Докторов Б. З. Пост-гэллаповские опросные технологии: к 200-летию опросов общественного мнения в США // Социологический журнал. 2005. №. С. 5-36



жүктеу 0.73 Mb.
бет4/4
Дата21.04.2019
өлшемі0.73 Mb.
1   2   3   4

Одновременно с карточкой респонденту вручается волчок, поверхность которого разбита на два сектора; на одном секторе проставлена буква Ψ, на втором- Ω. Размеры площадей секторов назначаются исследователем; фактически тем самым задается вероятность выпадения той или иной буквы при остановке волчка после его вращения.

Респондент раскручивает волчок, прикрывая его от интервьюера. Если при остановке волчка сектор Ψ касается поверности вращения, то опрашивемый должен ответить на вопрос Ψ (чувственный), если же вращение завершается выпаденим сектора Ω, то должен быть дан ответ на вопрос Ω (нейтральный). Респондент отвечает, а интервьюер записывает его ответ: «Да» или «Нет». Но, повторим, интервьюер не знает, к какому из вопросов этот ответ относится.

Обозначим буквой n количество ответов «Да» (очевидно, часть этих ответов относится к вопросу Ψ, а часть – к вопросу Ω). Теперь можно вычислить искомую вероятность π ответов «Да» именно на чувственный вопрос Ψ:

π = (P-1+n/N)/(2P-1)

Параметр P, присутствующий в формуле, это вероятность того, что после вращения волчок остановится на букве Ψ, он выбирается автором опроса.

Уорнер создал простейшую модель опроса, минимизирующего влияние интервьюера на респондента: два дихомических вопроса, один из которых чувственный, другой - нейтральный. Но предложенная им идея – внесение в процедуру опроса управляемой «случайности» - получила развитие и привела к возникновению серии более сложных опросных технологий, в еще большей степени повышающих правильность ответов респондентов.

Можно использовать не только дихотомические, бинарные шкалы ответов, но - с любым количеством градаций и даже количественные шкалы. Разработаны математические основы использования одного чувственного вопроса и, скажем, двух – нейтральных.[v]

3

Не имея возможности для подробного анализа технологических, алгоритмических и прикладных аспектов рассматриваемой группы методов, нам хотелось бы указать на принципиальное феноменологическое отличие этих видов интервью от интервью собственно гэллаповского этапа. Их своеобразие, новизна обнаруживается в ряде обстоятельств.



Первое: разрывается присущая всем методам интервью симметрия в отношениях между респондентом и интервьюером. Респондент знает, на какой вопрос он ответил и как, интервьюер лишь фиксирует ответ, но не знает к какому из группы вопросов он относится. На индивидуальном уровне эта информация о сознании или поведении респондента не может быть восстановлена.

Второе: разрушение указанной симметрии происходит в пользу респондента. Опрашиваемый понимает, что случайный прибор (волчок, карты) становится «непроницаемой» стеной, отгораживающей его ответы от внешнего мира. Факты сознания и поведения респондента всегда остаются при нем, они в принципе не могут стать гласными.

Третье: эта группа приемов сбора первичной информации качественно углубляет методологию опросов: оказывается, что знание об установках и поведении социальной группы может быть получено напрямую, без наличия информации о установках и поведении конкретных членов этой группы. По-сути, аналитик имеет лишь групповое мнение, индивидуальные мнения для него отсутствуют.

Можно допустить, что отличительными чертами создания и эксплуатации пост-гэллаповских опросных технологий, скорее всего, будет стремеление к их формализации (представлению в виде систем математичеких уравнений) и планирование сбора данных с учетом результатов предварительных модельных экспериментов. Четвертая особенность совокупности методов случайного ответа заключается в том, что в них эта особенность будущей методологии опросов обнаруживается ярче и последовательнее, чем в других существующих приемах опросов.

5. Иллюстрация 2: опросы обогащенного общественного мнения

Критика всех разновидностей опросов до-гэллаповского и гэллаповского этапов изучения общественного мнения включала и продолжает включать в себя утверждение о том, что опросы зачастую требуют от респондентов сформулировать их мнение по проблемам, с которыми респонденты плохо ознакомлены или вообще ничего не знают. Как следствие – не только большое число уклонений от участия в опросах, высокая доля ответов типа «не знаю», «не имею мнения», но и оправданные сомнения в кредитности получаемых ответов.

В конце прошлого столетия новая интерпретация механизмов формирования общественного мнения была предложена американским ученым Джеймсом Фишкиным (James Fishkin).[vi] Им обоснована концепция обогащенного общественного мнения, т.е совокупности установок относительно того или иного социального феномена, которых придерживались бы люди, если бы они были максимально информированы по соответствующим проблемам и путях их решения. Кроме того им предложена трехэтапная технология изучения обогащенного общественного мнения (deliberative polling).

Этап первый – подготовка и проведение базового опроса общественного мнения по традиционной гэллаповской схеме. Другими слова, изучается «сырое» общественное мнение на основе научно-обоснованной выборки из соответствующей генеральной совокупности.

Этап второй – мнения, установки участников базового опроса «обогащаются». Это делается с помощью разных приемов: все участники опроса могут быть собраны, чтобы в небольших группах обсуждать соответствующие проблемы; организуются встречи с экспертами; распространяются специально подготовленные материалы; необходимая информация направляется респондентам через электронную почту или «вывешивается» на специальных веб-сайтах и т.д.

Этап третий – проводится повторный опрос, интервал между базовым и повторным опросам – от нескольких дней до полутора-двух месяцев. Предполагается, что за это время все респонденты смогут получить, изучить и обобщить необходимую информацию и сформулировать свое новое отношение к соответствующей социальной проблеме. Результаты финального опроса классифицируются как измерение обогащенного общественного мнения.

2

В середине 1990-х годов Д. Фишкин смог приступить к эмпирическому изучению этого феномена. Начало всему положил Манчестерский эксперимент: первый опрос обогащенного общнественного мнения был проведен 15-17 апреля 1994 года; он касался проблем преступности.



Затем тематика нового типа опросов включала в себя отношение к будущему Европы (1995 год), взгляд на монархию (1996 год), восприятие экономических проблем страны (1997 год) и будущего национальной службы здоровья (1998).

Первый американский общенациональный опрос обогащенного общественно мнения состоялся в январе 1996 года. К концу 2002 года было проведено два десятка опросов опросов обогащенного общественного мнения в Америке, Англии, Австралии, Дании и Болгарии.

Этап обогащения мнений респондентов имеет сложную, многофункциональную природу. По своей геометрии он - промежуточный в измерительной цепочке, но при этом он образует ядро новой измерительной технологии. Внешне, эта технология выглядит как синтез гэллаповского интервью и метода фокус групп, но подобная интерпретация рассматриваемого метода не передает его сути.

Цель фокус группы – извлечение информации из респондента, цель этапа обогащения – коррекция, изменение установок респондентов. Скажем иначе, обогащение – это перевод социальной группы (точнее - ее полномочных представителей) из одного социального пространства в другое: из настоящего – в прошлое или будущее, из конкретной среды в абстрактную, из состояния низкой информированности в позицию «почти» эксперта.

3

Принципиальное отличие опроса обогащенного общественного мнения от всех разновидностей интервью, характерных для гэллаповского этапа, легко обнаруживается, если попытаться записать хотя бы в самой общей форме метрологическое уравнение этой технологии.



Поскольку мнения респондентов в момент финального опроса оказываются функциями того воздействия, которое они испытывали на себе в момент, отделяющий первый (базовый) опрос от второго, постольку в правой части этого уравнения должны присутствовать переменные или параметры, задающие особенности процесса обогащения.

В середине 90-х на высшем форуме американских специалистов по изучению общественного мнения обсуждались методологические аспекты технологии Фишкина.[vii] Многие специалисты затруднялись в определении природы этого метода и его будущего. Одни видели в нем новый опросный метод, другие - эксперимент с интенсивным использованием опросных технологий. Прошло более пяти лет с момента той дискуссии, но неоднозначность в оценке природы нового метода сохраняется.

На наш взгляд, проблема идентификации сути нового метода возникает тогда, когда его пытаются рассматривать в рамках парадигматики до-гэллаповских и гэллаповских технологий изучения общественного мнения.

В действительности же следует выйти из этой традиционной системы координат и трактовать его как опрос, представляющий одно из направлений развития пост-гэллаповских опросных технологий.

6. Иллюстрация 3: онлайновые опросы Knowledge Networks

Интернет вошел в мировую культуру в конце 20 столетия и мгновенно начал менять образ жизни населения и трансформировать различные формы, направления человеческой деятельности, прежде всего в сфере коммуникации. В разных странах этот процесс протекает по-разному, но в Америке Интернет уже стал фрагментом повседневности.

Идея использования web-сети в качестве инструмента сбора социологической информации, обсуждалась в 80-е, но она была реализована лишь в начале 90-х. В январе 1994 года Джеймсом Питковым (James E. Pitkow) из Georgia Institute of Technology был проведен первый опрос пользователей электронной паутины; в нем было получено 4500 ответов и определены первые характеристики web-аудитории.

К концу 20 века в Америке возникло множество приемов, способов, схем проведения онлайновых опросов населения. Первая серьезная попытка обобщения методического опыта использования онлайновых опросных методов в Америке была предпринята М.Купером. Им было выделено две группы, объединившие восемь типов онлайновых опросов:

Таблица 2. Типология онлайновых опросов[viii]

Методы, основанные на не вероятностной выборке

Методы, основанные на вероятностной выборке

1. Опросы для интереса

4. Опрос посетителей сайта, отбранных по принципу случайной выборки

2. Опросы независимых посе-тителей (без регистрации)

5. Выборка комплектуется из специально созданнной базы данных о респондентах

3. Панели, образованные из зарегистрировавшихся добровольцев

6. Участники панелей, созданных на основе случайных выборок из социально-профессиональных групп

7. Случайная выборка владельцев Интернета

8. Случайная выборка из населения

Первые три типа, думается, справедливо назвать онлайновыми соломенными опросами, другие пять – разновидностями онлайновых научных опросов. Не имея возможности для рассмотрения всех типов онлайновых опросов, остановимся кратко на Типе 8, представляющем на рубеже двух веков высшее достижение онлайновой опросной технологии.

Он синтезирует в себе опыт двух ведущих для второй половины 20 века систем сбора информации о сознании и поведении больших групп населения. Первая – массовые выборочные опросы (Гэллап, Кроссли и Ропер), второе – приборные методы изучения аудитории средств массовой информации: радио и телевидения, а сейчас – и web-аудитории. Здесь прежде всего следует назвать имя Артура Нилсена (Arthur Nielsen)

В настоящее время Тип 8 представлен лишь одной опросной web-технологией, при создании в 1998 году она называлась InterSurvey, после переименования - Knowledge Networks Авторами метода яввляются. Норман Най (Norman Nie) – известный специалист в области изучения общественого мнения и массового поведения, признанный эксперт по организации выборочных исследований в социологии.

2

Огромным научным и управленческим опытом обладает и Дуглас Риверс (Douglas Rivers); свыше двадцати лет он проработал в ведущих университетах страны и элитных аналитических и консалтинговых организациях.



Подобно ряду других компаний, специализирующихся на проведении онлайновых опросов, Knowledge Networks создает респондентскую панель путем случайного отбора телефонных номеров. Принципиальное нововведение рассматриваемой технологии заключается в том, что в нее включаются не только семьи, имеющие компьютор и выход в Интернет, но и семьи, не имеющие компьютора или Интернета.

Они бесплатно получают соответствующее «железо» и доступ к Интернету, и, таким образом, охватывается 96% всего населения Америки. При необходимости из этой панели с помощью простой случайной выборки извлекается 1000 респондентов для опросов, репрезентирующих население страны в целом, но могут строится и выборки для проведения целевых исследований.

В мае 1999 года был проведен первый пробный опрос 600 членов панели. В октябре того же года панель включала 7000 семей, в январе 2000 года – их было 29000, а в июле – 95000. 27 января 2000 года сотрудничество CBS News и Knowledge Networks внесло новый элемент в практику изучения общественного мнения и во всю систему распространения политических новостей.

Проект был спланирован так, что через несколь минут после завершения Президентом Клинтоном его обращения к нации, транслировавшегося по телевидению, был закончен опрос 851 человек репрезентировавших население страны. В начале 2003 года подобный опрос (600 респондентов) был проведен сразу после ежегодного послания стране президента Буша.

3

Что позволяет классифицировать технологию Knowledge Networks как пост-гэллаповскую? Краткий ответ таков: все три критерия, указанные выше, выполняются. Этот вид опроса возник через шесть десятилетий после рождения гэллаповских методов (первый критерий); в технологии учтены современные научные представления о проведении опросов (второй критерий); и – третий критерий - способ коммуникации с респондентами в принципе отличен от всех тех приемов, которые использовались во всех видах опросов 19 и 20 веков.



Принципиальная отличие новой научной технологии от прошлых заключается в перенесении процесса коммуникации исследователя и респондентов из реальной ниши современного социального пространства в виртуальную. Но, если реальная действительность – привычна, знакома организаторам и участникам опросов общественного мнения, то виртуальная – всеми лишь начинает осваиваться.

В методологии до-гэллаповских опросов фактически не было понятий «ошибка» метода, в частности, влияние интервьюера (сборщика информации) на ответы респондента не осознавалось как проблема измерения. В гэллаповской методологии влияние среды, интервьюера рассматривается как важнеший фактор качества измерения.

Опросная технология, разработанная Найем и Дугласом, впервые требует рассмотрения поведения человека в виртуальном пространстве в качестве фактора надежности результатов изучения общественного мнения.

7. Начало четвертого этапа: пост-гэллаповские опросные технологии

Анализ почти трехвековой американской истории развития приемов изучения общественного мнения дает основание для следующих двух утверждений.

Во-первых, одновременно с трансформацией социального пространства постоянно модифицировались приемы изучения общественного мнения, на смену одних доминирующих методов сбора информации приходили другие, менялись представления о качестве информации и т.д. Каждая новая более эффективная измерительная технология отражала определенные перемены в общественной жизни, была следствием более глубокого понимания свойств массового сознания и базировалась на достижениях в сфере конструирования измерительного инструментария социальных наук.

Во-вторых, новые технологии не заменяли ранее существовавших методов, не отменяли их полностью. Для ”старых” технологий всегда находились специальные (более узкие) сферы применения и одновременно обнаруживались возможности для совершенствования инструментария прошлых лет. Думается, эти тенденции сохранятся, найдут отражение и в механизмах становления и развития опросных технологий в 21 веке. Новые методы будут сосуществовать со старыми.

Таким образом, гэллаповская классическая схема опроса постепенно переходит в пост-гэллаповскую опросную технологию и/или в пост-гэллаповскую практику изучения общестенного мнения.

2

В декабре 2002 - январе 2003 годов произошло, на наш взгляд, принципиальное событие в процессе зарождения пост-гэллаповских опросных технологий. Ранее опросы обогащеного общественого мнения и схема опроса Knowledge Networks, которые мы интерпретируем как пост-гэллаповские, существовали порознь, развиваясь в своих социальных и технологических нишах.



В указанной временной точке траектории движения двух опросных методов пересеклись. В течение четырех недель 280 участников панели Knowledge Networks, объединенных в 15 групп по 10-20 человек, дважды в неделю «встречались» в сети и при участии опытного модератора обсуждали тему исследования – роль Америки в мире.

Специальная техника позволила респондентам в прямом смысле говорить (не обмениваться электронными сообщениями) друг с другом. Перед каждой сессией дискутанты читали специально подготовленные материалы «Роль Америки в мире». Кроме того они могли отправить свои вопросы экспертам: ответы размещалась на web-сайте. Таким образом, состоялся первый онлайновый опрос обогащенного общественного мнения.

Можно допустить, что уже в ближайшие годы будут не только возникать новые приемы пост-гэллаповских опросных технологий, но образовывать новые системы связей пост-гэллаповских технологий между собою.

Тогда, в силу активного положения исследовательских методов в целостном процессе культивации и функционирования общественного мнения, изменяющиеся технологии и культра исследований общественного мнения повлекут определенные трансформации в различных слоях социального пространства.

Почему в наших рассуждениях о будущем опросов общественного мнения говорится о пост-гэллаповской технологии, практике и культуре, а не предлагаются нейтральные термины, соотносимые не с именем Гэллапа, а с видимыми или предсказываемыми особенностям новой эпохи?

Делается это потому, что все новое в изучении общественного мнения и в формах его функционирования будет продолжением, развитием, включением, трансформацией того опыта и той социальной практики, которые возникли в годы доминирования классической гэллаповской технологии и ее многочисленных модификаций.

Все приходящее всегда будет сопоставляться с тем, что было сделано в 20 веке Джорджем Гэллапом и теми, кто стоял у истоков изучения общественного мнения.

-------------------------------

[i] Gallup G. The Changing Climate for Public Opinion Research. Public Opinion Quarterly, 1957-58, vol. 21, p. 26-27

[ii] The Black and White Beans. Time, May 3, 1948, p. 22.

[iii] Докторов Б.З. Типология методических исследований. Социологические исследования, 1989, №1, с. 93-98.

[iv] Warner Stanley L. Random Response: A Survey Technique for Eliminating Evasive Answer Bias. Journal of the American Statistical Association, 1965, vol. 60, n. 309, p. 63-69.

[v] Докторов Б.З. О надежности измерения в социологическом исследовании. Ленингад, Наука, 1979.

[vi] Fishkin James S. Democracy and Deliberation: New Directions for Democratic Reform. Yale University Press, New Haven, 1991; Fishkin, James S. The Voice Of The People: Public Opinion And Democracy. Yale University Press, New Haven. 1995.



[vii] Merkle Daniel V. Review: The National Issues Convention Deliberative Poll. Public Opinion Quarterly, 1996, vol. 60, p. 588-619.

[viii] Couper Mick P. Web Surveys. A Review of Issues and Approaches. Public Opinion Quarterly, 2000, vol. 64, p. 464-494.

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет