Дорогие ребята! Вы уже знакомы с некоторыми произведениями А. А. Лиханова и сегодня мы снова «пройдемся по его полю творчества»



жүктеу 245.66 Kb.
Дата29.04.2019
өлшемі245.66 Kb.


Слайд 1

Дорогие ребята! Вы уже знакомы с некоторыми произведениями А.А. Лиханова и сегодня мы снова «пройдемся по его полю творчества», познакомимся с более серьезными его произведениями.

Вы наверно знаете что Альберт Анатольевич Лиханов родился 13 сентября 1935 г. в г. Киров, по старому Вятка. Отец работал на заводе слесарем, мать – лаборантка. Альберт Анатольевич очень любит свой край однажды он сказал: «Бывает судьба уносит далеко от Родины. Но где бы я ни был, всегда помню Отечество свое, милый сердцу Вятский край. Когда где – нибудь в местах дальних за границей, спрашивают меня, из каких я мест, я отвечаю «Вятский». Горжусь тем, что я вятский. Горжусь родиной своей – местом любимым и ничем никогда не заменимым».

Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета в 1958 г. Творчество писателя многогранно. Журналист по профессии он очень много сил отдает работе в молодежной печати.

В 1961 г. опубликовал первую книгу – историческую повесть о польском художнике Андриолли «Да будет солнце!». Затем он пишет рассказы, повести, романы для детей, юношества и для  взрослых.

Период «созревания» таланта Лиханова можно условно обозначить 1967-1976 гг. В это время он создает такие значительные произведения как роман «Лабиринт», повести «Чистые камушки», «Обман», «Солнечное затмение». Автор обращается к теме становления подрастающего поколения. Эта тема станет основной в его творчестве.

Важную особенность прозы Лиханова критики усматривают в одновременной обращенности к юной читательской аудитории и к взрослым.



Слайд 2

Большое место в творчестве писателя занимают произведения о войне. Военная тема в произведениях приобретает особую значимость и органичность, потому что воплотила в себе его представление о жизненных ценностях, о чести, о достоинстве, долге, подвиге. Произведения о военном детстве созданы Лихановым на жизненной основе – памяти о детстве военного времени. И герои его книг родом оттуда.

Учителя в повестях Лиханова – его учителя. Всех он помнит. И самые светлые воспоминания, вынесенные из детства – об Аполлинарии Николаевне Тепляшиной, у которой Лиханов учился со второго по четвертый класс. Это она покупала в те голодные годы на свои деньги витамин «С» – единственное, что можно было купить без карточек, и раздавала своим ученикам в классе на серебряной ложечке каждому в рот, чтобы при ней съели. А когда кончились деньги, заваривала в ведре витаминный напиток из хвои, жутко горький, но ребята его пили – вот, как она их берегла.

Память о той войне стала одной из определяющих черт русского народного самосознания, русской души.

Шофер Алексей Пряхин из повести «Голгофа» (1979) тяжело ранен в первый день своей фронтовой жизни. Остро пере­живаемая им гражданская боль вследствие невозможности оставаться деятельным участником общенародной борьбы усугубляется непоправимой трагедией. Под колесами пряхинского грузовичка погибает вдова-солдатка, мать трех дочерей.

Если размотать весь клубочек причин и следствий, виновники обнаружатся среди тех, кто навязал советскому народу страшную войну. Но Пряхин был бы совсем иным человеком, начни он искать себе оправдания, чтобы заглушить голос страдающей совести. Напротив, изо всей сложности обстоятельств он отбирает лишь те, которые свидетельствуют против него. Врага он не убил, а нанес смертельный удар по своим, по будущему целой семьи. Есть ли искупление такой страшной, пусть и невольной, вины?!

Немудрящая, посильная и для инвалида, но совершенно бесполезная в отношении помощи фронту работа — крутить базарную карусель. Но карусель эта — счастливый ребячий смех в годину слез и страданий. Радость, помогающая ребятишкам побороть голод и сиротство, а может, кое-кому и выжить. Разве это не вклад в победу: помочь сохранить народу детей — свой завтрашний день?

И то, что Алексей Пряхин принимает на себя заботы о Маше, Лизе и Кате — дочерях погибшего от фашистской пули солдата и задавленной пряхинским грузовиком женщины, не щадя остат­ков здоровья и не думая о собственном спасении, помогает им дожить до Победы,— это его, Пряхина, реальное участие в Вели­кой Отечественной, столь же необходимое и важное, как и фронтовой подвиг.

Любовь к маленькому существу, основополагающее гуманистическое чувство всегда выступает у Лиханова мерилом человеческой сущности. Писатель словно бы говорит, перефразируя известное изречение: скажи мне, как ты относишься к детям, и я скажу, кто ты.



Слайд 3

Об этой книге я хочу сказать словами авторами. Вот какое предисловие он пишет к своей книге: «Время, в котором живет герой, как жил и я сам когда–то, Отечественная война и послевоенные времена. Было тяжко, иногда – невыносимо. Но мы росли в тяготах, ломаясь и меняясь, даже погибая – а росли. И вот какая поразительная мысль владеет мною. Ломаясь, меняясь, погибая, мы были преисполнены надежды и веры. Мы не боялись будущего – нам не было страшно глядеть вперед. Надежда и вера – сильные достоинства. Они ведут по жизни и одновременно тебя охраняют. Мы верили, что нужны нашей державе, за которую погибли наши отцы. Мы - надеялись с нами будет полный порядок. Мужская школа – это жестокая школа послевоенной поры, но к счастью не злая.

Жестокая, но не злая школа времен войны и первых послевоенных лет.

Чем жестче жизнь, тебя окружающая, тем прямее путь к истине, а к ней стремятся люди. Поразительно, но когда жизнь становиться лучше, прямота пути меняется. Вместо нее –изгибы. Добро и зло меняют свои наряды и часто их можно между собой перепутать. Желая вроде бы добра, люди идут ко злу, и не всегда это удается разглядеть сразу. Нужны знания, опыт, а главное душевная чуткость, ноее еще надо в себе воспитать.

Перед героями мой повести эта цель стоит почти всегда.



Слайд 4

Роман «Русские мальчики» состоит из нескольких повестей (содержание на слайде)

«Я не понял, что началась война»,—эта фраза открывает повесть «Крутые горы», сразу давая понять читателю, что интерес автора сосредоточен не столько на событиях, сколько на чувствах и мыслях героя, этими событиями вызванных. И что одним из главных вопросов будет понимание героем происходящего с его страной, с окружающими людьми и, конечно, с ним самим.

«Я не понял, что началась война и позже, когда собралось много родственников и отцовских друзей, все выпивали, как на празднике, а потом отец встал, в черном пиджаке со значком ГТО на цепочке, надел на крутой лоб крапчатую модную кепку с длинным козырьком и заткнул за плечи брезентовый походный мешок»,— вспоминает повзрослевший герой-рассказчик. «Что такое война,— скажет он,— я узнавал постепенно».

Повесть «Последние холода» (1984 г.) – одно из наиболее драматичных произведений о военном детстве. Рассказ в произведении ведется от имени мальчика Коли, ученика 3-го класса. Повесть написана в форме раздумий мальчика о самом себе, о жизни, о родителях, друзьях, школьных учителях. Герой книги наблюдателен, умен, в меру самолюбив, готов к пониманию других. Он требует уважительного отношения к себе и рано начинает осознавать причины, порождающие добро и зло.

Своим произведением Лиханов заставляет читателя по-новому взглянуть на те далекие страшные годы, взглянуть так, чтобы сердце защемило от боли. Чтобы подрастающее поколение научилось ценить то, что имеет – мирное небо над головой и помнило, что для многих детей мира война продолжается и сегодня. Эта книга о милосердии, о доброте, о человечности. Она учит быть чутким к чужой беде.



«Магазин наглядных пособий»

«Человек радуется, когда он взрослеет. Счастлив, что расстается с детством. Как же! Он самостоятельный, большой, мужественный! И поначалу эта самостоятельность кажется очень серьезной. Но потом… Потом становится грустно. И чем старше взрослый человек, тем грустнее ему: ведь он отплывает все дальше и дальше от берега своего единственного детства.

Вот снесли дом, в котором ты рос, и в сердце у тебя возникла пустота. Вот закрыли школу, в которой учился, — там теперь какая-то контора. Куда-то исчез магазин ненаглядных пособий. А потом ты узнал: умерла учительница Анна Николаевна.

В сердце все больше пустот — как бы оно не стало совсем пустым, страшным, точно тот край света возле белой лестницы в тихую ночь: черно перед тобой, одни холодные звезды!

Без детства холодно на душе.

Когда человек взрослеет, у него тускнеют глаза. Он видит не меньше, даже больше, чем в детстве, но краски бледнеют, и яркость не такая, как раньше.

 Мне кажется, в моем детстве все было лучше. Носились стрижи над головой, расцветало море одуванчиков, а в речке клевала рыба. Мне кажется, все было лучше, но я знаю, что заблуждаюсь. Кому дано волшебное право сравнивать детства? Какой счастливец смог дважды начать свою жизнь, чтобы сравнить два начала?

Нет таких. Мое детство видится мне прекрасным, и такое право есть у каждого, в какое бы время он не жил. Но жаль прогонять заблуждение. Оно мне нравится и кажется важным.

Я понимаю: в детстве есть похожесть, но нет повторимости. У всякого детства свои глаза».

Последние холода. – Впервые печатался в журнале «Юность», 1984, № 2. Повесть вошла в книгу «Магазин ненаглядных пособий» (М., «Детская литература», 1984). Удостоена премии имени Бориса Полевого, присуждаемой редакцией журнала «Юность».

«Как бы ни тяжелы были годы войны для Коли и Витьки Борецкого, для Вовки Крошкина и для их учительницы Анны Николаевны, для всех героев повестей „Последние холода“, „Магазин ненаглядных пособий“ и „Кикимора“, годы эти остались годами доброты и справедливости, надежды и правды, – пишет заслуженная учительница школы РСФСР И. Лопатина. – Вместе с героями книг А. Лиханов заставляет нас возвратиться в свое детство, задуматься над тем, как навсегда сохранить человеку в своей душе то, что ему дано от рождения, – высокое чувство доброты, совести, человечности. И книги Лиханова, его герои помогают нам в этом.

Герои его книг, пережив тяжкие испытания, сохраняют в себе лучшие человеческие начала. Лиханов открывает закон сохранения этих начал благодаря наличию в человеке высшего чувства сострадания и сопереживания чужой боли».



Повести «Магазин ненаглядных пособий», «Детская библиотека» и «Последние холода» составляют своеобразную трилогию о военном детстве. Они близки интонационно, написаны в одном психологическом ключе и рассказаны одним и тем же героем – мальчиком Колей.

«Музыка»

У всякого человека есть в жизни история, которая как зарубка на дереве: потемнеет от времени, сровняется, смолой ее затянет, но приглядишься посильней – вот она, тут, осталась, присмотришься еще – и время обратно пойдет, закрутится часовая стрелка против солнца все скорей и скорей…

Вот и у меня есть такая история, и я всегда вспоминаю ее, когда слушаю музыку. Вспоминаю, как учился я играть, да так и не выучился, зато выучился другому, может быть, поважней музыки, выучился… да, выучился драться. Не просто кулаками махать, а отстаивать справедливое дело. Мама и бабушка решили отдать Колю в музыкальную школу. И хотя у мальчика не оказалось слуха, их это не смутило. Для Коли подыскали домашнюю учительницу — дальнюю родственницу пианистку Зинаиду Ивановну, играющую в местном кинотеатре перед началом сеансов. С нотной папкой ходит Коля домой к Зинаиде Ивановне, и на этом пути неизменно подкарауливает его Юрка-рыжий, чтобы ударить, попугать, крикнуть вдогонку что-либо оскорбительное и мерзкое.

Но такой шаг приближает человека к счастью, ибо освобождает его дух и волю. Коля понимает: «...есть вещи важнее музыки. Например, когда человек говорит сам себе правду. Пусть эта правда не такая легкая. Но это важнее музыки. Это заставляет человека быть самим собой. И если человек сказал сам себе правду один раз, если он сумел сделать это, он скажет ее себе снова».



«Деревянные кони»

Война кончилась, а отец не возвращался. И письма от него приходили редко. Бабушка, мама и я по многу раз на день заглядывали в почтовый ящик, но там было пусто.

Иногда я ходил встречать поезда. На перрон бесплатно не пускали, надо было покупать билеты – странно, за встречи и прощания брали деньги, – и я пробирался вдоль путей, мимо цистерн и товарных вагонов, устраивался где-нибудь в уголке вокзального перрона, чтобы не попадаться на глаза злым теткам в красных фуражках. Поезда приходили и уходили, у ворот, выходивших на вокзальную площадь, образовывались пробки: военные, возвращаясь домой, очень торопились, и я их понимал, улыбался, вглядываясь в их лица, искал отца, надеясь на удачу – мало ли чего не случается, а вдруг он обгонит свое письмо, в котором напишет о возвращении.

"Третья повесть цикла— «Деревянные кони» —относится по времени действия к тому же периоду, что и «Музыка». Но на первом плане здесь оказывается не город, а послевоенная деревня Васильевка, чья судьба так печально созвучна судьбе деревни Суднишонки в повести «Звезды в сентябре».

Небольшая Васильевка похоронила на дальних полях сражений шестьдесят четыре своих жителя. Лишь несколько мужчин вернулись с войны, да и те глубокими инвалидами, Немало военного горя видел Коля в городе (вспомним хотя бы, как ходил он к санитарному эшелону и в госпиталь), но и его потряс плач жителей Васильевки ночью возле только что сооруженного памятника погибшим односельчанам. «Первый раз в жизни я видел такое горе,— признается рассказчик.— Горе не одного человека, не двоих, не одной семьи, а горе целой деревни».

Во всей трилогии повесть «Деревянные кони», пожалуй, самая многогеройная. Образы центральных персонажей — Колиной бабушки, мамы, даже самого рассказчика — здесь явно отходят в тень. А на первом плане оказываются жители Васильевки: подросток Васька, его мать тетя Нюра, председатель колхоза Терентий Иванович, будущий Васькин отчим Семен Андреевич и другие колхозники.

Но отца не было. Не так-то просто кончаются войны.

В заключении мне хотелось бы вам привести слова Альберта Лиханова: «О войне пишут для того, чтобы не забывали ее новые люди. А еще для того, чтобы эти новые люди, спотыкаясь о тяготы своих собственных дней знали: они не первые, кто-то жил до них на этом свете. А потому стоит посмотреть в прошлое, когда не знаешь, как идти в будущее.


В повестях нет боевых эпизодов. И в то же время герои очень даже сражаются, потому что их враг не в каске и с автоматом, он чаще безлик, как безликим бывает голод. И незрим, как бывает незримой подступающая смерть. Детям той войны немало досталось горьких уроков. Слова сострадание, сочувствие, сопереживание – не только воспитывают людей, но и делают людей их мудрее.
Дети войны взрослели раньше ребятишек иных, новых поколений. Своя собственная и чужая боль как бы распахивала крылья наших вовсе не маленьких душ и готовила к взрослой жизни. Все это в полной мере относится и к детям нынешним».

Слайд 5

В 70-е годы популярность лихановского творчества стремительно растет.

«Мой генерал»

Это роман для детей школьного возраста, который рассказывает о трех поколениях семьи Рыбаковых. Главный герой книги – сибиряк Антошка, ученик четвертого класса, очень дружит со своим дедом – боевым генералом, учится у него добру, справедливости, умению сопротивляться жизненным невзгодам и быть настоящим человеком.

В романе «Мой генерал» (1975) Антон Петрович Рыбаков, генерал-лейтенант в отставке, говорит своему внуку, четверокласснику Антошке: «...Запомни навсегда: у человека должно быть продолжение. Это высшее счастье». Речь здесь не о биологическом продолжении, как у березы или пихты: «Семечки разносит ветер, и из земли всходят новые березы. А потом опять, опять...» Вернее, не только о нем. «У людей должно быть по-другому,— поясняет Рыбаков-генерал.— У людей — новые люди должны быть лучше и лучше. Не такими же, нет. Только лучше! Всегда лучше! Запомни это!»

Необычно в этой семье, пожалуй, лишь генеральство деда. Но живущий и работающий в Москве, дед является для Антошки «как бы литературным героем», представление о котором складывается лишь из писем да висящей на стене старой фотографии. В строительном поселке, где живут Рыбаковы, про генерала никто не знает. Почетное родство никак не отражается На общественном положении семьи, где все достигнуто своим трудом, взаимопониманием и дружбой. Не надо стыдиться всего человеческого

Остросовременный и новаторский роман Лиханова, его финал возвращает мысль читателя к эпиграфу, к словам посвящения книги всем тем, кому, как и генералу Рыбакову, и ныне живущие, и потомки их «обязаны вечно зеленой травой, голубой речкой, синим небом, серебряным воздухом — всем, что называется ЖИЗНЬ».


Слайд 6

Семейные обстоятельства — так назвал Альберт Лиханов одну из самых значительных своих книг, объединив под ее обложкой повести «Чистые камушки», «Обман» и роман «Лабиринт». Под этим названием можно было бы издать и все другие произведения писателя для подростков. Ибо среда, в которой проявляют себя юные герои Лиханова, где возникают, назревают и разрешаются коллизии его книг,— это прежде всего и главным образом семья.

Одна из характернейших особенностей лихановского письма в том, что реальность его книг — лишь та часть воссоздаваемой автором действительности, что отразилась в сознании юного героя, стоящего в центре повествования. И не просто отразилась, а прошла через его сердце, всколыхнула в нем бурю всевозможных чувств — любовь и ненависть, жалость и гнев, обиду и милосердие, унижение и гордость,— вызвала неодолимую потребность мысли и действия и в конечном итоге повлияла на его судьбу и характер.

Этот герой Лиханова — отрок, подросток, юноша, уже прощающийся или простившийся с беззаботным неведением детства, но еще не переступивший порог зрелости, не отделившийся от семьи, которая произвела его на свет и ставит на ноги. Жизнь этого маленького человека предопределена треугольником: дом, школа, улица. И сколько бы ни велико было значение двух последних сторон треугольника, первая из них — дом, семья — остается для растущего человека фундаментальной.

В семье человек родится, получает начальные — наиболее впечатляющие — уроки нравственности и морали. Семья — воплощение живой связи поколений. Это мать и отец. Старики и дети. Память о тех, кто жил раньше. Колыбель будущего. Справедливо ли полагать, будто жизнь семьи есть нечто камерное, малозначащее рядом с жизнью и заботами всего общества? Напротив, семья — органическая часть социалистической общественной структуры. Перипетии ее внутренних отношений моделируют во многом отношения человека за пределами его дома. Вот почему духовное здоровье и счастье семьи и каждого ее члена в отдельности целиком зависят от степени совпадения семейного уклада с современным образом жизни, от созвучности домашней атмосферы идейным и этическим принципам

В 70-е годы новые грани обретает извечная проблема наследования. Уже в «Обмане» Сережа Воробьев в трудные минуты жизни вспоминал: «Мама говорила: у каждого человека есть продолжение, будет оно и у Сережи...» Анна Петровна говорила о биологической смене поколений. Но в самой повести вопрос ставился шире. Отрекаясь (в разное время и в силу разных обстоятельств) от Сережи, Авдеев и Никодим тем самым как бы отказывались от своего духовного продолжения, ограничивали собственную жизнь сроком личного биологического существования. С другой стороны, если Никодим и был «продолжением» Вероники Михайловны, то именно в этой дурной «преемственности» и заключалась его обреченность — обреченность вырождения.

Перед героем повести Сережей Воробьевым поставлен один из вечных людских вопросов – о совести. Правда и обман, доброта и корысть соседствуют в мире взрослых. Сможет ли Сережа выбраться из грязи, в которую угодил?

Герой опубликованной в 1967 году повести «Чистые камушки» Михаська, поднимается на высоту самовоспитания и активного противостояния обстоятельствам. В «Чистых камушках» не вычленяется какая-либо одна наиболее интересующая писателя проблема, а затрагивается сложный комплекс проблем как взрослой, так и детской жизни.

Счастливое начало у этой повести – отец Михаськи живым пришел с войны. Но, строя свою новую мирную жизнь, отец и мать предают самих себя, чистоту своей прежней жизни.

Когда мы встречаемся с Михаськой, ему уже 12 лет, он учится в пятом классе и исполнен самых светлых надежд. Война с ее лишениями и вечным страхом за жизнь отца, находящегося на фронте, позади. Казалось бы, все должно теперь устраиваться только к лучшему. Правда, как замечает Михаська, и в первые послевоенные месяцы «ничего не измени­лось в семье у бабушки Ивановны», их соседки, школьной уборщицы, которой досталось поднимать двух внучек Катьку и Лизку. Зять Ивановны, пограничник, погиб, защищая Родину, в первый же день войны, а дочь стала жертвой несчастного случая, попав под колеса потерявшего управление грузовика. Однако если выжили Катька с Лизкой в самые тяжкие годы, теперь выдюжат и подавно.

А к Михаське отец вернулся, увенчанный боевыми наградами, исполненный желания горы сдвинуть, но жизнь своей семьи направить к лучшему. Да и вокруг все постепенно становится на мирные рельсы. Военнопленные немцы строят в городе первый многоквартирный каменный дом. Открывается «коммерческий» магазин, где еда хоть и стоит дорого, зато продается свободно, не по карточкам.

Не раз Михаська сравнивает нынешние лишения с тем, что было, и вывод получается у него оптимистический. Однако чувство почти беспредельного счастья, которое испытал герой,

увидев вернувшегося отца и просветленное, помолодевшее враз лицо матери, ощущение полного семейного покоя и надежной уверенности в завтрашнем дне владеют МихасьК,ой недолго.

Да и будь дома у Михаськи полное благополучие, он и тогда не смог бы быть вполне счастливым, ибо рядом, за стеной, продолжала жить беда, и не мог он не откликнуться сердцем на эту беду, не страдать ею. Потому" что Михаська — человек чуткий, отзывчивый, совестливый. Потому что он не умеет лгать ни людям, ни самому себе. «Надо смотреть правде в гла­за,— убежден он.— Даже если от такой правды плакать хочется».

А правда эта в том, что и в семье Михаськи тоже неблагополучно. С обеденного стола Михайловых исчезает осточертевшая за войну невкусная и несытная завариха, а взамен ее появляются мясо, колбаса, масло, даже шоколадные конфеты. Но словно бы в уплату за достаток в дом приходит беспокойство, мамины слезы и раздражение отца. В доме как бы пахнет нечистой совестью и ложью. И чуткий Михаська приходит в разлад с этой новой домашней атмосферой, а значит, и в столкновение с родителями.

Трудный урок задали отец и мать Михаське. Но не менее трудным для родителей оказался и Михаська, убежавший после всех скандалов из дома, легкомысленно и жестоко имитировав, чтобы не искали его, свою гибель в реке. К чести Виктора, не совсем закоснела его душа в погоне за деньгами. И в нем, не говоря уже о матери Михаськи, побеждает то душевное, разумное, сердечное, человеческое, что обусловило его героизм на войне. Любовь к жене и к сыну. К жизни. А настоящая любовь всегда благотворна. Многое он понял, разыскивая и найдя Михаську. Многое ему еще предстоит понять, чтобы найти сына не только в физическом, но и в духовно-нравственном смысле. Чтобы Михаська снова до конца поверил ему, стал вполне его сыном.

Этот финал остается «за кадром», как бы подчеркивая тем самым непростоту жизненных перемен, сложность и нелегкость всякой человеческой перестройки. Но главное писателем сказано. Это главное понимает Михаська, осознав импульсивность и опрометчивость своих последних поступков: стирания двоек, взламывания комода с деньгами, побега из дома... Из всего этого вынес Михаська, что «самому по себе нельзя, все-таки никак нельзя!

Нельзя видеть только землю и лишь самого себя на ней. И никого больше. И ничего больше».

Ведь затем и сам человек с его волей, чувствами, убежде­ниями, с его разумом, способным «увидеть все как есть и все понять», чтобы по-хозяйски войти в этот мир с его светом и тьмой, добром и злом, людьми хорошими и плохими, сознательно сеющими зло и бессознательно ошибающимися. И жить в этом мире так, чтобы сам, и люди вокруг, и мир становились свет-лес, радостней, лучше.



«Лабиринт»

Характеристику обстоятельств, в которых оказываются персонажи написанного в 1970 году романа «Лабиринт» — пятиклассник Толик Бобров, его отец и мать,— писатель дал уже самим названием произведения. В толковом словаре Вл. Даля слово «лабиринт» определяется как «запутанные дорожки, переходы, место", откуда трудно найти исход». В гре­ческом мифе рассказывается о лабиринте критского царя Миноса. Там жило страшное чудовище — Минотавр, пожиравшее каждого, кто однажды входил в лабиринт. Нашелся, однако, храбрый афинский юноша Тезей, решивший избавить людей от чудовища. Дочь Миноса Ариадна полюбила Тезея. Она дала ему клубок ниток, конец которого юноша привязал у входа в лаби­ринт. Тезей убил Минотавра, а нить, подаренная ему Ариадной, привела его обратно к выходу. Мудрость древнего мифа нашла современный отклик в романе Лиханова.

Конечно, любая прямая аналогия была бы наивной и неточной, но все же в маленькой, сухонькой, с острым носиком ба­бушке Толика Александре Васильевне есть что-то не только от серой вороны (так воспринимает бабушку Толик), но и от зловещего обитателя критского лабиринта. Ведь стены непонимания между членами Толиковой семьи и многие беды семейные — от бабки. Недаром же Толик не раз бросит в сердцах в лицо ей отчаянное и грозное обвинение: «Гадина! Гадина!..» I Четверо людей — двое взрослых, молодых и сильных, две­надцатилетний Толик и бабушка — живут в одной комнате коммунальной квартиры. Но кажется, вся комната заполнена одной лишь бабкой и другому человеку в ней не только повер- . нуться, дышать и то нечем. Эта атмосфера удушливого бабки­ного господства подавляет всех, делается невыносимой, рождает распри, скандалы, разваливает семью, делает всех несчастными.


Слайд 7

Следующая большая тема произведений А. Лиханова раскрывает внутренний мир подростка.

Книга «Высшая мера» очень сложна для детского понимания, ведь в ней идет речь о жизни взрослой женщины, которая воспитывала детей своей сестры, но эту тайну знал только ее внук, который погибает с начала от равнодушия своих родителей к нему, а затем и в дорожно-транспортном происшествии. Единственным человеком, который его понимал - была бабушка.



Слайд 8

Очень много внимания Лиханов в своих произведениях уделяет теме сиротства. Творчество он успешно сочетает с активной общественной деятельностью. В 1987 г. по инициативе писателя был создан Советский детский фонд им. В.И. Ленина, который он возглавил. С 1991 г. Лиханов – председатель Российского детского фонда, а с 1992 г. – президент Международной ассоциации детских фондов.

Одно из самых драматичных произведений А. Лиханова «Никто»

Никто – кличка, данная главному герою, «выпускнику» банального детдома бандитами, расшифровывается просто: Николай Топоров, по имени и фамилии. Но это символ. В одной из самых богатых стран мира – теперешней России любой мальчишка простого происхождения в ответ на вопрос: «Ты кто?» наверняка сначала удивленно ответит: «никто…» и только потом – «человек». Так и скажет: «Никто… Человек». Проверьте.

Вот так же – не тело его пробивая, не нутро, а все нервы стягивая странным замыканием, корежа что-то такое, что важнее кишок и даже самого сердца, ломало Кольчу без всякого на то предупреждения – не часто, но иногда, и чем старше он становился, тем все больнее, что ли…

Постепенно, взрослея, он ловил себя на том, что эта ломка случается с ним чаще всего после разговоров о мамашках, например, после того, как мамашка являлась к кому-нибудь из их палаты, и ребята то вяло, то с ехидцей, но всегда без злого смысла – все ведь такие же, почти все – рассуждали на тему родни, родных мест, неведомых отсюда, из этого серого интерната, о пьянствующих и гулящих матерях.

Эх, взрослые, беспутные люди! Включить бы на всю Россиюшку прямую трансляцию по тайно проведенной радиолинии того, что говорится в предотходной, предночной мальчишечьей или девчоночьей спальне, о вас, родные кровинушки, родительницы, благодетельницы – про мужской род уж и вовсе помолчим. Эк бы покорежило вас, ежели, ясное дело, вы не в стельку покоитесь в сей не совсем поздний час, если головушки ваши грешные не затуманены сивухой, если вы вообще еще в силах соображать и хоть что-нибудь чувствовать.


Никто. Ничто. Никогда.

Никто не заплачет о мальчике, брошенном матерью, кроме, может, тети Даши, когда узнает. Да и то не горько – сколько их еще, таких…

Ничто в мире не переменит его смерть.

Никогда не повторится его жизнь.

Как жизнь всякого из нас.

Испугайтесь, люди, своей беспощадности!

Не покидайте, матери, детей…


Слайд 9

Пятнадцатилетний Федор из повести «Солнечное затмение» (1976), сооружая новую голубятню, нет-нет да и поглядывает «на небо над головой, прозрачное и голубое». Он убежден:

«Не летчики, голубятники небо больше всего любят. Летчику что, захотел — полетел. А тут стоит человек на земле или на крыше какой, свистит на голубей, а сам радуется, что голуби его в небе мелькают. И миг такой настает, когда чувствует голу­бятник, будто это и не голуби вовсе, а он сам там, в небе-то. И без всяких моторов-двигателей, а сам собой, и только трепещут, хлопают крылья его».

Для Федора его открытая в небо голубятня не просто своего рода отдушина, выход из теснины быта, становящегося все более безрадостным из-за пьянства отца и растущего разлада между ним и матерью. Это и школа души, каждодневная тренировка удивительной способности человека не мыслью — чувством преображаться в другое существо, страдать его болью и быть счастливым его радостью.

Доброта тут не совсем точное слово. Вернее было бы говорить о таланте человечности. Душа может пребывать в теле, будто схимник в келье: маленькая, жалкая, замкнутая страхом и эгоизмом. А может бесстрашно обнимать собою весь мир, уносясь на голубиных крыльях под самые облака.

С небольшой — по земным меркам — высоты голубятни Федор видит жизнь дальше, шире, лучше, чем иные взрослые, умудренные опытом люди. И не только в переносном, но и в пря­мом смысле. Голубятня выводит его вровень с окном второго этажа соседнего дома, где из-за штор невидимо и пытливо наблюдают за ним глаза Лены — ученицы восьмого класса, навсегда прикованной тяжелым параличом к инвалидному креслу-каталке.

Так стремление к далекому небу открывает Федору близкие горизонты любви.

Русская литература в прошлом и современная буржуазная литература для детей и юношества знают немало подобных сентиментальных сюжетов, трактуемых как подвиг самоотверженной благотворительности. «Солнечном затмении» Лиханова поэт О. Шестинский говорит: «Нет, это не рождественский рассказ о том, как здоровый юноша подарил любовь искалеченной девушке. Эта повесть о силе, мощи духовной жи&ни человека, о том, что прекрасное, нравственное начало в человеке способно преодолеть всяческое зло, ханжество, обывательское ничтожество. И притом повесть сурова, как сурова и неожиданна сама жизнь. Писатель не утверждает, что благодаря этому чувству молодые люди отныне и вовек будут вместе и будут счастливы. Он тонко чувствует реалистическую правду чело­веческих отношений. Мы не знаем, как со взрослением молодых людей будет развиваться их дружба. Но мы ясно отдаем себе отчет, что [нравственное озарение, посетившее их на пороге жизни,— на вето их жизнь, это моральный критерий их даль­нейшей жизни»., J

Создается впечатление, будто писатель не только не желает подчеркивать контраст между физическим здоровьем Федора и болезнью Лены, а напротив уравнивает героев в беде.



Слайд 10

«Сломанная кукла»

Роман из сегодняшней нашей действительности: деньги и власть калечат жизнь славной, чистой, милой школьницы Маси, которую не спасают ни благополучие, ни мамина любовь. Об этой книге я скажу словами современной читательницы. Вашей сверстницы.

«Не так давно я прочитала произведения Альберта Лиханова «Сломанная кукла». Эта книга о нелегком детстве девочки Марии, которой за свою недолгую жизнь пришлось пройти и испытать много мучений. Это рассказ о девочке, которая не знала своего отца (он погиб после ее рождения), которую предала мать – вышла замуж за богатого, бесчувственного человека, который просто взял и изнасиловал маленькую девочку Масю! Это чудовище, которого звали Вячик, и который был ей отчимом, просто пробрался к ней в комнату и опорочил ее! Я даже представляю себе этого человека – с иголочки одет, деньгами разбрасывается налево и направо, а в глазах у него одна лишь похоть, жестокость, в нем нет любви, он говорит одно, а делает другое! Ну ладно он… А как же мать? Разве она не могла ничего сделать, разве она не могла все остановить? Ведь она же могла поговорить с дочерью, расстаться с Вячиком, ведь она могла предотвратить смерть своей дочери! Мася спрыгнула с моста, покончив жизнь самоубийством, она не могла выжить без поддержки матери! Ведь самая большая рана для ребенка – предательство самого родного и близкого человека. Для ее мамы главными ценностями в жизни стали: деньги, светские тусовки, дорогие наряды, влиятельные люди, она просто не могла уже от этого отказаться! Можно сказать, что эта книга – крик, крик души. Нужно остановиться и заглянуть себе в душу, подумать правильно ли я поступаю по отношению к родным, к своей дочери. Я верю, что добро все равно побеждает зло! Мама Маси опомнилась. Да, она застрелила Вячика, ну и что!??? Дочери то уже нет, поздно очень!Всем своим сверстникам я советую прочитать эту книгу.»


Слайд 11

«Что такое маленький человек? — задается вопросом в повести «Благие намерения» (1980) воспитатель школы-интерната Надежда Георгиевна, подытоживая десятилетний опыт своей работы.— Малыш, кроха, комарик, ребенок? Нет, человек. Маленький человек, даже искренней взрослого чувствующий жизнь. У него нет опыта. Верней, мало... Из-за малого опыта небольшой человечек искренней. Он бросается в ворота, не думая, что их могут закрыть».

Это дума об ответственности. Ответственность заложена в самой породе родительства. Первый спрос с того, кто дает человеку жизнь. Ответственность -в положении каждого взрослого: дети зависят от нас экономически и морально.

Надежда Георгиевна рассуждает: «Мир детства — это как бы заповедник... И мы — его охрана. Нет, мы не между детьми и взрослыми, напротив. Мы за любовь и братство между взрослыми и детьми. Но за маленьких мы должны отвечать. Перед ними же».

Надежда Георгиевна произносит и еще такую фразу: «Люди забывают о том, что на них глядят дети. Ведут себя как попало. Ссорятся ругаются, даже дерутся. Забывают, что дети , словно промакашки, - дурное и хорошее впитывают в себя».

. «С ними сердца жалеть нельзя...— говорит в «Благих намерениях» старая учительница, директор детского дома, учительнице молодой.— Или их пожалей, или сердце... Люби... Люби, если можешь. Растворись в них. А не можешь — уйди».

В основе этого отношения — твердое убеждение, что «лишних людей в нашем обществе нет, не должно быть. Потому важен и дорог каждый человек. Каждая, в том числе и неудавшаяся, судьба».

Благими намерениями для детдомовских детей Надежды Георгиевны было: «пусть поживут в семье», но благое намерение не дало положительный результат, так как взрослые не совсем правильно себя вели.


Слайд 12

Действие следующей книги происходит в лагере. Куда обманом родителей попал мальчик Женька, да еще и к детдомовцам. А книга начинается совсем не принужденно, даже романтично:

Это стало ритуалом для Павла, привычкой, может, даже необходимостью, что ли.

Как только уходил последний автобус и стихали ребячьи крики, он несколько минут жил ещё по инерции: деловито поворачивался, обменивался лёгкими, ничего не значащими словами с другими взрослыми, впрочем, невзрослых теперь не было рядом, и вроде позволялось расслабиться, расковаться, вспомнить о себе, пожить хоть день-другой собственной, личной, как принято теперь выражаться, жизнью, будто можно расколоть человеческое существование на две лучины, из которых одна — собственность, а другая тебе даже не принадлежит, она — как лагерное имущество, как пионерское одеяло — казённая, не твоя…

Павел поморщился, недовольный своей тупостью, тем, что столь многое в этой личной жизни не удаётся ему постигнуть, а чем ещё иначе прикажете объяснить хотя бы непонимание того, что жизнь делится на личную и не личную — какое противное слово применительно к жизни! — и общественную, на правила, которые дети принимают естественно, словно дыхание, и на выдуманные мнимым вожатским изобретательством, на правду и на ложь, выдаваемую за правду, — это здесь-то! — на бодрость и весёлость возраста и на бодрячество, сочинённое взрослыми, все эти речёвки, за которые неловко перед ребятами…

Он любил разглядывать побережье сверху, с горы, — это успокаивало: лагерь был прекрасен. Когда-то в стародавние времена здесь начинали с брезентовых палаток, теперь, пожалуй, одно название — лагерь, на самом деле — городок, утопающий в зелени, точнее — город, но город, задуманный и устроенный так, чтобы ничто городское не подавляло души людей.

Маленьких людей.

Действительно невинные тайны хранит в душе мальчик из благополучной семьи Женя, но к каким переменам в его судьбе это приводит.



Слайд 13

Заключение

Представленные на слайде книги помогут вам, поподробнее познакомится с творчеством А.А. Лиханова.



. Я хочу, чтобы вы, ребята, став взрослыми, не забывали своего детства – самой удивительной поры, когда жизнь чиста и первозданна. И пусть детство иногда несёт нам первые печали, страдания, разочарования, надежды, доброты, тепла в нём, безусловно, больше. Пусть не померкнет этот свет доброты и человечности, потому что, говоря словами Альберта Лиханова, “без детства холодно на душе”. А ещё мне хочется, чтобы вы, не откладывая на потом, окружили теплом и заботой самых близких вам людей.
Данный обзор был разделен на две части:

  1. Тема войны ко Дню Победы

  2. К Дню Семьи


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет