Джон Рональд Руел Толкиен



жүктеу 4.54 Mb.
бет5/28
Дата20.04.2019
өлшемі4.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

их вождем.

Родичи и друзья Эльве Сингелло тоже остались в средне-

земелье, все еще разыскивая его, хотя они с радостью отпра-

вились бы в Валинор, к свету деревьев, если бы Ульмо и Ольве

согласились ждать их дольше. Но Ольве нужно было уходить,

так что, наконец, основной отряд телери погрузился на ост-

ров, и Ульмо повлек их вдаль.

А друзья Эльве остались и называли себя "эглат" - поки-

нутый народ. Они жили в лесах и на холмах Белерианда, пред-

почитая их морю, наполнявшему их печалью. Но влечение к Ама-

ну навсегда осталось в их сердцах.

Когда же Эльве очнулся от своего долгого оцепенения, он

вместе с Мелиан ушел из Нан Эльмота и поселился с ней с тех

пор в лесах средней части страны. Хоть и велико было его же-

лание увидеть вновь сияние деревьев, в лице Мелиан, как в

незамутненном зеркале, для него горел свет Амана, и ему было

достаточно этого света.

Народ Эльве с радостью собрался вокруг него, но увидев

его, эльфы изумились, ибо такой же прекрасный и благородный,

каким он был раньше, теперь Эльве показался им повелителем

Майяр. Волосы его сияли матовым серебром, а ростом он был

выше всех детей Илюватара. Высокая судьба ожидала Эльве.

А Оссе последовал за отрядом Ольве. И когда они прибли-

зились к заливу Эльдамара (что носит название "дом эльфов"),

Оссе воззвал к ним, и телери узнали его голос и попросили

Ульмо прекратить их путешествие.

Ульмо согласился на их просьбу, и Оссе по его приказу

прочно закрепил остров на дне моря. Ульмо охотно пошел на

это, потому что он понимал сердца телери и на совете валар

выступал против его решения, считая, что для квенди было бы

лучше не покидать среднеземелья. Валар не были довольны тем,

что он сделал, и Финве опечалился, когда телери не пришли, и

еще больше, узнав, что Эльве остался в среднеземелье, и им

никогда уже не увидеться, разве только в залах Мандоса.

Остров же остался навсегда в заливе Эльдамара и был

назван Тол Эрессе - одинокий остров, и телери жили там, как

им хотелось, под звездными небесами, но все же - в пределах

видимости Амана и бессмертных берегов. И долгое пребывание

их отдельно от родичей на одиноком острове было причиной то-

го, что речь телери стала отличаться от речи Ваньяр и ноль-

дора.


Этим последним валар дали в Амане землю и место для по-

селения, но даже среди сияющих цветов в залитых светом де-

ревьев садах Валинора эльфы все еще временами поднимали

взгляд к звездам.

В огромных массивах Пелори был проделан проход в глубо-

кую долину, спускавшуюся к морю, и в ней эльдарцы возвели

высокий зеленый холм. Он был назван "туна". С запада на него

падало сияние деревьев, и тень его протянулась далеко на

восток, где находились залив дома эльфов и одинокий остров,

и сумрачные моря. Через Калакирна, проход света, наружу ли-

лось сияние благословенного королевства, зажигая темные во-

лосы серебром и золотом. И западный берег одинокого острова,

которого оно касалось, стал зеленым и прекрасным. Там расц-

вели цветы - первые к востоку от гор Амана.

На вершине туны эльфы построили город - белостенный,

уступчатый Тирион. И самой высокой башней этого города стала

башня Ингве, Миндон Эльдалие, чей серебряный светильник был

виден далеко за туманами моря. Немногим из кораблей смертных

людей довелось увидеть его тонкий луч!

Ваньяр и нольдор долго жили в дружбе в Тирионе на Туне.

и так как из того, чем был славен Валинор, они больше всего

любили белое дерево, Яванна сотворила для них точное малень-

кое подобие Тельпериона - только оно не могло светиться.

На языке синдар это дерево называлось "галатилион". Его

посадили на площади, у подножия Миндона, и оно пышно расцве-

ло. В Эльдамаре было много его отростков, из них один впос-

ледствии посадили на Тол Эрессе, и он прижился там и назы-

вался "келебери", и его потомком, как утверждают, был ним-

лот, белое дерево нумерона.

Манве и Варда больше любили ваньяр, прекрасных эльфов,

но Ауле отдавал предпочтение нольдорцам и часто приходил к

ним вместе со своим народом. Великими стали знания и искусс-

тво творчествау нольдора, но им хотелось еще больше приум-

ножить эти знания. И во многом нольдорцы вскоре превзошли

своих учителей.

Речь их постепенно менялась, потому что они очень люби-

ли слова и все время старались придумать более подходящие

названия всем вещам, о которых они знали или которые могли

представить себе.

И случилось так, что строители из рода Финве, добывая в

холмах камень (потому что им нравилось возводить высокие

башни), впервые обнаружили в земле драгоценные камни и изв-

лекли бесчисленное множество их. И нольдорцы придумали инст-

рументы для резки и обработки камней и вырезали их во многих

формах. Они не копили эти камни, и охотно раздавали их всем,

и их трудом украсился весь Валинор.

Впоследствии нольдорцы вернулись в среднеземелье, и в

этом повествовании большей частью говорится об их деяниях.

потому дальше приводятся имена их князей и родичей в той

форме, какую эти имена имели позднее на языке эльфов Белери-

анда.

Финве был королем Нольдора. Он имел сыновей: Феанора,



Фингольфина и Финарфина. Но матерью Феанора была Мириэль Се-

ринде, а матерью Фингольфина и Финарфина - Индис из рода

Ваньяр.

Не было оратора искуснее Феанора, никто лучше его не



изучил страну. Он превзошел в знаниях своих братьев, и дух

его пылал в нем, как пламя.

Фингольфин был самым сильным, выносливым и храбрым, а

Финарфин - самым красивым и мудрым. Впоследствии Финарфин

стал другом сыновей Ольве, повелителя телери, а дочь Ольве,

Эрвен, девушка-лебедь из альквалонде, стала его женой.

Семью сыновьями Феанора были: Маэдрос Высокий, Маглор

Великий Певец, голос его разносился далеко по морю и по су-

ше, Колегорм Прекрасный, Карантир Смуглый, Куруфин Умелец,

унаследовавший в большей мере искусные руки своего отца, и

самые младшие - Амрод и Амрас, братья-близнецы, схожие лаицом

и характером. Впоследствии они стали великими охотниками в

лесах среднеземелья.

Охотником был и Колегорм, друживший в Валиноре с Ороме

и часто следивший за рогом Валарома.

У Фингольфина были сыновья: Фингон, ставший впоследст-

вии королем нольдора на севере мира, и Тургон - повелитель

Гондолина. Их младшей сестрой была Аредель Белая. Достигнув

полной зрелости и красоты, она стала высокой и сильной и

больше всего любила езду верхом и охоту в лесах. Она часто

бывала там в сопровождении сыновей Феанора, ее родичей, но

любовь своего сердца не отдала никому. Ар-Фейниэль прозыва-

лась она, белая леди нольдора, потому что была бледна и чер-

новолоса и всегда облачалась в серебряное и белое.

Сыновьями Финарфина были: Финрод верный (потом его на-

зывали Фелагундом - повелителем пещер), Ородрет, Ангрод и

Аэгнор. Эти четверо так тесно сдружились с сыновьями Феано-

ра, будто все они были братьями. Они имели сестру Галадри-

эль, самую прекрасную в роде Финве. Волосы ее сияли золотом,

как будто в них запутались лучи Лаурелина.

Теперь следует рассказать, как телери пришли, наконец,

в страну Амана. Они долгое время жили на Тол Эрессе, но пос-

тепенно сердца их изменились и их охватило влечение к свету,

что струился из-за моря к одинокому острову. Телери разрыва-

лись между любовью к музыке волн на их побережьях и желанием

снова встретиться со своими родичами и увидеть великолепие

Валинора. Но в конце концов стремление к свету оказалось

сильнее.


Поэтому Ульмо, подчиняясь воле валар, послал к телери

Оссе, их друга, и тот, хоть и опечаленный, обучил их искусс-

тву кораблестроения. Когда же корабли были готовы, он привел

к телери, как прощальный дар, множество лебедей с сильными

крыльями. И тогда лебеди повлекли белые корабли телери через

безветренное море, и так, наконец, они прибыли в Аман, к по-

бережью Эльдамара.

Там они и поселились, и, если желали, могли видеть сия-

ние деревьев и ходить по золотым улицам Вальмара и хрусталь-

ным ступеням Тириона на Туне, зеленом холме. Но большая

часть телери плавала на своих быстрых кораблях в водах зали-

ва дома эльфов или по волнам вдоль побережья, и волосы их

блестели в сиянии, льющемся из-за холма.

Много драгоценных камней дали им нольдорцы: опалов, ал-

мазов, светлого хрусталя, и телери рассыпали их и бросали в

воду.


Изумительными были берега Эленде в те дни!

А из моря телери добывали для себя много жемчуга, и тем

жемчугом украшали свои жилища. Из жемчуга был дворец Ольве в

Альквалонде, лебединой гавани, освещенной множеством све-

тильников. Потому что это был их город и гавань кораблей. А

корабли формой напоминали лебедей - имели золотой клюв и

глаза из золота. Вратами этой гавани служила арка из естест-

венного камня, источенного морем. Гавань находилась на гра-

нице Эльдамара к северу от Калакирна, где свет звезд был яр-

ким и чистым.

Шли эпохи, и любовь Ваньяр к земле валар и к щедрому

свету деревьев все росла. Они покинули свой город Тирион на

Туне и поселились на горе Манве или вблизи равнин и лесов

Валинора, и отделились от нольдора.

А в сердцах нольдорцев все еще жила память о лежавшем

под звездами среднеземелье, и селения их были в Калакирна,

на холмах и долинах вблизи западного моря.

Многие из них часто покидали земли валар, совершая

дальние путешествия с целью узнать тайну воды, суши и всех

живых существ.

Народы туны и альквалонде были близки в те дни, и Финве

стал королем в Тирионе, а Ольве - в Альквалонде. Но верхов-

ным королем всех эльфов был Ингве. Впоследствии он поселился

на Таникветиле, у подножия трона Манве.

Это было время расцвета благословенного королевства, в

Амана жили все живые существа, какие только есть или были в

королевстве Арда. Отсутствовали лишь падшие и злые создания

Мелькора.

И там было еще много других существ, каких не видели в

среднеземелье и, наверное, никогда не увидят, потому что об-

лик мира изменился.
Ч А С Т Ь 6.
О Ф Е А Н О Р Е И О Б

О С В О Б О Ж Д Е Н И И М Е Л Ь К О Р А


Теперь три рода эльдара собрались, наконец, в Валиноре,

и Мелькор находился в цепях.

########################вершина его славы и блаженства. Но,

хотя оно длилось долго, мало что осталось о нем в памяти.

Феанор и его сыновья редко жили подолгу на одном месте,

но путешествовали за пределами Валинора в поисках неизвест-

ного, доходя даже до рубежей мрака и до холодных берегов

внешнего мира. Часто они гостили у Ауле, в холмах. Однако,

Колегорм предпочитал жилище Ороме, и узнал там многое о пти-

цах и зверях, и изучил все их языки. В те времена на земле

############################################################

В те дни эльдарцы достигли полного развития тела и разума,

а нольдор все больше совершенствовался в ремеслах и знаниях.

Долгие их годы были заполнены радостным трудом, создавшим

много новых, красивых и удивительных вещей. Это тогда

нольдорцы впервые подумали о письменности, и Румиль из

Тириона был тем ученым, кто нашел подходящие знаки для записи

речи и песен, некоторые для гравировки на металле или камне,

другие - для письма кистью или карандашом.

В это время в Эльдамаре, в доме короля Тириона на вер-

шине Туны, родился старший из сыновей Финвеи, самый любимый.

ему дали имя Куруфинве, но мать называла его Феанором, духом

огня. Таким он запомнился в легендах Нольдора.

Матерью его была Мириэль, которую называли Серинде за

ее непревзойденное умение ткать и вышивать, потому что не

было среди Нольдора рук, более искусных в изящной работе,

чем ее. Великой и радостной была любовь Финве и Мириэль, по-

тому что началась она в благословенном королевстве в дни

блаженства. Но, вынашивая своего сына, Мириэль истощила силы

духа и тела, и после его рождения она затосковала об осво-

бождении от тягот жизни. И, дав сыну имя, Мириэль сказала

Финве:


- Никогда не носить мне больше ребенка, потому что вся

моя сила, которая могла бы питать жизнь многих, ушла в Феанора.

Тогда Финве опечалился, потому что нольдорцы были в

расцвете своей юности, и ему хотелось привести многих детей

в блаженство Амана.

И он сказал:

- Разве нет излечения в Амане? Здесь можно найти отдых

от любой усталости.

Но когда Мириэль ослабела еще больше, Финве просил

совета у Манве, и тот передал ее на попеченье Ирмо в Лориен.

При их расставании (ненадолго, как он думал) Финве был

грустен, потому что ему казалось несчастливой случайностью

то, что мать должна покинуть сына и, во всяком случае, про-

пустить начало его детства.

- Это действительно несчастье, - сказала Мириэль, - и

я заплакала бы, не будь я такой усталой. Но не порицай меня

за это и за все, что может произойти потом.

Затем она отправилась в Лориен и погрузилась там в сон.

Хотя она казалась спящей, на самом деле дух Мириэль покинул

ее тело и безмолвно удалился в залы Мандоса.

Девушки Эсте заботились о теле Мириэль, и оно остава-

лось нетленным. Но Мириэль так и не вернулась.

Тогда Финве погрузился в печаль. Он часто приезжал в

сады Лориена и, сидя под серебристыми ивами рядом с телом

жены, звал ее по имени, но все было тщетно. И один во всем

благословенном королевстве, он был лишен радости.


Прошло время, и Финве перестал приезжать в Лориен. Всю

свою любовь он отдал впоследствии сыну. Феанор быстро под-

растал, как будто тайный огонь горел внутри его. Он был вы-

соким, с красивым лицом, властным. Его глаза - пронизительно

яркими, а волосы - черными, как оперенье ворона. И он доби-

вался намеченной им цели энергично и настойчиво. Мало кто

мог изменить его решение советом или силой.

Из всех нольдорцев того или последующего времени, он

стал самым хитроумным и наиболее искусным в ремеслах.

В юности своей, превзойдя работу Румиля, он придумал

те письмена, что носят его имя и которыми эльдарцы

пользовались долгое время. Это он, первым из нольдорцев,

открыл, каким образом можно создать драгоценные камни крупнее

и ярче тех, что находят в земле.

Первые камни, созданные Феанором, были белыми или

бесцветными, но при свете звезд они загорались голубыми и

серебряными огнями, более яркими, чем хелуин.

Он делал и другие кристаллы: в них можно было увидеть

далекие предметы - уменьшенными, но отчетливыми, как видят

их глаза орлов Манве. Редко отдыхали руки и ум Феанора.

Еще в дни своей юности он женился на Нерданель, дочери

знаменитого кузнеца по имени Махтан, среди всех нольдорцев

самого дорогого сердцу Ауле. От Махтана Феанор узнал многое

об изготовлении предметов из камня и металла.

Нерданель обладала так же твердой волей и была терпели-

вее Феанора, предпочитая понять чужие мысли, чем господство-

вать над ними.

Сначала она сдерживала мужа, когда огонь в его сердце

чересчур разгорался, но его позднейшие деяния огорчили ее, и

они начали отдаляться друг от друга. Семерых сыновей родила

Нерданель Феанору и частично передала свой характер

нескольким из них, но не всем.

И вот случилось так, что Финве взял второй женой Индис

Прекрасную. Она была ваньяр и состояла в близком родстве с

Ингве, верховным королем. Золотоволосая, стройная, она во

всем очень отличалась от Мириэль. Финве очень полюбил ее и

снова обрел радость. Но тень Мириэль не покинула дом Финве,

не ушла из его сердца.

Из всех, кого он любил,Феанор занимал большую часть его

мыслей.


Женитьба отца не доставила радости Феанору, и он не питал

большой любви ни к Индис, ни к Фингольфину с Финарфином,

ее сыновьям. Он жил отдельно от них, исследуя земли амана

или занимаясь науками и ремеслами, доставлявшими ему удо-

вольствие.

Причину печальных событий, происшедших впоследствии, к

которой причастен был Феанор, многие видели в расколе дома

Финве. Они считают, что если бы Финве примирился со своей

утратой и был бы удовлетворен тем, что он отец столь могуче-

го сына, судьба Феанора могла бы стать другой, и великое зло

могло быть предотвращено: потому что печаль и раздоры в доме

Финве оставляли тяжелые воспоминания у эльфов нольдора.

Но дети Индис обрели величие и покрыли себя славой, как

и их дети, и если бы они не существовали, история эльдара

многое бы потеряла.
Наконец, как обещал Манве, Мелькор вновь предстал перед

тронами валар. И он увидел их величие и блаженство, и за-

висть вошла в его сердце. Он взглянул на детей Илюватара,

сидевших у ног могучих, и ненависть переполнила его: он за-

метил богатство драгоценных камней и возжелал их. Но он

скрыл свои мысли и отложил мщение.

Перед воротами Вальмара Мелькор склонился к ногам Манве

и просил о прощении. Он говорил, что если бы ему дали хоть

маленькую возможность сделать что-нибудь для свободного на-

рода Валинора, он помог бы валар во всех их трудах и прежде

всего в исцелении многих ран, нанесенных им миру. И Ниенна

присоединилась к его просьбе, но Мандос молчал.

И тогда Манве даровал Мелькору прощение, однако валар

еще не разрешили ему уйти от их надзора и охраны. И он был

вынужден поселиться внутри ограды Валинора.

В то время прекрасными казались все слова и дела Мель-

кора, и как валар, так и эльдарцы пользовались его помощью и

советами, если нуждались в этом. Поэтому, спустя некоторое

время, ему разрешили свободно передвигаться по стране. И

Манве казалось, что зло в Мелькоре излечено. Потому, что сам

Манве был свободен от зла и не мог постичь его. И он знал,

что вначале, в мыслях Илюватара, Мелькор был равен Манве. И

Манве не видел глубин сердца Мелькора и не понимал, что вся

любовь ушла оттуда навсегда.

Но Ульмо не был обманут, а Тулкас сжимал кулаки, когда

бы не встречал Мелькора, своего врага, потому что, хотя Тул-

каса нелегко разгневать, он также нелегко забывает обиды. Но

они повиновались решению Манве, потому что тот, кто хочет

защитить власть против мятежа, сам не должен быть мятежни-

ком.


Теперь сердцем своим Мелькор больше всего ненавидел

эльдарцев - потому что они были прекрасны и потому что в них

он видел причину возвышения валар и его собственного паде-

ния. Но он все усерднее выказывал притворную любовь к ним, и

искал их дружбы, и помогал им своими знаниями и трудом в лю-

бых их важных делах.

Но ваньяр относились к нему с подозрениями, потому что

они жили в сиянии деревьев и были довольны этим. На телери

же Мелькор обращал мало внимания, считая их малоценным и

слишком слабым орудием для его замыслов. Однако, нольдорцев

интересовали тайные знания, которые он мог открыть им. И

многие прислушивались к словам Мелькора - а лучше бы никогда

им не слышать!

Мелькор в действительности заявлял впоследствии, что

Феанор втайне многому научился от него и создал величайшие

из всех своих работ под его, Мелькора, руководством.

Но он лгал из зависти, ибо никто из эльдалие не ненави-

дил Мелькора больше, чем Феанор, сын Финве, впервые назвав-

ший Мелькора Морготом. И хотя Феанор попался в сети Мелькора

против валар, он не говорил с ним и не принимал от него со-

вета. Потому что Феанора вело только пламя его собственного

сердца: он работал быстро и в одиночку и не просил помощи

или советa ни у кого, кто жил в Амане, великого или малого -

только недолгое время у Нерданель, мудрой своей жены.

Однако, пока Феанор и мастера Нольдора с удовольствием

трудились, не предвидя конца своей работы, а сыновья Индис

достигли зрелости, расцвет Валинора близился к концу. Потому

что Мелькор избыл, как решили валар, срок своего наказания,

проведя в одиночестве три эпохи в заключении у Мандоса.

Ч А С Т Ь 7.


О С И Л Ь М А Р И Л Я Х И О
С М У Т Е Н О Л Ь Д О Р А
В то время появились наиболее известные впоследствии

работы эльфов. Феанор, в полном расцвете сил, был захвачен

новым замыслом, а может быть какая-то тень предвидения над-

вигающегося рока легла на него, и он стал размышлять, как

сохранить вечно свет деревьев, славу благословенного коро-

левства. Тогда Феанор начал долгую и тайную работу, для ко-

торой использовал все свои знания и силы, и умение, и в кон-

це концов он создал сильмарили.

Формой они походили на три больших драгоценных камня.

Но пока не придет срок возвращения Феанора, того, кто погиб

еще до сотворения солнца, а сейчас ожидает в залах Мандоса и

не приходит больше к своим родичам. Пока не исчезнет солнце

и не разрушится луна - до тех пор не станет известно, из че-

го были созданы сильмарили.

Они напоминали кристаллы алмаза, но были тверже адаман-

та, и в королевстве Арда не было силы, которая могла бы ис-

портить или уничтожить их.

И эти кристаллы, подобные телу детей илюватара, служили

лишь оболочкой внутреннего огня .

Тот огонь - внутри их и в каждой их частице, и он - их

жизнь. Феанор создал его из смешанного света деревьев

валинора. И этот свет еще живет в сильмарилях, хотя сами

деревья давно засохли и не сияют больше.

Поэтому во мраке самой глубокой сокровищницы сильмарили

горят собственным огнем. Как живые существа, эти камни радо-

вались свету и поглощали его, и отдавали - более красивых

оттенков, чем прежде.

Все, кто жил в амане, были полны удивления и радости от

работы Феанора. И Варда освятила сильмарили, так что потом

ни один смертный человек, никакие нечистые руки не могли

коснуться их - потому что тогда огонь опалил и иссушил бы

их. А Мандос предсказал, что судьбы Арда - земли, моря и

воздуха - заключены в сильмарилях.

И Феанор всем сердцем привязался к этим камням,

созданным им самим.

Тогда Мелькор страстно возжелал сильмарилей, и даже од-

но воспоминание об их лучах сжигало огнем его сердце. С того

самого времени, воспламененный пламенным желанием, он еще

настойчивее стал искать средство уничтожить Феанора и поло-

жить конец дружбе валар и эльфов. Однако, он искусно скрывал

свои намерения, и по его лицу нельзя было догадаться о сне-

давшей его злобе.

Долго трудился Мелькор, и сначала его происки были бес-

плодными, но тот, кто сеет ложь, не будет иметь в конце кон-

цов недостатка в ее плодах: и вскоре он уже мог отдыхать от

своего нелегкого труда, а другие сеяли и пожинали вместо не-




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет