли известия, что дор-финион

потерян, и сыновья финарфина потерпели поражение, а сыновья

феанора изгнаны из своих земель. Тогда фингольфин, предвидя

(как ему казалось) полное уничтожение нольдора и невосстано-

вимое разрушение их жилищ, полный гнева и отчаяния, сел на

рохолора, своего огромного коня, и уехал один, и никто не

смог удержать его. Он промчался, подобно вихрю, через дор-

ну-фауглит, и все, кто видел его атаку, бежали в ужасе, ду-

мая, что это явился сам ороме - потому что дикое безумие

ярости овладело им, и глаза его сверкали подобно глазам ва-

лар.


Так фингольфин добрался один до врат ангбанда, затрубил

в рог и ударил в медные двери, вызывая моргота на поединок.

И Моргот вышел.

То был последний раз в этих войнах, когда он появился

за дверями своей крепости, и говорят, что он без желания

принял вызов, потому что хотя его разуму не было равных в

мире, Моргот, единственный из всех валар, знал чувство стра-

ха. Но он не мог игнорировать вызов перед лицом своих воена-

чальников, так как скалы звенели от трубных звуков рога фин-

гольфина.

Голос короля, резкий и чистый, проникал в самые глубины

ангбанда, когда фингольфин называл моргота трусом и повели-

телем рабов.

И потому моргот вышел, медленно спустился со своего

подземного трона, и отзвук его шагов был подобен грому в

глубинах земли.

Он появился, одетый в черные доспехи, и встал перед ко-

ролем, подобный башне, коронованный железом, и его огромный

щит, темный, украшенный гербами, отбрасывал на фингольфина

тень как грозовое облако. Но фингольфин светился в ней по-

добно звезде, потому что его кольчуга была покрыта серебром,

а голубой его щит отделан хрусталем.

Он выхватил свой меч Рингиль, блеснувший холодно, как

лед.


Тогда моргот взметнул гронд, молот подземного мира, и

устремил его вниз подобно громовой молнии. Но фингольфин

прыгнул в сторону, и гронд пробил в земле огромную яму, от-

куда ударил столб дыма и огня.

Много раз пытался моргот поразить фингольфина, но все

время тот отскакивал, быстрый, как молния из черной тучи. И

он нанес морготу семь ран, и семь раз моргот издавал крик

страдания, а войско ангбанда при этом падало в ужасе ниц, и

эхо северных стран вторило криком. Но, в конце концов, ко-

роль устал, и моргот обрушил на него свой молот. Трижды па-

дал фингольфин на колени и трижды вставал снова и поднимал

свой расколотый щит и разбитый шлем. Но земля вокруг него

была вся в трещинах и ямах, и он споткнулся и упал на спину

у ног моргота. И моргот наступил ногой на его шею, и тяжесть

ноги была подобно упавшему холму. Но все же последним отча-

янным ударом фингольфин пронзил эту ногу Рингилем, и из раны

хлынула кровь, черная и дымящаяся, и заполнила ямы, пробитые

грондом.


Так умер фингольфин, верховный король нольдора, самый

величественный и доблестный из всех королей эльфов древнос-

ти.

Барахир уводил свой народ. Много мест было потеряно,



оставленных ими, потому что все они, один за другим, были

убиты, пока, в конце концов, у барахира осталось только две-

надцать человек.

Берен, его сын, и барагунд с белагундом, его племянни-

ки, сыновья бреголаса, и девять верных слуг его дома, чьи

имена надолго сохранились в песнях нольдора: это были радру-

ин и дейруин, дагнар и рагнор, гильдор и горлим несчастли-

вый, артал и уртель и юный хатальдир.

Изгнанниками без надежды были они, отчаянной шайкой,

которая не могла спастись и не стала бы сдаваться, потому

что жилища их лежали в развалинах, их жены и дети оказались

в плену, были убиты или бежали.

Из хитлума не приходило ни вестей, ни помощи, и барахи-

ра с его людьми преследовали как диких зверей. Они отступили

в голые предгорья над лесом и скитались там среди небольших

озер и каменистых пустошей вдалеке от шпионов и чар моргота.

Постелью им служил вереск, а крышей - облачное небо.

спустя примерно два года после дагор браголаха нольдор-

цы все же обороняли западный проход возле истоков сириона,

потому что на те воды распространялась власть ульмо, а минас

тирит противостоял оркам. Но в конце концов, после гибели

фингольфина, саурон, величайший и самый ужасный из слуг мор-

гота, называвшийся на языке синдара гортауром, выступил про-

тив ородрета, начальника башни на тол сирионе. Саурон стал

теперь чародеем ужасной силы, хозяином теней и призраков,

коварным, жестоким, уродующим все, к чему он прикасался,

унижающим всех, кем он правил, повелителем волков-оборотней,

и владычество его было мукой. Он атакой взял минас тирит,

потому что черное облако страха опустилось на защитников

башни. И ородрет был изгнан и бежал в нарготронд. А саурон

превратил минас тирит в сторожевую башню моргота, в крепость

зла, постоянную угрозу. И прекрасный остров тол сирион стал

проклятым и был назван тол-ин-гаурот, остров оборотней. Ни

одно живое существо не могло проникнуть в эту долину, чтобы

саурон не заметил его из башни, в которой он сидел. И моргот

владел теперь западным проходом, и источаемый им ужас напол-

нил поля и леса белерианда. За хитлумом он неустанно пресле-

довал своих врагов, выискивая их тайные убежища и захватывая

их крепости одна за другой. Орки все наглее бродили здесь и

там, где хотели, спускались вниз по сириону на запад и по

келону на восток. Они окружили дориат и так опустошили зем-

ли, что звери и птицы бежали от них, и с севера непрерывно

распространялось безмолвие и запустение.

Многие из нольдора и синдара попали в плен и были уве-

дены в ангбанд, где их обратили в рабов, заставляя отдавать

свое умение и знания на пользу морготу. А моргот повсюду ра-

зослал своих шпионов, и они принимали фальшивые обличья, и

обман был в их речах. Они лживо обещали награду и хитрыми

словами пытались посеять зависть и страх среди народов, об-

виняя их королей и вождей в жадности и предательстве одного

за другим.

Из-за проклятия, причиной которого было убийство роди-

чей, этой лжи часто верили. И, действительно, с течением

времени, в ней появилась доля правды, потому что сердце и

уши эльфов белерианда омрачали отчаяние и страх. Но больше

всего нольдорцы боялись предательства тех своих родичей, что

стали рабами в ангбанде, потому что моргот использовал неко-

торых из них для своих целей и, будто бы дав им свободу, от-

пускал, куда они хотели, но их воля оставалась покорной его

воле, и они уходили лишь для того, чтобы вернуться к нему

снова. И потому, когда кто-либо из пленников моргота дейст-

вительно бежал от него и возвращался к своему народу, их

встречали совсем неприветливо, и они скитались одни, изгнан-

ные и отчаявшиеся.

К людям моргот, если они прислушивались к его словам,

проявлял притворное сочувствие, говоря, что причина их невз-

год только в подчинении бунтовщикам нольдорцам, но что под

властью законного повелителя среднеземелья они обретут по-

чести и заслуженную награду за доблесть, если прекратят соп-

ротивление. Однако, мало кто из людей трех домов прислуши-

вался к его словам, даже попав на муки в ангбанд, и потому

Моргот преследовал их с ненавистью.

Рассказывают, что именно тогда в белерианде впервые по-

явились смуглые люди. Некоторые из них уже в тайне предались

морготу и пришли по его зову - но не все, потому что слух о

белерианде, о его землях и водах, воинах и богатствах, расп-

ространился вдаль и вширь, и беспокойные ноги в те дни все

время влекли людей на запад. Эти люди были низкорослы и ши-

рокоплечи, имели длинные и сильные руки, смуглую или бледную

кожу и черные волосы - как и их глаза. Они делились на мно-

гие племена, и некоторые из них больше походили на гномов с

гор, чем на эльфов.

Маэдрос понимал слабость нольдора и эдайна, тогда как

подземелья ангбанда казались ему неисчерпаемыми, все время

пополнявшимися, и поэтому он заключил союз с этими вновь

пришедшими людьми и установил дружеские отношения с их глав-

ными вождями бором и уфлангом.

И моргот был очень доволен, так как этого он и добивал-

ся.

Бор имел трех сыновей: борланда, борлаха и бортанда. И



они, обманув надежды моргота, пошли за маэдросом и маглором

и остались верны им.

Сыновьями уфланга черного были ульфаст, ульварт и уль-

дор проклятый, и они стали приверженцами карантира, покляв-

шись ему в верности, и предали его.

Эдайн и восточноязычные не слишком любили друг друга и

встречались редко, потому что пришельцы долго жили в восточ-

ном белерианде, в то время как народ хадора был заперт в

хитлуме, а дом беора почти полностью уничтожили.

Люди племени халет сначала не принимали участия в се-

верной войне, так как они жили на юге, в лесу бретиль, но

Теперь между вторгшимися орками и ими шли сражения.

Это был стойкий народ, вовсе не желавший покинуть свои

любимые леса. И в рассказах о поражениях того времени подви-

ги халадин оцениваются по достоинству, потому что после зах-

вата минас тирита орки проникли в западный проход и могли бы

бесчинствовать вплоть до устья сириона.

Но хальмир, вождь халадин, быстро сообщил об этом тин-

голу, потому что он был в дружбе с эльфами, охранявшими гра-

ницы дориата.

Тогда белег, Тугой лук, начальник стражи тингола, при-

вел в бретиль большие силы синдарцев, вооруженных топорами,

и, бросившись в атаку на лесные чащи, хальмир и белег захва-

тили отряды орков врасплох и уничтожили их.

С тех пор в этой местности черный поток с севера был

остановлен, и еще много лет спустя орки не осмеливались пе-

ресекать тенглин. Племя халет по-прежнему оставалось в лесу

бретиль, и под его охраной королевство нарготронд, восполь-

зовавшись передышкой, собирало силы.

В это время хурин и хуор, сыновья гальдора из дор-ломи-

на, жили вместе с халадин, которым они были сродни.

В дни перед дагор браголахом эти два дома собирались на

большой пир, когда гальдор и глоредель, дети хадора золото-

голового, вступили в брак с харет и хальдиром, детьми халь-

мира, вождя халадин.

Вот почему сыновья гальдора воспитывались в бретиле

хальдиром, их дядей, в соответствии с обычаями людей того

времени. Оба участвовали в той битве с орками, даже хуор,

хотя тогда ему было только тринадцать лет. Они оказались в

отряде, отрезанном от остальных, и их преследовали вплоть до

переправы бритиаха. И братья были бы убиты или взяты в плен,

если бы не могущество ульмо, все еще сохранившееся в сирио-

не. От реки поднялся туман и скрыл их от врагов. Братья бе-

жали через бритиах и димбар и скитались среди холмов у под-

ножия скал криссаэгрима. Но они заблудились в этой стране и

уже не знали, как идти дальше или вернуться. Там их нашел

торондор и послал двух орлов им на помощь. И орлы подняли их

в воздух и понесли через окружающие горы в тайную долину

тумладен и скрытый город гондолин, которого еще не видел ни

один человек.

Узнав,кто они родом, король тургон принял их хорошо,

предупрежденный как своими видениями, так и вестниками, ко-

торых посылал с моря вверх по сириону ульмо. Повелитель вод

предостерегал короля о грядущих бедах и советовал ему радуш-

но принять сыновей дома хадора, откуда в час нужды придет

помощь.


Почти год гостили во дворце короля хурин и хуор, и го-

ворят, что в то время хурин перенял многие познания эльфов и

понял некоторые из намерений и целей короля, потому что тур-

гон выказывал великое расположение к сыновьям гальдора и

часто говорил с ними. И он действительно хотел задержать их

в гондолине из-за любви к ним, и не только из-за закона,

гласившего, что любой чужестранец, будь то эльф или человек,

обнаруживший тайный путь в королевство и увидевший город,

должен навсегда остаться в нем, пока король не снимет запрет

и скрытое королевство не станет явным.

Но хурин и хуор желали вернуться к своему народу и раз-

делить с ним его горести и военные тяготы, и хурин сказал

тургону:

- Повелитель - мы смертные люди и не похожи на эльдар-

цев. Те могут ждать многие годы, откладывая битву со своими

врагами на какой-то отдаленный день. Наш же век короток, и

надежды наши и силы вскоре иссякнут. Кроме того, мы не иска-

ли дорогу в гондолин и понятия не имеем, где находится го-

род, потому что проделали путь сюда, испуганные и ошеломлен-

ные, воздушным путем и с закрытыми глазами.

тургон удовлетворил их просьбу, сказав:

- Я разрешаю вам уйти тем же путем, каким вы попали

сюда.

Но Маэглин, сын сестры короля, совсем не был опечален



их уходом, потому что не любил никого из рода людей. Он ска-

зал хурину:

- Милость, оказанная вам королем, больше, чем ты пола-

гаешь, и закон стал не таким суровым, как прежде, не то не

было бы у вас другого выбора, как остаться здесь до конца

вашей жизни!

Тогда Хурин ответил ему:

- Действительно милость короля велика, но если того,

что мы сказали, недостаточно, тогда мы принесем еще и клят-

ву.


И братья поклялись никогда не открывать замыслы тургона

и держать его дела в секрете, все, что они увидели в его ко-

ролевстве.

Орлы унесли их ночью и опустили в дор-ломине перед рас-

светом.

Увидев братьев, родичи обрадовались, потому что вестни-



ки из бретиля сообщили о их гибели. И гальдор сказал:

- Вы что? Целый год жили в этой глуши? Или орлы посе-

лили вас в своих гнездах? Однако, вы нашли где-то пищу и

прекрасную одежду и вернулись, подобно юным князьям, а не




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   28


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет