Дорошенко С



жүктеу 211.3 Kb.
Дата20.10.2018
өлшемі211.3 Kb.
түріДоклад

Дорошенко С. В.

д.э.н., доцент, в.н.с. Института экономики УрО РАН


ИННОВАЦИОННЫЕ ИМПЕРАТИВЫ МОДЕРНИЗАЦИИ РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ1
Модернизация признана важнейшим изменением в общественном развитии. В докладе Китайской академии наук о направления развития науки и технологий страны отмечается: «Модернизация является глубоким изменением в истории человеческой цивилизации, начиная с индустриальной революции XVIII века, и представляет собой комплексный процесс формирования, развития, трансформации и международного взаимодействия современных цивилизаций. С начала XVIII и до конца XXI века процесс всемирной модернизации может быть разделен на два основных этапа. Первый этап модернизации, известный как классическая модернизация, относится к периоду перехода от аграрного общества к индустриальному, от сельскохозяйственной экономики – к промышленно ориентированной, сопровождаемый процессами индустриализации, урбанизации, маркетизации и демократизации. Второй этап модернизации, так называемая новая модернизация, характеризуется переходом от индустриального общества к информационному, от индустриальной экономики – к экономике, основанной на знаниях, и сопровождается процессами интенсификации знаний, информатизации, глобализации и экологизации. В 2005 г. насчитывалось около 24 стран, завершивших первый этап модернизации и вступивших во второй этап, что составляет примерно 930 миллионов человек»2. Таким образом, современный этап модернизации не мыслим без инноваций. Неслучайно модернизацию экономики сегодня характеризуют «как процесс формирования современной модели экономики на основе инновационных преобразований, ориентированный на качественные изменения в обществе, соответствующие новой системе интересов, ценностей и приоритетов»3.

Понимание сущности инноваций претерпело заметные изменения с момента основания теории инновационного развития Й. Шумпетера. По мнению исследователей, во второй половине ХХ века феномен инновационности приобрел особое – политическое – значение, вследствие использования его для характеристики постиндустриальной формации, ее становления и развития. Одна из важнейших идеологем этой формации звучит как переход от производства товаров и услуг к производству нововведений в любой сфере человеческой деятельности. Считается, что введение новшеств (новаций) в экономический оборот (с последующей их коммерциализацией) резко интенсифицирует экономические основы всех форм социального производства и также резко повысит уровень и качество жизни людей. Ещё более краткая формула данной идеологемы — это «инновационная экономика», в которой главным продуктом и соответственно товаром на мировом рынке должно стать знание в своей, прежде всего, инструментальной и технологической ипостаси.1

На современном этапе конкурентоспособность национальной экономики и темпы социально-экономического развития все в большей степени демонстрируют зависимость от способности экономических субъектов страны осваивать и внедрять передовые технологии, технику, новые рынки, генерировать знания и превращать их в интеллектуальный капитал. Именно поэтому инновационное развитие может быть противопоставлено такому состоянию производственных систем и экономики в целом, когда функционирование системы обеспечивается за счет экстенсивных факторов, копирования сложившихся технологий и стратегий или их косметической модернизации2. Таким образом, инновации не просто органично присущи современной экономике, они становятся способом ее существования, и ее специфическим результатом. Вследствие этого, как справедливо отмечается исследователями, сегодня уже не удовлетворяют такие определения инновации, как «разработка и внедрение нового товара, новой технологии, новых методов управления» и т.д. Об инновации говорят как о нелинейном системном процессе, который подобно аттрактору «притягивает» к себе инновационные и традиционные производства, создает социальные, политические и институциональные формирования, эволюционируя вместе с ними3.

Сегодня, по образному выражению Джулио Грата, лидера в создании инновационных программ ЕС, инновации – это, прежде всего, состояние ума4. Исходя из этого под инновациями (нововведениями) понимается использование достижений человеческого ума для повышения эффективности деятельности в той или иной ее сфере: «мир инноваций столь же многолик, сколь разнообразны виды человеческой деятельности»1.

Иными словами, термин «инновации» трактуется как реализованное новшество независимо от сферы применения2. В широком же смысле, инновация употребляется как синоним успешного развития социальной, экономической, образовательной, управленческой и других сфер на базе разнообразных нововведений3. При таком подходе меняется цель и конечный результат инноваций.

Со временем, исследуя инновации, пришли к необходимости учета такого фактора как экономическое пространство, в котором реализуется инновационный процесс. И это пространство, как правило, географически сконцентрировано, охватывая территорию отдельных регионов. Регионы, сосредотачивая у себя инновационные ресурсы, получали возможность повышать свою инвестиционную привлекательность. Таким образом, в инновациях стали видеть факторы региональной конкурентоспособности.

Так, многие сторонники теорий кумулятивного роста, к наиболее ярким представителям которых относятся Г.Мюрдаль, А.Хиршман, Ф.Перру, Х.Ричардсон, Дж. Фридман, Т. Хегерстранд, Ж-Р.Будвиль, П.Потье, Х.Р.Ласуэн, Х. Гирш, включают в состав пространственных факторов роста экономики инновации и каналы их распространения.

Особый интерес вызывает модель «диффузия нововведения» или «волна нововведений» Т. Хэгерстранда. В ней он выделил четыре стадии «волны нововведений». Первая, или первоначальная стадия характеризуется началом диффузионного процесса и резким контрастом между центрами, источниками распространения нововведения, и периферийными территориями. На втором – начинается подлинная диффузия, и действуют мощные центробежные силы. Это приводит к образованию новых быстро развивающихся центров в отдаленных районах и к сокращению резких региональных контрастов, типичных для первой стадии. На третьей – (стадии конденсации) происходит одинаковое расширение во всех трех местах. На четвертой – (стадии насыщения) происходит общий, но медленный, асимптотический подъем до максимума, возможно при существующих условиях4.

Дальше Т. Хэгерстранда идет Х. Гирш в своей модели «вулкан», где он указывает на периодичность импульсов нововведений, которые рано или поздно затухают в любом центре1. Общая суть этой модели состоит в следующем – крупная городская агломерация с ее развитой промышленностью и мощной научной базой обладает наиболее высоким уровнем доходов на душу населения, что обеспечивается периодическими импульсами инновационной деятельности. Извержение лавы нововведений в таком «полюсе роста» постепенно растекается на периферию и сопровождается постепенным повышением уровня благосостояния отсталых районов. Изживание инновационного климата происходит под воздействием присущих городским агломерациям негативных факторов и приводит к «затуханию вулкана» и превращению когда-то передового центра в депрессивный старопромышленный район. В то же время при завершении больших циклов хозяйственной конъюнктуры могут возникать новые центры инноваций.

В целом, использование инноваций и их распространения как основного фактора роста территорий, особенно каналов распространения; обладание определенными возможностями выравнивания межрегиональных уровней экономического развития путем диффузии нововведений и индустриализации, является неоспоримым достоинством кумулятивных теорий регионального роста. Однако в большинстве этих теорий игнорируется социальная специфика регионов, не уделяется должного внимания внутренней и внешней согласованности региональной системы, не только как производственной, но, прежде всего, социально-экономической системы. При этом инновации рассматриваются как фактор технико-экономического развития.

В настоящее время некоторые кумулятивные теории, ставшие уже классическими, получают современное развитие. Так, С. Джилл в рамках известной модели Дж. Фридмана «центр-периферия» выделяет четыре потока ресурсов, которые ускоряют рост центра и замедляют развитие периферии: 1) миграция, которая приводит к изменениям в системе расселения; 2) инвестиционные процессы – определяют пространственную структуру экономической деятельности как в ядре, так и на периферии; 3) инновации (материальные, технологические, духовные и институциональные) приводят к изменениям социокультурных моделей; 4) процессы управления, что ведут к такой схеме отношений ветвей власти, в которой централизация политической и административной власти в ядре определяет политические, экономические и социальные процессы на предприятии. Экономическая активность (инвестиции) и модели расселения (миграция) определяют пространственную организацию экономики, а организация власти и социально-культурных систем (инноваций) соединяются в пространственную организацию модернизации1.

Таким образом, расширяется спектр изучаемых инноваций, что позволяет их определять в качестве не столько технико-экономического, сколько социокультурного фактора регионального роста и развития. В такой постановке обеспечиваются новые возможности для анализа пространственной структуры и проблем развивающихся регионов, к которым можно отнести и субъекты Российской Федерации.

Резкое возрастание значения инновационного процесса для современного производства и социальной жизни привело к необходимости поиска новых направлений, форм и методов активизации инновационного развития российских регионов. Смещение акцентов инновационного развития на региональный уровень, во-первых, является шагом на пути преодоления исторической специализации регионов, которая не всегда способствует его устойчивому развитию, поскольку такого рода экономики в большой степени подвержены риску при изменении конъюнктуры или в ситуации кризисов2.

Во-вторых, как справедливо подчеркивается, создание среды, благоприятной для развития инновационной экономики, зависит, в первую очередь, от деятельности государственных чиновников регионального и местного, а не федерального уровня3.

Необходимость мобилизации ресурсов региона для преодоления социально-экономического неблагополучия поднимает вопросы о переходе к принципиально новым типам развития, стимулирует принятие нестандартных решений4.

Критерием прогресса эволюционного развития в современной науке считается не только усложнение организации, но и более высокая организация в широком смысле – как создание или усовершенствование эволюционно-целесообразного порядка, включающего более свободную организацию, наличие большего разнообразия степеней свободы каждого из структурных элементов. Упорядоченность свободы и свобода упорядочения выступают как важнейшие стимулы прогрессивного развития, а порядок в органическом соединении со свободой – как важнейшие его критерии1.

Именно развитие, основанное на знаниях, в настоящее время широко рассматривается как ключевой элемент для обеспечения конкурентоспособности и самостоятельного развития потенциала региональной социально-экономической системы. Попытки преодолеть накопившееся за годы отставание в региональной социально-экономической системе без перехода на инновационный тип развития закономерно приводят к угрозе возрастания социальных и экономических потерь.

Технократический подход к понятию «инновация» накладывает отпечаток и на понимание инновационного типа развития, который определяется как способность экономики производить и реализовывать продукты и услуги преимущественно инновационного свойства с помощью поддерживаемой на современном научном уровне технологической базы при совокупности факторов и условий, позволяющих обеспечивать инновационность товаров и совокупности технологий их создания на постоянной воспроизводственной основе2.

В расширенной трактовке под инновационным развитием понимается цепь реализованных новшеств3. Большинство исследований в сфере инновационного развития страны и регионов основываются на анализе реализаций именно технологических инноваций в экономику и производство, выработке соответствующих рекомендаций по улучшению условий создания и внедрения новшеств. Так, в качестве одной из подзадач модернизации экономики называется стимулирование в экономике спроса на инновации и результаты научных исследований, создание условий и предпосылок к формированию устойчивых научно-производственных кооперационных связей, инновационных сетей и кластеров4. И соответственно решение задач инновационного развития относится к компетенции органов исполнительной власти в сфере науки, промышленности и связи.

В последние годы активнее стали проводиться исследования в области социальных инноваций, включающих организационные изменения внутри и среди компаний, новые стили управления, новые социальные техники, новые услуги, новые практики обслуживания и новые институты.

Решая важнейшую задачу повышения качества жизни населения, инновации в социальной сфере характеризуются следующими особенностями: высокая неопределенность последствий крупных инноваций; сложность оценки эффекта; комплексность. При этом значительная часть инноваций в социальной сфере носит некоммерческий характер, они предполагают длительный срок отдачи и оказывают влияние на большие группы людей1.

Кроме того, технические и организационные инновации формируются социальными участниками, которые сами включены в специфические институциональные механизмы. Это позволяет говорить об институционно-направляемом инновационном процессе. Синергетические дополнения технических и организационных инноваций вместе с институциональной средой предоставляют прочную основу для долговременного экономического роста.

Однако это не линейная модель развития, которая долгое время доминировала в исследованиях научно-технического прогресса, отталкиваясь от однонаправленности потока знаний. Инновации – это сложный социальный процесс, который включает координацию некоторого количества социальных участников с различной квалификацией и компетенцией. Это превращает инновации в неоднозначный и весьма неопределенный процесс. Копирование неопределенности путем собирания дополнительной информации и знаний можно рассматривать как неотъемлемую характеристику инновационных процессов. Поэтому инновации нельзя понимать как рациональный процесс с ясной последовательностью этапов. Наоборот, нужно рассматривать сложный механизм обратной связи, интерактивные связи и процесс обучения, включающий науку, технологии, обучение, производство и потребление. В таких нелинейных процессах отдельные инновационные деятельности могут стать как причиной, так и результатом, следствием и предпосылкой2.

В последнее время концептуализируется система трансформации знаний. Это означает, что знания рассматриваются как основная входная информация, которую инновационная система получает из окружающей среды. Эти знания внутри системы трансформируются в новые знания, что означает, что знания также являются основным результатом на выходе системы. Знания могут принимать форму новых научных законов, новых идей, концепций и практик, новых патентов, новых навыков или компетенций, технологических или организационных достижений. В силу этого необходимо ставить вопрос о том, что инновации генерируются не только индивидуумами, организациями и институтами, но также сложными взаимодействиями всех подсистем региона.

Стоит согласиться с мнением, что региональное инновационное развитие предполагает формирование принципиально новых комбинаций ресурсов, которыми обладает регион1. Кроме того, инновационный тип развития требует особой, инновационной направленности целей и путей их достижения, специфической инновационной «настройки» механизма государственного воздействия на экономику и ее рыночной самоорганизации2.

В основе инновационного типа развития региональной социально-экономической системы лежит совокупность инноваций во всех сферах жизнедеятельности, в том числе, с использованием новых технологических систем, информационно-коммуникационных технологий и связанных с ними общественных изменений. Особую значимость приобретают инновации в социальной сфере и экологии. При этом выходит на качественно новый уровень региональное управление. В сущности, речь идет о становлении новой системы управления, направленной на максимизацию социально-экономического результата за счет эффективного использования интеллектуального потенциала, изменение стиля мышления и формирование нового менталитета.

Все выше сказанное определяет необходимость расширения теоретической базы исследований регионального роста, использования междисциплинарного подхода в исследованиях инновационного развития региональной социально-экономической системы. Современную науку отличает качественно новый характер знаний – это новые интегрирующие знания, объединяющие смежные, а иногда и довольно далекие области традиционных наук для объяснения накапливающихся научных фактов и решения возникающих практических задач3. Одним из проявлений такого «интегрирующего» знания является экономический эволюционизм, применительно же к региональному уровню – эволюционная региономика, определяемая как совокупность концептуальных научных положений и теоретических инструментов анализа по изучению необратимо развивающейся региональной социально-экономической системы с позиции современного (синергетического) эволюционизма4.

Базируясь на основных эволюционных положениях и принципах, эволюционная региономика позволяет исследовать общее развитие региональной социально-экономической в контексте различных условий, целей, парадигм, как с выделением и характеристикой конкретных временных периодов прошлого, так и определением перспективных и стратегических направлений движения. Одним из таких направлений движения является переход на инновационный тип развития, поскольку преодоление имеющихся ресурсных ограничений для перспективного развития сегодня обеспечивается именно созданием и внедрением инноваций различного вида, считая при этом концепцию специфичности человеческого капитала ключевой для понимания функционирования региональной социально-экономической системы как хранилища знаний.

В рамках классической экономики инновация всегда противопоставлялась традиции, рутине. Такая бинарная оппозиция встречается и в современных исследованиях1. Отсюда возникают и дихотомические варианты классификации, в частности, деление экономики на традиционную и инновационную. Однако при таком прямолинейном противопоставлении невозможно выявить и оценить все процессы, присущие как традиционной экономике, так и инновационной. Инновационность, в таком случае, будет переоцениваться. В то время как именно традиционная экономика создает основу для инновации, которая должна стать социально признанной и может стать таковой лишь в том случае, если формируется на основе определённых инвариантных характеристик2.

Справедливо отмечается, что традиционная экономика формирует неоднозначную основу для инновации. С одной стороны, она финансирует начальную фазу инновации, а с другой стороны, создает силу сопротивления инновационному процессу через традиционный институционализм. Противоборство инновации и традиции вызывает цикличность в эволюционном пространстве развития экономики и общества в целом3. Выделяют еще одно противопоставление – инновация и институция. В этом случае инновация рассматривается как средство достижения признанной цели, которое ещё не было институциализировано в предшествующем периоде. Инновация оказывается связанной не с диффузией нововведений, а с процессами институциализации новых форм поведения, хозяйствования.

Неадекватность таких бинарных оппозиций заключается в том, что они ориентированы только на прошлое, противопоставляя сложившуюся структуру традиционной экономики и общества, тем актам, которые осуществляются в настоящее время, происходят в данное время.

Современные исследования в рамках экономического эволюционизма ориентированы на схему «традиция – инновация – институция», которая позволяет не только избежать противопоставлений, но и понять инновационные процессы как в контексте тех традиций, которые уже существуют в культуре и обществе, так и в контексте социального признания инноваций1, в качестве базы для перехода на новый тип развития социально-экономической системы. Институциализация позволяет говорить об инновациях как о постоянно управляемом процессе. Таким образом, современный эволюционный подход позволяет глубже понять инновационное развитие региональной социально-экономической системы, определяя инновацию как процесс, в котором материализуется время – фактор качественного перехода системы от одного состояния к другому2.

На основании сказанного выше инновационный тип развития региональной социально-экономической системы характеризуется социально-экономическим ростом на основе системных нововведений, обеспечивающих формирование принципиально новых комбинаций имеющихся ресурсов в ключевых сферах жизнедеятельности с учетом межсекторальных взаимодействий и согласованности многоуровневых интересов и направленных на создание условий саморазвития региона.

Инновационный тип развития региональной социально-экономической системы имеет ряд особенностей3, важнейшей из которых является высокая восприимчивость различными социально-экономическими агентами новых идей, знаний и технологий различного функционального назначения, а также использование их в практической деятельности. Эта особенность напрямую связана с формированием инновационной культуры, которая отражает целостную ориентацию человека, закрепленную в мотивах, знаниях, умениях и навыках, а также в образцах и нормах поведения. Она показывает как уровень деятельности соответствующих социальных институтов, так и степень удовлетворения людей участием в них и его результатами. Именно инновационная культура обеспечивает восприимчивость людей к новым идеям, их готовность и способность поддерживать и реализовывать новшества во всех сферах жизни.

При высоком уровне инновационной культуры общества в силу взаимокорреляции, взаимозависимости ее частей изменение одной составляющей вызывает быстрое изменение других. В условиях же инновационной стагнации необходим мощный организационно-управленческий и правовой импульс, чтобы заработали механизмы саморегулирования. Для этого требуется институциализация инновационной культуры, т.е. превращение ее развития в организованный, упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, правилами поведения, ответственностью участников1.

Соответственно целью инновационного развития региональной социально-экономической системы является формирование долгосрочных многоуровневых отношений между социально-экономическими субъектами на основе идеологии инновационной культуры, обеспечивающей создание и внедрение инноваций во всех сферах жизнедеятельности, а также повышение интеллектуальной капитализации как условия социально-экономического саморазвития.

Систематизация ключевых положений, относящимся к сущности, особенностям и целям инновационного типа развития, позволяет предложить своего рода формулу инновационного типа развития региональной социально-экономической системы: «знание – возможность – мотивация – действие – результат» – и, как следствие, выработать следующие основные положения инновационного типа развития:

стратегическое целеполагание определяется необходимостью видения долгосрочной перспективы развития региона на основе активизации и развития имеющегося потенциала на базе разработки стратегии социально-экономического развития;

обеспеченность ресурсами предполагает наличие у системы необходимого потенциала для реализации инновационного типа развития;

баланс интересов и социальной ответственности является важнейшей мотивацией и устанавливает правила функционирования и взаимодействия региональных агентов через формирование правового поля;

интеграция деловой и социальной активности различных внутри- и межрегиональных агентов, способствующей росту общей инновационности и конкурентоспособности системы;

результативность предполагает получение экономического, социального, экологического, научно-технического и др. результатов от внедрения инноваций, а также непосредственное формирование системы оценивания осуществляемых мероприятий.

Элементы приведенной выше формулы в порядке очередности соотносятся с перечисленными положениями инновационного развития.

Российская практика показывает, что региональные субъекты часто не готовы разрабатывать и эффективно реализовывать инновационные решения, что проявляется в несогласованности их взаимодействия, обусловленной принципиально различными представлениями о содержании и качестве выполнений возложенных функций, дисбалансом их интересов и ответственности. Только одновременное принятие решений по всем элементам формулы определяют переход на инновационный тип развития, конечной целью которого является обеспечение саморазвития региональной социально-экономической системы.



1 Исследование проводится при финансовой поддержке РФФИ, проект 11-06-00290а «Формирование инновационной модели освоения минерально-сырьевой базы регионов России».

2 Наука и технология Китая: дорожная карта до 2050 года / Фундаментальный сводный доклад Академии наук Китая (под. ред. Юнсян Лу) – Пекин: Академия наук Китая, 2011. – С.21.

3 Макарова И.В. Потенциал модернизации машиностроительного комплекса региона.  Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. – С.23-24.

1 Проблемное поле феномена «инноваций» в общественной практике. - http://www.unokrug.ru/lib/articles/id/18920.php.

2 Афонасова М.А. Инновационный императив в аспекте процессов самоорганизации социально-экономического пространства // Проблемы современной экономики. 2007. - № 2(26). - С.100-105.

3 Бекетов Н.В., Ноева Е.Е. Проблемы инновационного развития экономики региона ресурсного типа // Региональная экономика: теория и практика. 2008. - № 13. - С. 66-70.

4 Дорошенко С.В. Стратегическая адаптация как императив инновационного развития региональной социально-экономической системы // Экономика региона. 2010. - №3 (23). - С. 69-77.

1 Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия – 2050: стратегия инновационного прорыва. 2-е изд., - М.: Экономика, 2005. – 624 с.

2 Тарасов С.Б., Межевич Н.М. Приграничное сотрудничество как инновационная стратегия управления социально-экономическим развитием территории // Экономика и управление. 2009. -№2/5(42). - С.8-14.

3 Николаев А. Инновационное развитие и инновационная культура // Проблемы теории и практики управления. – М., 2001. - № 5. - С. 57-61.

4 Хаггет П. Пространственный анализ в экономической географии. Пер. с англ. / Под ред. В.М. Гохмана и Ю.В. Медведкова. – М.: Прогресс, 1968. – С.77.

1 Giersch H. Aspects of Growth, Structural Change and Employment – A. Schumpeterian Perspective // Weltwirtschinafitiches Archiv. 1979. - Band 115, Heft. 4.

1 Джилл С.С. Экономика развивающегося региона: опыт Индии // Проблемы прогнозирования / Институт Народнохозяйственного Прогнозирования РАН. – М., 2002. - № 6. - С.65-74.

2 Проблемы инновационного развития региона. Обзор текущей литературы. - http://www.library.ru/help/guest.php?RubricID=22&PageNum=98.

3 Проблемы инвестиционной политики в регионах Российской Федерации // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. – М., 2007. - № 1 (318). – 67 с.

4 Балакина Г.Ф. Особенности инновационного пути развития депрессивного региона // Региональная экономика: теория и практика. 2009. -№ 4 (97). -С.31-36.

1 Зоидов К.Х. Эволюционный подход и его значение для развития экономической науки в постсоветских странах // Экономика и математические методы. 2009. – Т. 45, № 2. - С.96-112.

2 Инновационный тип развития. - http://www. gaman1.narod.ru/ww03b2.htm.

3 Николаев А. Инновационное развитие и инновационная культура // Проблемы теории и практики управления. – М., 2001. - №5. - С. 57-61.

4 Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года, утв. Межведомственной комиссией по научно-инновационной политике (протокол от 15 февраля 2006 г. № 1).

1 Никитенко П.Г., Марков А.В. Развитие науки и инновации - важнейшие факторы интенсификации экономического и социального развития //  Проблемы современной экономики. 2005. - № 1(13). - С.15-24.

2 Концепция инноваций - http://www.innosys.spb.ru/?id=519.

1 Бойко И.В. Инновационное развитие как основное направление преодоления дотационности региона // Региональная экономика: теория и практика. 2008. - №9 (66). - С.48-53.

2 Афонасова М.А. Инновационный императив в аспекте процессов самоорганизации социально-экономического пространства // Проблемы современной экономики, 2007. - № 2(26). - С.100-105.

3 Сухих В.А. Социо-экономика региона: методология исследования, тенденции развития и механизмы регулирования. – Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2008. - С. 4.

4 Дорошенко С.В. Регион как саморазвивающаяся система: адаптация к инновационному типу развития.  Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. – 239 с.

1 Бекетов Н.В., Ноева Е.Е. Проблемы инновационного развития экономики региона ресурсного типа // Региональная экономика: теория и практика. 2008. - № 13. - С. 66-70.

2 Проблемное поле феномена «инноваций» в общественной практике. - http://www.unokrug.ru/lib/articles/id/18920.php

3 Бекетов Н.В., Ноева Е.Е. Проблемы инновационного развития экономики региона ресурсного типа // Региональная экономика: теория и практика. 2008. - № 13. - С. 66-70.

1 Проблемное поле феномена «инноваций» в общественной практике. - http://www.unokrug.ru/lib/articles/id/18920.php.

2 Бекетов Н.В., Ноева Е.Е. Проблемы инновационного развития экономики региона ресурсного типа // Региональная экономика: теория и практика. 2008. - № 13. - С. 66-70.

3 Дорошенко С.В. Регион как саморазвивающаяся система: адаптация к инновационному типу развития.  Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. – 239 с.

1 Николаев А. Инновационное развитие и инновационная культура // Проблемы теории и практики управления. – М., 2001. - №5. - С. 57-61.





Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет