Джон Рональд Руел Толкиен



жүктеу 4.54 Mb.
бет16/28
Дата20.04.2019
өлшемі4.54 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28

как бродяги!

И Хурин ответил:

- Будь доволен, что мы вернулись, потому что, благода-

ря принесенной клятве молчания, это нам было разрешено.

Гальдор перестал задавать вопросы, но и другие догады-

вались о правде, и в свое время слух о странной судьбе хури-

на и хуора достиг ушей слуг моргота.

Узнав о крушении осады ангбанда, тургон запретил своему

народу принимать участие в войне, полагаясь на силу гондоли-

на и считая, что время обнаружить его еще не пришло. Но он

полагал также, что окончание осады станет началом гибели

нольдора, если ему не будет оказана помощь. И тургон тайно

послал отряды гондолидрим к устью сириона и на остров балар.

там они построили корабли и отправились по приказу тургона

на крайний запад, чтобы умолять валар о прощении и помощи.

Они просили морских птиц быть их проводниками. Из посланцев

тургона ни один не добрался до запада и многие погибли, а

вернулось их мало. И час гондолина все время приближался!

Слух обо всем этом дошел до моргота и он встревожился,

захотел получить сведения о фелагунде и тургоне. О них никто

ничего не знал, хотя они были еще живы, и моргот опасался,

что они могут выступить против него. Он увеличил количество

своих шпионов в белерианде и отозвал основные войска орков в

ангбанд, понимая, что не может дать победоносное сражение,

пока не соберет новые силы. Он недооценивал доблесть ноль-

дорцев и силу сражавшихся с ним людей. И пусть моргот овла-

дел дор-финионом и проходом сириона, эльдарцы, придя в себя,

начали возвращать все утраченное.

Когда со времен четвертой битвы минуло семь лет, моргот

возобновил атаки и бросил силы на хитлум. Яростным было на-

падение на проходы в горах мрака, и при осаде эйфель сириона

погиб гальдор высокий, повелитель дор-ломина. Хурин, сын

гальдора, учинил оркам страшное кровопролитие и изгнал их из

эред витрина.

Но сам король фингон с трудом сдерживал натиск с севера

армии ангбанда, и сражение развернулось на полях хитлума.

Силы фингона уступали вражеским, но корабли сирдана с войс-

ком поднялись по заливу дренгист, и в самый трудный час эль-

фы фаласа ударили по войску моргота с запада.

Орки были разбиты, и эльдар одержал победу и преследо-

вал врагов до железных гор.

С тех пор хурин стал править домом хадора в дор-ломине

и служить фингону.

Хурин был меньше ростом, чем его предки и чем его сын

впоследствии, но он был выносливым, гибким и быстрым, как

его родичи со стороны матери харет из племени халадин.

Его женой стала морвен элодвен, дочь барагунда из дома

беора, бежавшая из дор-финиона вместе с риан, дочерью бела-

гунда, и эмельдир, матерью берена.

В это время были перебиты все изгнанники из дор-финио-

на. Спасся один лишь берен, сын барахира, едва успев уйти в

Дориат.
Ч А С Т Ь 19.


О Б Е Р Е Н Е И Л Ю Т И Е Н

Самая прекрасная из историй для слуха эльфов - это по-

весть о берене и лютиен. Об их жизни рассказывает "песнь о

лейтиан" - об освобождении от оков, и является самой длинной

из песен, но здесь история эта приводится вкратце и не в

стихах.


Рассказывают, что барахир не покинул дор-финион, и мор-

гот безжалостно преследовал его. В конце концов с барахиром

осталось всего двенадцать спутников. В то время горные плато

южной части дор-финиона покрывал лес, а к востоку от него

находилось озеро тарн аэлуин, окруженное вереском, в котором

не было троп, так как там никто не селился. Но воды тарн

аэлуина почитались всеми, потому что днем они были чистыми и

голубыми, а ночью как зеркало, отражали звезды, и говорят,

сама мелиан освятила эти воды в древние дни. Туда и отступи-

ли барахир и его изгнанники, устроив там себе убежище, и

моргот не мог обнаружить его. Но слух о подвигах барахира и

его товарищей распространился повсюду, и моргот приказал са-

урону найти и уничтожить их.

Среди спутников барахира был горлим, сын ангрима. Его

жену звали эйлинель, и они очень любили друг друга, но вско-

ре настали злые времена. Вернувшись с войны на границах,

горлим нашел свой дом разграбленным, жена же его исчезла, и

он не знал, убита ли она или захвачена в плен. Тогда он ушел

к барахиру и из его товарищей был самым свирепым и отчаян-

ным, но сомнения терзали его сердце: может быть, эйлинель не

умерла. Иногда горлим тайно уходил один и посещал свой дом,

которым он владел когда-то, все еще стоявший среди полей и

лесов. И это стало известно слугам моргота.

Как-то осенью горлим пришел туда в вечерних сумерках и,

подойдя ближе, заметил свет в окне. Он осторожно заглянул

внутрь и увидел там эйлинель, но лицо ее выглядело печальным

и сердитым, и горлиму почудилось, что он слышит, как она се-

тует на покинувшего ее мужа. Но едва лишь он вскрикнул, как

с порывом ветра свет погас, взвыли волки, и внезапно горлим

ощутил на своих плечах тяжелые руки охотников саурона.

Так Горлим попал в плен, и забрав Горлима в свой ла-

герь, орки мучали его, пытаясь добыть сведения о Барахире и

его путях. Но Горлим не сказал ничего. Тогда они обещали ему

свободу и возможность вернуться к Эйлинель, если он уступит.

и Горлим, страдавший от ран, тосковавший по своей жене, за-

колебался. И орки тотчас привели его к саурону, и саурон

сказал:

- Я слышал, что ты согласен на обмен со мной. Какова



твоя цена?

И Горлим ответил, что снова хочет найти Эйлинель и по-

лучить вместе с ней свободу - он считал, что Эйлинель тоже

попала в плен.

Тогда саурон улыбнулся и сказал:

- Это небольшая цена за столь великое предательство.

Пусть будет так! Говори!

Горлим хотел было отказаться от своих слов, но испуган-

ный взглядом саурона, сообщил все, что знал.

Тогда саурон засмеялся и стал издеваться над ним, и от-

крыл ему, что он видел лишь призрак, созданный волшебством,

чтобы поймать его в ловушку, а на самом деле эйлинель была

мертва.

- Тем не менее, я исполню твою просьбу, - сказал сау-



рон, - и ты пойдешь к эйлинель и будешь освобожден от службы

мне.


И он предал горлима мучительной смерти.

Таким образом укрытие барахира было обнаружено, и мор-

гот раскинул вокруг него свои сети, и орки, придя в тихий

предрассветный час, захватили людей дор-финиона врасплох и

всех их перебили - за исключением одного. Потому что берен -

сын барахира, был послан отцом с опасным поручением - высле-

дить пути врага - и в час захвата убежища находился далеко

отсюда.


Но когда он заснул, застигнутый ночью в лесу, ему прис-

нилось, что стервятники, подобно листьям, густо усеяли голые

деревья у озера, и кровь капала с их клювов. И во сне берена

встревожила фигура, приближавшаяся к нему по воде, и это был

дух Горлима. И дух заговорил с ним, рассказав о своем преда-

тельстве и смерти, и велел ему поторопиться предостеречь от-

ца.

Тут Берен проснулся и поспешил в путь, но когда он по-



дошел ближе к убежищу изгнанников, стервятники поднялись с

земли и сели на деревья у Тарн Аэлуина, насмешливо крича.

Тогда берен похоронил прах своего отца и установил над

ним надгробие из валуна, и принес клятву мести. Поэтому он

начал преследование орков, убивших его отца и родичей, и об-

наружил их лагерь у реки Ривиль выше топей сереха. Восполь-

зовавшись своим искусством бесшумно двигатся в лесу, он по-

дошел ближе к их костру, оставаясь невидимым.

Там предводитель орков хвастался своими подвигами и по-

казывал руку барахира, которую он отрубил как свидетельство

для саурона, что их миссия выполнена, и на той руке было

кольцо фелагунда.

Тогда берен прыгнул из-за скалы и убил их главаря, и,

схватив руку с кольцом, скрылся, хранимый судьбой, потому

что орки растерялись, и стрелы их летели беспорядочно.

После того берен свыше четырех лет скитался одиноким

изгнанником по дор-финиону. Он подружился с птицами и зверя-

ми, и они помогали ему и не предавали его. С того времени

берен не ел мяса и не убивал ни одного живого существа, если

только оно не служило морготу. И он не страшился смерти, а

только плена, и будучи смелым и отчаянным, он избежал гибели

и оков. Молва о подвигах отважного одиночки распространилась

по всему белерианду, и рассказ о них достиг даже дориата.

В конце концов моргот назначил за его голову цену, не

меньшую, чем за голову фингона, но орки предпочитали спа-

саться бегством, едва услышав о приближении берена. Поэтому

против него была послана целая армия под командованием сау-

рона, а этот привел с собой оборотней - злобных тварей с

ужасной душой.

Теперь вся страна наполнилась злом, и все чистые сущес-

тва покинули ее. И берена так начали теснить, что ему приш-

лось бежать из дор-финиона. Когда пришла снежная зима, он

покинул страну и могилу отца, и поднявшись к вершинам эред

горгорота, он увидел вдалеке земли дориата.Берен почувство-

вал сердцем, что он должен спуститься в скрытое королевство,

где еще не ступала нога смертного человека.

Ужасным было его путешествие на юг. Пропасти эред гор-

горота обрывались отвесно, и дно их скрывали тени, лежавшие

там еще до появления луны.

Дальше простирались далекие земли нан дургонтеба, где

граничили волшебство саурона и могущество мелиан.

Среди великих подвигов берена это путешествие считалось

не самым меньшим, но впоследствии он никому не говорил о

нем, чтобы не пробудить вновь ужас в своем сердце. Никто не

знал, как ему удалось найти дорогу. И он прошел через лаби-

ринт преград, который мелиан соорудила вокруг владений тин-

гола, как она и предсказывала, потому что великая судьба

ожидала его.

В песне о лютиен рассказывается, что берен приковылял в

дориат поседевший и сгорбленный - так велики были его стра-

дания в пути, но скитаясь летом в лесах нелдорета, перед

восходом луны он увидел лютиен, дочь тингола и мелиан, когда

она танцевала на траве полян возле эсгалдуина, и тогда вся

память о перенесенных страданиях покинула берена, очарование

овладело им, ибо лютиен была самой прекрасной из всех детей

илюватара. Она носила голубую одежду, и серые ее глаза напо-

минали вечер при свете звезд. Мантия ее была заткана золо-

том, волосы - темные, на лице ее сиял свет.

Но Лютиен исчезла, и берен потерял дар речи, как окол-

дованный, и долго блуждал в лесах, как зверь, разыскивая ее.

в сердце своем он дал ей имя тинувиэль, соловей, и еще дочь

сумерек, потому что он не знал другого ее имени.

Когда-то в предрассветный час в канун весны лютиен тан-

цевала на зеленом холме и внезапно начала петь. И песня лю-

тиен разрушила оковы зимы, воды заговорили, цветы пробива-

лись сквозь холодную землю там, где ступали ее ноги.

И тогда чары молчания оставили берена, и он воззвал к

ней, крикнув:

- Тинувиэль!

И эхо в лесах повторило это имя, а лютиен остановилась

в удивлении и не убежала на этот раз, и берен подошел к ней,

но когда она взглянула на него, судьба настигла ее, и лютиен

полюбила берена, но все же ускользнула из его рук и исчезла

в свете дня. И берен упал на землю и погрузился в сон, как в

темную бездну.

Очнулся он, холодный, как лед, и, скитаясь бесцельно,

шел ощупью, как будто ослепленный, пытаясь схватить исчезаю-

щий свет.

Так начал берен расплачиваться мучениями за уготованную

ему судьбу, и лютиен тоже попала ей в сети и, рожденная бес-

смертной, разделила с береном его участь смертного. Свобод-

ная, она обрела его цели, и страдания ее превзошли все, что

знал кто-либо из эльдалие.

Но хотя берен и потерял надежду, лютиен вернулась к не-

му, где он сидел во тьме, и вложила свою руку в руку берена.

с тех пор она часто приходила к нему, и влюбленные скрытно

бродили в лесах всю весну и лето, и никто из детей илюватара

не знал такой радости, хоть она была и недолгой.

Но даэрон, менестрель, тоже любил лютиен,и он выследил

ее встречи с береном и выдал их тинголу. Тогда король пришел

в ярость, потому что он никого так не любил, как лютиен, по-

этому он в печали обратился к лютиен, но та ничего ему не

открыла, пока тингол не дал клятву, что не убьет берена и не

заключит в тюрьму. Но он послал слуг схватить берена, однако

лютиен, опередив их, сама привела берена к трону тингола...

Тогда Тингол взглянул на него с презрением, мелиан же

молчала.

- Кто ты? - спросил король, - явившийся сюда как вор,

незванный, осмелившийся приблизится к моему трону?

Но берен, охваченный страхом, ничего не ответил, поэто-

му заговорила лютиен:

- Это Берен, сын барахира, могучий враг моргота.

- Пусть говорит Берен! - сказал тингол, - зачем ты

здесь? По какой причине оставил страну свою, чтобы войти в

эту, куда вход запрещен?

Тогда берен посмотрел в глаза лютиен и бросил также

взгляд на лицо мелиан, и ему почудилось, что кто-то подска-

зывал ему ответ. Страх покинул берена, вернулась гордость

древнего дома людей, и он заговорил:

- Моя судьба, о король, привела меня сюда через опас-

ности, встретиться с которыми отважились бы немногие. Здесь

я нашел то, что искал, и оно останется со мной навсегда, по-

тому что цена ему выше золота, и серебра, и драгоценных кам-

ней! Ни скалы, ни сталь, ни могущество моргота не смогут ме-

ня лишить сокровища, к которому меня влечет - твой дочери

лютиен, прекраснейшей из всех детей мира!

Молчание заполнило зал, потому что находившиеся в нем

были испуганны и поражены. Они подумали, что берен будет

убит.

Но тингол медленно заговорил:



- За эти слова ты заслуживаешь смерти, и она настигла

бы тебя, не поторопись я с клятвой. Я сожалею о ней, низко-

рожденный смертный, научившийся в королевстве моргота скрыт-

но ползать, как его шпионы и рабы!

но берен ответил:

- Ты можешь предать меня смерти, но я не приму от тебя

прозвища низкорожденный, как шпиона или раба. Кольцо фела-

гунда, которое он дал барахиру, моему отцу, свидетельствует,

что мой род не заслужил такого прозвища от любого из эльфов,

будь даже он король!

Слова его звучали гордо, и все взгляды обратились на

кольцо, в нем сверкнули зеленые камни, творение нольдора в

валиноре. Это кольцо формой было подобно двум змеям с изум-

рудными глазами, и головы из встречались под короной из зо-

лотых цветов, которую одна поддерживала, а другая пожирала.

то был знак финарфина и его рода.

Тогда мелиан склонилась к тинголу и шепотом посоветова-

ла ему умерить гнев.

- Потому что не тобой будет убит берен. Далеко уведет

его судьба, и все же она связана с твоей судьбой. Запомни

это!

Но тингол молча смотрел на лютиен и думал:



- Жалкие люди! Дети маленьких королей и вождей на час!

Будут тянуть руки к таким, как ты, и все же останутся в жи-

вых! - И нарушив молчание, он сказал:

- Я вижу кольцо, сын барахира, и понимаю, что ты горд

и считаешь себя могучим. Но подвигов отца, даже если бы он

оказал услугу мне, недостаточно, чтобы завоевать дочь тинго-

ла и мелиан! Слушай! Я тоже желаю получить сокровище, в ко-

тором мне отказывают, потому что скала, сталь и огонь морго-

та хранят камень, которым я хотел бы обладать больше, чем

всеми силами королевства эльфов. Я слышал, как ты сказал,

что преграды, подобные этим, не пугают тебя? Что ж, отправ-

ляйся в путь! Принеси мне в своей руке сильмариль из короны

моргота, и тогда лютиен, если пожелает, может отдать тебе

свою руку. Тогда ты получишь мой драгоценный камень. И хотя

в сильмарилях заключена судьба арда, все ж ты сочтешь меня

великодушным при этом обмене.

Так Тингол решил судьбу дориата и попал в сети прокля-

тия мандоса. А те, кто слышал эти слова, поняли, что тингол

сдержал свою клятву и в то же время послал берена на смерть,

так как ни для кого не было тайной, что еще до падения осады

всех сил нольдора оказалось недостаточно, чтобы хотя бы из-

далека увидеть сияние сильмарилей феанора: ведь они были

вставлены в железную корону и оберегались в ангбанде превыше

всех сокровищ.

Но Берен засмеялся:

- За малую цену, - сказал он, - продают короли эльфов

своих дочерей: за камни, за вещи, созданные искусством рук!

но если такова твоя воля, тингол, я исполню ее. И когда мы

встретимся снова, моя рука будет держать сильмариль из же-

лезной короны, потому что не в последний раз ты видишь бере-

на, сына барахира!

Затем он взглянул в глаза мелиан, не проронившей ни

слова, и попрощался с лютиен, а потом ушел из менегрота.

тогда, наконец, мелиан заговорила:

- О, король, ты измыслил хитрое решение! Но если мои

глаза не утратили силу провидения, это обернется для тебя

плохо, - все равно, погибнет берен, исполняя твое поручение,

или выполнит его! Потому что мы обречены - и твоя дочь, и

ты! А дориат теперь связан с судьбой более могущественного

королевства!

Но Тингол ответил:

- Я не продаю тех, кого люблю и оберегаю превыше всех

сокровищ, и если бы существовала надежда, что берен вернется

живым в менегрот, он никогда бы не увидел свет небес, хотя я

и дал клятву!

Лютиен не сказала ни слова и с тех пор больше не пела в

дориате.

В песне о лейтиан говорится, что берен без помех поки-

нул дориат и пришел в область сумеречных озер и топей сере-

ха. Он взобрался на холмы над водопадами сириона, где река

уходила под землю.

Оттуда берен увидел талат дирнен, а вдали за нею заме-

тил горную страну таур-ан-фарот, и будучи в сильной нужде,

он повернул туда.

За всей той равниной эльфы нарготронда держали наблюде-

ние, и каждый ее холм венчало скрытое укрепление, и по лесам

и полям бродили лучники. Их стрелы били безошибочно и смер-

тельно. Поэтому, прежде чем берен успел далеко уйти, они уже

знали о нем, и смерть его была близка. Но зная о грозившей

ему опасности, Берен все время держал высоко в руке кольцо

фелагунда. Он чувствовал, что за ним наблюдают, и часто вос-

клицал:


- Я - сын барахира, берен, друг фелагунда! Отведите

меня к королю!

Поэтому охранники не убили берена, но приказали остано-

виться. Однако, увидев кольцо, они склонились перед береном.

Они повели его к темным вратам скрытого дворца.

Так берен предстал перед королем финродом фелагундом, и

фелагунд узнал его, и ему не понадобилось кольцо, чтобы

вспомнить о роде беора и барахира. Берен рассказал о смерти

барахира и обо всем, что случилось с ним в дориате, а фела-

гунд слушал и знал, что клятва, которую дал отец лютиен, бу-

дет причиной его смерти.

- Кто бы ни был тот, друг или враг, - ни закон, ни мо-

гущество валар, никакая сила волшебства не защитит его от

преследования сыновей феанора, если он добудет сильмариль и

завладеет им. Потому что мы одни можем претендовать на это!

Следом за колегормом выступил куруфин. Он убедительно

вызвал воображение войны и разрушения нарготронда и столь

великий страх посеял в сердцах эльфов, что никогда впоследс-

твии, вплоть до времени турина, ни один эльф этого королевс-

тва не вступал в открытую битву. Они скрытно из засады, с

помощью волшебства и отравленных стрел преследовали всех чу-

жестранцев, пренебрегая узами родства, и страна их омрачи-

лась.

И они решили роптать, говоря, что сын финарфина не ва-



лар, чтобы командовать ими, и отвернулись от него. Но прок-

лятие мандоса тяжким грузом лежало на братьях, и черные мыс-

ли возникали в их сердцах. Они задумали отправить фелагунда

одного на смерть и захватить трон нарготронда, потому что

братья происходили из старшей линии князей нольдора.

И Фелагунд, видя, что он покинут всеми, снял серебрян-

ную корону нарготронда и бросил ее к своим ногам, сказав:

- Ваши клятвы в верности мне оказались пустым звуком,

но свой обет я должен сдержать.

Рядом с ним стояли десять эльфов, и главный из них по

имени Эдрахиль, наклонившись, поднял корону и предложил до-

верить ее до возвращения фелагунда правителю.

- Потому что ты остаешься моим королем и их тоже, -

сказал он. - Где бы ты не находился!

Тогда фелагунд отдал корону нарготронда ородрету, свое-

му брату, чтобы тот правил вместо него, а колегорм с куруфи-

ном ничего не сказали, но улыбнулись и вышли из зала.

Осенним вечером фелагунд и берен покинули нарготронд с

десятью спутниками, направившись вдоль нарога к водопаду ив-

рина. В тени гор мрака они наткнулись на отряд орков и ночью

всех их перебили, захватив оружие.

Искусством фелагунда он и его спутники стали похожи на

орков, и, преобразившись, они отважились проникнуть в проход

между Эред Витрином и предгорьями таур-ну-фуина. Но саурон в

свой башне был извещен об их появлении, и у него возникло

подозрение, что они прошли поспешно. Поэтому саурон велел

остановить их и привести к нему.

Так произошло ставшее известным столкновение саурона с

Фелагундом. Фелагунд боролся с сауроном песнями силы, и мо-

гущество короля было велико, но саурон обладал громадной

властью, как об этом говорится в песне о лейтиан.
Волшебную песню запел саурон -

О тайнах раскрытых, о сорванных масках,

О тщетном коварстве и быстрых развязках,

О разоблаченьях пел он.

Но песню его фелагунд победил,

Запев об упрямстве, о вере и воле,

О сопротивленье и сыгранной роли,

О схватке враждующих сил,

О твердости, стойкости в трудном бою,

О тяге к свободе, о хитростях новых,

О тюрьмах раскрытых, разбитых оковах,

Так строил он песню свою.


Все длилось сраженье магических слов,

Которое вел возле черного трона

Король фелагунд с волшебством саурона, -

Сраженье могучих умов.

Все чистое было в глазах короля:

И птиц нарготронда веселое пенье,

И трав на лугах ароматных цветенье,

И море, и свет, и земля.


Был страшен ответ саурона и скор,

И вновь в альквалонде мечи засверкали,

В Лосгаре опять корабли запылали,

И мрак затопил валинор.


И слышалось в песне, что пел саурон,

Свист ветра, и северных льдов содроганье,

И стоны рабов, и волков завыванье,

И хриплые крики ворон.

Так песнь чародея гремела, и вот

Упал перед ним побежденный финрод!


И тогда саурон уничтожил их фальшивую внешность, и они

оказались перед ним испуганные, и хотя стало ясно, к какой

расе они принадлежат, саурон не мог узнать их имена и цели.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет